Архив метки: Литературно-исторический проект «Чтобы помнили»

Дипломы, награды, аплодисменты

 

Фестиваль «Словенское поле — 2020»
как никогда был щедр на дипломы и памятные призы.
Причина понятна – это же юбилейный, десятый фестиваль!

https://sun9-16.userapi.com/Pnobmf6R32ZVD4iltmSlOJsD8FVpSzPLgPGIHQ/jXo48ZHlN64.jpgИменно поэтому кроме дипломов победителей конкурсов и памятных дипломов участников фестиваля были учреждены дополнительные, юбилейные дипломы.
В первую очередь награды фестиваля получили наши постоянные партнёры, те кто из года в год, на протяжении всей истории «Словенского поля», поддерживал фестиваль, помогал в его подготовке,  проводил вместе с нами.

Дипломами «За многолетнюю поддержку фестиваля исторической поэзии» и памятными подарками награждены:
Комитет по культуре Псковской области;
Государственный историко-архитектурный и природно-ландшафтный музей-заповедник «Изборск»;

Государственное бюджетное образовательное учреждение «Псковский областной колледж искусств имени Н.А. Римского-Корсакова».

Не остались без наград средства массовой информации, многие годы освещавшие подготовку и проведение нашего поэтического форума.

За многолетнюю информационную поддержку фестиваля «Словенское поле» дипломами и памятными подарками фестиваля награждены:
Государственная телерадиокомпания «Псков»;
Сетевое издание «Псковское агентство информации»;
Электронное периодическое издание «Псковская Лента Новостей»

также журналисты:
Андрей Канавщиков (г. Великие Луки);
Мария Парамонова (Смоленск-Тверь);
Ирина Потапова (г. Псков);
Андрей Теддер (г. Гдов).

Главное богатство фестиваля «Словенское поле» — это конечно же его участники, те, кто ежегодно приезжает к нам со всех уголков России со своими замечательными произведениями о нашей стране и нашей истории. В юбилейный для нашего поэтического форума год мы учредили звание «Заслуженный участник фестиваля», которое подтвердили соответствующим дипломом и памятным подарком. Диплом вручен поэтам, которые пять и более раз приняли участие в фестивале «Словенское поле». Диплом юбилейный, далее звание «Заслуженный участник фестиваля» будет присуждаться только на следующем юбилее фестиваля «Словенское поле».

Звание «Заслуженный участник фестиваля» с вручением соответствующего диплома присуждено поэтам:
Сергею Горшкову (г. Псков);
Виктору Звереву (г. Псков);
Владимиру Иванову (г. Псков);
Андрею Канавщикову (г. Великие Луки);
Владимиру Королёву (г. Смоленск);
Владимиру Павлову (г. Великие Луки);
Марии Парамоновой (Смоленск-Тверь);
Николаю Рассадину (г. Псков);
Валерию Савостьянову (г. Тула);
Наталье Страховой-Хлудок (г. Невель);
Андрею Теддеру (г. Гдов);
Людмиле Темчиной (г. Москва);
Ольге Флярковской (г. Москва);
Ирине Яненсон (г. Псков).

Стоит отметить, что Ирина Яненсон впервые приняла участие в фестивале «Словенское поле» в 2012 году и с тех пор не пропустила ни одного фестиваля, с 2013 года постоянным участником фестиваля стал поэт Николай Рассадин, с 2014-года – ежегодно участвуют в фестивале Виктор Зверев, Владимир Павлов, Мария Парамонова, Андрей Теддер и Ольга Флярковская.

К сожалению не все дипломанты фестиваля смогли присутствовать на награждении, в первую очередь это коснулось представителей СМИ, а также государственных учреждений и организаций, которые в день подведения итогов фестиваля — 13 сентября, работали на избирательных участках единого дня голосования.
Впрочем, ещё в этом году мы планируем выпустить и презентовать книгу по итогам реализации литературно-исторического проекта «Чтобы помнили» и надеемся, что на презентациях этой книги награды всё-таки найдут своих героев.

 

Стихи победителей очных конкурсов фестиваля «Словенское поле — 2020»

Стихи победителей очных конкурсов,
проведенных в рамках фестиваля исторической
поэзии
«Словенское поле-2020»

Фестиваль словенское поле «Словенское поле — 2020» состоялся. О всех перипетиях его подготовки и проведения будет написано отдельно. А сегодня мы публикуем произведения авторов, занявших призовые места в поэтических конкурсах фестиваля.

Напомним, что в конкурсе исторической поэзии «Словенское поле» членами жюри оценивалась авторская подборка (не более трёх стихотворений). Конкурс духовной лирики «Свет обители», посвященный памяти посвящается 110-летию со дня рождения старца Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря архимандрита Иоанна (Крестьянкина) проводился по принципу: «Один автор – одно стихотворение».

И ещё один нюанс. В конкурсе  исторической поэзии «Словенское поле» первое место в каждой номинации присваивается один раз. Авторы, ранее занимавшие второе и третье место в конкурсе, могут претендовать только на вышестоящее место.


Конкурс исторической поэзии «Словенское поле-2020»

Номинация «Профи»

1 место
Анатолий Вершинский

Московская область, г. Раменское

УКРЕПРАЙОН
Долгая пустошь ежами уставлена.
Дол — как терновый венец на челе.
Доты и надолбы. «Линия Сталина»…
Юный Союз, на имперской земле
цепь укреплений в лихие тридцатые
вдоль усечённых границ возведя,
в тридцать девятом столбы полосатые
сдвинул на запад по воле вождя.
К новым кордонам щиты оборонные
переместить не успела страна —
в западнорусские земли исконные
лютою бестией вторглась война…
Кровля небес — ослепительно синяя.
Мир на ухоженных минских полях.
«Линия Сталина» — людная линия,
к ней не прервётся наезженный шлях.
Память не станет безжизненным остовом,
в омут не канет, не сгинет в золе…
Схожий музей обустроен под Островом,
славной твердыней на Псковской земле.
Есть и на юге подобные крепости.
Жаль, обветшал укреплённый район
западней Киева. Верхом нелепости
видится то, что не ценится он.
Видится злым извращеньем сознания
то, что насельники южной страны
в тяжком угаре крушат изваяния
общих героев победной войны.
В братских могилах, в безвестности мертвенной,
замерли тени убитых солдат.
Как за попрание памяти жертвенной
павшие — падших живых устыдят?..

«МЕСТО ЗАХОРОНЕНИЯ НЕИЗВЕСТНО…»
Помянем дедушку Петра
победною весной!
Не виноваты доктора:
война тому виной,
что канул дедушка во мрак
в числе других больных
в могиле, общей, как барак
брюшнотифозный их.

У смерти логика своя:
нагрянула война —
и значит, каждая семья
отдать ей дань должна.
На поле брани пасть могли б
отец мой и дядья.
Но дед один за всех погиб…
до фронта не дойдя.

Не годный к службе строевой,
сражался не в бою —
как трудармеец рядовой
он принял смерть свою.
Залили хлоркой дедов прах
в одной из тысяч ям…
На чьих мы топчемся костях,
никто не скажет нам.

О ВРЕДЕ КАНЦЕЛЯРИЗМОВ
До Петра и остзейской атаки
на устои соборной Руси
утвердили бояре и дьяки
всенародное право: «Проси!»

Коль придётся особенно тяжко
и невмочь помирать ни за грош,
бей челом, низкородный Ивашка,
в лучшем случае шишку набьёшь!

И досель за свою же работу,
где и рубль уподоблен грошу,
я пишу в заявленьях без счёту
заповедное слово «прошу».

И доселе казённые зданья,
чьи насельники в «слугах» у нас,
именуют свои предписанья
по-военному грозно: «Приказ».

Пострашнее стенного похабства,
что всего лишь изнанка реклам,
канцелярские формулы рабства,
с малолетства вестимые нам.

Я не знаю надёжного средства,
чтоб очистить родимый язык
от шаблонов поры военпредства,
от клише дооктябрьских владык.

Но живу я мечтой неизбывной:
все, что вам излагаю сейчас,
не покажется блажью наивной
и заставит задуматься вас…

2 место
Сергей Подольский
г. Смоленск

ПРОЩАЛЬНАЯ МАЗУРКА
Теряя высоту, сквозь тучи
«Фарман» ложится на крыло.
Ну, что ж Вы, господин поручик,
Вдруг ткнулись головой в стекло?
Как скоротечен бой воздушный,
Когда один против пяти!
Из рук, внезапно непослушных,
Штурвал пытается уйти.
Держись, пилот! Садиться пробуй!
Не выпускай из рук штурвал.
Ведь некой ветреной особе
«Вернусь», – на ушко ты шептал.
Вчера она в разгаре бала,
Как благосклонности намёк,
Тебе мазурку обещала
И подарила свой платок…
Он окровавленным батистом
Глаза невидящие трёт.
Мотор то глохнет, то басисто
Откашлявшись, опять взревёт.
Но пули бьют в обшивку гулко,
Слепую злость не утоляя,
И, как в обещанной мазурке
Кружатся небо и земля.

