Архив метки: Псковское региональное отделение Союза писателей

Положение о заочном поэтическом конкурсе «Над рекой Великой белый кремль…»

 

ПОЛОЖЕНИЕ
о поэтическом конкурсе
«Над рекой Великой белый кремль…»,
посвящённом 1120-летию города Пскова
(заочное участие)

1. Заочный поэтический конкурс «Над рекой Великой белый кремль…» (далее – конкурс) посвящён 1120-летию города Пскова. Конкурс проводится Псковским региональным отделением Союза писателей России в рамках поэтического фестиваля «Словенское поле 2023» (далее – фестиваль).

2. На конкурс принимаются поэтические произведения:
— посвященные городу Пскову и Псковской области, их истории и современности;
— посвящённые малой родине, её городам, сёлам, деревням и людям в них проживающим, отражающие отношение поэта к родной земле, родному краю.

3. Организацию и проведение конкурса осуществляет оргкомитет литературно-просветительского проекта «Позывной – Россия!» (далее – Оргкомитет).

4. Участие в конкурсе:
4.1. В конкурсе могут принять участие авторы, создающие поэтические произведения на русском языке, независимо от гражданства и места проживания.
4.2. Конкурс проводится по правилу: «Один автор — одно произведение».

5. Сроки проведения конкурса:
5.1. Начало приёма заявок 17.04.2023.
5.2. Окончание приёма заявок 15.06.2023.
5.3. Публикация «Длинного списка» — не позднее 01.07.2023.
5.4 Публикация «Короткого списка» — не позднее 15.07.2023.
5.5. Публикация имён победителей конкурса – не позднее 01.08.2023.

6. Заявка участника:
6.1. Участие в конкурсе по заявке установленного образца.
6.2. Заявка с пометкой «Заочный конкурс «Над рекой Великой белый кремль…»» направляется на E-Mail: slovenskoe.pole@ya.ru.
6.3. К заявке прилагается авторское произведение объемом не более 32 строк, включая эпиграф. Название произведения в число строк не входит. Стихи, написанные «в одну строку», к рассмотрению не принимаются.
6.4. Заявка и произведение формируются одним файлом в формате MC Word, либо совместимым с ним (расширения: doc, docx, rtf). 

7. Требования к оформлению произведений:
7.1. Формат произведения: шрифт – Time New Roman, кегль шрифта – 12, межстрочный пробел – 1, выравнивание по левому краю.
7.2. Заголовок пишется с заглавной буквы и выделяется жирным шрифтом, выделение заголовка прописными буквами не допускается.
7.3. Эпиграф оформляется курсивом и отступом от левого края на 4-6 см, кегль шрифта эпиграфа – 10.

8. Сведения о заявках принятых к участию в конкурсе публикуются на сайте Псковского регионального отделения Союза писателей России «Псковский литературный портал», в порядке, установленным настоящим положением.

9. К участию в конкурсе не принимаются произведения:
— оформленные с нарушением установленных правил;
— содержащие ненормативную лексику;
— носящие проявления расовой, национальной и религиозной нетерпимости;
— не соответствующие целям и задачам фестиваля и (или) проекта «Позывной — Россия!»

10. Заявка на участие в конкурсе может быть отклонена в случае:
— неполного (некорректного) заполнения формы заявки;
низкого литературного уровня произведений;
— нарушений указанных в п. 11 настоящего положения.

11. Организаторы конкурса вправе отклонить заявку без объяснения причин.

12. Произведения не рецензируются. Оргкомитет в переписку с авторами не вступает, причины отклонения заявок не разъясняются.

13. Общение с авторами по организационным вопросам — на страницах фестиваля «Словенское поле 2023» в социальных сетях «ВКонтакте» и «Одноклассники».

14. Авторское соглашение:
14.1. Участник конкурса гарантирует, что он является автором представленного на конкурс произведения и не нарушает чьих-либо авторских и смежных прав.
14.2. Участник конкурса соглашается с тем, что произведение, представленное вместе с заявкой течение трёх лет со дня окончания конкурса без дополнительного согласования с автором, может быть опубликовано, полностью либо частично:
— на сайте Псковского регионального отделения Союза писателей России «Псковский литературный портал»;
— на сайте Государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника «Изборск»;
— в сборнике по итогам реализации литературно-просветительского проекта «Позывной — Россия!»;
— в периодических изданиях, печатных и электронных СМИ, освещающих работу фестиваля и (или) литературно-просветительского проекта «Позывной — Россия!».

15. Организаторы конкурса не претендуют на исключительное авторское право авторов произведений и обязуются указывать имя (творческий псевдоним) автора при публикации произведений на своих ресурсах.

16. Для оценки представленных работ и подведения итогов Конкурса Оргкомитет создаёт и утверждает компетентное жюри.

17. Оценка стихов членами жюри — анонимна. Перед отправкой авторских произведений на рассмотрение членов жюри сведения об авторе удаляются, каждому конкурсному стихотворению присваивается кодовый номер.

18. Решение жюри является окончательным и не подлежит изменению.

19. Награждение победителей:
19.1. Авторы, занявшие 1-3 места объявляются победителями конкурса. Победители конкурса награждаются дипломами фестиваля. Церемония награждения состоится 18-20 августа 2023 года на фестивале исторической поэзии «Словенское поле 2023».
19.2. Если победитель конкурса не может участвовать в церемонии награждения, диплом высылается ему «Почтой России». Победителям Конкурса, проживающим за пределами Российской Федерации, дипломы направляются в цифровом формате по электронной почте.
19.3. Произведения победителей конкурса публикуются на сайте Псковского регионального отделения Союза писателей России «Псковский литературный портал», а также литературном сборнике, изданном по итогам реализации Проекта.
19.4. Авторы произведений, вошедших в сборник, получают один авторский экземпляр. Авторские экземпляры вручаются на презентациях сборника либо направляются автору Почтой России.


Скачать заявку на участие в конкурсе

Партнёры фестиваля 

Положение о фестивале исторической поэзии «Словенское поле 2023»

 

ПОЛОЖЕНИЕ
о фестивале 

1. Общие положения
1.1. Фестиваль исторической поэзии «Словенское поле 2023» (далее – фестиваль) является неотъемлемой частью литературно-просветительского проекта «Позывной – Россия!», реализуемого Псковским региональным отделением Общероссийской общественной организации «Союз писателей России» (далее – Псковское региональное отделение Союза писателей России) при поддержке Президентского фонда культурных инициатив.
1.2. Фестиваль проводится с 2008 года при поддержке Комитета по культуре Псковской области и Государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника «Изборск».
1.3. В 2023 году фестиваль проводится под девизом фестиваля: «История пишется сейчас!».
1.4. Учредитель фестиваля — Псковское региональное отделение Союза писателей России.
1.5. Официальная страница фестиваля: https://pskovpisatel.ru/словенское-поле-2023/

2. Цели и задачи фестиваля:
–  увековечивание памяти выдающихся людей и значимых событий прошлого;
– популяризация творчества современных авторов, пишущих на историко-патриотическую тематику;
– сохранение чистоты и величия русского языка;
– укрепление национальных корней, национальной самобытности посредством приобщения подрастающего поколения к русской культуре;
– выявление и поддержка талантливых молодых поэтов;
– привлечение интереса широких кругов ценителей русской культуры к Старому Изборску как к историческому и культурному центру Псковщины и России в целом;
– организация творческого общения литераторов Псковской области, России и зарубежья;
– пропаганда лучших современных литературных произведений, посвящённых истории Псковского края и России в целом;
– приобщение молодёжи к поэтическому творчеству.

3. Период проведения фестиваля: 18-20 августа 2023 года.

4. Место проведения:
18 августа – г. Псков (прибытие участников, размещение, экскурсионный день, круглый стол).
19 августа – Музей-заповедник «Изборск», д. Изборск Печорского района Псковской области.
20 августа – Музей-заповедник «Изборск», д. Изборск Печорского района Псковской области.

5. Программа фестиваля, разрабатывается отдельно.

6. В рамках фестиваля проводятся поэтические конкурсы историко-патриотической направленности.
6.1
. Конкурсы проводятся в очной и заочной формах.
6.2. Положение о конкурсах разрабатывается отдельно.
6.3. Участие в очном и заочном конкурсах одновременно — не допускается.

7. Участники фестиваля:
7.1.
В фестивале могут принять участие все желающие независимо от возраста, места жительства, известности, профессиональной подготовки, членства в творческих союзах и т.д.
7.2. В фестивале могут принять участие, как отдельные авторы, так и творческие коллективы и объединения независимо от места проживания при условии предварительной договорённости с Оргкомитетом.
7.3. Лица, не достигшие 18-летнего возраста, участвуют в мероприятиях фестиваля в сопровождении взрослых, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

8. Заявка участника:
8.1.
Участие в фестивале – по заявке. Форма заявки согласно приложению.
8.2. Заявка на участие в фестивале вне конкурсной программы принимаются по 25 июля 2023 года, включительно.
8.3. Сроки приёма заявок в конкурную программу фестиваля определяется положениями о конкурсах.
8.4. Заявка с пометкой «Поэтический фестиваль «Словенское поле 2023» направляется на E-Mail: slovenskoe.pole@ya.ru, либо письмом в адрес Псковского регионального отделения Союза писателей России: 180000 г. Псков ул. Ленина, 3.
8.5. К заявке в обязательном порядке, в том числе поэтами, участвующими в фестивале вне конкурса, либо в составе творческого коллектива, прилагаются авторские произведения.
8.6. Максимальный суммарный объём произведений для авторов, участвующих в фестивале вне конкурса – 96 строк, включая эпиграф (послесловие) к произведению.
8.7. Ограничения количеству и по объему конкурсных произведений определяются положениями о конкурсах.
8.8. При направлении электронной почтой заявка и произведения формируются одним файлом в формате MC Word, либо совместимым с ним (расширения: doc, docx, rtf).
8.9. При направлении заявки почтовым сообщением к письму в обязательном порядке прилагается электронная копия заявки и произведений на CD-диске.

9. Требования к оформлению произведений:
9.1. Формат произведения: шрифт – Time New Roman, кегль шрифта – 12, межстрочный пробел – 1, выравнивание по левому краю.
9.2. Заголовок пишется с заглавной буквы и выделяется жирным шрифтом, выделение заголовка прописными буквами не допускается.
9.3. Эпиграф оформляется курсивом и отступом от левого края на 4-6 см, кегль шрифта эпиграфа – 10.

10. Сведения о заявках авторов, принятых к участию в фестивале, публикуются на сайте Псковского регионального отделения Союза писателей России «Псковский литературный портал» по мере их рассмотрения.

11. К участию в фестивале не принимаются произведения:
— оформленные с нарушением установленных правил;
— содержащие ненормативную лексику;
— носящие проявления расовой, национальной и религиозной нетерпимости;
— не соответствующие целям и задачам фестиваля и (или) проекта «Позывной — Россия!»

12. Заявка на участие в фестивале может быть отклонена в случае:
— неполного (некорректного) заполнения формы заявки;
низкого литературного уровня произведений;
— нарушений указанных в п. 11 настоящего положения.

13. Организаторы конкурса вправе отклонить заявку без объяснения причин.

14. Произведения не рецензируются. Оргкомитет в переписку с авторами не вступает, причины отклонения заявок не разъясняются.

15. Общение с авторами по организационным вопросам — на страницах фестиваля в социальных сетях «ВКонтакте» и «Одноклассники».

16. Бюджет фестиваля:
16.1.
Фестиваль проводится с использованием средств гранта Президента Российской Федерации на реализацию проектов в области культуры, искусства и креативных (творческих) индустрий, предоставленного Президентским фондом культурных инициатив, а также собственных средств организаторов фестиваля, средств спонсоров и меценатов.
16.2. Организаторы обеспечивают программу фестиваля, проезд участников фестиваля по маршруту Псков — д. Изборск — Псков, а также питание участников фестиваля в период проведения мероприятий в Изборске.
16.3. Расходы на проезд до г. Пскова и обратно, проживание и питание (кроме вышеуказанного) несут участники фестиваля.

17. Дресс-код:
17.1. Участники фестиваля самостоятельно определяют для себя одежду, соответствующую мероприятиям фестиваля.
17.2. Категорически не допускаются мини-юбки, шорты, одежда вызывающего характера, нарушающая общепринятые понятия нравственности и морали.

18. Авторское соглашение:
18.1. Участник фестиваля гарантирует, что он является автором произведений, представленных на участие в фестивале и не нарушает чьих-либо авторских и смежных прав.
18.2. Участник фестиваля соглашается с тем, что произведение, представленные вместе с заявкой, либо прозвучавшие на фестивале, в течение трёх лет со дня окончания фестиваля без дополнительного согласования с автором, может быть опубликовано, полностью либо частично:
— на сайте Псковского регионального отделения Союза писателей России «Псковский литературный портал»;
— на сайте Государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника «Изборск»;
— в сборнике по итогам реализации литературно-просветительского проекта «Позывной — Россия!»;
— в периодических изданиях, печатных и электронных СМИ, освещающих работу фестиваля и (или) литературно-просветительского проекта «Позывной — Россия!».

19. Организаторы фестиваля не претендуют на исключительное авторское право авторов произведений и обязуются указывать имя (творческий псевдоним) автора при публикации произведений на своих ресурсах.

Партнёры фестиваля 

Проект «Писатель в школе»

ПРОЕКТ «ПИСАТЕЛЬ В ШКОЛЕ»
(положение)

Куратор: Татьяна Семёновна Рыжова, поэт, литературный переводчик, член Союза писателей России, наставник от Псковского регионального отделения общероссийской общественной организации «Союз писателей России» (далее – Псковское региональное отделение Союза писателей России) по направлению «Литература» среди школьников и целевой аудитории в Проекте «Культура для школьников».

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Проект «Писатель в школе» (далее – Проект) осуществляется Псковским региональным отделением Союза писателей России в рамках Межведомственного Роскультпроекта «Культура для школьников», направленного на «популяризацию и актуализацию деятельности в сфере культуры и искусства с целью формирования и развития у подрастающего поколения высоких духовно-нравственных ценностей, любви к Родине, отечественной истории, родной культуре и великой русской литературе.

Реализация Проекта осуществляется на базе средних школ Пскова и области, выразивших желание участвовать в нём.
Проект предполагает участие школ в количестве не более десяти.

2. ОПИСАНИЕ ПРОЕКТА

Непосредственными организаторами работы по реализации Проекта являются:
Писатель (поэт или прозаик), прикреплённый к школе — участнице Проекта, с одной стороны, и работник школьной библиотеки — с другой.
Предполагается, что школьная библиотека становится ещё и центром культурной жизни в школе, координатором по взаимодействию писателей с директором школы, учителями литературы и классными руководителями в организации участия школьников в мероприятий Проекта.
Обязательное условие – предварительное согласование данного Положения с директором школы.

