Архив рубрики: Новости

Новости литературы

Псковские поэты стали лауреатами «Российского писателя»

Традиционно, в канун Рождества, главный литературный сайт Союза писателей России  «Российский писатель» подвел итоги литературных публикаций за 2021 год.

По итогам рассмотрения более тысячи текстов, опубликованных на сайте в прошедшем году, названы лучшие авторы в номинациях «Поэзия», «Проза», «Драматургия», «Публицистика», «Критика», «Новое имя «РП», «Позиция», Художественный перевод», «Классика и мы» и др. Среди лучших – два представителя Псковского регионального отделения Союза писателей России.

Поэт Надежда Камянчук, признанная лауреатом в номинации «Поэзия» за поэтическую подборку, опубликованную «Российским писателем» в июне 2021 года.

Поэт, прозаик, эссеист Вита Пшеничная, в номинации «Новое имя «РП», за поэтическую подборку, опубликованную в  прошедшем сентябре.

 

Псковское региональное отделение Союза писателей России поздравляет своих коллег и желает дальнейших успехов в творчестве.

С полным перечнем лауреатов можно ознакомиться на сайте «Российский писатель»: https://rospisatel.ru/lrp2021.html

Псковская литературная среда. Поэзия. Ирена Панченко

 

Ирена Панченко

Поэт, прозаик, публицист, член Союза писателей России.
Живет и работает в городе в Пскове. подробнее>>>

Кто городам присвоил имена?

Кто городам присвоил имена?
Как у людей — по имени судьбина?
И с именем всю жизнь она едина,
Какие б не настали времена?

Вот женским именем твой город нарекли —
Неважно, от чего его истоки, —
Но никогда не будет он жестоким,
Как мать он будет для своей земли.

А Пскову предназначена судьба
Быть воином, дозорным быть извечно,
Не раз бывал он шрамами отмечен,
Но закалила дух его борьба.

Как по весне, пробив покров земли,
Взнесёт над миром семя лист зелёный,
Так в древнем сердце, в битвах опалённом,
Есть место всепрощенью и любви.

Сделай шаг

 «Аще падешь – восстань и спасешися»
 Аграфы Иисуса

Даёт Господь нам каждому судьбу,
И по трудам дано гордиться ею.
Ведь что сегодня бережно посеем,
То и пожнём мы – мир или борьбу.

Но ошибиться так легко в пути,
А вот подняться и пойти упрямо —
Не каждому дано. И всё же сделай самый
Тот первый шаг. Потом вперёд иди

Детства нескладная песня

Детство, детство, нрескладной песнею
Ты на сердце моём лежишь.
В ней – двинская волна поспешная,
Даль, где плавно течёт Иртыш.

Годы, годы – суровые вёрсты,
Сколько б вас ни исчезло вдали,
Не забыть, как детей и взрослых
По этапу в Сибирь везли.

В полутёмной тряслись теплушке,
Задыхаясь от смрада тел,
Из окна, словно воду из кружки,
Выпить воздуха каждый хотел.

За оконцем – земля без края:
Волга, степи, Урал, леса…
Здесь, в теплушке – беда людская,
Там – раздолья земная краса.

Это было, это не чудится –
Горький путь всей семьёй на восток…
Даже странно: зелёной улицей
Для меня в мир открытий он лёг.

Позади – тихий город латышский
У двинской говорливой волны…
В трёх верстах виден берег иртышский –
Страхом души людские полны.

Но надежда – услада живущих!
Не убиты – не надо тужить.
Хоть деревня – не райские кущи,
Всё уладится, будем жить.

Детство – радость моя босоногая:
Лес, поляна, цветы у воды…
Ну чего, мам, грустишь у порога,
Если нет никакой беды?

Что тогда понимала, беспечная, —
Лишь бы хлеба ломоть,
 солнца круг!
А на свете есть истина вечная:
Край, что Родиною зовут.

Есть деревня, есть где-то улочка.
Горько ль, сладко ли там жилось –
Память держит любой закоулочек!
Есть красивей, родней – не найдёшь!

Детство, детство,
Босое, звонкое,
Шаг твой где-то вдали затих.
Словно волосы делишь гребёнкою:
Признаёшь лишь врагов и своих.

Этот – красный, а этот – белый.
Свой – чужой.
А иначе – никак.
Всё ты судишь решительно, смело:
Если высланный –
значит, враг.

Если выслан…
Что я понимала?!
Разве в чём-то моя вина?
Тот же галстук – торжественно алый,
В сердце – песни, что пела страна…

Годы стёрли следы огорчений,
Детство скрылось в сибирской дали.
Юность – время надежд и свершений,
Всепрощения и любви. 

Не искать, не понять причины
В быстроте тех наивных годов…
Всё тесней обнимают морщины
Материнскую скорбную бровь.

Не деревней, не улицей малой
Слово «Родина» в сердце вошло,
Выше горькой неправды стало,
Всё понять и простить помогло.

Всё простить
И за далью увидеть
Всё величье прошедших годов.
Я – твоя, моя Родина, слышишь?
Позови – я откликнусь на зов!

Давней и невозвратной порою
В светлом слове навеки слились
Прибалтийской сосны прибои,
Прииртышских берёзок высь.

Возвращаться к родному порогу
Научилась с годами и я,
Но, как в детстве, — ни мало, ни много –
Моя Родина – вся страна

Был вечер чудный

Краславе – городу детства
посвящается

Был вечер чудный — тихий и печальный,
Я одиноко шла тропою дальней
От города с его нестройным гулом
Туда, где солнце в пурпуре тонуло,
Где каждый вечер солнце умирало,
На лик свой опускало ночь забрало.
Возможно, путь лежал к родному дому —
Ведь каждый куст казался мне знакомым.

Мой быстрый шаг вздымал фонтаны пыли,
И оседая, они рядом плыли
И путь во тьме, мерцая, освещали,
Со мной делили все мои печали.
Чем дальше шла я в мерном их потоке,
Сжимался надо мною мир жестокий.
Себя пыталась, но не обманула —
Мне нет пути туда, куда тянуло.

Ведь впереди — кордоны, заграница,
А край латгальский мне так часто снится,
И Даугавы бурливые разбеги,
И тихий город на покатом бреге.
За городом, в тени высоких сосен,
Куда так часто ветры мысль уносят, —
Печальное и чистое кладбище,
Всегда здесь две могилы сердце сыщет.

О, край оставленный! Забытая святыня!
Быть может, оттого душа — пустыня?
А может, запустенье в ней и тленье
От общего раздора, разоренья?
Я плачу… Отчий дом… Моя отрада!
Казалось, что ушла, и мне не надо
К нему спешить. Мираж души бродячей!
О край пресветлый слёз моих ребячьих!