ДЕНИСУ ДАВЫДОВУ
Не мог он жизнь прожить иначе,
Его судьба – сюжет в роман.
Любимец ветреной удачи –
Поэт, гусар и партизан.
В чём можно было с ним сравниться?
Я затрудняюсь вам сказать.
Писать стихи в альбом девицам?
Иль в жаркой схватке побеждать?
Вальсировать с прекрасной дамой?
Ему и в этом равных нет.
Он мастер колкой эпиграммы
И политических бесед.
В бою сомнения не ведал,
В атаках был неудержим.
Повсюду рядом с ним Победа,
Повсюду Слава рядом с ним.
Герой двенадцатого года!
Лихой наездник и храбрец,
Счастливый баловень свободы,
Супруг и любящий отец.
Одет ли он в мундир гусарский,
Иль в скромный штатского сюртук
Неимоверно щедр, по-царски
И Пушкина сердечный друг.
Потомок! Вспомни и завидуй,
Ему талант от Бога дан.
Таким он был – Денис Давыдов –
Поэт, гусар и партизан.

СТРОКА ИЗ ТЕТРАДИ

Поэту-фронтовику Николаю Майорову,
погибшему в 1941 году на Смоленщине

Восходит солнце. Тренькает синица.
Шинелей пятна устилают склон.
Снежок, не тая, падает на лица,
И не поднять в атаку батальон.
Пошли они в атаку не за славой,
А за своих любимых и родных.
Бил пулемёт по ним на фланге правом,
Повзводно отправляя в мир иных.
Вершитель судеб, вражий пулемётчик,
Решил со смертью тот жестокий спор.
Короткой жизни тонкую цепочку
Он вместо ленты вкладывал в затвор.
Не тает чёрный снег на пепелище,
Бойца позёмка будет заметать
Дневник его навряд ли кто отыщет:
Клеёнчатую тонкую тетрадь.
Студёный ветер украдёт листочек,
Запрячет где-то посреди снегов.
Не сохранится торопливый росчерк
Поэтом недописанных стихов.
Когда наступит мирное затишье –
Пусть это будет лучшей из наград:
Убитые отчётливо услышат,
Как строчки эти внуки повторят.

3 место
Галина Щербова
г. Москва

ЖИВОТНЫЙ ИНСТИНКТ
(рассказ очевидца)

Куропатки, белки, фазаны
не боятся грохота войны
и в Донецк отрядами идут –
им отныне безопасно тут.
Чует зверь, теперь он будет цел,
не его преследует прицел:
хоть звериный действует устав,
в бойне – человеческий состав
и одна забота дорога –
до подвида истребить врага.
На пределе взвинченных идей
здесь идёт охота на людей.

РОССИЯ

В мировом сообществе медведь выступает
устойчивым атрибутом
российского государства.

Может я и не медведь,
но медведица.
Бойся, гладя шерсти медь,
присоседиться.
Бойся, черпая с глубин
сердца золото, –
будет всё в дыму лавин
перемолото.
Бойся, если попадёшь
в сталь объятия.
Сгинут в нём и неги дрожь
и проклятия.
Бойся, если под сосной
думу думаю,
заглянуть в души лесной
ртуть угрюмую.
Что стоишь ты, бел и тих,
без движения,
оловянных глаз моих
отражение?

МАША ДА ИВАН

В результате Белградской операции(28 сентября — 20 октября 1944)
Югославия была освобождена и восстановлена как государство.

Только «Маша». И ни слов, ни даты.
Там «Иван». Безмолвствует гранит.
Строем неизвестные солдаты.
Безымянность душу леденит.
Всполох славы холоден краток.
Серых плит внушителен парад.
Не сносить почётных плащ-палаток
батальонам, павшим за Белград.
К ним вплотную с самого восхода
южная жара и кутерьма…
Ну а здесь, в любое время года –
неизменно русская зима.

«Открытая номинация»

1 место
Александр Юринов
Псковская область, г. Великие Луки

ГДЕ ТЕЧЁТ ВОДА
Город Псков, плоский как блин,
В небе чайка кружи
Белый норковый палантин
На берегу лежит.
Моря не слышно, но чайки есть-
Значит, течёт река;
Белую пену и серую жесть
Видно издалека.
Известь, кольчуга, устами к ней ночь,
Лошадь, как птица дронт,-
Вновь за спиною уносятся прочь
Город и князь Довмонт.
Сучья деревьев, их чёрный прут
Застит кресты церквей.
Вещие птицы крылами взмахнут,
Если им крикнешь: «Эй!»
Город смывает ненужный грим,
Как безутешный актёр.
Каждому городу снится Рим:
Опера, площадь, собор.
Всё, о чём думал, откроется в миг.
Там, где течёт вода,
Моря не слышно, но чаек крик —
Как прозвучавшее «да».

*  *  *
Оставлен уже Царицын,
Ростов и Темрюк…
Обозы идут на юг-
за Кубань; в копытах и спицах-
не холод оледененья,
но призрак уничтоженья.
Весна уродилась неласковой.
Берег морской
Войско Донское,
Добровольческую и Кавказскую
проводит сквозь строй акаций –
в эвакуацию.
В Батайске, в затёртой повозке
с траурной лентой —
генерал Тимано́вский
в гробу под брезентом,
Железный Степаныч, марковец  –
как символ бесстрастный, безмолвный и дикий —
в марте
предстал пред Деникиным…
…На палубе курит Кутепов —
прощайте российские степи, —
в Новороссийске -как в морге —
тихо. «Царевич Георгий»
отходит, сутулый и серый,
из труб выпуская дым.
Палладиум веры —
есть ещё Крым!

ЦАРЬ
Он проделал нелегкий путь-
От балтийских болот к Уралу;
Не давали огни уснуть,
И по следу беда бежала.
Недоверчиво русский глаз
Озирал сапоги и тару,
Вдоль бесчисленных пыльных трасс
Щебетала мордва, татары.
И когда, как немой предмет
Что остался в черте отлива,
На неясный, размытый след
Он смотрел и молчал с обрыва, —
Подошёл и спросил солдат,
Теребя бороду-лопату:
— Для чего ты пришёл сюда?
— Для того, чтобы быть распятым…

2 место
Валентин Денисов
г. Санкт-Петербург

*  *  *
Таился страх в тиши ночной.
Страх, самый сильный во вселенной.
Ты ждал, что вскоре за стеной
Раздастся снова вой сирены.
Ты ждал, что в небе, над Невой,
Летя на смерти чёрных крыльях,
Люфтваффе подлый грозный строй
Покроет стены улиц пылью
От взрывом поднятой земли.
А взрывов было очень много!
И руки дряхлые свои
Смерть потирала у порога.
Ты снова ждал в тиши ночной
От взрывов грозные раскаты,
Но не звучал сирены вой –
Блокада снята с Ленинграда!
Не верил ты, что мир настал
И так же всматривался в стены…
Внутри таился и терзал
Страх, самый сильный во вселенной!

ТЕНИ ПРОШЛОГО
Старик сидел на лестнице. Грустил.
А мимо тени прошлого мелькали…
Большую слишком цену заплатил
За то что жив. Прохожие не знали,
Что в юности героем на войне
Под пули лез и ранен был три раза.
Но повезло! Он долг отдав стране
Остался жив. Один… Война – зараза
Друзей его отправила в гробы!
Он видел, как они на поле боя,
Не сетуя на тяготы судьбы,
Сражались. Где же видано такое,
Чтоб люди, вопреки всему, вперёд
Бежали, принимая смерть отважно?
Отец ведь не осудит, мать – поймёт!
А прочие? А прочие – не важно!
И он, как все – бежал! Бежал, как мог!
Туда, где враг. Но, сваленный судьбою,
Упал на землю. Друг ему помог –
Случайно оказался под ногою.
Давно, лицом в грязи, едва дыша
Лежал. Он умирал, неся спасенье.
Итог – одна спасённая душа.
Итог не человечности – везенья!
И вот, один! Среди толпы людей,
Старик сидит на лестнице, вздыхает.
Он жив! Сегодня снова юбилей…
Ах, как друзей погибших не хватает!
Прошло уже немало долгих лет.
Свеча его со временем тускнеет…
Он помнит всех, кого сегодня нет!
И ноша эта только тяжелеет…

МООНЗУНД
Хмурое небо свинцом налилось. Слёзы тяжёлые падают в море.
Семь кораблей на заливе сошлось в грозном немом разговоре.
Выверен строго орудий прицел, сверху команда дана на сближенье.
Все в ожиданьи – ревун онемел – пару минут до сраженья…
Реет на мачте Андреевский флаг. Против пяти два Российских линкора…
Очень силён повстречавшийся враг! Но не увидит позора
Флота великого в этом бою! Красное вовремя поднято знамя.
— Встретимся, братцы, мы скоро в раю! – Вспыхнуло выстрела пламя…
Восемь орудий на тридцать… Увы, войны не ведают равенства силы!
Но не всегда в окончанье главы слабых встречают могилы…
Выстрелов восемь на тридцать в ответ – враг отстрелялся неважно. И всё же
Девять накрытий! Спасения нет! В море никто не поможет…
Только орудия! Только вперёд! Чужда бесстрашным матросам усталость!
— Целься точнее – опять недолёт! Жить нам не долго осталось…
Но, у врага, не иной результат – силу числом невозможно измерить!
Он отступил, устремился назад… Как тут в судьбу не поверить?
Так и бывает – за пару секунд, всё изменили отвага и воля.
Новых героев нам дал Моонзунд! Дал он и новое горе…

3 место
Наталья Страхова-Хлудок
Псковская область, г. Невель

АННА

Разведчикам Великой Отечественной войны Анне и Анатолию Сысоевым и их дочери Анне посвящается.