(В качестве прецедентов успешного сотрудничества писателей и школ в указанном формате на протяжении нескольких лет могут служить школа № 23 и школа № 24 г. Пскова. Так в школе № 23 создана и активно работает ЛитМоСт (Литературно-молодёжная студия), в школе № 24 – Литературная гостиная).

Основные цели и задачи:
Формирование у учащихся, через знакомство с лучшими литературными произведениями, высоких духовно-нравственных ценностей, как то любовь к Родине, патриотизм, готовность к защите Отечества, преданность своему народу.
Воспитание у молодежи чувства гражданской ответственности и уважения к отеческой вере, истории государства, российской культуре путем приобщения к творчеству писателей, создающих произведения о величии, самобытности и красоте Родной Страны, о ее великих воинских победах, ее непреходящем значении в мировом историческом процессе.
Развитие у учащихся любви и уважения к родному краю, человеку труда, родной природе, защите окружающей среды.
Поиск литературно одаренных молодых авторов, создание условий для развития и реализации их талантов, знакомство школьников с деятельностью Псковского регионального отделения Союза писателей России и Псковского Совета молодых литераторов и непосредственно с их творчеством.
Продвижение творчества молодежи в литературном пространстве России через публикацию их произведений в средствах массовой информации, литературных журналах, коллективных сборниках.
Распространение опыта начинающих писателей, поэтов и прозаиков на творческих встречах, презентациях, в публикациях на литературных интернет-сайтах, а также через участие в состязательных мероприятиях – конкурсах, соревнованиях и пр.
Мотивация участников к более глубокому освоению предметов гуманитарно-филологического цикла как школьной программы, так и классиков Русской литературы. 

Формы работы:
— организация встреч и мастер- классов с писателями Пскова;
— участие в писательских конкурсах, фестивалях и организация конкурсов для начинающих литераторов, в том числе сетевых;
— презентация творчества участников Студии на различных мероприятиях образовательного и культурного пространства Пскова и области;
— проведение читательских конференций, стендовых выставок;
— сотрудничество с Псковским отделением Союза писателей России и литературной гостиной писателей Пскова для проведения совместных мероприятий: участие в фестивале «Словенское поле», проводимом Псковским региональным отделением Союза писателей России и в фестивале «Зелёное яблоко», проводимом Псковской региональной общественной организацией народного творчества «Псковские барды»;
— осуществление перевода поэтического творчества Российских писателей на иностранные языки; перевод поэзии на русский язык с языков народов России;
— участие в региональных и всероссийских молодёжных творческих и исследовательских конкурсах и грантах, фестивалях, форумах в сфере культуры и литературы;
— позиционирование школьных творческих сообществ и творчества участников: создание интернет-сайтов, страниц в социальных сетях, бумажной школьной газеты или альманаха.

3. ОБУЧАЮЩИЕ ПЛОЩАДКИ  

В фокусе мероприятий: мастер-классы и лаборатории поэтического и переводческого творчества, ориентированные на практические решения вопросов и проблем, возникающих у начинающих авторов.
Участники: псковские писатели (прозаики, поэты, публицисты, литературные переводчики.

Дискуссионная площадка «Нетесный парнас»
Тема: Лирический герой нашего времени в молодёжном творчестве
В фокусе дискуссий: обсуждение в различных аудиториях целей и задач настоящего проекта об ответственности писателя и его участия в формирование здорового нравственного общества; разговор об основных тенденциях в российской молодёжной литературе, о некоторых наблюдениях над современной молодежной поэзией, об отношении к молодым поэтам, о необходимости продвижения русского языка и отечественной литературы в молодежной среде, на кого в своём творчестве ориентируются молодые авторы, какой видят они современную литературу и какого желают ей будущего.
Участники: литературные эксперты (учёные, критики, библиографы, опытные поэты, молодые поэты).

Событийно-организационная площадка
В фокусе мероприятий:
— мероприятия по популяризации патриотической поэзии, иные литературные мероприятия, направленные на поддержку российского воинства;
— разработка и организация поэтической викторины военно-патриотической тематики «Воспетый поэтами Псков».
Участники: школьники, псковские поэты, представители библиотек города.

Гостевая площадка.
В фокусе мероприятий:
встречи с писателями, библиотекарями, литературными объединениями других школ.

Псковская литературная среда. Проза. Татьяна Рыжова

Татьяна Рыжова

Поэт, прозаик, литературный переводчик,
член Союза писателей России.

Живет и работает в городе в Пскове.

подробнее>>>

АННА АХМАТОВА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ОДНОГО СТИХОТВОРЕНИЯ
(эссе)

Пишут ли поэты наших дней стихи, посвящённые своим собратьям по перу? Да, бывает. Но, как правило, это стихи «на случай» – к юбилею или другому событию, часто – шутливые посвящения в духе пародий. Но вот чтобы один большой поэт современности посвятил стихи другому поэту, живущему с ним в это же самое время – так, как это делал, например, Пушкин… Сразу и не припомню подобного поэтического прецедента. Впрочем, одно такое стихотворение я помню хорошо. Называлось оно «Пою тебя, моя ровесница», а написано было поэтессой Валерией Салтановой для легендарной женщины Лулы Жумалаевой, чеченской писательницы, поэта и публициста, основателя и главного редактора журнала «Нана» в городе Грозном. Стихотворение врезалось мне в память не только своей высокой художественностью, но и редкой способностью одной поэтессы искренне и по достоинству оценить личность, талант и заслуги другой поэтессы ещё при жизни последней, сказав о своей героине: «Хранит зерно любая житница,/ Но Слово ты хранишь одна». Считаю, однако, что упомянутый случай, скорее, исключение из правила, счастливое отступление из укоренившейся нашей привычки вспоминать добрым поэтическим словом коллег по писательскому цеху лишь после их ухода.

А вот для литературной традиции XVIII и XIX веков писать посвящения собратьям по перу было чрезвычайно характерно. Наряду с этим существовала мода на небольшие лирические стихотворения, содержащие комплимент или лестную характеристику лица, которому они были адресованы. К такому жанру салонной, или альбомной поэзии относится, например, мадригал. Именно мадригалом назвала Анна Ахматова стихотворение, написанное для неё и о ней Александром Блоком и о котором пойдёт здесь речь. А вот и оно.

«Красота страшна» – Вам скажут, –
Вы накинете лениво
Шаль испанскую на плечи,
Красный розан – в волосах.

«Красота проста» – Вам скажут, –
Пестрой шалью неумело
Вы укроете ребёнка,
Красный розан – на полу.

Но, рассеянно внимая
Всем словам, кругом звучащим,
Вы задумаетесь грустно
И твердите про себя:

«Не страшна и не проста я;
Я не так страшна, чтоб просто
Убивать; не так проста я,
Чтоб не знать, как жизнь страшна».

Почему я решила вспомнить об этом хорошо известном стихотворении? Прежде всего, потому что создатель стихотворения и его адресат – знаковые фигуры на поэтическом поле Серебряного века. А стало быть, можно предположить, что в отличие от большинства элегических посвящений поэтов поэтам стихотворение, о котором идёт речь, может таить в себе «подводные течения», когда информативная составляющая текста глубоко запрятана в поэтическом. А самое главное, что вопреки (или благодаря?) этому в нём можно будет обнаружить нечто такое, что порой не отыщется в самых подробных мемуарах, воспоминаниях друзей и современников. Но для этого читателю понадобится большая работа души и мысли, которая непременно будет вознаграждена открытием целой бездны невероятно удивительных знаний – и, в первую очередь, о героине стихотворения, о её творческой и человеческой судьбе.

Но, скажете вы, сама Анна Ахматова назвала посвящение мадригалом, и, стало быть, воспринимать стихотворение всерьёз, да ещё и выискивать в нём глубинные смыслы едва ли стоит. Чтобы отбросить эту формальную сторону вопроса, предлагаю вспомнить историю появления у Ахматовой рассматриваемого посвящения. Для этого всего лишь надо обратиться к «Воспоминаниям» поэтессы. Она пишет: «…В одно из последних воскресений тринадцатого года (16 декабря) я принесла Блоку его книги, чтобы он их надписал. На каждой он написал просто: «Ахматовой – Блок». А на третьем томе поэт написал посвящённый мне мадригал: «Красота страшна, вам скажут…» У меня никогда не было испанской шали, в которой я там изображена, но в это время Блок бредил Кармен и испанизировал и меня». (Здесь имеется в виду, что в описываемый период времени Блок был поглощён чувством к Любови Дельмас, прославленной исполнительнице роли Кармен, и даже посвятил ей цикл стихотворений «Кармен».)

Далее Ахматова замечает: «Я и красной розы, разумеется, никогда в волосах не носила… Не случайно это стихотворение написано испанской строфой романсеро. И в последнюю нашу встречу за кулисами Большого Драматического театра весной 1921 года Блок подошёл и спросил меня: «А где испанская шаль?» Это последние слова, которые я слышала от него».

Отмеченные нюансы, связанные с шалью и розой, – частыми атрибутами салонной поэзии, – по-видимому, и явились причиной, по которой поэтесса с лёгкой иронией назвала посвящение Блока мадригалом.

Однако для жанра такого рода стихотворение «Красота страшна…» уж слишком уникально как по форме, так и по содержанию. К тому же существуют опубликованные черновики этого «мадригала», которые свидетельствуют о серьёзной над ним работе поэта. Едва ли Ахматова «нагрянула» к нему без предупреждения. О её приходе он наверняка знал заранее, вот и готовил свой «экспромт» с тщательностью, соответствующей личности и таланту женщины, которой его посвящал.

У поэта, по выражению одного из основоположников эстетики английского романтизма и удивительного поэта Уильяма Вордсворта, есть «третий глаз», благодаря которому он видит и открывает нечто, что простым, непоэтическим, языком и выразить-то невозможно. А нам, читателям, остаётся только чувствовать поэта, довериться ему и следовать за ним в ожидании всё новых и новых удивлений. Попробуем же, словно ключом, стихотворением «Красота страшна…» открыть лишь некоторые, но всегда ценные и интересные для нас стороны жизни, творчества и личности Анны Ахматовой. Но при этом не обойтись нам, как отмечалось ранее, без работы души и мысли.

Начнём с того, что анализируемое стихотворение имеет специфическую внутреннюю организацию. То, что она не проста, заметно даже человеку, не разбирающемуся в тонкостях поэтики. И здесь, прежде всего, важно увидеть, как в стихотворении за каскадом ярких и броских эстетических элементов высвечивается его сюжетная линия. И вот уже оказывается, что Блок, подобно виртуозному переводчику, «перевёл» на художественный язык какие-то жизненные ситуации лирической героини, её реакцию на них, отношение с внешним миром, поведенческие нюансы, раскрывающие её сложный и противоречивый внутренний образ.

Чтобы этот «перевод» стал для нас максимально прозрачным, обратимся к построению стихотворения, в центре которого обнаруживается своеобразный диалог между авторским «Я» и лирической героиней. Своеобразный – потому что говорить об авторском «Я» здесь можно лишь условно. Поэт обращается к героине в образе безликого третьего лица от собирательного «имени» каких-то личностей – то ли сторонних наблюдателей, неплохо осведомлённых о жизни героини и, возможно, осуждающих её, то ли доброжелателей-увещевателей, имеющих свою точку зрения на происходящее с ней и вокруг неё. И здесь очень важна роль вводящего речь и параллельно повторяющегося неопределённо-личного оборота «Вам скажут»:

«Красота страшна» – Вам скажут, –
………………………………………….
«Красота проста» – Вам скажут, –

Эта бытовая словесная формула «Вам скажут» подсознательно вызывает у читателя вопросы: кто скажет? кто эти люди? почему они ей говорят об этом? и не сам ли поэт скрывается за ними? Также возникает смутное понимание того, что вокруг героини (а мы, вполне обоснованно, отождествляем её с Анной Ахматовой) могли быть разговоры, восхищение или осуждение – то есть существовали какие-то «ОНИ», какая-то молва или официальное мнение, которые так или иначе могли влиять на её жизнь. И, зная судьбу Анны Ахматовой, можно лишь удивляться, как в такой вот, казалось бы, незначительной детали в стихотворении скрывается столь значимый подтекст. А может, и пророческое предвидение Блоком судьбы тогда ещё молодой, но уже замеченной поэтессы.

Линия условного авторского «Я» с формулой «Вам скажут» представлена в двух строфах из четырёх, построенных на развёрнутом антонимическом параллелизме, ядром которого становятся словосочетания «Красота страшна» /«Красота проста». Декодировать глубоко запрятанную ключевую информацию, которую несут эти лаконичные и противоположные по смыслу изречения, призваны два образа-штампа – испанская/пёстрая шаль и красный розан. Сказав «образы-штампы», я должна была бы тем самым лишь подтвердить, что они – дань увлечения Блоком испанской темой, о чём говорила сама Анна Ахматова.

Однако мне кажется, что используя в своём посвящении эти яркие и почти сценические атрибуты женского наряда, поэт мог с успехом отождествлять их с образом Ахматовой даже безотносительно к личности испанской героини. Разве не стали парижская чёлка и шаль уже тогда неотъемлемой частью её образа? Такой мы видим её на фотографиях и на портрете Делла-Вос-Кардовской. А тот знаменитый портрет Натана Альтмана, написанный в 1914 году, на котором она изображена в синем платье с жёлтой шалью. Разве не эпизод в кабаре «Бродячая собака» в 2014 году, когда Анна Ахматова, стоя вполоборота с небрежно накинутой на плечи шалью, читала со сцены свои стихи, настолько впечатлил бывшего там Мандельштама, что он написал вот эти строки?:

…Вполоборота, о, печаль,
На равнодушных поглядела.
Спадая с плеч, окаменела
Ложноклассическая шаль.
Зловещий голос – горький хмель –
Души расковывает недра:
Так – негодующая Федра –
Стояла некогда Рашель.

И вот тут-то – обратите внимание! – у Мандельштама, в отличие от Блока, сравнение Ахматовой с древнегреческой героиней Федрой и знаменитой тогда французской актрисой Рашель лежит на поверхности – этим он почти бесхитростно «выложил» о своей героине всю «информацию», которая не нуждается в какой бы то ни было расшифровке.

Но не могу удержаться, чтобы не продолжить увлекательную тему о любви Ахматовой к шалям, к которой подтолкнуло нас стихотворение Блока, и о влиянии этого романтического атрибута женской одежды на поэтический образ поэтессы. В записных книжках у Анны Ахматовой есть фраза: «Марина подарила мне синюю, шёлковую шаль, которой я прикрывала моё тогдашнее рубище». Лидия Чуковская в своих воспоминаниях об Анне Андреевне упоминает «лазурную шаль». Возможно, эта шаль и была той самой, подаренной Мариной Цветаевой. И, как пишет Лидия Чуковская, эта шаль была на Ахматовой на вечере памяти Блока в 1921 году.