В другом краю нашла я утешенье,
В нём — жизнь моя, любовь, моё спасенье.
Но мыслью уношусь в родные сени,
Ступаю на скрипучие ступени…
И запоздало сердце вещей птицей
Листает позабытые страницы.
И в тусклый текст моих земных страданий
Вплело строку святых воспоминаний.

Ступени на Синичью

 Ступени вверх. Ступени на Синичью.
Как круто камни кем-то сложены!
Там, наверху, у церкви гомон птичий
И тихая могила у стены.

Ступени солнцем северным согреты,
Стёрт камень их за годы неспроста:
Там, наверху, — пристанище Поэта,
Поэзии российской высота.

Ступени вверх. Который раз ступаю,
И что-то совершается во мне:
Как кожу, мерзость дней с себя сдираю,
Чтоб с Ним душой побыть наедине.

Чтобы понять, как в жизни всё не вечно,
Как мелочен порой страстей порыв.
Гордыня, суета – всё скоротечно.
Лишь Слово вечно.

 Значит — Пушкин жив!

Два старца

Светлой памяти С.С. Гейченко
и моего отца Иосифа Донатовича

Меж ними был разрыв в десяток лет —
По возрасту, тем боле — по призванью:
Один — мыслитель, балагур, поэт,
Другой — сапожник без образованья.

В моём дому пути пересеклись —
Донатыча и Гейченко Семёна.
И потекла в застолье речь про жизнь.-
И доверительно, и без фасона.

И песни пелись, и читался стих,
И Пушкин третьим был на их беседе,
И в рюмки наливалось на троих.
И я была не лишней на обеде.

Прошли года. С отцом нас развела
Граница. Нам бы раз в году обняться!
«Ну, жив Степаныч? Как у вас дела?»-
Не забывал отец всегда справляться.

И слал приветы. Я их все везла
В Михайловское. Сидя у постели,
С терпением я слушала слова,
А старца голос тёк уж еле-еле.

Им, видно, очень нужно было знать,
Что тот, другой, живёт на белом свете.
Как будто сил стремились передать
Друг другу старцы в том простом привете.

«Нехай живёт — ты так и передай…
Ещё пыхтим… Ещё коптим мы небо…»
И вот передо мной могилы край.
Был Гейченко — и нет. Ушёл он в небыль.

Могильный холм — конец земной борьбе.
Я возношу благодаренье Богу:
Семён Степаныч был в моей судьбе,
Давал благословение в дорогу.

И, вспоминая дней былых успех,
Я вновь дивлюсь с отцом их давней дружбе,
Не брал Степаныч на душу сей грех —
Спесивым быть или идти в услужье.

Людей он равно чтил и уважал,
Хоть правду-матку резал и министрам!
И люд разнообразный наезжал,
И был со всеми весел и речист он.

Как многим не дано из нас постичь
Дар высший — уважать чужое мненье!
Мы под себя б хотели всех «постричь»…
И нет от зависти отдохновенья!

В Изборске

Легко плывут над Мальским облака.
То — отражение: взгляни — по водной глади
Две гордых птицы в свадебном наряде
Скользят, волнуя синь воды слегка.

Журчанье струй, отрада и простор —
Как в час божественного мира сотворенья!
Но не единожды в веках здесь шли сраженья,
А тишина — как прошлому укор.

Тропою торной к крепости иду-
Как мощно взмыли в высоту руины!-
Возникнут зримо прошлого картины,
Когда к стене, что в ранах, припаду.

Звон с колокольни церкви, звон мечей,
И стоны, и команды, гром орудий…
Здесь смертный подвиг совершали люди
Чтоб не отдать врагам земли своей.

А мы туристами идём вдоль древних стен,
Здесь тихо так, волшебно и прекрасно!
И мнится: будет в мире безопасно,
И от судьбы не ждём мы перемен.

Уж так ли благостно у западных границ?
Европа предавала не однажды —
История Изборска нам расскажет,
Каких к нам ветры мчат заморских птиц.

На страже быть, чтобы сберечь свой дом
И дух крепить нам завещали предки.
А раны стен — истории пометки.
Изборск в дозоре. Вечном и святом.

На былинный лад

В. В. Путину

Окружили вороги с Запада Рассеюшку,
Испытать им хочется снова нашу силушку.
Поискать им хочется, чем сломить нам волюшку,
Да развеять хочется русский дух по полюшку.
Что ни век — крепилась Русь, с ворогами билася.
Видно, рать заморская думать разучилася.
Думать разучилася – строит планы гибельны –
Ох, землицы сколько тут! Ох, места-то прибыльны!
Невдомёк воителям – мнят они по-натовски:
Вдаль умчалось времечко ельцинско-горбатовско!
Прокатилось лишенько по земле родименькой,
Только защитить её вызвался Владимирко!
Слово быстро сказано, дело так не справлено,
Всё же горе горькое позади оставлено.
В полный рост восстала Русь от Востока к Западу,
Поглядели вороги – слёзы аж закапали!
Хочется мечтателям поприжать строптивушку!
Только Русь великая знает свою силушку.
Знает свою силушку, да ухватки ворога –
Впрягся люд в работушку от села да города.
Долго ли, аль коротко, но с колен поднялися –
К Небесам за помощью взоры устремлялися.
К Небесам и к Памяти. Полк бессмертный рядом встал,
Да от этой силушки разом дух людской воспрял.
И на дальних подступах, меж чужих долин,
Защитить свой мир от зла, встал наш исполин.
А враги беснуются, им не просчитать,
Ход какой Владимирко выкинет опять!
В предсказанья верует всяк честной народ,
Что Россия-матушка мир от бед спасёт.
Только если будем мы, как скала, крепки,
На границах встретит враг крепкие замки.

 

Солдатами не рождаются

А по земле опять рассвет струится,
Заря в объятия взяла полнеба.
Мальчишкам сладко на рассвете спится,
Им снится, снится то ли быль, то ль небыль.

Им рано пробуждаться по побудке,
Движеньям придавая обороты.
Уже включили строгий счётчик сутки,
И в чёткие шеренги встали роты.

Солдатами мальчишки не рождаются.-
По долгу перед Родиной становятся.
Они за правду и за нас сражаются,
И матери за них всенощно молятся:
«Спаси их, Господи, спаси от смерти,
Сыночкам рано уходить в бессмертье!»

А по земле опять рассвет струится,
Заря в объятия взяла полнеба.
Мальчишкам сладко на рассвете спится,
В снах – жар любви и спелый запах хлеба.