Ей немного надо: кружка молока,
Мамины колени, папина рука.
Нет надёжней места — папино плечо!
Ничего не нужно Аннушке ещё.
Переходы ночью по глухим лесам.
Привыкала Анна к тихим голосам.
Не кричала громко, не будила смерть.
Тайно шла разведка, и нельзя шуметь.
Год сорок четвертый. В ригу на ночлег
Попросились люди, десять человек,
И ребёнок с ними, легче мотылька.
Маленькие ручки просят молока.
Был латыш приветлив, он любил детей,
Но своих отправил к немцам сыновей.
Плыл рассвет кровавый, смерть вокруг неся, —
То, что Анне вовсе было знать нельзя.
Там слились, смешались боль, тоска и страх!
Уносила Анну мама на руках.
Но у кромки леса, не дойдя чуть-чуть,
Мама вдруг упала, будто ткнули в грудь!
Можно плакать громко, можно звать отца,
Но и для ребёнка им не жаль свинца!
В эту бездну муки ей нельзя смотреть!
Маленькая Анна принимала смерть!

БЕЛАЯ ЛИЛИЯ

Лидии Литвяк, летчику-истребителю, посвящается.
Позывной Лидии – Белая лилия.

Небо над крыльями синее-синее
Манит и манит в свою глубину!
Что же печальна ты, Белая лилия?!
Воздух над Родиной в чёрном дыму!
В чёрном дыму снова гибнут товарищи,
Гаснут, как свечи на сильном ветру!
Нет на земле им отныне пристанища,
Ввысь улетают они, в синеву.
Нежная, хрупкая Белая лилия
Над Сталинградом в смертельном огне.
Ты же везучая, ты же счастливая!
Смерть не догонит тебя в вышине!
Вам бы, красавицам, легкие платьица,
С милым прогулки в ночи допоздна!
Только другое в судьбе вашей значится!
Только вдруг встала пред вами война!
Кудри и локоны, туфельки, бантики…
Жить бы и жить всё, не чувствуя смерть!
Вам предназначено было, романтики,
Жизни отдав, эту смерть одолеть!
Где ты, красивая, смелая, сильная?!
След самолета растаял во мгле.
С неба высокого Белая лилия
Звездочкой ясною светит Земле!

МОЕЙ ЗЕМЛЕ
Нет, не смолой здесь пахнет — пахнет кровью
От елей, сосен в жаркий летний день!
Здесь жизнь была! Скользят ветра по полю.
От заживо сожжённых только тень.
Травой покрылся пепел от жилища,
И вырос лес над памятью людской.
Но вновь взывает, как отмщенья ищет,
Над чёрным пепелищем бабий вой!
Над горькою, растоптанною жизнью,
Над муками погубленных детей
Тот страшный вой! Мой дом, моя Отчизна,
С годами думать о тебе больней!
Фашистским ты растерзанная зверем,
Устало смотришь, а в глазах — укор!
Смертельна рана! Страшные потери,
Как язвы, незажившие с тех пор!
И вновь безлюдны, как в войну, деревни,
И вновь пустеют бывшие поля.
Любимая, то плачешь ты, то дремлешь,
Измученная Псковщина моя!
Но бросишь взгляд сурово ты и твёрдо,
Жалеть себя навеки запретишь!
И молча, губы сжав, ты встанешь гордо,
Тревожно глядя в призрачную тишь!

Номинация «Словенские ключи»

1 место
Екатерина Стрельникова
г. Воронеж

*  *  *
Я давно не была у порога родного,
И мне больно приехать назад:
Покосились ворота у храма худого,
Что когда-то казался пузат.

Нет ни капель вина, ни дыхания жизни.
В нём уже не толпятся, шумя, по утрам.
Ему вечный помин, и лишь ворон на тризну
Залетит в продуваемый храм.

Спину гнёт колокольня, морозы почуяв.
Не слышна тропарей монотонная речь.
Позабытую миром старушку хромую
Богу здесь не сберечь.

Куполами примято земли покрывало,
Через щель на стене – весь алтарный проём.
Мы поможем вернуть красоту Нотр-Дама –
А свою не спасём.

*  *  *
В тихий ноябрь спущусь с косогора.
Лес молчалив. Гулко дятел стучит.
Чувствует мир: неизбежно и скоро
Всё насовсем замолчит

Вместо травы – иссыхание листьев,
Прелость земли – саркофаг для корней.
Дуб на плече у товарища виснет,
С жизнью прощаясь своей.

Маленький клён жмётся к мамочке ро́дной
В траурном платье из чёрной листвы.
Не обнажившись, смущённо и гордо
Ждёт она миг темноты.

Лес не отпустит: в агонии хладной
Тонкими пальцами веток и жил
Держит за плечи и руки и жадно
Пьёт и тепло, и остаток сил.

Рвётся дыхание, и не взобраться
Вверх по крутому подолу холма.
Листья шуршат и ползут обниматься…
Дышит зима.

ЯНВАРЬ — 43
Позади – белый сумрак
ушедшего прочь,
не похожего ни на вечер,
ни на ночь,
не боящегося ни совести,
ни огня, –
позади – белый сумрак
седого дня.

«Когда мы до победы с болью,
но доползём,
мы заставим их жрать порох
и чернозём!» —
говорили, блестя глазами,
над пареньком,
укутанным мёрзлой кровью
и январём.

Поравнявшись с сугробом,
молчал солдат,
вспоминая, как раньше,
сто дней назад –
или двести – теперь
только чёрт поймёт! –
он впервые вцепился
в свой пулемёт.

И была безжалостна
его рука,
когда он впервые
застрелил врага
и продолжил холодно,
не молясь,
разряжать обойму
в чумную мразь

за убитых прошедшей ночью
и год назад,
за схороненных на высотах
и пустырях,
за снесённый угол
родной избы,
за горячую нитку крови
из губы!..

Над безглазым теперь Воронежем
нет ворон,
испугавшихся не бомбёжек
и похорон,
а свирепости его преданных
сыновей,
истекающих чёрной кровью
донских степей.

Воет вьюга, как сотни страшных
железных птиц,
и в скелеты домов входит ветер –
в дыру глазниц.
От костра тени пляшут, солдаты смотрят
на огонёк.
Не лампадный – да и не важно.
Хоть бы
уберёг.

2 место
Диана Константинова
г. Псков

ЛЕС МОИХ СТИХОВ
Вместо участия ставили равнодушие,
Вместо касания – бешено рвали связь.
Веришь-не веришь: вот как в минуту рушится
То, что пытались строить, не торопясь.
Если идёт война – не сдаваться, выстоять,
Если любовь, то крепко зажать во рту
Эти слова-ножи, эти крики-выстрелы,
И с головой в звенящую немоту
Падать. В объятия трав, васильков и лютиков.
Падать. В молчание маков и зелень мхов.
Если уйдёшь сейчас, то клянусь: убью тебя,
Похоронив в лесу из своих стихов.
Брошу в костёр улыбку, предам забвению
Дерзкий изгиб бровей и азартность глаз.
Это уже не ты, а стихотворение
Вполоборота, в профиль, спиной, анфас.
Я запишу без знаков и только строчными
голос походку привкус табачных губ
Я обращу их в паузы, многоточия
И уложу в могилу под старый дуб.
Всё закопаю в памяти очень тщательно,
Скорбно вздохну, на прощание подарив
Тонкий венок из ямбов, хореев, дактилей
С ленточкой ассонансных неточных рифм.
Вырванное из сердца заклею пластырем,
Вымету, выжгу, спрячу, перевяжу.
Можешь идти. Желаю любить и здравствовать.
Прямо сейчас. И я тебя не держу.
Скоро взойдут стихи, что ещё не сказаны,
Мне не впервой уже наблюдать за тем,
Как по весне мой лес расцветает фразами,
Брошенными давно и не помню кем.

ПОГОДА ОПЯТЬ…
Погода опять портится.

Дождями земля полнится.
И кошка беспри-зорница
Под этим дождём моется.
А небо опять хмурится.
И тучи пришли чёрные.
Тоскливо глядят улицы,
Как будто заклю-чённые.
И город опять маленький.
И стены в нём сплошь серые.
А мне бы цветок аленький,
Чтоб сердце зажечь смелое.
Глаза фонарей – кошкины,
И люди вокруг – нелюди,
И сказки здесь баб-ёжкины –
Всё гуси, да не лебеди.
Дороги опять спутались.
Какого числа, месяца?
Витрины. Одни глупости
Неоном в ночи светятся.
Кругом голоса – шёпотом,
И морды машин хитрые.
А где-то внутри что-то там
Стучится метро-ритмами.
Прони-занная холодом,
Во что я теперь верую?
Я стала сама городом,
Где небо всегда серое.
Где стены домов чёрные,
Глаза фонарей щурятся,
И словно заклю-чённые
Вздыхают в ночи улицы.

ВЕТЕРАНЫ НЕ СИДЯТ В ИНСТАГРАМЕ
Взял бы лучше позвонил своей маме,

Не мешая шашлычок с алкоголем.
Ветераны не сидят в инстаграме,
Ну а мёртвым, тем и вовсе не больно.
На антенне полосатая лента
И пилотка тех времён… Неуместно.
О войне – по фильмам и документам,
Ты не сможешь повторить, если честно.
Нет, не только ордена и медали,
Не парады, танцы, залпы салютов.
У Победы привкус крови и гари,
Страха гибели в любую минуту.
У Победы запах пороха, пота,
У Победы голос тех, кто остался
На полях, в лесах, в землянках, в болотах –
Не дошёл. Недолюбил. Не дождался.
Пусть о важном будут тихими фразы,
Не о силе напоказ, но о мире,
Где любовь и вера не по приказу,
Где надежда не в военном мундире.
Пой, покуда песнь, летящую звонко,
Не задавят сапогом ненавистно.
Смерть стоит и наблюдает в сторонке,
Уступая место пламени жизни.