Да, шаль с завидным постоянством появляется в стихах и прозе, связанных с Ахматовой. И вот уже поэтизированная ахматовская шаль является нам в стихотворении Марины Цветаевой. Но вот незадача: это уже совсем другая шаль – турецкая:

…Узкий, нерусский стан –
Над фолиантами.
Шаль из турецких стран
Пала, как мантия…

А тут ещё, перечитывая одну из моих любимых книг «Пленник времени: годы с Пастернаком» Ольги Ивинской, натыкаюсь на следующее: «Из соседней комнаты в своей легендарной белой шали выплыла Анна Ахматова. Поёживаясь, она плотнее укуталась в неё и села на стул, специально поставленный для неё в центре комнаты».

И уже не важно, какого цвета, испанскую ли, турецкую ли шаль имела в виду сама Ахматова, которая напишет в «Поэме без героя»:

…Войду сама я,
Шаль воспетую не снимая,
И, как будто припомнив что-то,
Повернувшись вполоборота…

Важно, что «шаль Ахматовой» стала причиной появления в русской поэзии прекрасных стихов об удивительной женщине с нелёгкой судьбой. А для Блока – поэтической находкой, позволившей преподнести читателю носительницу этой шали и судьбы совершенно оригинальным образом, раскрыть её то сильной в своей красоте, то хрупкой в столкновении с жестоким миром, в котором «жизнь страшна».

Штампы перестают быть штампами, и шаль и красный розан уже не внешние испанизированные атрибуты одежды – это олицетворение парадоксальной истины о красоте как страшной силе, которой искусно владеет героиня.

«Красота страшна» – Вам скажут, –
Вы накинете лениво
Шаль испанскую на плечи,
Красный розан – в волосах…

Одна лишь деталь «Вы накинете лениво…» не оставляет и тени сомнения в том, что роль уверенной в исключительности своей внешности женщины была для героини привычной и осознанной. И здесь так кстати память услужливо подсказывает слова из воспоминаний художника Юрия Анненкова, автора нескольких портретов молодой Ахматовой, о её облике: «Анна Ахматова, застенчивая и элегантно-небрежная красавица, со своей «незавитой чёлкой», прикрывавшей лоб, и с редкостной грацией полудвижений и полужестов…» Таковой он увидел свою юную модель, читавшую стихи всё в той же «Бродячей собаке».

Другие отмечали в Ахматовой особую величавость и даже царственность манер. Где-то прочитала, что её сын как-то раз якобы сказал ей при друзьях: «Мама, не королевствуй!»

Но вот они говорят героине уже совсем другое о красоте – «красота проста», явно пряча за этим утверждением какие-то известные им факты о жизни прекрасной обладательницы броской/«пёстрой» шали и розана. Вспомним и мы, что в 1912 году у Анны Ахматовой родился сын, который на момент упомянутой встречи поэтессы с Блоком был ещё совсем крошечным. И та, что только что «лениво» накидывала на плечи шаль как атрибут уверенной в себе прелестницы, уже «неумело» укрывает ею ребёнка. Да и розан уже перестаёт быть символом красоты и величия – он на полу.

«Красота проста» – Вам скажут, –
Пёстрой шалью неумело
Вы укроете ребёнка,
Красный розан – на полу…

По мнению советского и российского литературоведа Юрия Лотмана, в этом действии героини, неумело укрывающей ребёнка шалью, следует распознать добавочное значение, указывающее на придание её образу черт Мадонны.

По-видимому, нам стоит в этом случае вспомнить полотна с изображением Мадонны – с прижавшимся к ней младенцем под одной с матерью накидкой, покрывающей её голову и плечи. В этом сравнении видится, таким образом, чистота и материнство.

Посмею высказать своё видение поведения героини, которая в этой строфе действительно показана Блоком простой и неумелой юной матерью. Представьте: ребёнок неожиданно заснул – в своей ли кроватке, на диване ли – в любом месте, где сморил его сон, и вы снимаете с себя шаль (не шарф, не накидку, не палантин!), возможно, ту самую, легендарную белую, и укрываете ею малыша, старательно подтыкая её со всех сторон, чтобы он не озяб.

Вот таким рисуется мне блоковский образ Анны Ахматовой, совершающей простые и знакомые многим русским (не итальянским) матерям действия – когда «красота проста». И неважно, кто вы – крестьянка, актриса или большой русский поэт.

Третья строфа – промежуточная между «партией» автора в диалоге и речью самой героини. Здесь в описательной форме представлен словесный портрет-реакция героини на «Вам скажут». И если до этого мы воспринимали её глазами автора через символы, имеющие добавочные значения, требующие раскрытия, то теперь мы наконец-то подходим к кульминации интриги: принимает ли героиня всё о ней сказанное, согласна с ним или же готова возразить?

Значение этой строфы для развития интриги и собственно сюжета велико – в ней прямая поведенческая реакция героини на сентенции автора, обращавшегося к героине в образе безликого третьего лица:

Но, рассеянно внимая
Всем словам, кругом звучащим,
Вы задумаетесь грустно
И твердите про себя…

Ни в каких воспоминаниях, связанных с этим посвящением, сама Анна Ахматова не комментировала слова «рассеянно внимая», «задумаетесь грустно» и «твердите про себя». Но согласитесь: перечисленные словосочетания не только раскрывают внутренний мир героини, но и рисуют целостный психотип женщины: рефлексирующей, привыкшей прислушиваться к своему внутреннему голосу, доверяя, возможно, лишь себе самой, вынужденной во все времена брать на себя непростые решения и, наконец, знающей истинную цену жизни и свою цену.

Подтверждение этому находим в последней строфе, в которой звучит прямая речь героини, а если точнее, её внутренний монолог, вводимый последней строчкой предыдущего четверостишья – «И твердите про себя»:

«Не страшна и не проста я;
Я не так страшна, чтоб просто
Убивать; не так проста я,
Чтоб не знать, как жизнь страшна».

Композиционно и лексически итоговая строфа содержит возврат к первым строфам, образуя «кольцо». Однако в них не механический повтор ключевых утверждений и слов, открывающих стихотворение – в них их отрицание, опровержение, высказываемое героиней. Создаётся впечатление, что героиня жонглирует словами «страшна» и «проста», используя их в новых комбинациях и наполняя новым, порой противоположным смыслом. Акценты перемещаются: от абстрактного понятия «красота», лишь подразумевавшей героиню, непосредственно к её «я»-личности, которая «не так страшна, чтоб просто убивать» и не знать «как жизнь «страшна». Появившиеся в знакомом по первым строфам контексте новые слова «жизнь» и «убивать» придают монологу героини очевидный оттенок трагичности. Перед нами Анна Ахматова, какой она видит себя, какой её чувствует Блок – в схватке с жизнью.

Блок на момент написания посвящения Ахматовой не знал многого из того, что произойдёт в жизни поэтессы. Уйдя из жизни в 1921 году, он тем более не мог знать о тяготах, которые выпадут на её долю и долю всей страны в годы Великой Отечественной войны. Он не прочтёт её поэму «Реквием», её ставшее впоследствии программным для всей России стихотворение «Мужество».

Однако подобно Марине Цветаевой, которая уже после знакомства с первым сборником стихов Анны Ахматовой угадала, что судьба выписала им, таким разным, одну подорожную: «И одна в пустоте острожной/ Подорожная нам дана…», Блок с удивительной пророческой интуицией предвидел, что в судьбе Анны Ахматовой не может быть тихой, размеренной жизни. Поэтому не удивительно ли, что в маленьком и простом, на первый взгляд, посвящении поэтессе он сумел вложить в уста своей героини слова, которые, по сути, определяют характер долгой жизни Анны Ахматовой, наполненной историческими катаклизмами, гонениями, семейными трагедиями, переосмыслением происходящего в стране: «…Не так проста я, / чтоб не знать, как жизнь страшна».

Возвращаясь же к феномену написания одним большим поэтом стихов, посвящённых другому яркому поэту, живущему с ним в это же самое время, хочу предположить, что каждый такой случай заслуживает изучения – ведь это возможность узнать что-то особое и об авторе, и о том, кому адресовано посвящение, в каком бы жанре оно ни создавалось. А уж каким пытливым должен быть ум читателя подобных стихов! И очень надеемся, что, прочитав последнюю строфу блоковского «Красота страшна…», вы не станете прощаться с ним, потому что начнёте поиск расшифровки загадочных строк, обратившись к биографии поэтессы, к её стихам. И тогда вы узнаете, что, когда в первые годы революции многие из знакомых Ахматовой, среди которых были и творческие люди, покинули страну, она осталась с Россией – пусть непонятной и разорённой, но навсегда единственной Родиной:

…Не с теми я, кто бросил землю
На растерзание врагам.
Их грубой лести я не внемлю,
Им песен я своих не дам….

И это несмотря на множество драматических моментов в биографии поэтессы, пережитых в ходе становления советской власти: арест и расстрел мужа, поэта Николая Гумилёва, в 1921 году, арест и сибирская ссылка сына Льва Николаевича Гумилёва, арест третьего мужа Николая Пунина и многие другие удары судьбы.

Узнаете, что, находясь в эвакуации в Ташкенте в 1941 году, Анна Ахматова начала работать над поэтическим циклом «Ветер войны», в который впоследствии вошло стихотворение «Мужество», передавшее острое ощущение Ахматовой – как поэта и гражданина – единения с русским народом, необходимости вдохновлять людей на мужество и самоотверженность в критический для истории страны период, когда под угрозой уничтожения было само «великое русское слово» – русский культурно-языковой код.

Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
Не страшно под пулями мёртвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесём,
И внукам дадим, и от плена спасём
Навеки.

И это лишь некоторые моменты жизни, творчества и личности Анны Ахматовой, которые, словно ключом, я попыталась приоткрыть через призму стихотворения Александра Блока, посвящённого ей. Дальше каждый может продолжить этот маршрут самостоятельно, совершая новые открытия.

А я, дописывая последние предложения моего эссе, вновь и вновь проговариваю в уме печальные и пророческие слова, которые вложил великий поэт в уста великой поэтессы. И кажется мне, что это она говорит их – оттуда, издалёка:

Не страшна и не проста я;
Я не так страшна, чтоб просто
Убивать; не так проста я,
Чтоб не знать, как жизнь страшна.

И не менее пророчески в связи с этим звучат слова самой Анна Ахматовой:

…Ржавеет золото, и истлевает сталь,
Крошится мрамор – к смерти всё готово.
Всего прочнее на земле печаль
И долговечней – царственное Слово…
(«Вкусили смерть свидетели Христовы», 1945)

Псковская литературная среда. Поэзия. Валерий Мухин

Валерий Мухин

Поэт, прозаик, член Союза писателей России.
Живет и работает в городе в Пскове.

подробнее>>>

РУССКИЕ МАДОННЫ

ЖЕНЩИНАМ

Я женщин так люблю, я так люблю их всех
И своего признанья не нарушу:
За ласку, за кокетство, за лукавый смех,
За нежные, ранимые их души…

Я вчитываюсь в лица их, и в голоса,
И в их сердца под лёгкою одеждой.
О, как они умеют отводить глаза,
Наполненные светлою надеждой.

Благодаря им — женщинам — Гармония жива,
Что естеством своим они создали.
Простите, дорогие, нас за все Слова,
Которые мы вам недосказали.

Простите, дорогие, нас за все Дела,
Которые мы вам не объяснили.
Давайте верить свято, чтоб Любовь — Жила,
Чтоб мы её случайно не убили.

Без женщин не согреют ни уют, ни пир,-
Всё дышит их талантом и участьем.
Я женщин так люблю за то, что этот мир
Наполнили они теплом и счастьем.

Я женщин так люблю — я не могу без них,
И этому есть веская причина:
Совсем не потому, что в них влюблён мой стих,
А просто потому, что я мужчина.

МАДОННА

Такую, как есть, молодую, босую,
Тебя на иконе своей нарисую,
Такую, как есть,- из земных ожиданий;
Несбывшихся, зреющих счастьем желаний,

Прекрасную полубогиню мгновенья,
Спокойно творящую чудо кормленья.
Я выпишу свет лучезарного взгляда —
Как сладко ты кормишь, заботливо рада.

Я выпишу нежность святую ребёнка,
Сосущего грудь и сопящего тонко.
И мягкие выпишу звуки напева…
Храни наше счастье, Пречистая дева.

Я столько тепла напишу на иконе —
Озябшие можно оттаять ладони.
Такие святые родимые лица:
Спасибо, что можно на вас помолиться.

БАБЫ ДЕРЕВЕНСКИЕ

Бабы деревенские,
Одиночки-вдовы.
Таинство вселенское,
Объясните — кто вы?

Избы не согретые —
Разорённый улей.
А мужья отпетые
Водкою да пулей.

Всем ветрам открытые,
Что над миром дули:
Сыновья убитые
В Грозном да в Кабуле.

Бабы деревенские —
Мудрые старухи.
Ваша доля женская —
Узница разрухи.

Суета безвестная,
За достаток битва,
Горькая да честная
Песня да молитва.

Хлопотуньи-ладушки,
Трудитесь, как пчёлы, —
Золотые бабушки
Жизни невесёлой.

Занесёт порошею
Слёзы да печали…
Снова жизнь хорошую
Вам пообещали.

На земле обещанной
Будет счастье людям…
И другие женщины…
НО ТАКИХ НЕ БУДЕТ.

РУССКАЯ БАБА

Великую Отечественную войну
в России выиграла русская баба
Фёдор Абрамов

Не жалеют русской бабы,
И она, как лошадь, прёт
Через кочки да ухабы —
Сколько может, столь везёт.

В зной ли, в холод леденящий,
В молотьбу, в косьбу, в жнивьё…
Чем сильнее баба тащит —
Больше валят на неё.

Был, наверно, прав Абрамов
(Мужику не будь в вину)
В том, что выиграла баба —
Баба русская войну.

Как и раньше, так и ноне
Всю страну на Божий суд,
Как породистые кони,
Бабы русские несут. 

ЛЮБОВЬ

Не от злобы, не от лютой мести —
От любви остерегала ночь:
Чувствовал, что сердце не на месте,
Но не ведал, чем ему помочь.

Хоть бы чем-то разочаровала,
Чтобы повод был — навек забыть.
Тяжело ночное покрывало.
Тяжелей — тебя мне разлюбить.

У меня есть много на примете,
Только я их в сердце не держу.
Бесконечна ночь на белом свете,
Где, как заколдованный, брожу.

Где люблю вслепую и впустую
И, молясь на звёзды и луну,
Нежную, невинную, святую,
Я тебя в молитве помяну.

МАТЕРИ

Когда надежда выйдет из доверья,
Когда с мечтой вот-вот порвётся нить,
Опять приду к тебе и скрипну дверью,
И попрошу бродягу накормить.

Я улыбнусь в твои седые прядки,
Скажу, что всё умею, всё могу…
О том, что у меня не всё в порядке,
Не в первый раз, родимая, солгу.