Любите матерей

Сыны и дочери, любите матерей,
Пока они живут на этом свете,
За их улыбку будьте вы в ответе,
Вниманьем награждайте их щедрей.

Сыны и дочери, любите матерей.
Не забывайте, что они не вечны.
Как облака, минуты скоротечны,
И смерть не ждет у запертых дверей.

Я вас молю: любите матерей,
Чтоб сердце не разорвалось однажды
От боли, что с собою носит каждый,
Прозрев от тяжести вины своей.

Вины такой, какой прощенья нет,
Ей имя поздно я нашла — бездушье.
Кто слезы матери моей осушит?
Кто матери мой передаст ответ?

Всё поздно. Там, на горней высоте,
Я знаю, мне она дала прощенье.
Но страждет вновь, узрев мои мученья.
Себе прощенье дам лишь на кресте.

Сыны и дочери, любите матерей!
Натруженные руки их целуйте,
Свои приезды, как цветы, даруйте!
Часы стучат — вы слышите? Скорей

О творчестве

Не верьте им — художникам, поэтам,
Что творчество — распятье на кресте:
Мазок, строка терзают их с рассветом,
Или родятся в муках при звезде.

Нет, этот труд — душе творца услада,
Горенье духа, мысли тайной взлёт!
А если нет — так и писать не надо!
Что почитатель в тех трудах найдёт?!

Тёмных аллей ворожба

 Иней тонкие ветви пригнул,
Даль морозная будто в тумане.
Мою души опять притянул
Старый парк — снежной заметью манит.

Снег хрустит, звук уносится прочь.
Этот звук волшебства не нарушит.
Поцелуй твой, пьянящий как ночь,
Жарким пламенем жжёт мою душу.

Нежность ласк, тайну слов не забыть,
Хоть по ветру костёр разметали.
Крепко вяжет нас памяти нить —
Мои губы вновь жаркими стали.

Этих тёмных аллей ворожба:
То сбегутся, то вновь разойдутся.
Это наша с тобою судьба-
Уходить, чтобы снова верну

Встретимся вновь

Я снова в судьбу безрассудную верю!
Надежду прошедшей бедой не измерю –
Умчалась она с тополиной метелью,
Обиды с души – словно пух – улетели.

Мы встретимся вновь, как две вольные птицы,
Как зёрна, любовь соберём по крупицам.
Мы крылья расправим навстречу надежде:
Всё будет, как прежде! Пусть будет, как прежде!

В любви мы так часто с тобой объяснялись!
А с первой бедою – едва не расстались.
Но в час полуночный под светлой звездою
Вновь к счастью притронемся молча р

Мчалась жизнь на первое свиданье

Я всё познала: страсти жар игривый,
Бурление крови, пылкой, молодой;
И встреч случайных пламень суетливый,
Сжигавший ненадолго мой покой.
И трепет – то бесстрашный, то пугливый –
Любви, навек оставшейся со мной.
Утихло всё. Взметнувший в ногу стремя,
На всём скаку моё промчалось время.

Ведь кажется: сегодня травы пели,
И ветер в косы их вплетал цветы;
Берёзы трепетно о неземном звенели,
Как лики, к солнцу устремив листы;
И облака, как лебеди, летели
В лазурь небес, прозрачны и чисты.
А сердце трепетало в ожидание,
И мчалась жизнь на первое свиданье.

Восход с закатом на земной дороге
Сошлись, скрестили, как мечи, лучи.
Застыли день и ночь в немой тревоге –
Какие к завтра подобрать ключи

Как кладезь чувств и мудрость мыслей строгих
На равных сплавить пламенем свечи?
Но конь не ждёт. Стучат его копыта,
И грива с ветром жизни перевита.

Река жизни

Жизнь как река: течет – куда–то,
И дважды в ту же воду не ступить.
И то, что было счастливым когда-то,-
Не возвратить, увы, не возвратить!

Но сладки так, светлы воспоминанья –
Из сердца никуда их не изъять!
И рвутся струны-нервы в ожиданьи,
И память жжет опять, опять, опять.

А те мгновенья, что душа стремится,
Как на восходе чувства, повторить,
В той первозданности способны лиь присниться.
И в жизни новую тропу пора торить.

Но на закате дней придет прозренье:
Все, что болело,- на сердце легло.
И боли – жизненной реки теченье,
Все остальное временем смело.

Была любовь

Да, жизнь полна несбывшихся надежд.
Мечталось о любви большой и вечной.
Да срок ей был отпущен скоротечный –
Омыт слезами из ослепших вежд.

Но ведь была любовь! Она — как мощный вал,
Что закружил меня, весь мир закрыл собою.
Под натиском ветров, ниспосланных судьбою,
Как колосс глиняный, наш мир не устоял.

И всё же та любовь не сгинула навек!
Минутны только жаркие объятья.
В копилке памяти удержит человек
Всё в жизни лучшее – и те мгновенья счастья.

И, как лампада, в глубине души
Горит огонь.
Благодаренье Богу:
Любовью освятил мою дорогу.
За счастье жить молюсь в ночной тиши.

Коль смерть начнёт мне издали грозить,
А то приблизится, взмахнёт косою,
Я не предам себя унынью и покою,
А буду ещё яростнее жить.

Цветы полей

Вновь лето. Шали пестрые лугов —
Взгляни! — по всей округе замелькали,
И лето, распахнув цветные дали,
На лепестках играет музыку цветов.
Когда б исчезла эта благодать,
То сердце женское от бед ожесточилось.
Цветы полей! Дана нам Божья милость
Красу души с красой цветов равнять.

Когда б цветам в округе не цвести,
То для мужчин остались бы лишь войны,
Они душою не были б достойны
Любимым в дар красу преподнести.
Чудесные создания Земли!
Под солнцем — злу назло! — благоухайте
И нежной силою своею возрождайте
Добро, что мы на распри извели.

Разноцветье бескрайних полей —
Праздник щедрой природы.
А цветы наши — русских кровей,
Устоят в любые погоды.

Скорбит земля

Осень заарканила коня,
Скачет по лесам, полям, просёлкам.
Бьёт копытом конь. Неужто колко?
Здесь теперь простор для воронья.

Бьёт копытом конь, поводья рвёт,
Только вместо искр – сухие комья.
Эх, земля, ты молодость припомни!
Душу разоренье не скребёт?

Отсмеялись сёла, хутора,
Плачут в тишине дома пустые.
И земли российской кладовые
Борщевик уж разорил дотла.