Конкурс духовной лирики «Свет обители»,
посвященный памяти посвящается 110-летию со дня рождения
старца Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря
архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

1 место
Валерий Савостьянов
г. Тула

И НИКОЛАЙ ЧУДОТВОРЕЦ
Сельское детство, ромашковый рай.
Пристально смотрят с околиц
Дед Николай и отец Николай.
И Николай Чудотворец…

Годы студенчества. Угольный край,
Шахты опасный колодец.
Дед Николай и отец Николай.
И Николай Чудотворец…

Свадьба запела — ты ей подпевай.
Водочку пьют и ликёрец
Дед Николай и отец Николай.
И Николай Чудотворец…

Звон колокольный
Сыновьих сердец.
Что же взамен, комсомолец?
Дед умирает. Остался отец.
И Николай Чудотворец…

Лень сыновьям постоять у икон —
Вырастет грех твой, утроясь.
Дед и отец — далеко-далеко.
Лишь Николай Чудотворец…

Снится: у рая — раскаянья грай,
Толпы молящего люда.
Каждому нужен Святой Николай,
Каждому хочется Чуда!

— Эй, богомолец с терновым венком,
Что так угрюмо молчишь ты?
Что-то ведь понял ты, став стариком?..
— Что Николаич я. Трижды!..

2 место
Галина Щербова
г. Москва

Евангелие читают

«…Как только начинается чтение Евангелия в храме, прекращать все посторонние дела…»
(о. Иоанн Крестьянкин «О чтении Евангелия дома и в храме»)

В окне небеса рассветают.
К Николе пойдём, к Илие, –
Евангелие читают.
Читают Евангелие.
Сердцам благотворны касанья
речей, озаряющих храм:
словами Святого Писанья
Христос обращается к нам.
Мы слушаем их. Да не слышим.
Мы рядом. А мыслями – нет.
Но голосом тихим из ниши
доносится старца совет:
«Не трогай фитиль у лампады,
поставить свечу не спеши, –
молитве довериться надо,
порыву открытой души.
Отринув дела рядовые,
до неба пройти за Христом.
На этом пути, как впервые,
себя осеняя крестом.
Заветы и кровью питают,
и плотью твое бытие…»
Евангелие читают.
Читают Евангелие.

3 место
Анатолий Вершинский
Московская область, г. Раменское

САДЫ
Есть ли что на свете краше
рукотворной красоты?
Вековое чудо наше —
монастырские сады!

Забредя в обитель, вдруг ты
видишь, глядючи окрест,
экзотические фрукты,
ягоды из южных мест.

В Соловках растят арбузы,
а в Сибири — виноград
и не видят в том обузы
инок Нил и брат Кондрат.

И крестом в нездешних кущах
осеняет прихожан —
и усопших, и живущих —
светлый старец Иоанн.

В этой жизни скоротечной
знатный был садовник он:
вертоград любви сердечной
в наших душах им взращён!

Не избыть земной заботы
у небесного крыльца:
садоводческой работы
много в Царствии Отца.

Что представлю, обмирая
от болезни, от беды?
Чудотворный образ рая —
монастырские сады.

Бессмертный полк русской поэзии. Николай Иванов

Последний экзамен. Еще не остыл
Твой класс, на все лето не заперт.
На школьном дворе наваждением плыл
Сирени дурманящий запах.

Вы знали, что скоро военный набат
Ударит, как плетью, по нервам,
И юных поэтов, вчерашних ребят,
Зачислят в бойцы в сорок первом…
Из стихотворения «Поэтам-фронтовикам»

Автор этого произведения Николай Иванович Иванов. Николай Иванов родился в 1926 году,  до начала Великой Отечественной войны успел окончить 7 классов школы. Когда его родину, Торопецкий район (тогда Калининской, а ныне Тверской области), освободили от оккупантов, в 1942 году, Николай Иванов устроился на работу в МТС (машинно-тракторная станция, а уже в конце 1943 года ушел в армию.
Служил он в роте противотанковых ружей, потом переучился на снайпера. В бою у венгерского города Сексард «стрелок 3-го батальона гвардии ефрейтор Иванов метким огнем из винтовки уничтожил 4 и взял в плен 3 гитлеровцев, был удостоен медали «За отвагу» (приказ № 70/н от 12.12.1944 г.).
Участвовал в освобождении Восточной Европы от немецких захватчиков, под Будапештом был дважды ранен. После демобилизации в 1945 году вернулся на родину в Торопец.
После успешного окончания художественно-графического факультета Ленинградского педагогического института им. Герцена Николай Иванович преподавал в Великолукской школе-интернате №5 рисование и черчение, вел уроки труда. Работе в этой школе он посвятил 48 лет.
Все эти годы он увлекался творчеством, писал много стихов – особенно вернувшись с фронта. Некоторые из них были опубликованы в местной прессе и в газете «Комсомольская правда».
Начиная с 1998 года Николай Иванов опубликовал 7 сборников стихов. В книги вошли не только тексты, но и рисунки и картины автора. Участвовал он и в коллективных сборниках и альманахах.
За свои военные и трудовые заслуги Николай Иванович Иванов награжден орденами и медалями, имеет звания «Почетный работник Октябрьской железной дороги», «Почетный работник общего образования России».
Но память военных лет является одной из основных тем в его творчестве.

Сквозь плотный времени туман
Сверкают вспышки огневые,
А годы те, сороковые,
Болят, как шрамы старых ран…
Из стихотворения «Этот день»

Подготовил
Игорь Исаев


 


Николай Иванов, «Великополье»,
читает Елена Горюнова д. Великополье Псковской области


Николай Иванов «За что повесили Засса»,
читает Геннадий Моисеенко, г. Великие Луки


В публикации использованы видеоматериалы международной историко-литературной акции «Бессмертный полк русской поэзии»


 

Длинные списки заочных конкурсов фестиваля «Словенское поле — 2020»

В оргкомитет литературно-исторического проекта «Чтобы помнили» поступило 98 заявок на участие в заочных конкурсах фестиваля исторической поэзии «Словенское поле — 2020». К участию в конкурсах принято 80 заявок. Приём заявок на участие в заочных конкурсах завершён.

В соответствии с положением о конкурсах публикуем длинные списки их участников.

Заочный конкурс исторической поэзии «Словенское поле — 2020»

Открытая номинация

  1. Владимир Алексеев, Псковская область, г. Псков
  2. Станислав Алёшин, г. Санкт-Петербург
  3. Вадим Андрейченко, Новосибирская область, г. Новосибирск
  4. Анатолий Арестов, Алтайский край, г. Рубцовск
  5. Нина Волченкова, Брянская область, п. Свень
  6. Светлана Груздева, Ярославская область, Некоузский район, п. Борок
  7. Владимир Гуляев, Алтайский край. г. Барнаул
  8. Ирина Демьянова, Татарстан г. Елабуга
  9. Екатерина Евстигнеева, Нижегородская область, г. Городец
  10. Тамара Ковалёва, Республика Беларусь, г. Новополоцк
  11. Алла Кречмер, Израиль, г. Нетания
  12. Елена Лучнёва, Тверская область, г. Тверь
  13. Ирина Морозкина, Кабардино-Балкарская республика, г. Нальчик
  14. Александр Назаров, г. Санкт-Петербург
  15. Юлия Носова, г. Санкт-Петербург
  16. Евгений Прудченко, Казахстан, г. Алматы
  17. Станислав Романов, Мурманская область, г. Мурманск
  18. Никита Рыжих, Украина, г. Новая Каховка
  19. Оксана Соснина, Удмуртская республика, г. Можга
  20. Николай Хрипков, Новосибирская область, Карасукский район, с. Калиновка
  21. Сергей Чуриков, Оренбургская область, г. Оренбург

Номинация «Профи»

  1. Анатолий Балицкий, Вологодская область, г. Сокол
  2. Михаил Бондарев, Калужская область, Калуга
  3. Никита Брагин, г. Москва
  4. Елена Букурова, Краснодарский край, станица Староминская
  5. Павел Волынский, г. Москва
  6. Юлия Гордеева, г. Санкт-Петербург
  7. Вера Грибникова, Тверская область, г. Тверь
  8. Алла Даниленко, Республика Беларусь, г. Брест
  9. Наталья Ефремова, Ярославская область, г. Ярославль
  10. Виктория Каланчина, Алтайский край, г. Рубцовск
  11. Валентина Коростелева, Московская область, г. Балашиха
  12. Василий Краснов, Тамбовская область, г. Жердевка
  13. Лариса Назарова, Московская область, г. Одинцово
  14. Мария Парамонова, Смоленск-Тверь
  15. Александр Рубис, Брянская область, г. Погар
  16. Анастасия Самофралийская, Смоленская область, г. Смоленск
  17. Наталья Смехачёва, Тверская область, г. Торжок
  18. Марианна Соломко, г. Санкт-Петербург
  19. Игорь Сычев, Псковская область, г. Псков
  20. Елена Филиппова, г. Санкт-Петербург
  21. Татьяна Халаева, г. Севастополь
  22. Александр Чжоу, г. Москва
  23. Светлана Щекотова, Самарская область, г. Тольятти

 Номинация «Словенские ключи»