Я расскажу, во что я свято верю,
Что вот — могу журавлика поймать…
Но промолчу о ранах и потерях —
Я думаю, тебе не надо знать.

И если побеждал в житейских битвах,
И жил всегда добром — не по злобе,
Не позабыл о сказках и молитвах —
То это всё — благодаря тебе.

Мне от тебя ведь многого не надо:
Свети, родное солнышко — живи…
На райский путь, или на круги ада —
На всё, на всё меня благослови.

СЕМЬЯ

Прожить всю жизнь в одном и том же браке –
Большой, неимоверно тяжкий труд.
Бывает, что – грызутся, как собаки,
А друг без друга – нет! – скорей умрут.

Да, брак приносит много огорчений.
В безбрачии – и радости-то нет.
А поиски любовных приключений –
Для слабаков – открою вам секрет.

Семья – сплошные праздники – развеет.
Порой от счастья есть лишь сладкий дым.
Любить детей любая тварь умеет,
Воспитывать – талант необходим.

Произносить воззвание на вече,
С возвышенной трибуны – увлекать,
И с кафедры учить – гораздо легче,
Чем одного ребёнка воспитать.

Ко всем житейским мудростям причастен,
Открою тайну счастья, вас любя:
Лишь тот, по настоящему был счастлив,
Кто счастлив дома – дома у себя!

БАБУШКА

В сутолоке магазинной
Ты казалась каждый раз
Удивительно старинной,
Непредвиденной средь нас.

Так задумчиво-приятна,
Так забыто-хороша…
Приглядишься: непонятно
В чём же держится душа.

Но душа – такая штука,
Что вовек не разгадать:
Может, выдумка, наука,
Может, Божья благодать?

Так по-доброму сияла
В нимбе света и тепла!..
А ни много и ни мало,
Жизнь твоя уже прошла.

Жизнь прошла, не возвратится,
Как видение – с холста…
В мире есть такие лица,
Есть такая красота…

Диетическую плюшку
Тонкой вилочкой взяла
И улыбку, что игрушку,
Над собою вознесла.

ГОВОРИЛА СТРОГАЯ

Говорила строгая,
Хмурясь и браня:
— Я тебя не трогаю —
Ты не тронь меня.

Говорила сладкая:
— Дай спокойно жить, —
Но хотел украдкою
Я её любить.

Февралила, маяла
До июнь-поры,
А потом оттаяла,
Видно, от жары.

Позабыла с «голоду»
О лихой беде —
Потеряла голову
В омутной воде.

Говорила славная,
Будто не любя:
— Это всё не главное,
Я не для тебя.

Говорила: — Временно…
Только до зимы…
А сама беременна,
Доигрались мы.

С БОГОМ

— С Богом иди…, — говорила старуха,
С тем провожая меня за порог.
Чётко слова доносились до слуха,
Как заклинанье: — Храни тебя Бог…

Как заклинанье шептала молитву:
— Господи наш, Иисусе Христе…
Будто шагал я на страшную битву
Иль умирать, как Христос на кресте.

Брал на плечо стариковскую косу,
Брал стариковский в карман оселок
И на лугах, где рассыпались росы,
С травами бился, покудова мог.

— С Богом иди…, — говорила старуха.
— С Богом, родименький, с Богом коси…
— С Богом живи…,- долетало до слуха…
— С Богом умри, как и все на Руси…

Бился в поту, в комарином ознобе —
Жилистый, сильный, упрямый простой —
И в озорной сокрушительной злобе,
Словно игрушкой играл я косой.

И подпевали туманные дали,
Тёмная гладь торфянистой реки,
Где испокон в тишине и печали
С Богом живут на Руси старики.

 

  

Псковская литературная среда. Поэзия. Людмила Тишаева

Людмила Тишаева

Поэт, член Союза писателей России.
Живет и работает в городе в Пскове.

подробнее>>>

ЧИСТЫЙ ЛИСТ

На чистый лист смотрю с волненьем:
Каких он струн души коснётся?
Наполнит сердце ль птичьим пеньем
Иль в строки горечью прольётся?

Накроет ли волной ревущей,
В простор ли унесёт небесный,
Заманит ли в глухие пущи
Иль отведёт от края бездны?

Приемлю всё, как Божью милость,
Что приоткроет чистый лист мне:
Что есть, что было и что снилось, –
Ничто душе не будет лишним.

*  *  *

Откуда берутся слова у поэта,
Слова у поэта берутся откуда?
Возможно, они возникают из света,
Которым всё сущее в мире согрето,
Или из созвездий лесных незабудок –
Цветов не земного – небесного цвета.

Откуда слова у поэта берутся,
Откуда берутся слова у поэта,
Которые в сердце восторженно бьются,
А после на волю неистово рвутся;
Слова, что в тончайшие чувства одеты;
Что могут к душе невзначай прикоснуться?..
На этот вопрос я не знаю ответа.

ТРОПЫ

Поэт в поэзии торúт свою тропу,
Вернее, не торúт – творит свою планету;
В его руках – свирель, а в сердце – лучик света,
И под ногами – бесконечный Млечный путь.

А чтобы каждый слог нашёл к душе причал,
Он на своей стезе иные ищет тропы.
Упрятан в тропах тех язык стиха особый,
Хоть разглядеть не так-то просто их подчас.

Поэт оценит, словно горщик самоцвет,
Все аллегории, метафоры, литоты…
Но для огранки отберёт лишь те породы,
Которые стократ усилят Слова свет.

ОТ ЗАПРЕТОВ ДО РАССВЕТОВ
    
Расшумелся ветер встречный,
Норовя надуть отит:
«Ты ведёшь себя беспечно,
Здесь не следует ходить –
В людной местности прогулки
Настрого запрещены!
Походи по  переулкам, –
В них гуляет полстраны».

Что ни шаг, то и запреты –
«Не» – кругом, куда ни ткнись:
То – нельзя, нельзя – и это;
Тут – не стань, там – не садись.

За запретами советы
Понеслись со всех сторон!
И летит за мною следом:
То – бери, а то – не тронь;
Тех – не слушай, этим – внемли;
Тех – гони, а этих – чти;
То – отринь, а се – приемли;
Там скажи, а здесь – молчи.

В голове – сплошная каша:
Что запрет мне, что – совет.
Родилась догадка даже,
Что различий вовсе нет…

Время близится к рассвету –
Нет для времени преград,
Нет границ и нет запретов,
Как и нет пути назад.
Без единого привала
Время движется вперёд;
Знает времечко немало,
Но советов не даёт.

Только делится секретом,
Обволакивая сном:
«Всё пройдёт, и лишь рассветы
Не исчезнут за окном». 

НАЧАЛО СЕНТЯБРЯ

Ровно к сроку явился сентябрь,
Впрочем, он и не мог не явиться, –
Если в осень открылись границы,
То войти в неё – сущий пустяк.

Просыпаясь ни свет ни заря,
Ткут ткачи жёлто-красные ситцы;
Лист, умывшись небесной водицей,
Вековечный свершает обряд.

БЕЛЫЙ СТИХ В ЖЁЛТЫХ ТОНАХ

Пожелтели в парке липы и берёзы,
Желтизной подёрнут серебристый клён,
С лиственниц слетают жёлтые иголки,
Вышивая гладью шёлковый узор.

Разыгрались в салки солнечные блики,
На ладошку ели лист-летяга сел,
Мотылькам подобны лепестки космеи,
На янтарь похожа россыпь желудей.


ГРАЧИ УЛЕТЕЛИ

Вчера улетели грачи, снявшись с крыши.
Галдёж их уже среди ночи не слышен,
Не слышен и чаек предутренний ор, –
На речке теперь гастролирует хор.

Слышны только галочьи прения в кронах,
Да громкое карканье серой вороны,
А вечером – тоненький писк комара, –
Прервёшь его пенье и спишь до утра.

За рамой оконной заснули и мухи, 
Грустит лишь один паучок на фрамуге.
И я загрустила о лете былом…
Лимонницей листик мелькнул за окном.

ОБЛАКА

Плывут над миром облака
Воздушною рекой,
В её бескрайних берегах –
Свобода и покой.

Похожи облака на вязь
В лазурной глубине.
И возникает с ними связь
Незримая во мне.

И мне уже не всё равно,
Что время им сулит:
Ткать из снежинок полотно
Или дождями лить.

За ними устремится взгляд
В неведомую даль,
Туда, где не бывала я
И окажусь – едва ль.

Плывут неспешно облака,
Январский полдень тих…
И зарождается строка
Под сердцем в этот миг.

 

МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ

На свет явился маленький пузырь –
Итог игры воды с хозяйским мылом.
Так рáдужен, как пояс Тира был он
И с каждым вдохом рос и ввысь и вширь.

На привязи соломинки сидеть,
Что той дворняжке – участь незавидна, –
Стал думу думать, потускнев палитрой,
Как поскорей на волю улететь.

Возможность появилась невзначай:
За гриву пролетающего ветра
Он ухватился и исчез мгновенно,
Лишь прокричав соломинке: «Прощай!»

В полёте восхищался: «Благодать!
Какое счастье быть совсем свободным –
Лети, куда душе твоей угодно!
Всю жизнь свою я буду так летать»…
Что отпрыск Солнца мог о жизни знать?

                           
ПЕРЕСМЕШНИКИ

Голос разносится: «О-го-го-го!»,
Эхо в ответ ему: «О-хо-хо-хо».
В роще весной соловей запоёт, –
Сойка, копируя пенье, приврёт.

Перекроит пересмешник стократ
Песню любую на собственный лад.

Ясень шумит на ветру «Жив, жив, жив»,
Златка на шелест листвы поспешит,
Ствол облюбует жучок неспроста:
 Жив – значит, будет личинкам еда.

Вывернуть всяк наизнанку готов
Ради корысти смысл истинных слов.
          
Камень-валун неподвижен и нем
И потому не перевран никем.
Только в молчании правды залог –
Разве его исказить кто-то смог?

В жизни у каждого – дело своё:
Вторить, молчать или петь соловьём.

КВАРТОН

Петь ли гимны весне иль Отечество славить,
Иль венок из сонетов сплетать о любви, –
Сочинитель стихов сам решать это вправе
И душой вдохновенные строки ловить.  

Разве сердце одно лишь подскажет поэту,
Петь ли гимны весне иль Отечество славить;
Ничему, кроме чувств, озаряемых Светом,
Не дано его мысли в слова переплавить.

И слова, в стихотворной явившись оправе –
В твёрдой форме квартона – спросили о том,
Петь ли гимны весне иль Отечество славить,
Иль в мечтах возвращаться в родительский дом?

Изъясняться ли в одах возвышенным слогом,
Или в русло житейское строки направить?..
И прислушавшись к сердцу, ответить им смог он,
Петь ли гимны весне иль Отечество славить.

НЕХИТРЫЙ СТИХ

Живу я, как умею,
Несу – что по плечу.
О лете не жалею,
О вёснах не грущу.

За слякоть, дождь и ветер
Спасибо ноябрю.
За всё на этом свете
Судьбу благодарю.

Что  день подарит новый,
Не буду зря гадать, –
Сегодня лист кленовый
Приму, как благодать.

Его в руках согрею
И поднесу к губам,
И станет мир светлее,
Добрее станет к нам.

На землю тихо-тихо
Опустится листва.
Её в нехитрый стих мой
Перенесут слова.
                   
        
БОРОДИНСКАЯ СТРОФА

Зима, довольно, в самом деле,
Качать права свои в апреле, –
Давно прошёл твой срок!
Смирись с исходом неизбежным,
Не разражайся бурей снежной –
В сундук спрячь зимние одежды!
Какой сейчас в них прок?
           
Увидеть рады будем снова
Твои пушистые покровы,
Когда придёт пора,
Когда деревья листья сбросят,
И подойдёт к финалу осень.
Ну а пока тебя мы просим:
Весне не строй преград!

Пускай апрель, расправив плечи,
Ломает толстый лёд на речке
И удлиняет день.
Пусть солнце мчится в колеснице,
Пусть возвратятся с юга птицы,
Чтоб снова засветились лица
От счастья у людей.
        
              
ПОЛТАВСКАЯ БИТВА

«Братцы, делайте, как я и всё будет добро.
А после победы будет отдохновение».              
Пётр I

 «Солдаты мои, завтра в русском обозе
Обедать вы будете все непременно!
Найдётся там вдоволь добычи отменной, –
Врага разобьём, сколь бы ни был он грозен!»

Так Карл накануне Полтавского боя,
Поживой большой вдохновлял каролинцев.
Тогда королю не могло и присниться,
Что станет та битва для них роковою.

В мортиры и пушки забиты заряды, –     
Сама артиллерия шведов встречает:
Пехоту картечным огнём угощает,
Перчит острым словом чугунные ядра.

Ружейные выстрелы… бой рукопашный,
Пускаются в пляс багинеты и шпаги, –
Убитых и раненых тысячи в драке;
Вперёд кавалерия рвётся отважно.

Редеют ряды, отступает пехота,
Пётр Первый уже торжествует победу!
Зовёт генералов пленённых к обеду,
За здравье их тост поднимает охотно.

Бежал Карл Двенадцатый к туркам-османам,
В столь кратком бою потерпев пораженье;
С успехом Петра не смирившись в сраженье,
В Бендерах вынашивал новые планы.

Несладко пришлось свейским немцам у россов, –
Своё получили сполна по заслугам!
Впредь будет незваному гостю наука:
В Россию соваться не надо без спроса!

Триумфом петровского времени стала
Виктория русских солдат под Полтавой,
А в жизни Петра – битвой самою главной,
В Отечестве нашем – Днём воинской славы!

 

Псковская литературная среда. Проза. Валерий Мухин

Валерий Мухин

Поэт, прозаик, член Союза писателей России.
Живет и работает в городе в Пскове.

подробнее>>>

ПОМОЩНИЦА
(отрывок из повести «Русская песня»)

      Время шло. Я работал в конструкторском бюро завода «Выдвиженец», а вечером учился в музыкальном училище на отделении хорового дирижирования.
      Я по-прежнему увлекался фотографией, собирал пластинки любимых певцов и классическую музыку.
      По-прежнему ходил петь в хор к Юрию Меркулову, выступал с ним на городских мероприятиях и совершал интересные поездки с визитом дружбы и в Латвию, и в Эстонию.
      И музыкально-нотный отдел областной библиотеки не забывал, и его гостеприимную заведующую Лидию Даниловну Хомутинникову.
Мы – яшневские питомцы –  продолжали старую традицию, устраивали концерты классической музыки.
      Аккомпанировал нам всегда Борис Шелков.
      На своём же предприятии, (в клубе завода «Выдвиженец»), где я работал, мной был организован хоровой коллектив, и ко всем праздникам у нас всегда была готова новая программа, новые песни.
      В основном это были русские народные или псковские песни, а самой любимой всеми, была русская песня «Ах ты, степь широкая». В ней отразился вольнолюбивый характер русского человека, его стремление к широте и простору, воле и свободе…
      Её мои хористы исполняли с особенным каким-то чувством, с удовольствием. И это ощущение передавалось в зрительный зал слушателям, которые часто просили повторить на «бис».
      Я ещё играл на фортепьяно в заводском эстрадном оркестре. Спасибо моему педагогу по фортепьяно — Алисе Михайловне Чирковой, за то, что она много занималась со мной инструментом.
      Оркестром руководил Володя Кавардаков. Мы играли по субботам и воскресеньям на танцевальных вечерах. Это был дополнительный заработок.
      А директор клуба Володя Коркунов мне «подкидывал» ещё и за сольные выступления, с оркестром.