Тяжко дышит и скорбит земля —
Поруганью отданы просторы!
Осень рвёт поводья. Скоро-скоро
Снег укроет мёртвые поля…

Летняя благодать

 Рассвет небес целует голубые губы,
И новый день уже взмахнул крылами.
Над рощами, лесами и полями
Играют птицы в золотые трубы.

 Ах, лето! Благодать и процветанье
В краю, где зимы долго правят свадьбы.
Успеть все блики солнышка впитать бы
И осень жизни встретить с пониманьем.

Память любви

Моих стихов, как плакальщиц в ночи,
В житейской суете ты не услышишь,
Вслед за моим, другие имена
В дневник любви не раз ещё ты впишешь,
От страсти опьянев, как от вина.,
Знать, эта встреча только для меня,
Знаменьем став в житейской круговерти,
Костёр любви зажгла той высоты,
Что вознесла любовь мою в бессмертье,
Избавив от душевной пустоты.
А одиночество — всего лишь способ жить
С тобой в душе, простив твои измены
И не делясь ни с кем о сокровенном,
Лишь памятью любви сильнее быть.

Обращаюсь к маме

Так и живу: за суетой, делами
Скрываю одиночество опять.
И в час бессонный обращаюсь к маме,
При жизни, что не сказано, — сказать.

Когда вдали от дочки коротаю
Я дни, в тревоге за её судьбу,
Тебя в ночи я, мама, вспоминаю
И боль души отринуть не могу.

Мой мир был полон взлётов и свершений!
В той жизни, звонко звучной, озорной,
Не находила я тогда мгновений
К тебе примчаться и побыть с тобой.

Теперь, как ты тогда, взор устремляю в небо:
«Господь, от бед моих родных храни!»
Занесена твоя могилка снегом,
От дочери вдали я коротаю дни.

В минуты боли 

К здоровью в повседневье безучастны,
На безрассудства всякие щедры,
Равно мы перед болью все несчастны,
Пред нею одиноки и мудры.

Мы в немощи здоровье начинаем
Считать всерьёз вершиной бытия
И каждый миг судьбы воспринимаем
Как высший дар, что дал нам Судия.

В нас болью себялюбья пыл остужен,
Полны ко всем участья и тепла.
Слетают с губ — неловки, неуклюжи —
Слова любви. Печаль наша светла.

В минуты боли веруем в прощенье
Грехов, что каждый сотворить успел.
Ужели боль дана для очищенья?
Она – как исповедь для наших душ и тел

Танго прошедших лет

Уже не спеть мне песню о любви –
Осталось всё в былом и невозвратном.
Порой звучат слова любви невнятно,
Не пробудив волнения в крови.

Рассудок мой над сердцем взял контроль,
Вдруг, словно память о былой разлуке,
Пролились где-то тихо танго звуки –
Пронзила сердце сладостная боль.

В ночи звучат уснувшие слова
И к сердцу вновь прокладывают путь…
Мне непонятна этой боли суть,
Но раз болит – я для любви жива.

А жизнь бежит – так дивно хороша,
И память бережёт, что отболело.
Когда неотвратимо гаснет тело,
Восходит к зрелости своей душа.

Ей, умудрённой, не дано принять:
Земная жизнь – лишь вечности мгновенье.
Об ускользающем так терпки сожаленья,
И танго в вечность будет провожать.

Да будет так!

 Земля окрасилась в зелёные тона,
И в душах расцвели цветы надежды,
Что мир стоит, и будет всё, как прежде:
Весна и лето, осень и зима.
Влюбляться будут люди по весне,
И создавать семью на склоне лета,
И восхититься по зиме планета
Рожденью чада славного в семье.
Пусть будет так! Пусть всё цветёт кругом,
И будет мир в любой избе, квартире!
Возлюбит Бог, коль жить мы будем в мире
В своей стране. Она — наш общий дом.

 

 

С Новым 2022 годом!

Дорогие друзья!
С молитвой о милости Божией встречаем мы Новый 2022 год!
 
Что оставили мы в минувшем? Как водится – и счастья и несчастья, и доброе и злое, и то, что хотели получить и получили, и то, что не просили, но приняли и понесли! Да, непростое время мы пережили, много выпало роду людскому бед и скорбей! Скольких мы потеряли? Скольких поглотила ненасытная пасть пандемии?  Сколько самых достойных ушло в путь всея земли? Трудно перечесть! Но не урок ли это, чтобы  во всем и до конца полагаться на Бога, просить у Него нужного для себя, благодарить за даруемое и всякое дело начинать с молитвы? Послушаем, что сказал в далеком 1918 году, стоя на пороге вечности, священномученик Иоанн Восторгов:
«Станем твердо на сторону Христа и Его дела, станем в числе Его сторонников, соработников и споспешников в великом царстве Его на земле — в Церкви Христовой, в великом деле возрождения нас самих и всего человечества. Здесь наше просвещение, здесь спасение мира, здесь вся сила наша для правильного выполнения жизненных задач, для уразумения и достижения высших целей жизни. Я свет миру (Ин. 8:12), сказал Христос; Я путь, истина и жизнь. Кто следует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни (Ин. 14:6, 8:12). Аминь».
 
Пусть же слова эти станут нам лучшим напутствием в грядущий 2022 год!
С Новым Годом!
 
 
Председатель правления
Псковского регионального отделения
Союза писателей России

Игорь Смолькин (Изборцев)
 
 

Юбилей детского писателя, поэта, прозаика — Татьяны Лапко

Поздравляем с Юбилеем!

Сегодня празднует День Рождения наш дорогой друг,
коллега — поэт, прозаик
Татьяна Михайловна Лапко!

Снег идёт, усталый, тихий,
Следом вкрадчивый мороз,
Нарумянив щёки лихо,
Белой пудрой белит нос.

Эти поэтические строки юбиляра словно иллюстрация к сегодняшнему снежному, морозному дню – дню ее славного юбилея!
Как радуются сегодня детишки, всё им в подарок – сугробы, снежные горки, залитые катки и, конечно же, обращенные к ним добрые, талантливые стихи Татьяны Михайловны!
Дорогая Татьяна! Ваша миссия ответственна и важна… нет, она бесценна! Ведь Вы учите юного читателя любить и понимать красоту окружающего мира, ценить дружбу, уважать старших, ответственно относиться к учебе! Каким шагнет юный гражданин в будущую взрослую жизнь, во многом зависит от Вас! И здесь Вы на высоте! Ваше слово художественно, доступно детскому уму, нравственно и красиво! И взрослый читатель любит и ценит Ваш творческий дар! Но Ваш вклад в мир детской литературы вообще трудно переоценить!

Мира Вам, добра, вдохновения!
Пусть же Щедродатель Господь умножит Ваши силы и укрепит здоровье
на многая и благая лета!