  1. Нина Афанасьева, Новгородская область, Боровичский р-н, п.Удино
  2. Анна Гордеева, Московская область, г. Химки
  3. Екатерина Мотыженкова, Оренбургская область, г. Оренбург
  4. Ксения Мотыженкова, Оренбургская область, г. Оренбург
  5. Павел Павлов, Тверская область, г. Тверь
  6. Елизавета Сергеева, Удмуртская республика, г. Можга
  7. Константин Товескин, Омская область, г. Омск
  8. Михаил Толстиков, Красноярский край, г. Канск
  9. Мария Цвенева, Тверская область, г. Тверь
  10. Виктория Черкасова, Башкортостан, г. Кумертау

Поэтический конкурс «Свет обители»,
посвящённый 110-летию со дня рождения

старца Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря
архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

  1. Владимир Алексеев, Псковская область, г. Псков
  2. Станислав Алёшин, г. Санкт-Петербург
  3. Вадим Андрейченко, Новосибирская область, г. Новосибирск
  4. Анатолий Балицкий, Вологодская область, г. Сокол
  5. Валентина Бобко-Алешкевич, Республика Беларусь, Минская область, д. Радково
  6. Никита Брагин, г. Москва
  7. Елена Букурова, Краснодарский край, ст. Староминская
  8. Митя Бунин, Московская область, г. Мытищи
  9. Федор Бусел, Республика Беларусь, г. Гомель
  10. Нина Гаврикова, Вологодская область, г. Сокол
  11. Глория, Краснодарский край г. Краснодар
  12. Юлия Гордеева, г. Санкт-Петербург
  13. Вера Грибникова, Тверская область, г. Тверь
  14. Алла Даниленко, Республика Беларусь, г. Брест
  15. Анна Зенцова, г. г. Санкт-Петербург
  16. Виктория Каланчина, Алтайский край, г. Рубцовск
  17. Василиса Кирюшкина, г. Санкт-Петербург
  18. Тамара Ковалёва, Республика Беларусь, г. Новополоцк
  19. Василий Краснов, Тамбовская область, г. Жердевка
  20. Алла Кречмер, Израиль, г. Нетания
  21. Дмитрий Лагошин, Воронежская область, г. Воронеж
  22. Лидия Лазоренко, Крым, г. Керчь
  23. Татьяна Лашук, Республика Беларусь, г. Гродно
  24. Елена Лучнёва, Тверская область, г. Тверь
  25. Ксения Мотыженкова, Оренбургская область, г. Оренбург
  26. Александр Назаров, г. Санкт-Петербург
  27. Лариса Назарова, Московская область, г. Одинцово
  28. Мария Парамонова, Смоленск-Тверь
  29. Галина Пехурова, Псковская область, г.Невель
  30. Михаил Полевиков, Новгородская область, г. Боровичи
  31. Светлана Полежаева, Челябинская область, г. Копейск
  32. Евгений Прудченко, Казахстан, г. Алматы
  33. Надежда Регентова, г. Санкт-Петербург
  34. Снежана Родионова, Псковская область, г. Псков
  35. Елена Самкова, Московская область, г.Ногинск
  36. Александр Себежанин, Псковская область, г. Псков
  37. Геннадий Синицкий, Псковская область, г. Невель
  38. Марианна Соломко, г. Санкт-Петербург
  39. Анатолий Сорокин, Московская область, п. Щелково
  40. Оксана Соснина, Удмуртская республика, г. Можга
  41. Галина Стручалина, Белгородская область, г. Белгород
  42. Анастасия Уткина, Курганская область, г. Курган
  43. Елена Филиппова, г. Санкт-Петербург
  44. Татьяна Халаева, г. Севастополь
  45. Николай Хрипков, Новосибирская область, Карасукский район, с. Калиновка
  46. Виктория Черкасова, Башкортостан, г. Кумертау
  47. Александр Чжоу, г. Москва
  48. Светлана Чугина, Московская область, г. Дмитров
  49. Наталья Шабло, Московская область, г. Химки
  50. Лидия Шишко, Республика Беларусь, г. Витебск
  51. Галина Шубникова, Кировская область, г. Советск
  52. Светлана Щекотова, Самарская область, г. Тольятти
  53. Марина Щенятская, Белгородская область, г. Белгород

Бессмертный полк русской поэзии. Анатолий Шулаев

***
Чтобы злого душу ранил,
В ней откликнулся, как эхо,
Чтобы в жизненном буране
Хоть одну поставил веху.
Анатолий Шулаев

Анатолий Ильич Шулаев, родившийся в 1925 году, принадлежал к тому поколению, которое, не окончив десятый класс, прямо со школьной скамьи шагнуло на фронт. Он родился в городе Мураши Кировской области в семье служащих.
Призван в Красную Армию Мурашинским РВК в январе 1943 года. Окончил школу младших командиров 50-го запасного гаубичного артполка.
Служил командиром отделения 91-й батареи, принимал участие в советско-японской войне. Уволен в запас в 1950 году в звании младший лейтенант.
После демобилизации Шулаев работал в Великолукском паровозном депо, одновременно учился в школе рабочей молодёжи. В 1956 году после окончания факультета журналистики Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова 28 лет работал в Великих Луках в областной газете «Великолукская правда» (в 1957 году Великолукская область была упразднена и газета стала городской). Был литературным сотрудником, заведующим отделом, ответственным секретарём, заместителем редактора. Пропагандировал творчество писателей Вильяма Козлова, Ивана Васильева, Семёна Гейченко, помогал литераторам Энверу Жемлиханову и Николаю Новикову.
Член Союза журналистов, Шулаев работал деканом факультета журналистики Великолукского университета марксизма-ленинизма.
Автор очерков, стихотворений, песен. Его песня «Дарю тебе город» стала гимном Великих Лук. В соавторстве с Л.М. Рудым создал театральный спектакль «Весёлый экзамен».
http://i41.fastpic.ru/big/2012/0713/f5/81567bae2c99e58f08b30520c59806f5.jpgВ 1996 году вышла в свет книга его стихов «Время проходит». Автор исторических публикаций о событиях Великой Отечественной войны в Великих Луках: подвиге пяти танкистов в Великолукской крепости, налёте советских разведчиков на штаб немецкого коменданта Великих Лук фон Засса в период немецко-фашистской оккупации города.
Анатолий Шулаев печатался в областных, центральных газетах и журналах, литературных и исторических сборниках «Искристые росы», «Псковские богатыри», «Великие Луки. 800 лет» и других.
Награждён орденом Отечественной войны 2 степени (11.03.1985), медалями «За победу над Японией» (31.09.1945), Жукова (19.02.1996), «Ветеран труда» (11.01.1984), бронзовой медалью ВДНХ СССР (13.12.1983), знаком «Отличник печати».
«Стихи А.И. Шулаева, как и сам автор, что называется, «не лезут на глаза». Здесь нет развернутых метафор, неожиданных сравнений, но все сказано автором тепло, на доверительной интонации…», — писали в предисловии к книге стихов Анатолия Шулаева «Время проходит» Николай Новиков и Энвер Жемлиханов. И еще – они же: «Стихи Шулаева Анатолия Ильича – это, прежде всего, стихи солдата Великой Отечественной войны»…

…Речка-реченька Ловать,
Ты скована льдами,
В берегах твоих
Норы врага – блиндажи…
Здравствуй, город,
Ты умер? Неправда! Лишь замер.
Мы пришли, мы вернулись,
Ты нас поддержи!…

Бессмертный полк русской поэзии. Игорь Григорьев

***
Горемаятная родина,
Горемаятные мы:
На пустых холмах — болотина,
На болотине — холмы.

Или вера сгнила начисто?
Или верится до дна?..
Даже пляшется, как плачется:
Плач — под пляску, мать родна!

Да когда же нам напляшется
Во пиру судьбы-тюрьмы?
Неужели не отважиться,
Встав, напомнить: кто есть мы!
                                           (Игорь Григорьев)

Игорь Григорьев – это личность в истории псковской словесности, можно сказать, легендарная. Русский поэт и переводчик, создатель и первый председатель Псковского отделения Союза писателей, человек, уважаемый и любимый людьми. О его милосердном и добром сердце в Пскове знают не понаслышке, а его поэтический талант известен всей России.
«Все его мысли были об Отчизне, о России, о святой Руси. Он умел жить по-Божьи, любить всем сердцем, отдавать себя без остатка.
Его поэзия — настоящая поэзия. Вечная»
, – пишет о нем кандидат психологических наук, прозаик, поэт, публицист Наталья Советная.
Родился будущий поэт в деревне Ситовичи Порховского района, Псковской области, 17 августа 1923 года, о чем написал в своей автобиографии «Все перемелется»: «Я родился 17 августа 1923 года на хуторе близ деревушки Ситовичи Порховского района Псковской области. От Ситовичей теперь осталась всего-навсего вековая липа, посаженная моим предком Григорием…». Но живет малая Родина в его стихах и по сей день:
Моё родимое селенье,
Тебя уж нет,
Да всё ты есть, –
Волненье, тяга, повеленье,
Моей души беда и честь.
(«Ситовичи»)