      Кстати сказать, в эти годы в Пскове проходили смотры-конкурсы под названием «Псковская весна», я принимал в них участие и всегда получал звание лауреата, как солист.
      Кроме этого я никогда не забывал о своей гармошке и, когда это требовалось, включал её в программу заводских концертов, для сопровождения при исполнении частушек, например.
     А в музыкальном училище я проходил курс игры на баяне, так что к последнему году обучения (в 1966 году),  мог на нём играть почти так же, как на гармошке. Недаром, когда по решению заводского комитета, меня стали направлять музруком в заводской пионерлагерь, я брал с собой не гармошку, а баян.
      Заводской пионерлагерь «Радуга» расположен в 30 километрах от Пскова, по ленинградскому шоссе,  по направлению к Ленинграду, в красивой лесистой местности, недалеко от деревни Углы.
      Рядом журчала чистейшая неглубокая речушка, под названием «Псковица». И я с удовольствием соглашался работать и работал в течение трёх лет, по все три смены, к неудовольствию начальника ОГТ Левинова, моего главного шефа.
      Он, конечно, имел на меня «зуб» и я его тоже понимаю.
      А он меня не хотел понять, почему я так легко покидал своё рабочее место на всё лето.
      Но решение завкома изменить не мог.
      И всё же у него появился шанс отомстить мне, которым он легко воспользовался.
      Он сослал меня гораздо дальше, чем в пионерлагерь – в Магнитогорск. Я тогда был, на первом курсе ЛИСИ, на заочном отделении, и готовился ехать сдавать первую сессию.

      Утром меня вызвали в кабинет начальника ОГТ, и я с нехорошим предчувствием предстал перед Левиновым, рядом с которым сидел какой-то расстроенный и даже злой начальник снабжения завода Потапов.
      — Так, положение очень серьёзное. У Магнитогорского металлургического комбината большая задолженность перед нашим заводом. Большие недопоставки. Под угрозой наш собственный план. Уже остро ощущается нехватка листа, прутка и шестигранника. Тебе нужно будет поехать и разобраться в этом безобразии, пригрозить судебными санкциями, а главное, любым путём добиться, чтобы всё, что они должны поставить по договорам – они выполнили. Уже сорваны все сроки. С ними не надо церемониться. Разговор прямой. Кулаком по столу…
      — Но, простите, я же не снабженец, у меня нет должного опыта работы «толкачом»…
      — Всё понятно, но сейчас все молодые работники отдела снабжения в отпусках, а стариков и пожилых женщин я послать не могу, а директор завода требует …
      — Но, простите, у меня на носу первая сессия в институте, я не могу…
      — К сессии будешь готовиться в Магнитогорске. Всё, вопрос исчерпан. Все инструкции получишь у Потапова. А сейчас оформляй командировку. Завтра вечерним поездом — на Москву. До свиданья.
      С начальником снабжения мы пошли в его кабинет и там он дал список всех недопоставок на трёх листах.
      Здесь были и разной толщины листы, и угловой профиль: равнополочный и неравнополочный разных типоразмеров, и швеллера разных типоразмеров, и тавры, и двутавры, и прутки разного диаметра, и арматура, и шестигранники, и трубы и т.д. и т.п.
      По нашим прикидкам вагонов на пять груза.
      Видимо, я сильно изменился в лице, потому что Потапов вдруг подобрел, предложил мне выпить чаю и сказал:
      — Ну, ничего, ничего не пугайся. Вот возьми все мои телефоны и домашний тоже, и звони мне и днём, и ночью, в любое время. Держи меня в курсе всего происходящего. А сейчас пойдём к Дарье Семёновне, получишь у неё несколько практических советов.
      Я не запомнил ничего, что мне говорила тогда Дарья Семёновна, кроме одного: я непременно должен взять с собой в качестве сувениров несколько «ключей от Пскова» (тогда продавались такие ключи с изображением барса) и шоколадки.
      — Пригодятся. Иногда срабатывает и неплохо.
      Магнитогорск встретил меня хорошей погодой.
      Но сразу почувствовалось, что воздух в городе загрязнён, что обусловлено выбросами предприятий чёрной металлургии, энергетики…
      Как потом говорили мне – Магнитогорск самый смешной город на земле: когда ветер дует с левого берега реки Урал – смеётся правый берег, а когда ветер дует с правого берега – смеётся левый.
      А когда мне позднее показали фотографию города, сделанную со спутника, то я увидел над городом тёмное пятно. Это были выбросы из мартеновских печей.
      Я устроился в одной из заводских гостиниц и стал обдумывать план дальнейших действий.
      Поскольку металлургический комбинат, куда я приехал, состоял из нескольких заводов: металлургического, прокатного, калибровочного, метизного  и т. д., растянувшихся в длину на десятки километров, (связанных между собой единой технологической цепочкой и железнодорожным, и трамвайным сообщениями) я решил начать с металлургического – «выбивать лист».
      Утром следующего дня, в бодром расположении духа, я направился к управленческому офису. Генеральный директор металлургического комбината, он же председатель правления ОАО «ММК», он же член совета директоров ОАО «ММК».
Уже около входа в вестибюль здания была толпа народа с портфелями и папками, как у меня, и я понял, что я далеко не одинок и что всё самое интересное впереди.
      Чтобы попасть к секретарю, я потерял почти полдня, а когда добился его уедиенции, узнал, что генеральный директор вопросами сбыта, не занимается, а человек, который этим владеет, принимает строго по записи и обслуживает не более десяти человек в день.
      Когда я записался, то узнал, что моя очередь подойдёт примерно через месяц.
      Когда я побывал на калибровочном  и метизном заводах, то увидел, что картина там примерно та же, с той лишь разницей, что сроки ожидания сокращены до полумесяца. 
      Вечером я позвонил Потапову в Псков и рассказал всё как есть:
      — Стучать кулаком по столу не пришлось, так как до этого стола ещё добраться надо. А это будет не скоро, так что же мне делать, может сразу возвращаться?
      — Вы, молодой человек, не иронизируйте. Соберитесь, всё обдумайте, осмотритесь ещё повнимательней, притритесь поближе к нужным людям, глядишь и дело пойдёт… Милый мой, умоляю – постарайся, хоть что-нибудь, хоть немного… Подо мной действительно кресло шатается…
      — А раз шатается, и ехали бы сами, и выбивали бы то, что нужнее – сказал я уже со злостью и положил трубку.

      Два дня моего пребывания в Магнитогорске прошли впустую.
      Я был в полном отчаянье в незнакомом огромном городе и чувствовал себя беспомощным и одиноким ничтожеством, не знающим, что предпринять, и как быть дальше.   
      Еще пара дней прошли в бесполезных и напрасных толканиях в офисы и проходные заводов, в попытках «притереться» или найти нужных людей.
      Я не мог ни знакомиться с городом, ни готовиться к своей сессии – у меня был упадок сил и потеря интереса ко всему окружающему.
Я просто бесцельно бродил по улицам, куда-то ехал на трамвае, а в голове как кол стоял один и тот же вопрос: «что делать?»

      Возвращаясь под вечер в гостиницу, я вдруг, услышал где-то у себя над головой красивое хоровое пение. В этот момент как будто что-то произошло  в окружающем меня мире. Вдруг исчез мрак, а с ним и вопрос «Что делать?». Стало светло и ясно вокруг  и даже на душе стало легче от родных, каких-то волшебных звуков.  
      И тут я столкнулся с объявлением на стене Дворца  культуры «Металлург»: «Репетиции хора проводятся по вторникам и пятницам. Начало в 19. 00».
      Это меня заинтересовало, и я зашёл в вестибюль.
Где-то, со второго этажа, доносилось пение. Звучала русская песня и на душу повеяло чем-то родным, каким-то дорогим сердцу воспоминанием о прошлой уже невозвратимой жизни, детстве, Волге, её солнечном просторе…

                Ах ты, степь широ-о- ка-я,
                Степь ра-а-здо-о-ль-на-я,
                Широко ты, ма-а-тушка
                Про-тя-ну-у-ла-ся.

      И меня как на крыльях, понесло вверх по лестнице, туда, откуда шли эти волшебные звуки детства…
      Когда я приблизился к двери, за которой, видимо, была репетиция, она, вдруг раскрылась и из неё вышли несколько молодых людей и с ними пожилой мужчина, — руководитель хора. Они достали свои сигареты и закурили.
      У них был обычный перекур.
      Я подошёл, поздоровался, представился, сказал, что я учусь на дирижёрско-хоровом вечернем отделении в Пскове (показал студенческий билет) и очень люблю русскую песню и хоровое пение.
      — А у нас в городе вы что делаете? – спросил пожилой мужчина.
      — Приехал в командировку от завода, где работаю, «выбивать металл», но пока ничего не получается. Почти неделя прошла впустую.
      — Гриша, — обратился он к одному из стоявших с нами лысоватому мужчине лет тридцати пяти – возьми своего друга Славу и подумайте, чем можно помочь человеку.
      — Хорошо – ответил Гриша – конечно поможем.
      — Так, Валерий, ты пока поприсутствуй на репетиции, а он подумает.
      — Спасибо, это было бы для меня очень полезным уроком – несказанно обрадовался я.
      — Тогда пошли…
      Мы вошли, и руководитель представил меня коллективу:
      — Сегодня у нас в гостях молодой дирижёр из Пскова. Он хочет послушать, как проходит наша репетиция. Продолжим…
      Сразу после репетиции, ко мне подошли двое друзей: Гриша и Слава. Они предложили мне составить компанию – «по кружечке пива»…
      — Здесь недалеко, заодно и поговорим, как?
      — Согласен. Угощаю я…
      Уже, сидя в кафе, отхлёбывая из кружки пиво и смакуя его с солёными сухариками, и вяленой воблой добродушный Гриша сказал:
      — Валерий, ты, наверное, родился в рубашке, потому что тебе на данном этапе крупно повезло. Я работаю замом начальника отдела сбыта металлургического цеха и все вопросы по сбыту листа и полосы решаю я. По листу вопросы есть?
      — Сколько угодно, — и я достал все бумаги, договора,  и показал все задолженности.
      Гриша внимательно посмотрел и даже присвистнул:
      — Так, так… Псков, Псков… Многовато. Задолженность большая. И сроки уже солидные. Что я тебе могу сказать? Раз уж ты приехал, будем работать по Пскову. Мне ведь всё равно куда отгружать. По всем заказчикам большие задолженности. Так и быть помогу тебе. Иначе — ты пропал.
      — Я не верю своим ушам. Неужели это правда, Гриша, и ты не шутишь? Да, если надо, я могу и отблагодарить.
      И я достал из портфеля по сувенирному псковскому ключу и положил перед ребятами на стол.
      Они стали так громко и дружно смеяться, что сидящие за соседними столиками посетители повернули головы в нашу сторону.
      — Нет, я, правда, могу вас отблагодарить…
      — Слушай, студент, не смеши народ – сказал Гриша – и послушай дальше. Завтра я выйду на работу, откорректирую график, согласую со всеми, обосную первоочерёдность поставки Пскову, (завод гибнет, план горит и т. д.) и если всё получится, вечером ты будешь об этом знать. Звони мне – вот возьми телефон. Но это касается только листа и полосы. Что касается «калибровки» — тебе надо пробивать на калибровочном заводе. Сейчас подумаем, что можем сделать мы…
      Для того, чтобы легче думалось и для закрепления сложившихся дружеских отношений на столе неожиданно появилась бутылочка «столичной» и разговор  был продолжен в самом доброжелательном и деловом русле.
      — Ребята, вы и так мне очень помогли. Если бы сделать только эту часть работы и то была бы осуществлена почти половина всего.
      — Есть такая мысль, — вдруг предложил Славик — сегодня на репетиции не было Женьки, а у него на калибровочном жена работает секретарём. Я ему вечером позвоню, может быть, он что-нибудь подскажет? Запиши и мой телефон и тоже позвони мне завтра вечерком.
      В томительном в ожидании прошёл день.
      И, хоть Гриша со Славиком меня и обнадёжили, — появилась светлая полоска во мраке – я всё равно ещё не мог окончательно поверить в успех этого дела, в это настоящее чудо света.
      Я был словно в подвешенном состоянии, когда ничего не хочется делать (где там – готовиться к сессии), когда даже пища и та застревала в горле – просто не было аппетита.
      Первому я позвонил Грише.
      Он, похоже, ждал моего звонка и твёрдым, даже каким-то успокаивающим голосом сразу сообщил, что всё в полном порядке. График отгрузки он откорректировал, согласовал с высшим руководством и в ближайшие дни они будут «работать в том числе» и на Псков.
      Первый вагон с листом всех типоразмеров будет отправлен уже послезавтра, а второй — с полосой, угловым и разным профилем — ещё через день. И как только это случится, он выдаст мне копии отгрузочных документов.
      Мне хотелось прыгать от счастья, танцевать, петь и вообще сходить с ума. Кстати говоря, после разговора с Гришей, я был близок к последнему.
    Немного успокоившись, я приготовился звонить Славику. Когда снимал трубку телефона – рука заметно дрожала. Славик ответил не сразу, и я уж подумал – «ну всё, на этом все радости кончаются».
      Но я ошибся. Славик сообщил мне, что его друг Женя поговорил со своей женой, — секретаршей — и она будет ждать меня завтра с утра, в своей приёмной, на калибровочном заводе и выдаст мне разовый пропуск на территорию. Жену его звали Тамара.