От имени писателей Псковской области,
председатель правления
Псковского регионального отделения Союза писателей России
Игорь Смолькин

Поздравляем Тамару Вересову с юбилеем!

Сегодня празднует восьмидесятилетие
наш дорогой друг, коллега — писатель, краевед, журналист —
Тамара Вересова!

«Тамара Васильевна Вересова принадлежит к редкому ныне типу людей, неравнодушных, бескорыстно отдающих без остатка все свои силы и таланты общественному служению делу сохранения и приумножения богатств отечественной культуры, пропаганде духовно-нравственных ценностей, беззаветно преданных своей Малой и Большой Родине» – так характеризовал юбиляра Совет Союза краеведов России. И не согласиться с этим невозможно!

Достаточно упомянуть лишь малую толику ее трудов, например, 2-томник «Псковская земля. Святыни и древности» или 3-томник серии «Псковская земля: история в лицах»!

Дорогая Тамара Васильевна,
мы Ваши коллеги-писатели, как и Ваши читатели, гордимся
Вашим многогранным талантом и трудолюбием!
С нетерпением ждем Ваших новых изысканий, открытий!
Пусть же Щедродатель – Господь пробавит Вам сил для Ваших многополезных
трудом и дарует Вам здравие духовное и телесное на многая и благая лета!

 

От имени псковских писателей,
Игорь Смолькин

Игорь Смолькин награждён почётной грамотой Министерства культуры России

В Большом концертном зале Псковской областной филармонии
в четверг, 9 декабря, состоялся торжественный прием
в честь Дня Конституции РФ

Губернатор Псковской области Михаил Ведерников отметил, что вручение наград в канун Дня Конституции тем, кто в наибольшей степени воплощает идеалы нашего Основного Закона, уже стало традицией.

Среди награждаемых  — представители практически всех сфер деятельности Псковской области. Это медики, военнослужащие, деятели культуры, социальные работники, педагоги, государственные и муниципальные служащие, представители общественных организаций.

Почётной грамотой Министерства культуры Российский Федерации «За большой вклад в развитие культуры и многолетнюю плодотворную работу» награждён известный российский писатель, общественный деятель, председатель правления Псковского регионального отделения Союза писателей России Игорь Смолькин.

Псковские писатели поздравляют Игоря Александровича с заслуженной наградой. Желают дальнейших творческих успехов, новых книг, терпения и мужества в благородном деле служения русской литературе.

 

 

Литературный конкурс «Мир литературы. Новое поколение»

Ассоциация союзов писателей и издателей проводит конкурс на участие во Всероссийской мастерской для молодых авторов «Мир литературы. Новое поколение», которая состоится в Москве в апреле 2022 года при поддержке Президентского фонда культурных инициатив

Задачи Мастерской – это выявление и поддержка молодых авторов, расширение их творческих возможностей, содействие профессиональному росту, установление контакта между писательскими поколениями.

Мероприятия Мастерской пройдут на центральных культурных площадках столицы. В рамках программы состоятся семинары для молодых авторов по направлениям проза, поэзия, критика, драматургия и детская литература. Руководителями тематических секций станут представители крупнейших писательских союзов. Также начинающие литераторы получат возможность принять участие в круглых столах, поэтических вечерах, мастер-классах, открытых дискуссиях с лидерами культурного процесса.

К участию в конкурсе приглашаются молодые писатели из всех регионов России от 18 до 35 лет включительно. Заполнить заявку на сайте Ассоциации http://aspirf.ru  и предложить работы можно в двух категориях по следующим номинациям:

Категория «Авторские книги»:
— проза (сборник рассказов и/или повестей объёмом от 8 до 15 авторских листов; роман объёмом от 8 до 18 авторских листов с кратким синопсисом);
— поэзия (поэтический сборник объёмом до 8 авторских листов);
— критика (сборник статей объёмом от 8 до 15 авторских листов).

Категория «Отдельные произведения»:
— проза (произведения объёмом до 2 авторских листов);
— поэзия (подборки объёмом до 200 строк);
— критика (статьи объёмом до 2 авторских листов);
— драматургия (не более одной пьесы);
— детская литература (произведения объёмом до 2 авторских листов).

Итогом Мастерской «Мир литературы. Новое поколение» станет издание авторских книг под эгидой Российского книжного союза. Лучшие работы в категории «отдельные произведения» будут напечатаны в сборнике и рекомендованы к публикации в «толстых» литературных журналах, партнёрах проекта.

Заявочная кампания проходит с 15 октября по 15 января.
Проезд, проживание и питание участников Мастерской осуществляется за счёт организатора. Подробнее с условиями конкурса можно ознакомиться в Положении http://aspirf.ru/contests


По материалам пресс-релиза АСПИ

Новая публикация Людмилы Скатовой в журнале «Голос Эпохи»

Высокое поэтическое слово

Истинная поэзия всегда духовна, а высокое поэтическое слово служит возрождению нравственности. Несомненно, творчество значимых поэтов оказывает влияние на литературный процесс. Отрадно осознавать, что наша современница, поэт, литературовед Людмила Анатольевна Скатова бережно возрождает мир русской души и русской поэзии,  не следуя веяниям изменчивого и непрочного времени.

Как точно заметил Дмитрий Николаевич Скачков — руководитель петербургского православно-патриотического издательства «Русская лира», представитель РПО им. Императора Александра III в Санкт-Петербурге: «Людмила Анатольевна Скатова — поэт, литературовед, создавшая в своём творчестве неповторимый образ дореволюционной России и подлинную летопись Белой Борьбы».

В преддверии новогодних и рождественских праздников увидела свет новая публикация Людмилы Анатольевны в литературно-общественном журнале «Голос Эпохи» Русского просветительского общества имени Императора Александра III. Данное авторитетное издание разместило на своих страницах «Балладу ИСХОДА», посвященную Чинам Северо-Западной Добровольческой Армии, в том числе и рыбакам Псково-Чудских островов, которые все, без исключения, влились в ряды Белых добровольцев, водимые героем Великой войны, будущим генералом Пермикиным.

 Литературно-общественный журнал «Голос Эпохи» существует в сети с 2005 года, в 2010-м начат регулярный ежеквартальный выпуск его печатной версии. За этот срок на страницах были опубликованы произведения десятков авторов из разных областей России, а также стран ближнего и дальнего зарубежья. Создатели журнала ставят своей целью внести лепту в наиглавнейшее для России дело — возрождение Духа.

Изучая творческий мир Людмилы Анатольевны, мы видим, что поэт возложила на себя нелегкую миссию восстановления русской имперской культуры и русских традиций.