Отец Игоря Григорьева – Николай Григорьевич – полный Георгиевский кавалер Первой мировой войны, которую начал унтер-офицером, а закончил командиром полка сапёров, был участником Брусиловского прорыва, любимцем генерала. А ещё он был крестьянским поэтом, в 1916 году в Варшаве вышел его первый сборник. Мать поэта – Мария Васильевна Лаврикова – была приветливой и всегда улыбающейся. Она ушла из жизни всего на один день раньше сына. Игорь Николаевич любил, лелеял и берёг маму до последних своих дней. 
Он прожил яркую и достойную жизнь. Неоднократно повторял: «В жизни и в поэзии я не мыслю себя без России, без боли и гнева, ныне пренебрежительно прозванных «эмоциями». Время и безвременье понимаю как ничем и тем более никем несокрушимый сплав будущего, настоящего и прошлого. Всё перемелется».
Великую Отечественную войну встретил лицом к лицу в свои неполные восемнадцать лет. Четыре года ему суждено было всем своим чутким сердцем впитывать все ужасы военного времени – быть поэтом войны и поэтом-воином.
http://www.xn--b1abaakoc0cdqbd4mg.xn--p1ai/data/2018/3.jpgВ автобиографической справке «О себе» Григорьев писал: «В годы германского нашествия было суждено мне стать руководителем плюсских подпольщиков и возглавить группу разведки во вражеском тылу. Когда друга моего верного, помощницу по разведке Любу Смурову схватили немцы (случилось это в посёлке Плюсса 11 августа 1943 года), я был отозван партизанским центром в отряд. Брат Лека ушёл со мной… И – со Дня Победы до сей поры – мне не по себе от мучительной думы: «Вот они – сыновей и дочерей миллионы многие, и с ними Любовь Смурова и Лев Григорьев, — полегли за Родину, а ты остался в живых!» Но ведь очень даже мог и не остаться. Судьба. Воевал в разведке Стругокрасненского межрайонного подпольного центра №4 под началом славного сына России Тимофея Егорова и в бригадной разведке Шестой ленинградской партизанской бригады под командованием Виктора Объедкова. 11 февраля 1944 года получил четвёртое, последнее ранение на войне. Было немало госпиталей». За отвагу и храбрость Игорь Николаевич был награждён несколькими боевыми орденами и медалями.
«Любовь к Родине была для него главным в жизни, а стихи — его сутью и сутью выражения этой любви… Подпольщик, партизан, он был весь изранен, изрезан хирургами. Больницы. Больницы. Больницы… До конца дней к нему приходили письма с обращением «товарищ командир!» Он был инвалидом Великой Отечественной войны». (Валерий Мухин, поэт, Псков).

01_5

ВЕСНА 1962 г. Слева направо: поэты А.Говоров, А.Вознесенский, И.Григорьев, В.Фирсов.

Будучи студентом пятого курса филфака Ленинградского университета, Игорь Григорьев поехал во Псков, чтобы пройти обязательную медицинскую комиссию как инвалид Великой Отечественной войны. В то время медикам была дана негласная установка «сверху»: «снимать» или снижать инвалидность на одну группу. Когда очередь дошла до Игоря, врач спросил, кем тот хочет работать после защиты диплома. И услышал: «Поэтом!» – «Кем?!» – переспросил удивлённый доктор. – «Поэтом!» – ещё раз повторил Григорьев. («Всерьёз думать о стихах – не без влияния отца… – стал с 1940 года. А с 1963-го – Поэзия всецело завладела моим существом. Люблю её! И ни на что не променял бы!» – писал Игорь Николаевич в предисловии к одной из своих книг). Инвалидность ему не сняли, напротив, вместо третьей группы дали вторую. Пенсия, на которую студент жил с семьёй, для него значила много. Годы спустя Григорьев встретил во Пскове того доктора и доложил: «Поэтом я всё-таки стал!»
Его путь в литературу был предопредлен судьбой: ему было, что сказать миру. Не случайно в 1967 году именно Игорь Николаевич создал и возглавил Псковское отделение Союза писателей СССР. Он обладал редкой способностью: не только разглядеть в человеке искорки литературного дара, но и искренне поддержать, восхититься, окрылить будущего поэта или прозаика, «завести» на творчество. Помог Валентину Голубеву, Александру Гусеву, Валерию Мухину, Виктору Малинину, Елене Новик-Родченковой и многим другим. Целых три года, держа в руках бразды правления отделения Союза писателей, он не издавал собственных книг, а активно помогал печататься своим товарищам по литературному цеху. И они вспоминают его добрым словом:

Иеромонах Роман (Матюшин):
«Игорь Григорьев — прекрасный русский поэт, не покрививший душой и словом. Его поэзия — единение Правды, Сострадания, Боли. Его стихи всегда человечны и потому всегда чужды холодному рассудку и пустому сердцу. Он меня покорил тем, что, видя меня впервые, написал сразу: “От всей души, с любовью!”. Я просто не ожидал такой открытости и искренности. Этот человек не заботился о себе. Он шёл навстречу — рискуя быть непонятым, рискуя провалиться. Это — черта благородства. Только человек, не ожидающий, или держащий удар, мог такое себе позволить. Или же у него было чутьё, что этот человек ответит таким же чувством? Когда я находился у себя в скиту и мне передали, что его не стало, душу защемило. Я открыл его сборник и стал читать, как бы беседовать с ним. Как потерял родного человека! Немало уже терял, а такого щемящего чувства не знал..»

Станислав Золотцев, писатель, публицист, переводчик:
«…Близкими ему с юных лет, отданных битвам с иноземным фашистским нашествием, были те, кто, не страшась ничего — ни начальственного окрика, ни вражеской кары, ни даже смерти самой, готов был отдать и все свои силы, а если надо, то и жизнь — за землю русскую, за русский народ, во славу их или ради их достойного бытия… Так он творил свою поэзию».

Подготовил
Игорь Исаев


 

 


В публикации использованы  видеоматериалы международной историко-литературной акции «Бессмертный полк русской поэзии»


 

Бессмертный полк русской поэзии. Иван Виноградов

Скорей умрем, чем станем на колени, 
 Но победим скорее, чем умрем!

Это строки из знаменитой партизанской «Клятвы», автором текста которой был Иван Васильевич Виноградов (1918 – 1995). Участник партизанского движения на Псковщине, редактор партизанских газет, отмеченный боевыми орденами и медалями, редактор «Псковской правды», собственный корреспондент «Правды» в Псковской, Новгородской, Воронежской, Тамбовской и Липецкой областях, член Союза журналистов, один из основателей Псковской писательской организации, член Союза писателей, автор многих книг (документально-художественных изданий, поэтических сборников), и, наконец, очень скромный, обаятельный человек, общение с которым доставляло радость каждому, кто с ним был знаком.

О себе Иван Васильевич писал так: «Родился я на Псковщине. Война захватила меня на посту редактора районной газеты в поселке Славковичи (ныне Порховского района Псковской области). 7 июля 1941 года фашисты ворвались в наш поселок. С этого дня и началась моя партизанская жизнь…».

Он начинал войну бойцом маленького отряда: участвовал в боях, разведках, диверсиях, месил ногами болотную грязь, голодал в лесу — словом, на себе испытал все то, что выпадало тогда на долю каждого воевавшего во вражеском тылу. А потом, когда у партизан появилась собственная, хотя и очень несовершенная полиграфическая база, выпускал листовки, редактировал партизанские газеты. И, конечно, писал стихи, призывающие советский народ к борьбе:

За народ, ребята! 
За страну родную! 
За отца! За брата! 
За любовь большую! 
Стоит только взяться – 
Мы собьем оковы. 
Мы ль не можем драться? 
Мы ли не из Пскова? 
(Декабрь, 1942 г.)

Но самое главное, Иван Виноградов выпускал в партизанском крае, который называли Лесной республикой или Партизанской республикой, самые настоящие газеты: «Народный мститель», «Коммуна», «За Советскую Родину». В годы войны люди говорили: «Если уж «Коммуна» стала выходить, то советская власть точно скоро вернется». На территории партизанского края  находилось около 400 деревень – там работали больницы, школы, колхозы. И именно партизанское движение было настоящим, народным вторым фронтом.

http://archive.pskov.ru/sites/default/files/arhupr/test/galleries/28.05.2020.19.jpg

И.В. Виноградов (второй слева) в редакционной землянке в лесу под д. Хвойной. 1943 г. ГАПО фотофонд.

В послевоенные годы Иван Виноградов работал редактором газеты «Псковская правда», собственным корреспондентом центральной газеты «Правда» в Псковской, Новгородской, Воронежской, Тамбовской и Липецкой областях.
Иван Виноградов был одним из основателей Псковской писательской организации, членом Союза писателей СССР. Журналист, писатель и поэт, он является автором многих книг.

По отзывам друзей и коллег, наряду с высокими профессиональными качествами Иван Васильевич обладал ценными человеческими качествами: скромностью, деликатностью, обаянием. Общение с ним всегда доставляло людям радость.

Партизанская листовка 1943 г. (ГАПО. Из личного фонда И.В. Виноградова)

Иван Васильевич очень хотел и верил, что при жизни, а он умер в мае 1995 года, удастся найти ту самую типографскую машину, на которой печатались партизанские газеты. Еще в 1981 году в походы по глухому Серболовскому лесу, переходящему в Рдейские болота, выходили порховские следопыты. Их проводником и был Иван Виноградов. Они обнаружили место, где проходила партийная конференция партизан, и установили там памятный знак. Потом они еще не раз ходили в походы, им даже удалось выйти на территорию бывшего партизанского лагеря. Они обнаружили остатки землянок, предметы быта.

И только спустя три десятилетия   поисковикам удалось найти тот самый печатный станок, «Бостонку»,  и даже «шрифты» к нему.

В последние годы жизни Виноградов участвовал в подготовке и редактировании материалов для областной Книги Памяти. Это дело он считал очень важным и занимался им с большим увлечением, широко используя свой богатый опыт журналиста и писателя, вкладывая в работу всю душу.