      Радости моей, казалось, не было предела. У меня сразу появился зверский аппетит, и я съел почти все свои запасы, после чего первый раз за всю командировку сел за учебники.
      Сессия была не за горами.
      Назавтра, едва сдерживая волнение, я предстал перед Тамарой и выложил ей на стол пару шоколадок и сувенирный псковский ключ.
      Она немного засмущалась и, положив всё в стол, негромко, но твёрдо произнесла:
     — Вот возьмите пропуск. С ним вы можете ходить по всей территории, но вам ведь надо в отдел сбыта? Лично я вам не советую решать ваш вопрос с начальником отдела сбыта. Вряд ли он вам поможет, — плохой человек. Я советую вам идти напрямую к изготовителю Азамату Айдаровичу – начальнику калибровочного цеха. Он мужик деловой и авторитетный и если вам удастся с ним договориться (тут она совсем незаметно подмигнула мне) считайте, что ваше дело сделано.
      И я пошёл искать Азамата Айдаровича.
      На душе у меня скребли кошки. Я не знал с чего начать и чем закончить наш, ещё не начавшийся разговор. Ноги, казалось, сами несли меня вперёд, в пугающую неизвестность к человеку, от которого сейчас зависела, думалось, вся моя жизнь.
      И вот он – его цех – огромный скрежещущий грязно-серый монстр, где всё двигалось, крутилось, перемещалось, вращалось, свистело и гремело.
      И все звуки, и все движения были подчинены одному хозяину – металлу.  И от самого начала цеха, от бесформенной заготовки, до выхода готовой продукции: прутка или арматуры, всё было подчинено одному закону. Закону, установленному металлом.
      Начальника в его кабинете не было.
      Искать человека в огромном незнакомом цехе, — всё равно, что искать иголку в стоге сена, и я решил ждать.
   Минут через десять в кабинет вошел солидный, уже не молодой,  седоватый, невысокого роста башкир, и, я видел через стеклянную дверь, уселся за свой стол.
      Это был он.
      Набрав побольше воздуха в грудь и пользуясь тем, что он был пока один, я пошёл на штурм.
      Я показал ему свои бумаги, договора, задолженности по «калибровке»,  а он сверил всё по своим графикам и журналам.
      — Слушай, милый человек, — вдруг произнёс он тихим умоляющим голосом — ей богу мне сейчас не до тебя. Я понимаю, как тебе нужен этот металл. Сделаю, помогу тебе, обещаю. Пару вагонов отгрузить на Псков, да это мне – раз плюнуть! Но сейчас у меня – ни минуты нет времени, поверь. Ну, хочешь – приходи в другой раз – ещё поговорим, но не сейчас. Или вот что! Жди меня после работы у проходной, ровно  в шесть. Да не обману, не бойся. Только ты ко мне сразу-то не подходи, а пройди сзади за мной метров триста. Понял? А то, мало ли что, сам понимаешь…
      И вот – шесть вечера. Стою, жду напротив проходной. А вдруг я его не узнаю, ведь и видел-то – мельком. Народ выходит толпой, а в толпе трудно увидеть нужного человека.
      И вот, когда я уже начал отчаиваться, и думать всякую чушь, появился Айдарович и сразу сделал мне знак головой: мол – пошли…
      Я пошёл за ним, чувствуя облегчение на душе, на которую за последнее время свалилось столько мучений, волнений и беспокойства, что она сама как бы просила расслабления или успокоения…
      Я шёл за моим спутником, отстав от него метров на двадцать, и не спускал с него напряжённого взгляда.
      Айдарович неторопливо, но уверенно, шел впереди, ни разу не обернувшись, как будто знал, что я от него никуда не денусь. Он несколько раз сворачивал: то влево, то вправо, пересекал  какие-то улочки, нырял в полутёмные арки домов, пока не оказался в небольшом уютном зелёном дворике, посреди которого было маленькое кафе под открытым небом.
      — Вот здесь и поговорим, согласен? – произнёс он, когда я подошёл.
      — Очень хорошо. Заодно и поедим: вы после работы, я тоже есть хочу.
      — Ну, давай, тогда закажи нам хинкали, здесь очень вкусные хинкали – вот увидишь, —  и он пошёл садиться за стол, расположенный в углу у резного барьера, а я к стойке делать заказ.
      Я вернулся, неся в одной руке бутылку коньяка, в другой пару рюмок и, не дожидаясь пока принесут поесть, мы выпили по первой.
      — Зачем ты купил коньяк? Можно было обойтись и водочкой.
      — Что мы бедные? «Дайте нам пять каш по двадцать копеек», говаривала моя бабушка Авдотья.
      — Ха-ха-ха… А сам-то откуда родом?
      — Откуда и бабушка. Тверские мы, а вот теперь живём в Пскове.

      И я стал рассказывать о себе, о своей работе, об учёбе по вечерам в музучилище и о предстоящей первой сессии в Питере, в ЛИСИ, которая была уже «на носу» и, которую уже, видимо, завалю…
      Мы просидели и проговорили с ним до самой темноты. Незаметно для себя, выпили ещё одну бутылку коньяка  и съели ещё по две порции хинкали, и под конец были такими друзьями, что водой нас уже точно было не разлить.
      Когда мы поднялись уходить, Айдарович заметно качался и я, взяв его под руку, пошёл проводить его до дома, который был совсем рядом.
      Доведя его до места, я стал благодарить его, а он меня…
      И мы уже смутно соображали, а зачем собственно мы напились?
Но Айдарович, всё таки, вспомнил и своим заплетающимся языком, подкрепляя сказанное кривым указательным пальцем, произнёс:
      — Всё…, Валерка…, Иди в свою гостиницу, сиди там… учи свои билеты… и-и-и… ни о  чём не беспокойся….  Всё я тебе сделаю! Я тебе сказал…. Сделаю!
      — Спасибо, отец родной…,  но я тебе буду звонить…
      — Звони…
      Дальше всё пошло как по маслу.
      На следующий день, вечером, позвонив Грише, я узнал, что на Псков отгружен вагон с листом.
      А ещё через день был отгружен вагон с полосой, а ещё через день – вагон с профильным железом (уголок, швеллер, тавр, двутавр и т. д.)
      И так же в течение недели выполнил своё обещание Айдарович, отгрузив два вагона с калибровкой (пруток, шестигранник, квадрат, арматура, проволока и т. д.)
      Я, наконец-то, немного, вздохнул и получил возможность засесть за учебники, а, когда уставал, выделял себе время для ознакомления с Магнитогорском: ходил по кинотеатрам, музеям, посетил «гору Магнитную», где к своему удивлению, вместо горы обнаружил огромных размеров глубокий котлован, растянувшийся на десятки километров в длину и ширину.
      Вечерами, а то, для верности, чтобы застать дома, ночами, звонил в Псков Потапову и докладывал, ошеломлённому и не верящему мне, начальнику отдела снабжения, об отправке очередного вагона…
      — Валерий, ты мне правду говоришь или обманываешь?
      — Да, правду, правду. У меня же документы на отправку все есть.
      — А как же тебе удалось?
      — Да, потом расскажу, когда приеду.
      — Ты, вОт что…. У тебя командировка на месяц, ты раньше и не приезжай. Готовься к своей сессии и отдыхай, не торопись.  Эти оставшиеся две недели дарю тебе за отлично сработанное дело.
      — Спасибо, буду готовиться к сессии…
      Уже с неделю я пребывал в каком-то полушоковом, почти не реальном, состоянии, с того момента, когда дружелюбный Гриша сообщил мне по телефону об отправке на Псков первого вагона с листом.
      Я всё ещё не мог окончательно поверить в чудо свершившегося, и жил, как-то осторожно, дабы боясь нарушить благоприятный ход событий.  
      Я ещё четко помнил то мрачное настроение безнадёжности и уныния, которое сопровождало меня в первые дни пребывания в Магнитогорске.
Но что, же произошло? Почему фортуна вдруг повернулась ко мне лицом? Откуда свалилось это чудо?
      — Ах, да-а… Песня! После того как я услышал её – всё изменилось…
      И я отчётливо вспомнил, как возник вместе со звуком песни, какой-то обнадёживающий свет, зовущий к себе, туда наверх, на второй этаж.
Зовущий к ней, к песне, к моим спасителям, к добрым отзывчивым людям…
      И я, почти физически, ощущал, что помогла мне — только песня.
      Я тогда хорошо подготовился к сессии, хорошо её сдал и, приехав из Питера домой, в Псков, в положенный день вышел на завод, на работу.
      В первый же день с утра ко мне, в конструкторское бюро,  пришёл начальник отдела снабжения Потапов и, сияющий, стал поздравлять меня со сдачей сессии и с успешно выполненной командировкой в Магнитогорск.
      — Ну, знаешь, дорогой, я всякое видел у наших работников снабжения. Были, конечно, чудеса, но такое чудо, чтобы пять вагонов выбить за одну неделю – это впервые! Знаешь, переходи ко мне в отдел. Сколько ты здесь получаешь?
      — Сто двадцать.
      — Я даю тебе вдвое больше. Каким образом?  Это не твои проблемы…
      — Мне надо подумать…
      — Хорошо, думай, только не очень долго. А теперь колись, как же это у тебя так красиво всё получилось? Наверняка кто-то помог…. Помог?
      — Да.
      — И кто же этот помощник?
      — Помощница…
      — Что за помощница? Любовницу завёл?
      — Песня…

Псковская литературная среда. Проза. Геннадий Синицкий

Геннадий Синицкий

Прозаик, поэт, краевед, член Союза писателей России.
Живет и работает в городе в г. Невель.

подробнее>>>

Приснопамятное

В районе села Башмаково Невельского района Псковской области, в живописном уголке соснового леса, на крутой, песчаной горе раскинулось старое кладбище, именуемое в обиходе «Бабарыга». Именно здесь в 1886 году, на месте кладбищенской часовни была построена церковь Рождества Пресвятой Богородицы, которая когда-то была приписной к Топорскому благочинию 2-го церковного округа Невельского уезда Полоцкой и Витебской епархии. Кстати, в архивных документах Полоцкой духовной консистории это кладбище значится как «Баба–рига», а вот откуда повелось такое название, история умалчивает. Возможно, в седые времена здесь из-под земли бил сильный родник, который наши предки в старину называли – рига.
Благодаря своему лесному месторасположению церковь пережила годы религиозных гонений. Тем более что она не являлась приходской и службы здесь велись исключительно в поминальные праздники или в дни погребения жителей окрестных деревень. 
В июле 1941 года фашисты стремительно наступали, оставляя в своём тылу разрозненные части Красной Армии, которые укрывались в лесах и собирали ударный кулак для выхода из окружения. Именно в таком положении в лесном массиве «Песеца» оказались 51-й и 62-й стрелковые корпуса 22-й армии Западного фронта. Прорыв повлёк огромные потери. Тысячи убитых солдат навечно остались в этом лесу. Достаточно вспомнить 198-й медико-санитарный батальон 112-й стрелковой дивизии с двумя тысячами раненых, от которого в живых осталось чуть более сотни человек.
В настоящее время невозможно установить точную дату появления в этих местах двух иеромонахов – Гурия и Флавия. Очевидцы говорят, что они пришли из Витебска и какое-то время укрывались в церкви Рождества Пресвятой Богородицы. За плечами у них были узлы и они не питали желания встречи с гитлеровцами.
Последний раз в этих местах видели священнослужителя в 1932 году. Это был настоятель Стаецкой церкви Покрова Пресвятой Богородицы Феодор Томковид. В 1942 году по зову жителей деревни Ловец он вернётся в эти места и обретёт здесь мученическую смерть от рук бандитов. Но это будет через год после описываемых мной событий, а пока что Гурий и Флавий остановились в уцелевшей церкви и принялись погребать сотни тел погибших красноармейцев. 
Местное население испытывало настоящую потребность в пастырском благословении, утешении и напутственном слове в лихую годину. К монахам потянулись люди. Но, у них была какая-то своя, особая миссия. Скорее всего, это было связано с их поклажей, возможно, они пытались сохранить от поругания церковные реликвии. Мы этого не знаем. Осенью 1941-го года их следы теряются в нашем районе. Свидетели тех событий говорят, что стены храма Рождества Пресвятой Богородицы были оклеены листами писчей бумаги с именами солдат Красной Армии. Сейчас мало кто знает, что двести лет назад, во времена Отечественной войны 1812 года, в Русской Православной Церкви был заведён обычай приделывать к стенам храма таблички с именами прихожан погибших во славу Отечества. Да, погибшие солдаты не были прихожанами церкви на кладбище «Баба–рига», но они пополнили ряды благословенного воинства Царя Небесного, а Гурий и Флавий предали земле прах воинов и сделали всё необходимое для этого, согласно Устава Православной церкви. Они не могли поступить иначе. Светлая им память.
Дальнейшая судьба иеромонахов неизвестна, но на этом история ещё не заканчивается. В декабре 1943 года Советские войска стремительно наступали, освобождая Невельский район от фашистской нечисти. Отступая, Вермахт всячески пытался задержать наших солдат и в районе села Башмаково немцы взорвали мост через реку Ужица, что находился аккурат в километре от кладбища. Под огнём арьергарда противника заготавливать лес ой как непросто, да ещё, если прибавить к этому лютую стужу – мало не покажется. Задержка в наступлении дала бы врагу время отойти и основательно закрепиться на господствующих высотах у села Турки-Перевоз и это привело бы к огромным потерям со стороны наших войск. В поисках подходящего брода, передовой отряд стрелков–лыжников наткнулся на церковь. В такой ситуации решение принималось стремительно. Сапёры разобрали храм и из его материала быстро наладили переправу. Наступление продолжилось.
Конечно, на первый взгляд это может показаться кощунством, но это далеко не так. И я надеюсь, что Отец Небесный не прогневался на детей своих  разобравших Его храм ради освобождения нашей Великой и Святой Родины.   
В настоящее время кладбище «Баба–рига» продолжает прирастать печальными холмиками и собирает людей на поминовение покоящихся здесь родственников, но лишь немногие, проходя мимо камней фундамента церкви задерживаются в поклоне этому святому месту.  