Старых писем лепет,
Снимков прежний блеск…
Спор зашел нелепый
О добре и зле…

Первые же строки «Баллады ИСХОДА» приглашают читателя к осмыслению бытия в контексте смысла жизни в целом. Подобно мозаичному полотну, в котором каждая деталь самобытна, но, соединяясь с другими, фрагменты мозаики создают уникальную картину.

Русское Христолюбивое воинство и Белая гвардия, как последнее рыцарство, наследующее его духовный и ратный подвиг, — особая и очень важная часть творчества поэта.

 …Зло не одолело
Золотых погон,
Офицеры смело
Защищали Дон.
Смело шли в атаку
Под шрапнельный град,
Хоть с надеждой таял
Путь на Петроград.

Впускаешь в душу ритмичные строки, и приходит понимание того, что звучат они не как тема для дискуссий, а как повод к личным размышлениям о судьбе исторической России, о верности одних и предательстве иных…

Стали черной холод.
Был корнет высок…
Грешен в том, что молод,
Что не брит висок.
На виске чернеет
Дырочка на «ять»…
Кто теперь посмеет
Родину отнять.

Поздравляем Людмилу Анатольевну, а также и всех почитателей ее таланта, с новой публикацией.  Выпуск «Голоса Эпохи» №4 за 2021 год  доступен читателям в отделе краеведения Великолукской центральной городской библиотеки имени М.И. Семевского.

В наступающем 2022 году нас ждет приятное событие — презентация новой книги Людмилы Анатольевны Скатовой «Генерал Краснов и его Святорусское небо». Сигнальные экземпляры книги уже вышли в свет.

 Ведущий методист Центральной городской библиотеки города Великие Луки
 Е.В. Зимина


По материалам сайта Великолукской центральной городской библиотеки имени М.И. Семевского 
http://biblio-vluki.ru/news/vysokoe-poeticheskoe-slovo/

Людмила Скатова получила награду Русского просветительского общества

Великолукская поэтесса Людмила Скатова
награждена серебряным нагрудным Александровским знаком

Серебряный нагрудный знак в форме Императорского вензеля был учреждён Русским просветительским обществом им. Императора Александра III для награждения деятелей, имеющих значимые заслуги в области русского просвещения.

В день памяти Государя-Миротворца (20 октября) Александровским знаком были отмечены пять человек среди которых известный великолукский поэт, публицист, литературовед – Людмила Анатольевна Скатова.

Как отмечает сайт «Русская стратегия», награда вручена за создание Л.А. Скатовой в своём творчестве неповторимого образа дореволюционной России и подлинной летописи Белой Борьбы.


 

Великолукская поэтесса стала дипломантом Международного Славянского Литературного Форума «Золотой Витязь»

Светлана Размыслович награждена дипломом
Международного Славянского Литературного Форума
«ЗОЛОТОЙ ВИТЯЗЬ»

Об этом сообщает сообщает официальный сайт форума «Золотой витязь». Великолукская поэтесса получила награду в номинации «Поэзия»  за книгу стихов «Состояние расстояния».
«Книга «Состояние расстояния» состоялась неожиданно и решительно. Безоговорочно и без сомнений. Так бывает.Очень приятно, что теперь она — обладатель диплома «Золотого Витязя», написала поэтесса на своей странице в социальной сети Facebook.

Международный литературный форум «Золотой Витязь» проводится в рамках Славянского Форума искусств «Золотой Витязь» и объединяет пишущих на русском языке литераторов, чьи произведения отвечают девизу «За нравственные идеалы, за возвышение души человека».

Организаторами Литературного форума являются Международный Форум «Золотой Витязь», Союз писателей России, Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (Роспечать), Издательский совет Русской Православной Церкви. Президент Международного литературного форума «Золотой Витязь» — президент Международного Форума «Золотой Витязь» Николай Петрович Бурляев. Почетный Председатель Международного литературного форума «Золотой Витязь» — сопредседатель правления Союза писателей России Владимир Николаевич Крупин.

Как однажды отметил председатель правления Псковского регионального отделения Союза писателей России Игорь Смолькин, награды такого уровня получают только лучшие писатели России — те, которыми страна по праву гордится.


Размыслович Светлана Сергеевна родилась и живет в городе Великие Луки. Закончила экономический факультет ВГСХА. Поэт. Член Союза писателей России.
Автор четырёх поэтических сборников: «Вам» (2015 г.), «Тебе, мой край» (2018 г.), «Состояние расстояния» (2019 г.), «Досчитаться до звезд» (2021 г.).
Лауреат литературной премии имени Сергея Есениа «О Русь, взмахни крылами», российских и международных литературных конкурсов.


 

Стартовал VII конкурс чтецов посвящённый творчеству Станислава Золотцева

Стартовал VII конкурс чтецов «А Слово остаётся…»,
посвящённый творчеству писателя
Станислава Золотцева

Конкурс организован библиотекой «Родник» им. С.А. Золотцева МАУК «ЦБС» г. Пскова и  Псковским региональным отделением Союза писателей России и проводится в онлайн-формате, в двух номинациях:
1. «Зажги свое сердце» – лирика Станислава Золотцева;
2. «Сквозь вечность и добро я с вами говорю» – стихи псковских поэтов.

Онлайн-площадкой проведения конкурса станет группа библиотеки «Родник» им. С.А. Золотцева МАУК «ЦБС» г. Пскова в социальной сети ВКонтакте: https://vk.com/rodnikpskov

В конкурсе могут принять участие все желающие старше 12 лет, независимо от места нахождения.

Победители конкурса будут награждены дипломами 1, 2, 3 степени и призами.

Лучшие выступления будут размещены на видеоканале Псковского регионального отделения Союза писателей России «Псковский писатель» https://www.youtube.com/channel/UClnt1-8LzsFqnoTqqxVlNHg?view_as=subscriber

Ознакомится с положением о конкурсе и скачать форму заявки на участие в нём можно по ссылке: https://pskovpisatel.ru/wp-content/uploads/2021/09/Положение.docx

Поздравляем Сергея Горшкова с 60-летием!

Поздравляем с юбилеем!


Сегодня празднует шестидесятилетие наш дорогой друг, коллега,
поэт Сергей Игоревич Горшков –
талантливый художник слова, тонкий ценитель прекрасного, неутомимый искатель Истины. И в этом поиске он неизменно остается рыцарем без страха и упрека, готовым с открытым забралом отстаивать ее во всякое время и на всякий день.