«Увековечить память земляков, павших в годы Великой Отечественной войны, — говорил он, — наша святая обязанность, и я горд тем, что вношу свой скромный вклад в это дело…».

А в последние месяцы жизни, даже несмотря на тяжелую болезнь, приковавшую его к постели, он продолжал трудиться. Трудился над сборником стихов, готовил прозаические материалы. В письме Н. П. Корнееву, главному редактору «Книги Памяти», которое было послано из госпиталя ветеранов войны 4 декабря 1994 года, он писал: «Вы слышали, что некоторое время назад врачи приговорили меня к смерти. Но я не сдаюсь… Я делаю сборник. Он получается… Я делаю такой же том по объему, какими были его предшественники… Жанры тоже будут самые различные. Повторов по сравнению с вышедшими томами не будет. Вы знаете, чего стоит для меня эта последняя в жизни работа. Вы всегда помогали мне. Не откажите в помощи и в последний раз… Я благодарю Вас за внимание, за все хорошее. С искренним уважением — Иван Виноградов».

Подготовил
Игорь Исаев


Иван Виноградов «Москва идет на Берлин», читает Полина Буркова, г. Гдов


Иван Виноградов, «Запомнит враг советскую Псковщину», читает Татьяна Рыжова, г. Псков


Иван Виноградов «Подснежники», читает Татьяна Никитина п. Бежаницы Псковской области


В публикации использованы фотоматериалы с сайта Государственного архива Псковской области  и видеоматериалы международной историко-литературной акции «Бессмертный полк русской поэзии»


 

Бессмертный полк русской поэзии. Итоги проведения акции

 

 

 

В год 75-летия Победы состоялась одна из наиболее масштабных и доступных для участия поэтических акций –
историко-литературная акция
«Бессмертный полк русской поэзии»

С 9 марта по 6 июня любой желающий мог записать на видео стихотворение поэта-фронтовика или поэта блокадника и стать участником поэтической вахты памяти, посвященной нашей Великой Победе, озвучить то, что видели и чувствовали поэты, воевавшие на фронтах Великой Отечественной или жившие и писавшие стихи в блокадном Ленинграде.
Акция состоялась. В наш адрес пришло более 500 видеоматериалов, 428 из которых и стали этой поэтической вахтой. К сожалению, не все, приславшие видео, внимательно прочли положение об акции. Был отклонен ряд видеоматериалов, со стихами поэтов, родившихся после войны, либо живших и писавших в период Великой Отечественной, однако не являвшихся фронтовиками или блокадниками.
Но вернёмся к опубликованным видео. Они поступили из 37 субъектов Российской Федерации, а также из Германии, Эстонии, Белоруссии, Казахстана, Приднестровья и Донецкой Народной Республики.
Наибольшее количество участников – это жители Псковской области, откуда получено 189 видео. В акции «Бессмертный полк русской поэзии» приняли участие жители 12 районов области, а также городов Псков и Великие Луки. Причем наиболее активными участниками стали именно жители Великих Лук, откуда поступило 56 видеороликов со стихами поэтов-фронтовиков и поэтов блокадников. 43 видео поступило из Великолукского района, 34 – из города Пскова.
И дело здесь вовсе не том, что акцию организовали и проводили псковские писатели, а скорее в том, что её проведение пусть и не слишком активно, но освещалось средствами массовой информации Псковской области, в то время как федеральные СМИ проведение акции не заметили. Пресс-релизы и информационные сообщения, направленные организаторами акции в адрес федеральных новостных агентств и телеканалов, были проигнорированы. То, что к акции присоединились жители других регионов России и зарубежных стран произошло как бы вопреки этому замалчиванию. О ней узнавали из социальных сетей, от друзей и знакомых. И чем дольше продолжалась акция, тем больше людей спешили присоединиться к ней. 60 видеороликов со стихами поэтов фронтовиков поступили от жителей российской столицы, 22 – из Белоруссии, 15 из Ярославской области.
Всего в акции «Бессмертный полк русской поэзии» приняли участие 356 человек, 188 из которых — дети и юношество в возрасте до 18 лет. Самой юной участнице акции, Веронике Степановой из города Пскова — 4 года, самому старшему участнику – труженику тыла Александру Павловичу Быкову из села Пашково Кемеровской области — 91 год.
Акция была поддержана российскими актёрами, кинематографистами, писателями. Среди её участников народный артист России Юрий Назаров, заслуженные артисты России Юрий Коноплянников, Наталья Пярн, Виктор Яковлев, актер, певец, композитор Николай Романов, первый секретарь правления Союза писателей России, поэт Геннадий Иванов, сопредседатель правления Союза писателей России, поэт Александр Кердан, член правления Союза писателей России, поэт Александр Бобров, член правления Союза писателей России, главный редактор «Литературной газеты», поэт и прозаик Максим Замшев, секретарь Союза писателей России, поэт Сергей Соколкин, секретарь Союза писателей России, поэт Игорь Тюленев, секретарь Союза писателей России, поэт Алексей Полубота,  известный донецкий поэт, бард, общественный деятель Владимир Скобцов, директор международного фестиваля молодых поэтов «Мцыри», поэт и общественный деятель Александр Чистяков, десятки других писателей России, ближнего и дальнего зарубежья.
Псковское региональное отделение Союза писателей России в рамках акции представили поэты Андрей Бениаминов, Игорь Гуревич, Игорь Исаев, Геннадий Моисеенко, Валерий Мухин, Наталья Лаврецова, Вита Пшеничная, Татьяна Рыжова, Александр Себежанин и Любовь Федукова.
«Бессмертный полк русской поэзии» включил в себя имена 107 поэтов-фронтовиков и поэтов-блокадников. Чаще всего в ходе акции звучали стихи Юлии Друниной – получено и опубликовано 51 видео с её произведениями. 42 раза прозвучали произведения Константина Симонова, 35 раз – Александра Твардовского. Наиболее цитируемым стало стихотворение Константина Симонова «Жди меня», которое было прочитано участниками акции 19 раз. 14 раз звучало с стихотворение «Зинка» Юлии Друниной, 11 раз – «Васильки» Бронислава Кежуна.
В связи с пандемией коронавируса и невозможностью проведения ранее запланированных очных мероприятий оргкомитетом литературно-исторического проекта «Чтобы помнили», было отменено ограничение по числу видеороликов, принимаемых от одного участника акции. Самым активным участником акции стал поэт из г. Калуги Михаил Бондарев, прочитавший в рамках акции «Бессмертный полк русской поэзии» 14 произведений поэтов-фронтовиков, 12 стихотворений представил для участия в акции актёр, кинорежиссёр, писатель и сценарист Игорь Черницкий. Самым массовым стало видео присланное из города Москвы, где сразу 19 учащихся 4-А класса Школы на Юго-Востоке имени Маршала В.И. Чуйкова прочитали стихотворение Семёна Гудзенко «Моё поколение».
Стихи фронтовых поэтов звучали со страниц Youtube, транслировались в специально созданных сообществах в социальных сетях «ВКонтакте», «Фэйсбук» и «Одноклассники», многократно копировались и размещались участниками акции на своих страницах, в группах и на сайтах глобальной паутины. Сейчас невозможно точно сказать, сколько всего человек просмотрели эти видео, услышали искренние голоса читающие стихи поэтов, непосредственных участников самой страшной в мировой истории войны, стихи тех, кто принёс нам эту Великую Победу. На момент написания этой статьи, только на канале акции, созданном на видеохостинге Youtube,  видеоролики со стихами поэтов фронтовиков и поэтов-блокадников просмотрены более 15 тысяч раз.
Принимая во внимание актуальность и востребованность международной историко-литературной акции «Бессметный полк русской поэзии» оргкомитетом литературно-исторического проекта «Чтобы помнили» рассматривается вопрос о втором этапе её проведения, а также дополнения в положение об акции на этом этапе.

 

Андрей Бениаминов
заместитель руководителя и главный координатор
литературно-исторического проекта «Чтобы помнили»


Международная историко-литературная акция «Бессмертный полк русской поэзии проводится в рамках литературно-исторического проекта «Чтобы помнили»,  с использованием средств гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Бессмертный полк русской поэзии. Лев Маляков

«Я от того остался поколенья, которое горело на огне».

«Чуть свет отправился в город искать тюрьму. На заре лютовал мороз. Мимо крепостных стен по мосту я прошмыгнул мимо часового, не обратившего на меня внимание. – Одним из самых тяжелых испытаний стал арест и расстрел фашистами отца. Его увезли в Псков, и Льву удалось встретиться с ним случайно перед самым расстрелом. – На площади стояла виселица, на ней повешенные. Долго плутал я по городу. Когда нашел тюрьму, стало совсем светло. К тюрьме подошла открытая грузовая машина. Распахнулись ворота. На ломаном русском языке переводчик начал выкликать фамилии. Один за другим в кузов поднимались арестованные. И вдруг переводчик произнес: «Мальяков!» Я не поверил своим ушам. Подбежал к машине. В кузов поднялся отец. Увидев меня, кивнул мне. Я закричал. Часовой сбил меня прикладом с ног, но я не чувствовал боли, видел только машину, которая уже тронулась. Вскочил и бросился за ней. Поскользнулся, упал. Машина скрылась за поворотом. Я не знал, что мне делать. Встал и пошел к тюрьме. Тихо спросил у одного из пленных: «Куда увезли арестованных?» – «Утром известно куда увозят: расстреливать». 
Так вспоминал о гибели своего отца псковский писатель Лев Иванович Маляков (1927 – 2002). Увиденное стало тяжелой тайной подростка. Дома он не посмел ничего рассказать родным. До войны Лев Маляков окончил семь классов и с первых дней фашистской оккупации помогал партизанам, сражаясь в составе 2-й Ленинградской партизанской бригады.