 

От добра добра не ищут
(сказка)

Тысячу лет ветер истории, от места к месту, носил по белому свету трёх неразлучных гномов. Гномы были родными братьями и звали их: Руценик, Белар и Утирус. Передвигаясь в потоках воздуха они всегда держали друг друга за руки и потому не боялись ни бурь приземистого ветра ни разрушительных ураганов. Братья очень любили и уважали друг друга, но имели один серьёзный недостаток: каждый раз, когда их уносил новый ветер,  они теряли память и напрочь забывали причину своего несчастья. И вот, в очередной раз, когда порывы неугомонного вихря ослабли, гномики упали на землю, где закатились под лопух огромного репейника. Здесь было безветренно, спокойно и уютно. Осмотревшись братья начали строить общий дом и налаживать быт на новом месте. Они любили трудиться и поэтому вскоре построили прекрасный город в котором было абсолютно всё для долгой и счастливой жизни. Но прошло какое-то время и красивая жизнь затуманила их разум, между ними возникла распря, в которой каждый из гномов стал превозносить свои интересы над другими.
— Я хочу больше солнца над головой, —  заявил Руценик, — и стал делать в лопухе отверстия для солнечных лучей.
— Не делай этого, Руценик! — воскликнули братья, — ведь лист защищает нас от ненастья, а тепла и света нам хватает.
— Вам хватает, а мне нет, — ответил гном. — Или я плохо работал на благо нашего города и не заслужил к себе уважение? 
— Заслужил, — ответили братья.
— Вот и хорошо, — сказал Руценик и сделал несколько дырок. 
— Ну, раз так, — сказал Белар, — тогда я хочу больше влаги для своих огородов, — и настроился проделать дырки в лопухе. 
— Белар, — обратились к нему братья, — зачем тебе влага, ведь у нас её вполне хватает? Посмотри как прекрасно растёт твой урожай!
— А я хочу, чтобы он ещё лучше расцветал! Или я плохо работал на благо нашего города и не заслужил себе признательность?
— Заслужил, — ответили братья.
— То-то же, — сказал Белар и проколол несколько отверстий.
— А мне не хватает свежего воздуха, — заявил Утирус, — и начал вырезать окно. 
— Утирус, — в один голос завопили братья, — нам хватает воздуха и он достаточно свежий, куда же более?
— А чем я хуже вас? — ответил третий гном, — разве я плохо работал на благо нашего города и не заслужил благодарности?
— Заслужил, — ответили братья.
— Вот именно, — сказал Утирус и над его участком тотчас появился огромный проём.  
От такого сумасбродства лист репейника превратился в настоящее решето и начал тихо умирать. Ведь его желание жить своей жизнью никто не спрашивал. В скором времени он засох и не мог держаться за ствол растения. Лопух оторвался с первым дуновением слабого ветра и гномики оказались беззащитны. Они стояли под открытым небом и не могли укрыться от палящих лучей жгучего солнца, проливных дождей и ветра.
Скорбь и уныние поселилось в сердцах гномиков. Их печальные взоры устремились к горизонту, где в это время собирал силы грозный смерч. Братьям ничего не оставалось как покрепче взять друг друга за руки.
— Что же мы натворили? — лепетали гномы. — Только бы не забыть, только бы не забыть, — кричали они друг другу, но неумолимый ветер уже поднимал их над землёй и уносил куда-то вдаль к новым испытаниям…
Мы не знаем сколько бы ещё продолжались злоключения братьев если б в ситуацию не вмешался Его Величество Случай, который сподобил ветер занести гномиков к добрым волшебникам – учителям. Педагоги научили братьев не только читать и писать, но и подарили им многие другие знания, обретя которые гномики стали записывать всё, что с ними происходило и больше никогда не теряли память. С тех пор с ними уже ничего не случалось плохого.
До наших дней дошло много народной мудрости, проверенной веками и бесчисленным количеством людей. Она хранится в пословицах и поговорках, таких как: «Большая ложка рот дерёт», «Жадность да важность — голове помеха», «От добра добра не ищут» и многих других. И кто знает, может именно такие гномики, как: Руценик, Белар и Утирус записали и передали нашим предкам назидание для всех нас – не повторять чужих ошибок, а учиться на них.

Псковская литературная среда. Поэзия. Любовь Федукова


Любовь Федукова

Поэт, член Союза писателей России.
Живет и работает в городе в г. Остров

подробнее>>>

КОСТЁР ДУШИ

Вяза́нку слов моих –
В костёр души твоей:
Новорождённый стих –
Плод нескольких ночей –
Доверила тебе,
Читатель мой и друг.
Тепло в твоей избе?
Ночь разомкнула круг?

ОБЪЯСНЕНИЕ В ЛЮБВИ

Русь моя, боль ты моя необъятная.
Горечь от слёз в твоих чистых ручьях.
Русь моя, ясная и непонятная,
Проклята всеми, воспета в стихах.

Небо не мерено, травы не кошены,
Дымкой лазурной подёрнута даль.
Шаль тополиная летом наброшена.
Русь моя  –  радость моя и печаль.

Ты от берёз так светла и торжественна,
В пёстрых заплатках цветущих полей.
Непостижима для всех и божественна,
Пережила ты десятки царей.

Славою ратной веками согретая,
Миролюбивей тебя не найдёшь.
Нынче –  в заморское платье одетая.
Русь моя  –  правда святая и ложь.

Ты и в своей нищете  хлебосольная.
Горе моё ты и сладостный плен.
Тихая святость  и удаль крамольная …
Силы найди, чтоб подняться с колен.

 

ДОМА

Русь, ты слывёшь беспредельной в
                                                                пространстве.
Русь, ты слывёшь и в веках
                                               беспредельной…
И в беспредельность вернувшись из
                                                              странствий
В Богом забытый с утра понедельник,
Кто-то, по лужам бредя, чертыхнётся,
Кто-то, зонтом защищаясь от неба,
Что беззастенчиво льётся и льётся,
Скажет:
                      – В Италии жить бы мне…
                                                      Мне бы…
Но, отдохнув от дорог зарубежных,
Запахи смыв заграничных отелей
И заблудившись в просторах безбрежных,
Выдохнет:
                – Всё-таки дома милее…

РОССИИ

Миновала лета пестрота,
И затих осенних листьев шорох.
Снежного покрова чистота
Воцарилась на твоих просторах.

Покрывало соткала метель,
От мороза кутает лихого,
Стелет белоснежную постель…

Отдохни от суеты немного.

*  *  *

Такая нелепая, неуклюжая страна –
это наша Россия.
А.П. Чехов

Любить Европу – так несложно:
Леса как парки у дорог.
А как влюбиться в бездорожье,
В забытый почерневший стог?

Там – европейские заботы,
В фамильном замке погреба.
Здесь – заскорузлый запах пота,
Подслеповатая изба.

Журавль колодезный натужно
Скрипит, не расплескав воды.
Птиц караваны к югу дружно
От леденящей кровь беды.

Гудит огонь в печи тревожно,
И ветер ломится в окно.
Любить Россию очень сложно,
А не любить – нам не дано.

И неуклюжа, и нелепа,
Но Богоматери покров
Хранит ромашковое лето
В стране рябиновых костров.


СИЛА  УЛЫБКИ

Как же грустно! Как же больно!
Все ворчат. Все недовольны:
То не так и то не этак,
Дождь – с утра, и листья – с веток.
Осень снова на пороге,
Никудышные дороги,
И в России нет порядка,
Заросла мокрицей грядка…
А не мы ли виноваты,
Что ленивы, небогаты,
Что до многого нет дела,
Что душа заледенела?

Ты дождю подставь ладошки,
Собери грибов лукошко.
Вымок? В колее вода?
Улыбнись – уйдёт беда!
А дороги? От столицы
Добегут до нас. Мокрица?
Знаю я как дважды два –
Приворотная трава!

НАД  ЧЁРНОЙ  РЕЧКОЙ

Ах, Александр, что ты натворил?
Зачем ввязался с иноверцем в ссору
И предал Натали свою позору –
Тот светлый образ, что боготворил.

На Чёрной речке в инее кусты,
Дуэльные готовы пистолеты.
Не для тебя под снегом дремлет лето
И в почках зарождаются листы.

Над Чёрной речкой облаком – печаль
И воронье кружится и кружится.
Тому, что суждено, пора случиться.
Не изменить твоей судьбы … А жаль …

С. ЕСЕНИНУ – ПЕВЦУ  РОССИИ

Месяц недоеденной горбушкой
В серебристых крошках дальних звёзд.
Горбится знакомая избушка,
Щурится печально на погост.

Кваса нацежу в пивную кружку,
Смою в баньке городскую грязь
И рябину, как свою подружку,
Обниму, нисколько не стыдясь.

Занемог мятежною душою
Твой певец, берёзовая Русь.
Я пришёл с повинной головою
И, как в детстве, каюсь и молюсь.

БОЖЬЯ ДУДКА

Для кого поёшь ты, Божья дудка?
Отчего не выйдешь на лужок,
Пробудившись раннею побудкой,
В руки взяв бродяжий посошок?

Отчего берёз нарядных свечи
Не тебе зажгутся над Окой,
Клёны не тебе шагнут навстречу,
Медною качая головой?

Заблудился в каменных кварталах
Лучший деревенский гармонист.
Сотворил так много и так мало.
Божья дудка… Пьяный скандалист…


ГРУСТНЫЙ  ДИАЛОГ

Сказала: «Не люблю» – и замолчала.
Вздохнула липа тихо  у причала,
И дрогнула в моей твоя рука.
И солнце окунулось в облака
И больше в этот день не появилось.
В ответ услышала: «А что случилось?»
В глазах твоих погасла синева.
Где взять для объяснения слова?
        Случилась жизнь.


ВОРОТА В СЧАСТЬЕ

Радуга – ворота в счастье.
После долгого ненастья
Между небом и землёй
Надо мной и над тобой
Воссияли семь цветов –
Семь надежд из детских снов.
Позабыты все напасти:
Радуга – ворота в счастье.

*  *  *

Жили они долго и счастливо
и умерли в один день.
(Святые Пётр и Феврония)

Когда уходят все, взмахнув рукой
Едва-едва, оставив мне дожди,
Что в лужах круглых обрели покой,
Не уходи, мой друг, не уходи.

Когда снежинок беспокойный рой
Среди лесов и поля посреди
Закружится меж небом и землёй,
Не уходи, мой друг, не уходи.

Не уходи ни летом, ни весной,
Изнемогая от моей любви.
Не покидай меня, любимый мой,
И хоть на миг меня переживи.

ОБЪЯСНЕНИЕ В ЛЮБВИ

Говорю о тебе и молчу о тебе.
Я за встречу с тобой благодарен судьбе.
Благодарен за то, что беду отвела,
Что люблю и любим, что ты ждёшь и ждала.
За мгновенье с тобой – год отдам без тебя.
Называю женой и влюбляюсь, любя.

ЗАКЛИНАНИЕ

Не вспоминай меня, а помни
Мой каждый жест, мой каждый взгляд.
И, вспоминая всех подряд,
Не вспоминай меня, а помни.

МОЛИТВА

Каждый день просила Бога,
Чтобы счастья дал немного,
Чтоб ровней была дорога
И не мучила тревога.
Легкой жизни я просила,
Но о главном позабыла:
Прежде испросить Творца
В срок мой легкого конца.

БЛАГОПОЖЕЛАНИЕ

Мы люди, когда грешим,
и боги, когда прощаем.
Из когда-то прочитанного

Прощай сегодня, завтра и… всегда!
Прощай, когда прощенье невозможно.
Прощай, не рассуждая, непреложно –
Минует дом твой чёрная беда.

Прощай врагов и Бога не гневи,
Прощай, когда нет сил и нет терпенья.
Не ожидая благ вознагражденья,
Прощай… И будешь пить нектар любви.

* * *
Наши мальчики-солдатики –
Запылённый авангард,
Позапрошлые романтики –
Дело ратное вершат.

Как у мальчиков-солдатиков
Неподъёмны сапоги,
И портянки у сержантиков
Норовят сползти с ноги.

Наших мальчиков-солдатиков
Не учили отступать.
Нынче спрос на математиков,
Чтоб потери посчитать.

Над пустой склоняюсь зыбкою.
Внуков буду ли качать?
Страх свой прячу за улыбкою,
Чтоб других не напугать.

ИЮНЬ МОЕГО ДЕТСТВА

Лето плывёт облаками, по синему,
Синему, синему небу плывёт.
Зори в июне почти негасимые:
Ночь полчаса, и … встречайте восход!

Лето журчит родником, и украдкой
Черпай прохладу ладошкой и пей,
И по мосткам запыленными пятками
Пробарабань – отзовётся ручей.

Лето порхает цветастою бабочкой
И стрекозой на ромашке сидит.
Все ещё в здравии: дедушка с  бабушкой,
Мама и папа – и … всё впереди.

ДИАЛОГ

УТЕШЕНИЕ
Мне четвертинка месяца
В окошко заглянула,
Шепнула:
        – Перебесится! –
И в облака нырнула.

Напрасны утешения.
Пора уже прозреть.
Я приняла решение
Тобой переболеть.

СОВЕТ
Хорошо, что четвертинку,
Эту маленькую льдинку,
Что меж тучами плывёт
И советы раздаёт,
Ты не слушаешь, но впредь
Постарайся не болеть.

ДИАЛОГ

СТРАШНАЯ ПРАВДА
Бегу от правды, уши затыкаю,
Не слушаю, не слышу, не вникаю,
Не вижу ничего и не смотрю,
На ощупь щи вчерашние варю.

Мой дом похож на склеп и на острог.
Но всё напрасно. Правда – на порог.
Я в прятки с правдой больше не играю,
Но с правдой не живу, а выживаю.

СОВЕТ
Узнала правду? Больно?
Эко диво!
Ты с правдой примирись
И будь счастливой!

ДИАЛОГ

ОЖИДАНИЕ
Жду пришествия второго,
Снега, вдохновенья,
Жду весны и выходного,
Светопреставленья.
Жду гостей, дождя и лета,
Радости нежданной,
Урожая и рассвета,
Жду небесной манны.

Экономною слыву:
Ем на завтрак лебеду.
Не жила и не живу,
А всю жизнь чего-то жду.

СОВЕТ
Ждать – нелёгкая работа
До почти седьмого пота.
От твоей от лебеды
Как бы не было беды.
Чтобы ждать и чтоб дождаться,
Надо правильно питаться.


ДИАЛОГ

ОТКРОВЕНИЯ
Слыть счастливой – плюнуть раз!
Быть счастливой – трудно.
Тот – обидит, тот – предаст
В жизни многолюдной.

Я смеюсь, других смешу
И слыву везучей.
Разуверить не спешу,
Разгоняя тучи.

На безлюдье, в терему,
Наречённом дачей,
Часто жалуюсь Ему
И от боли плачу.

УТЕШЕНИЕ
Ты везучею слывёшь
Посреди ненастья?
Коль по совести живёшь,
То дождёшься счастья.

УДИВИТЕЛЬНАЯ ВСТРЕЧА. СПАСИ-БОг.

Мне старец встретился под вечер,
Печаль в глазах моих приметил.
– Куда идёшь ты?
                        – Недалече.
– А отчего твой взгляд не светел?
Поют по рощам божьи птицы,
Цветы алеют на поляне,
Родник готов плеснуть водицы,
Чтоб ты умылась не слезами.
Так отчего же ты в печали?
Людская жжёт неблагодарность?
Иль злато-серебро украли?
Дитё в беде? Пугает старость?

С почтеньем старцу отвечала:
– Виной всему – неблагодарность.
Творю добро – любви начало –
Но принимают всё как данность.
Молитву краткую СПАСИБО
Не слышу от людей годами.
Спешат куда-то мимо, мимо,
Мирскими заняты делами.

– Ты не печалься, дочь моя,  взгляни окрест:
Неблагодарность за добро – привычный крест.
Утри с молитвой покаянной слёзы, пот.
Господь по силам испытание даёт.
Благодеяния не требуют огласки и похвал.

Старик лечил мне душу, а родник мозоли врачевал.

«СУЕТА СУЕТСТВИЙ»

Несложно вспыхнуть – тяжелей гореть
Среди созвездий, беззаботно ярких,
Приняв судьбы нечастые подарки,
Других своей удачей обогреть.