«Многие становятся на путь её (истины) поиска, — говорит поэт Сергей Горшков… — Кто-то сдаётся. Но остаются на этом Пути упорные, верующие в Свет, в Любовь, в Жизнь. На разных языках они говорят, но объединяет всех одно: они в поисках Бога во вселенных, но, в первую очередь, в себе самих…».

Пусть же Ваша вера, дорогой Сергей Игоревич, делает стопы ваши непоколебимыми, пусть дороги Ваши будет прямы и светлы, пусть талант Ваш рождает такие же, как и всегда, прекрасные, возвышенные стихи!

С Днем Рождения Вас, с Юбилеем!
Радости благополучия, здравия духовного и телесного на многая и благая лета.

 

От имени писателей Псковской области,
председатель правления
Псковского регионального отделения Союза писателей России

Игорь Смолькин

 


Подробнее о юбиляре >>

Книгу Светланы Размыслович презентуют в Великих Луках

Книгу «Досчитаться до звезд»
презентуют 4 сентября в Великолукской центральной
городской библиотеке имени  М.И. Семевского

Это четвертый  сборник стихов великолукской поэтессы, члена Союза писателей России — Светланы Размыслович.

Поэтический сборник вышел  в серии книг «101 поэт XXI века» издательства  «У Никитских ворот». Стоит отметить, что книги этой серии широко представлены как в интернет-магазинах, так и в ведущих книжных магазинах России. Ранее в серии «101 поэт XXI века» вышла книга ещё одного великолукского поэта — Андрея Канавщикова.

Псковская литературная среда. Поэзия. Даниил Маринов

Даниил Маринов

Маринов Даниил Александрович — студент третьего курса Псковского государственного университета, направление: журналистика. Подрабатывает внештатным журналистом, пишет стихи и прозу, лауреат конкурсов «Чернильница» и «Первая строка».

Конюхиада

А кто бы знал, что глубина сознанья,
Рисующая мир глазам и чувствам,
Что создает блаженства и страданья,
Создаст от жизни пепельные гурты.

И эти гурты, опоясав волю,
Измазав сажей высоту красот,
Нам издают преград ряды на поле,
На поле легких и воздушных нот.

Одним из тысячи в летящей быстроте,
Сменяющей десятки поколений.
Родился злой пример в божественной игре.
Чтобы поддерживать баланс материй.

Доспехами облатанный сиял,
И в черных рукавах ранений:
Истлел безликим образом запал.
В глухие гущи полевых растений.

***

Но полно говорить о том, что после.
Ведь нам до этого ещё дожить,
Давайте лодочные вскинем вёсла,
Нам путь укажет благостная нить!

I

Начать пристойно с громкой единицы,
Хотя и скучен как казалось персонаж,
Родился в нем цветок певучей птицы,
Но всё испортил гадкий эпатаж.

В его руках стреляют пальцы в нити,
Что издают протяжно-гулкий стон.
И он, лишь словоблудством на граните
Искусства и наук, построил песен звон.

В десницах лютня, задан слог в речах,
Он перебранный и лукавый слог.
Его одежды — желтый цвет в очах!
А волосы — огнем горящий стог!

Ухмылка осеняет лик причуды,
Теперь он шут — дорога в пустоту.
Он в голове рождает шуток груды.
И груды эти отдает пруду.

А в том пруду, живых обетованье,
Они всё это слышат и скрипят,
Своим простецким грубым поруганьем,
А шут всё дальше, юмор в полымя.

– Слетай колпак! Пляшите ноги разом!
Играй рука бесовскую гурьбу!
Танцуйте люди, да помрите сразу!
Все отдохнем на дьявольском пиру! –

С таким распевом пляска на рассвете,
Будила враз, заснувших в деревнях.
И польку буйну, словно дикий ветер,
Танцуют жертвы, позабыв себя.

И много было громких заявлений,
И много разноплановых угроз,
Но песнодел плевал в людски затеи,
И продолжал свой шутовской разнос.

Рифмует он обычность предложений
И каждое воспето им под ритм.
Послушав это — ожидай мигрени,
Вот истый демон слуховых перин!

Однако можно умалить безумье,
Для этого не надо долгих слов.
Вы назовите имя без изюмен.
И чёрт замолкнет немостью волов.

Но в этом вся загвоздка и зарыта —
Названье скрыто шторами времен.
Скажу вам тайны сущность по секрету,
Зовут несчастье Вакхаларион.

За неимением моей подсказки,
Придумал королек другой подход:
«Раз руки у шута с игрой в завязке —
Отправим шею на ужасный эшафот».

И получилось так: в порыве песнопенья,
Глухой палач застиг шута в миру,
И взмахом топорова оперенья,
Прервал похабно-мерзкую игру.

Но наш бесенок был не прост строеньем,
Он обогнул летящую беду
Невероятно гибким станом уклоненья,
Певец избегнул скору смерть свою.

Однако не уныл топор от неудачи,
Ударам следует разящий древопас,
Пришел второй замах в бедро стремящий,
И гибкий стан певца уже не спас.

Открылись внутренние вещи свету,
И кровь поцеловала землю в миг,
На части две распалось красной лентой
Тело, а губы исказил гремячий крик.

Но быстро боль и ужас уметнулись
С лица трагичного, вернулась смеха пьянь.
И на руки вставая между улиц,
Шут побежал пугать собой мирян.

Уж не разбудит нынче на рассвете,
Не пляшут ноги с головой в разлад.
И только сказки в стихотворье эти,
О глупостях заброшенных твердят.

II

О первом вы услышали, теперь
Пройдемте дальше, чтец немногогласный,
Я расскажу вам повести своей
Отрывок преступленьем страшный.

Его участник, что есть главное лицо,
Огромнее в физических началах.
Жестокое и злое полотно,
Его деяний в жизненных анналах.

Он страшен даже мне — ужасно огорченье,
Наполнено жестокостью и бредом.
Его сравню я с гадким ухищреньем,
Природной мудрости над глупым человеком.

Он беспристрастный клин, одернутый в доспехи.
В руке его кровава булава,
Навершие из лиц, их выраженья — вехи.
Их выраженья основные завсегда:

Там вы найдете радость и печаль,
В металле отражённый ликом страх,
Злость, интерес и омерзенье невзначай,
Запрятались в железе, на устах.

Ковалось смертоносное оружье,
Из сотен человеческих смертей.
В аду отлавливая алчущие души,
Для убиения живых людей.

Чело блистало шлемом из металла,
И шелом в форме двух рогов сиял.
И очи призакрыты тканью алой,
Чтобы не видеть смерти карнавал.

Но то, что было до кровавой песни,
Даёт определение всему.
Вернёмся на десяток лет и взвесим,
Поступков человечьих кутерьму:

Его прозвал я рыцарем Невзгоды.
На деле был он конюхом простым,
Именовался Сфэгом. От погоды –
Враз, как-то заурядностью простыл.