Взлететь нетрудно – нелегко летать,
Когда клубятся грозовые тучи,
Когда непроходимый тёрн колючий,
Как в паутину, норовит поймать.

Нетрудно выжить – тяжелее жить,
Листая безотрадные недели,
Отринув суету, дойти до цели
И не казаться значимой, а быть.

ЧЕРТА  ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ

Меж дат покоится черта –
Расшифровать её попробуй.
Пред первой датой – темнота,
А за последней? Там?  За гробом?

Безумно трудно написать,
Что эта чёрточка вместила.
Сбежала в клеточку тетрадь,
Не повинуются чернила.

Возьму гранитную плиту
И скарпелем за первой датой –
Не безобразную черту,
А слово ЖИЗНЬ  витиевато.

 

Известные деятели культуры России поздравят Псковских писателей с 55-летием писательской организации

Планируется прибытие в Псков для участия в мероприятиях,
посвящённых 55-летию Псковского регионального отделения

Союза писателей России известных российских деятелей культуры

Псковских писателей поздравят:

Владимир Малягин (род. 13 января 1952 г., Тюменская обл.) — драматург, прозаик, сценарист. Главный редактор издательства «Даниловский благовестник», заместитель художественного руководителя по литературной части Московского Академического театра имени Вл. Маяковского (2004—2008). Член Союза писателей СССР (с 1990 года), член Издательского совета Русской православной церкви, руководитель семинара драматургии в Литературном институте имени А. М. Горького.

Юрий Козлов (род. 23 июля 1953, Великие Луки) — советский и российский писатель, прозаик, редактор, автор более 30 книг, работающий в жанре «интеллектуального романа», философского и футурологического триллера. Юрий Козлов — сын писателя Вильяма Фёдоровича Козлова (Вила Ивановича Надточеева), внук Ивана Надточеева (потомственный дворянин, впоследствии генерал-лейтенант пограничных войск СССР, репрессирован в 1937 году). С 2001 года по настоящее время Юрий Козлов является главным редактором журналов «Роман-газета» и «Детская роман-газета». Как редактор он ориентируется на современную российскую прозу, опирающуюся на классические традиции. В «Детской роман-газете» публикуются произведения русских классиков для детей и работы лучших современных детских книжных иллюстраторов.

Валентина Ефимовская – советник Российской академии естественных наук, поэт, литературный критик, редактор, член Союза писателей России с 1999 г.
За книги стихов присуждены премии им. Николая Гумилева и “Прохоровское поле”.
За литературно-критические статьи награждена премией “Имперская культура им. Э.Володина”. За книгу критических статей о современной русской литературе получила Бронзового Витязя на VI Международном славянском литературном форуме “Золотой Витязь”. Стихи В. Ефимовской переведены на иностранные языки, на них написаны песни, например, известной исполнительницей Юлией Славянской.
В.Ефимовская с 2007 года — заместитель главного редактора культурно-просветительского и литературно-художественного журнала “Родная Ладога”. Сегодня это один из ведущих литературных журналов, известный в России и за рубежом. С 2011 г. является руководителем Северо-Западного отделения Академии Российской словесности.

Филипп Москвитин – российский художник. Родился в 1974 г. в Иркутске в семье художника. В 1992 г. закончил Московскую среднюю художественную школу (МСХШ) при институте имени В.И. Сурикова. В этом же году поступил в Российскую академию живописи, ваяния и зодчества (РАЖВиЗ). Продолжил обучение в аспирантуре РАЖВиЗ под руководством профессора И.С. Глазунова. В 2001 г. защитился в мастерской исторической живописи картиной «Перенесение мощей святителя Тихона, патриарха Всероссийского». С 2001 по 2008 гг. Филипп Москвитин преподавал иконопись в Московском православном институте святого Иоанна Богослова. Выпускники мастерской Филиппа Москвитина стали востребованными иконописцами, состоят в творческих союзах художников.
Филипп Москвитин — художник, знаменитый своими работами в области монументального искусства, иконописи, исторической живописи и портрета, член-корреспондент Российской академии художеств.

24 декабря 2022 года гости праздника в 14:00 встретятся с псковскими писателями в офисе писательской организации, а в 16:00 примут участие в торжественных мероприятиях в Псковской областной универсальной научной библиотеке имени В.Я. Курбатова.

55 лет Псковской писательской организации

Псковское региональное отделение Союза писателей России
приглашает псковичей и гостей города
на торжественный литературно-художественный

вечер посвященный 55-летию
Псковской писательской организации

Вечер состоится 24 декабря 2022 года
 в Псковской областной универсальной научной библиотеке
имени В.Я. Курбатова.

Начало вечера в 16 часов.

Вечер памяти писателя Натальи Лаврецовой пройдёт в историко-краеведческой библиотеке имени И.И. Василёва

22 ноября 2022 года в историко-краеведческой библиотеке имени И.И. Василёва состоится вечер памяти
поэта, прозаика, члена Союза писателей России с 1994 года
Натальи Анатольевны Лаврецовой
(22.11.1955 — 04.10.2022)

В вечере примут участие друзья и коллеги писателя. Прозвучат её стихи и песни, на эти стихи написанные, а также воспоминания о Н. А. Лаврецовой и произведения, посвящённые её памяти.

Начало в 17:00
Вход свободный

Словом единым… Встреча псковских писателей с белорусскими студентами

10 ноября 2022 года на базе Полоцкого государственного университета им. Евфросинии Полоцкой прошла литературно-патриотическая встреча студентов старейшего ВУЗа Республики Беларусь (1581г.) с творческой делегацией Псковского регионального отделения Союза писателей России под коротким, но ёмким названием «Словом единым…»

В ней приняли участие представители Псковского регионального отделения Союза писателей России — поэты Юрий Ишков, Светлана Размыслович, Людмила Скатова, прозаик Геннадий Синицкий, действительный член Русского географического общества, геоморфолог Александр Желамский, действительный член Петровской академии наук и искусств, член Союза художников России Александр Андреев и члены Союза писателей Беларуси.

Подчеркнём, что инициаторами встречи явились писатели Союзного Государства – Псковского отделения Союза писателей России и Витебского отделения Союза писателей Беларуси.

Перед началом мероприятия состоялось знакомство представителей Псковской писательской организации с историей учебного заведения и его настоящей жизнью, которую любезно рассказал ректор университета Юрий Яцентович Романовский. Он отметил важность мероприятия, уникальную возможность пообщаться, задать вопросы, услышать мнение людей, которые являются, в том числе, лидерами мнений, формируют впечатление о происходящем в мире, а также пожелал участникам удачной работы, эмоционального общения, обмена мнениями и успехов.

Полоцкий государственный университет – современный, динамично развивающийся ВУЗ. Здесь готовят специалистов высшего руководящего звена на 7 факультетах по 42 специальностям. В разные годы в нём одновременно обучалось до 18 000 студентов, как из самой Беларуси, так и из других государств, в том числе и дальнего зарубежья. История, филология, архитектура, строительство, геодезия, машиностроение, программирование, финансы, правоведение – вот далеко не полный список областей, где будущие учёные, инженеры, специалисты делают свои первые шаги самостоятельной жизни.

После чего состоялась официальная часть встречи, которая проходила в концертном зале Полоцкого коллегиума и собрала, по самым скромным подсчётам, чуть менее 200 человек.

Представители Российской стороны знакомили студентов со своим творчеством: читали стихи, рассказы и даже сказки. Делились яркими историями из своей жизни, а также, впечатлениями от пребывания на благословенной Полоцкой земле. Земле, которая является колыбелью Белорусской государственности и историческим центром просвещения от средних веков и поныне.

Особо отметим, что выбор проведения встречи в древнейшем городе Беларуси исходил ещё из того, что г. Великие Луки (основной костяк делегации Псковских писателей) и г. Полоцк – города-побратимы, копию Договора от 14.12.2007 года, передал ректору университета руководитель Псковской делегации Юрий Ишков. Он также зачитал приветственный адрес в адрес университета от Председателя Псковского регионального отделения Союза писателей России Игоря Смолькина, и выразил благодарность Главе города Великие Луки Николаю Николаевичу Козловскому и руководству Полоцкого государственного университета им.Евфросинии Полоцкой за оказанное содействие в решении организационных вопросов, связанных с этим событием.

Основная часть встречи завершилась преподнесением авторских сборников писателей Российской делегации с дарственными надписями, как для учебного заведения, так и для студентов университета.

Надо также отметить, что делегация писателей России была расширена за счёт работников науки и искусства Российской Федерации – академиком ПАНИ, художником-графиком Андреевым А.И. и академиком Русского географического общества Желамским А.Г. (в прошлом доцента вышеназванного университета), которые рассказали интереснейшие истории из своей жизни и подарили университету оригиналы гравюр с изображением Марка Шагала, Яна Борщевского, Заира Азгура, Юделя Пэна.

После общения со студентами вниманию делегации псковских писателей была представлена обзорная экскурсия по залам университета, в чьих старинных стенах размещался некогда иезуитский Коллегиум, затем Полоцкий Кадетский корпус и Кадетская гимназия, выпускниками которых были многие блестящие офицеры Российской Империи, в том числе Князь Императорской Крови Олег Константинович. Участники смогли «пообщаться» с механической «головой Сократа». Инженеры и компьютерщики Полоцкого государственного университета воспроизвели на современном технологическом уровне работу иезуита Габриэля Грубера, создавшего подобную «говорящую голову» в конце 18 века. Тонкое чувство юмора искусственного интеллекта было оценено по достоинству! Делегация прошлась по Екатерининской лестнице – созданной в последней четверти 18 века. Побывали российские писатели и в сокровищнице Полоцкого государственного университета – библиотеке, в которой помимо древних фолиантов хранятся десятки тысяч учебников и книг всех времён и народов!

Закончилось мероприятие во внутреннем дворике университета, где Российские писатели смогли вручную запустить университетские музыкальные часы с академическим шествием фигурок святых на здании ВУЗа и осмотреть отреставрированный колодец 18 века, куда по традиции были брошены монетки – на счастье.
После чего, уже в неформальной обстановке писатели Союзного государства наметили дальнейшие планы развития сотрудничества, ответной встречи на территории Российской Федерации и возможного издания совместного коллективного сборника стихов и прозы.

На прощание, белорусские и российские писатели сошлись во мнении, что главная цель мероприятия – развитие и укрепление культурных и дружеских связей между Республикой Беларусь и Российской Федерацией в рамках Союзного государства, а также тесное взаимодействие и поддержка добрососедских отношений между Витебской и Псковской областями – была достигнута. Ведь подобные события способствуют обоюдному духовному и творческому обогащению его участников и продолжают традиции тесного сотрудничества братских народов. Как Полоцк, так и Псков издревле являются общепризнанными центрами культуры и просвещения; взрастили целые плеяды выдающихся деятелей культуры и искусства; имеют более чем тысячелетнюю историю добрососедских отношений, укреплению которых, без сомнения, послужило и прошедшее мероприятие.

Мы верим в перспективы нашего дальнейшего сотрудничества во благо процветания и развития наших стран, а также Союзного государства в целом!

Геннадий Синицкий
член Союза писателей России

Псковские писатели стали дипломантами Международного литературного форума «Золотой Витязь»

15 октября 2022 г., в Москве,
состоялось награждение лауреатов
Международного литературного форума
«Золотой Витязь»

 

Среди дипломантов этого престижного литературного форума
писатели Псковщины — члены Псковского регионального
отделения Союза писателей России

Дипломами
Международного литературного форума «Золотой Витязь»
награждены:

в номинации «Поэзия» — Светлана Размыслович, г. Великие Луки, за книгу «Досчитаться до звёзд» (2021);
в номинации «История славянских народов» — Геннадий Синицкий, г. Невель, за книгу «Храмы земли Невельской» (2021);
в номинации «Литературный перевод» Татьяна Рыжова, г. Псков, за книгу «Пушкин в Пскове» (на английском языке) (2021).

Стоит отметить, что Светлана Размыслович стала дипломантом Международного литературного форума «Золотой Витязь» второй раз, в 2021 году она была награждена аналогичным дипломом за книгу стихов «Состояние расстояния».

Отдельно дипломом форума награждена Псковская областная универсальная библиотека имени В.Я. Курбатова.

Благодарность Международного литературного форума «Золотой Витязь», за достижения в области драматургии и многолетний вклад в современную русскую литературу объявлена известному псковскому писателю Ирене Панченко.

Международный литературный форум «Золотой Витязь» проводится в рамках Славянского Форума искусств «Золотой Витязь» и объединяет пишущих на русском языке литераторов, чьи произведения отвечают девизу «За нравственные идеалы, за возвышение души человека».

Организаторами Литературного форума выступают Международный Форум «Золотой Витязь», Союз писателей России, Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (Роспечать), Издательский совет Русской Православной Церкви. Президентом Международного литературного форума «Золотой Витязь» является народный артист Российской Федерации Николай Бурляев; почетным Председателем — сопредседатель правления Союза писателей России Владимир Крупин.

Отметим, что это не первые награды, полученные псковскими литераторами на этом литературном форуме.
Прозаик Игорь Смолькин (Изборцев) в 2019 году стал обладателем золотого диплома Международного литературного форума «Золотой Витязь», а в 2020 году — высшей награды форума — статуэтки «Золотой витязь».
Дипломантами «Золотого витязя» в разные годы становились поэты Андрей Бениаминов, Андрей Канавщиков, Надежда Камянчук, Валерий Мухин и Людмила Скатова, а также прозаики Анатолий Рахматуллин (Тимофей Рахманин) и Роман Романов.

 

Правление Псковского регионального отделения
Союза писателей России

Ушла из жизни Наталья Лаврецова

Правление Псковского регионального отделения Союза писателей России
с прискорбием сообщает, что на шестьдесят седьмом году жизни
скоропостижно скончалась поэт, прозаик, член Союза писателей России с 1994 года
Наталья Анатольевна Лаврецова

Наталья Анатольевна родилась в Карелии, в Петрозаводске. Окончила Ленинградскую лесотехническую академию, позже – Высшие литературные курсы при Литературном институте им. Горького в Москве. Писала стихи, повести и рассказы.

Значительная часть ее жизни была связана с Пушкиногрьем, верно, поэтому ее поэтический дар так ярко расцвел на Пушкинской земле и обогатил русскую литературу замечательными книгами стихов и прозы, которых вышло в свет не менее десяти.

За творческие достижения Наталья Анатольевна Лаврецова стала лауреатом Международной Пушкинской премии («Нью-Йорк, 1997), премии карельского писателя Бориса Кравченко (Петрозаводск, 1999), премии администрации Псковской области и др. У нее были большие творческие планы, и она бы, без сомнения, их реализовала, если бы жизнь ее трагически не оборвалась.

Вечная память нашему товарищу, другу, коллеге!
Вечный покой!

От имени писателей Псковщины,
председатель правления Псковского
регионального
отделения
Союза писателей России

Игорь Смолькин