Ему не мнили судьбоносного решенья,
Не ожидали подвигов и славы.
Он сам смирился без пренебреженья
Судьбе, и снял с себя мечтательные лавры.

Но резко так, обыкновенной ночью,
В простецкой жизни конного слуги,
Явился демон, и веселья строчку
Засунул в быт всемирности игры.

Внезапно подскочил с кровати конюх,
Его лицо сияло красками войны.
В ту ночь ему напел Вальгаллы отклик,
Наш первый претендент, служивый Сатаны.

 

И в тот же час, ковал в подземном царстве,
Отродьево оружье — страшну булаву.
Немой Гефест, при дьявольском управстве,
Скуёт и то, на что наложено табу.

И вверили в ладони бедняка
Бич гневности ужасный существом.
И руки Сфэга жаждали огня,
А разум запылал неверным очагом.

От первой жертвы — лишь пятно кроваво,
Сфэг доброго коня зари лишил.
Немалый сердца уголёк покрылся прахом.
Конь отразил живой печали мир.

Тут пошатнулась вера в правость дела,
Вдруг осознал поступок бледный Сфэг.
Но снова дьявольская воля спела –
Одела очи занавесой нег.

Деяний страх вдруг обратился в честность,
Уплыли чувства веры в черну глубь.
И перекинув булаву за плечи
Поплёлся конюх в горестную студь.

III

Под занавесью колющих морозов,
За плетью вод из ледяных узоров,
Летит навстречу зимнему простору,
Целуя ветры и вселив раздоры,

В природную гармонию драккар.
Вонзает парус, рассекая небо,
И рвётся ввысь из оковавшей сферы
Воды и снастей, превращаясь в пар.

На сей мираж, облокотившись страшно
Об каменный уступ чернеющего кряжа,
Смотрел сквозь дымку льноволосый воин,
И уповал без дрожи на холодну волю.

Но голос разума в его душе пугливо,
Отводит бедного от края, от обрыва.
И остаётся только грохот льдины,
Нарушившей земной покой.

И обступая ледяной покрой,
Стремится сильной правою рукой
Прикрыть глаза и осмотреть раздолье,
Что кроёт горными расчёсами нагорье:

***

Острейшими пиками шпорили небо,
Тринадцать уступов скалистого плева.
От белого марева резало глаз,
На фоне его ковылял тарантас.

Прищурившись так, что уж не было мочи,
Стараясь увидеть кто держит поводья,
Льновласый заметил горбатого деда;
Тот в рясу монаха и шляпу одетый.

Чрез время, скрипя по замерзшей дороге,
Тащила кобыла уставшие ноги,
За ней волочилась тележка с монахом,
Тот, встав, поклонился, и начал похабно:

– Послушай-ка мальчик, а чьи это земли? –
И воин, смутившись, ответил: «мои»,
– А город, крестьянки, вино и постели?
– То дальше, полдня по дороге пройти,

Там будет распутье и сломанный знак,
Ливенцы достигнешь, направо свернувши,
И правит ей честный наместник, поляк,
Что путников любит пред трапезой слушать.

Монах улыбнувшись, похлопал козлы,
Без слов приглашая проехаться вместе.
Но воин стоял, и не двинулся с места.
Старик не предвидел такой немоты:

– Указам твоим не отыщешь цены,
А плата монаха – монашеский сан.
Карманы твои хоть и будут пусты,
Советом своим благодарность отдам,

Блаженство сие обретает конец,
И спину целует ночная метель.
За мной поспешает кровавый делец,
Живых отправляя в свою колыбель.

И честь обязует схватиться за меч,
Однако предвидел я лик убиенный:
Как лён распадался косой с твоих плеч,
А руки безжизненно обняли землю.

Поедем же, сын, отпусти эти долы,
Почувствуй свободу и рясу накинь.
Очисть свою душу смирением добрым,
Почувствуй, как в ней расцветает полынь.

Шалфеевый отблеск хрустального неба,
Тебя позовёт блеском Солнца на юг.
И ветры взлелеют златые посевы,
И радостью рек испарится испуг.

Ульётся лиловыми ливнями лето,
Оставив витражную грязь на лице.
И храм твой откроется влажным рассветом,
Любовь воскресая в отважном юнце.

И свет слов монаха достиг мыслей воина,
Но буйной души не удастся отвлечь.
Упрямая честь обязала покорно,
Покорно и глупо схватиться за меч.

IV

Пред чёрным закатом явилась беда,
В стальных балахонах, идущая равно.
В руках сбитой твари горит булава,
И лик призакрыла повязка багряна.

Льновласый ещё раз взглянул на уступы,
Свой дом не отдаст его сердце никак.
Пусть лучше ложатся на тело разрубы,
Внушают пусть гордость, и думает всяк:

«Вот это был рыцарь, защитник отчизны,
Его не сломали, ни холод, ни страх,
Он меч свой, подняв, превращается в прах,
Сам, каменным гробом заткнул укоризны»

А холод вновь рыщет вопящей метелью,
Срывает горящие искры из глаз.
Несутся потоки, взрываются ветви,
Удар за ударом – клинка перифраз.

Вонзается в тело, ломая доспехи,
Целует железо горящую плоть,
И ветры, и ветры лелеют посевы,
Главой льноволосой стремятся вдохнуть.

Удар за ударом. Доспешный отходит,
Его всё лобзает взыскательный меч,
А в юноше только горит средоточье:
Жестокость и гордость, отвага и честь.

Дымящийся снег на ногах – тихий шорох,
Лишь звоном клинка отражается стон.
В глазах человечьих надежды опора
Взвивается в небо, он выстоял, Он!

И слишком отвлёкся умом в миг победы,
Беда появилась, неслышна ему,
И шут полубокий, руками своими,
Под ногу подставил льновласому сук.

***

– Серебристою иглою, шьёт и шьёт мою судьбу,
Необхоженной тропою, по потёмкам я бреду.
Видит солнце из окраин лазуритового дна:
Я один его встречаю, у раскрытого окна.

Как ларцовыми дворцами, стелется чужая жизнь:
Я смотрел из-за окраин, не боясь свалиться вниз.
Вот уж древо ногу держит, подтолкнул меня буран,
Я слетаю с этих стержней, в межпространственный вигвам.

Дайте мне рассветных далей, дайте доброго коня,
Ну а впрочем, не пристало, мне достаточно сполна.

***

И на сим, взорвав сугробы,
Падал бедный льноволос,
Скальной бледностью покоев,
Будет юноше погост.