После освобождения Псковщины от оккупантов, еще не достигнув призывного возраста, он ушел добровольцем на Балтийский военно-морской флот. Воевал на торпедных катерах, был контужен. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями Нахимова, «За отвагу», «За победу над Германией» и другими.

Демобилизовавшись в 1950 году, Лев Иванович вернулся на родину, в Гдовский район Псковской области и продолжил учебу, окончив школу с серебряной медалью, затем отделение журналистики филологического факультета Ленинградского государственного университета.

С 1955 г. работал в газете «Псковская правда», с 1959 г. был редактором областной газеты «Молодой ленинец». В 1968 г. Л.И. Маляков был принят в Союз писателей СССР, занимался большой общественной, педагогической, литературной деятельностью.

Подготовил
Игорь Исаевъ

В публикации использованы фотоматериалы с сайта Государственного архива Псковской области  и видеоматериалы международной историко-литературной акции «Бессмертный полк русской поэзии»

Елена Морозкина: «… А фронт надо держать!»

 

Елена Морозкина 13.02.1943

О Елене Николаевне Морозкиной предстоит ещё многое рассказать, но сегодня, в преддверии 75-летия Великой Победы, хочу напомнить о её фронтовой дружбе, начавшейся на сборном пункте города Горького в апреле 1942 года. Добровольцы ожидали назначения — Лёле Морозкиной и Вере Харченко суждено было прослужить всю войну в одной зенитной роте. Подруги вернулись в Горький, однако Лёля, окончив оставленный 1 курс Строительного института, перевелась в Москву и поселилась в «родовом гнезде» отца. Но постоянно находила время для поездок в Ленинград, куда переехала Вера, — пожалуй, без встреч не проходил ни один год. Когда Елена Николаевна преподавала в Архитектурном институте, она останавливалась у Веры Сергеевны со своими студентами, которых привозила знакомить с архитектурой Северной столицы… Так было, и когда Вера стала семейной:  другом Е.Н. Морозкиной стал и её муж, тоже фронтовик, однополчанин. Именно «Изя» — Исаак Манзон – облёк стихи Елены Николаевны в «самиздатовский» 5-томник (на фото Т.В. Вера Сергеевна опирается на него): Елена Николаевна отправляла в Ленинград листы рукописи – стихи набирались на пишущей машинке и переплетались в серые льняные книжицы. Манзоны были первыми получателями книг Е.Н. Морозкиной, выходивших уже в большой печати. После ухода Елены Николаевны в мир иной это делала я:  Евдокия Александровна Александровна, подруга «кузины Зины» (Зинаиды Николаевны Морозкиной, известной переводчицы с древнегреческого и латинского, английского, французского и немецкого) подсказала мне, что Елена Николаевна всегда высылала свои новые книги «Верочке  в Ленинград и племяннику Володе в Нижний». Сыну старшей сестры Морозкиной Натальи Николаевны, участницы Сталинградской битвы, я высылала книги почтой, а вот Вере Сергеевне, начиная с 2001 года, отвозила сама…

Вера Харченко, 1943

Из богатого эпистолярного наследия Е.Н. Морозкиной, обращённого к фронтовой подруге и её семье, приведу лишь одно, в котором – вся Елена Николаевна, с её каждодневными заботами о сохранении уникального исторического наследия Псковской земли и болью за его утраты. Все письма объёмные – их Е.Н. иногда писала с перерывами не в один день. Прошу внимательно прочитать цитируемое письмо – оно напомнит нам о памятниках, спасённых Еленой  Николаевной, и о деле, которому она добровольно, совершенно забывая о себе, служила всю жизнь, всегда находясь на передовой… Напомнит, ЧЕМ мы обязаны Елене Николаевне Морозкиной. Возможно, её пример и нам придаст сил и энергии в нашем деле…    

 

1 сентября 1993
(около 12 часов ночи –
раньше не получается),

Псков
«Лето Красное
пропела»…

Дорогие и Драгоценные мои, и милые сердцу Верочка и Изя!   

Шлю Вам самый сердечный привет и самые лучшие пожелания – это главное. Обыкновенно такими словами кончают письмо, а я начинаю… (У меня всё шиворот-навыворот!..)
Писать мне трудно. Дел выше сил – полный загон и вновь нехватка витаминов (помимо всех прочих: «Э» и «С», т.е. сил и энергии). Я не в форме: ни во фронтовой, ни в парадной. А фронт надо держать! (При обстрелах и с фронта, и с тыла.) И одновременно «держаться во фрунт» и притом – готовиться к наступленью, да ещё – одновременно – в разных направлениях, будучи в единственном числе: вновь идти на защиту псковских древностей и, вместе с тем, отправляться с СПБ-ским лицом во Владимир и Суздаль. Сегодня мне позвонили, что 3 миллиона, выданные на Крыпецкий монастырь (вернее, наконец поставленные в смету) в результате моего обращения к главе администрации Псковской области и наступательного похода к ней в кабинет, «среднее звено» эти 3 млн зажало. Нужно довыяснить обстоятельства и снова собираться с силами для повторного похода.

Вера Сергеевна Манзон (Харченко). СПб, 28.05.2007. Фото Тамары Вересовой

Три миллиона по нашим временам для реставрации – сумма малая, но на кровлю для собора (хотя бы временную), наверное, хватило бы, пока цены не дали новый виток, и пока не рухнули своды. А ещё нужно выходить на защиту уникальных псковских фресок ХII и ХIV в. Новгородские погибли! Ал. Петр.[1] собирает фрески одного храма около 30 лет…
С Лицеем – предположительно – ехать в середине сентября. Плохо то, что я теперь очень плохо переношу всякую длительную дорогу, особенно без притока свежего воздуха. Да и своих дел свыше головы…
Такова ситуация.
 Посылаю Вам свои выстраданные книжечки. Это заслуга Гриши.[2] Дело тянулось 4 года и, было, зависло над пропастью, готовясь пропасть. Но Гриша довёл всё до конца. По нашим дням это чудо (А в процессе издания в типографии сначала «мою» бумагу истратили «налево», потом потеряли обложку. Гриша заказал её заново…). Не всё вышло так, как мне хотелось – но книжка[3] вышла!…
___________
Хочу приложить ещё некоторые «свои» газеты, если хватит духу раскопать свои завалы и разыскать их (Если – нет, пошлю как-нибудь вдогонку). Да ещё приложить книжечку для Наташи[4], чтобы не увеличивать свою почтовую нагрузку. Позвоните ей, пожалуйста, чтобы она заехала к Вам за книжечкой, когда сможет, — дело не срочное.
___________
Что касается газет, то тут нужны некоторые коррективы (Речь идёт о газетах с «интервью» — тройном – с портретами, где я представлена в образе старой ведьмы; и о последнем интервью, связанном с моей книжечкой).
Сотрудники «Псковской правды» допустили некоторые неточности. Так в «тройном интервью» я сказала, что это Никита Хрущёв отменил оплату аспирантских командировок. Корреспондентка об этом умолчала, аргументировав такую отмену тем, что «исторические исследования» в то время были «не в чести». Сейчас они ещё более не в чести. А по поводу несостоявшейся докторской степени она написала тоже не то: мол, опять не пропустили «свыше». Как Вы знаете, дело было в зависти коллег (наверное, самом страшном чувстве), у которых оказались связи «в верхах». Так что не сами «верхи» действовали, а когда их снизу задёргали за верёвочки.
Причём разговор по тому и другому вопросу был частным и случайным, после официального посещения корреспондентши нашего дома. Я и не думала, что она включит его (Она очень самостийная и трактует вещи, как ей хочется). К счастью, мне удалось исправить страшную несуразицу, которую она написала о моей военной службе (Хорошо, что она мне показала текст статьи перед опубликованием), так что главное мне удалось исправить, а на остальное махнула рукой, тем более, что у меня в распоряжении было минут 15 – 20 на знакомство с её писаниной.

Конечно, воспользовавшись появлением у нас корреспондентши, я сразу заговорила о многострадальном Крыпецком монастыре…
Что касается второго «интервью» — небольшого, связанного с моей книжечкой, то оно явилось для меня неожиданностью. Автор её – сотрудник «Псковской правды», обаятельный молодой человек, но не глубокий. Я зашла в газету, чтобы подарить свою книжечку «По Руси» обоим корреспондентам. С Тихановым пошутили, я ему что-то рассказала о стихах (но тоже случайное). Вдруг он мне звонит: «Завтра будет опубликованоВаше интервью!..» Ах!.. Ах!.. Как опасно беседовать с газетчиками!
___________

Моим дорогим однополчанам — друзьям, прошедшим через всю жизнь

Может быть, если откопаю, пошлю Вам ещё свою статью «В защиту Святого Георгия» (о возвращении улице Урицкого её исторического названия «Георгиевская»). Сыр-бор был страшный. Статью написала за один день и полночи, чтобы её опубликовали между двумя заседаниями. Это был подвиг, поскольку к вечеру у меня повышается и общее и глазное давления. Статья оказалась бóльшей, чем могла поместить газета, и кусок опустили. На обоих заседаниях мне пришлось держать фронт (ни к каким комиссиям я не отношусь, но меня пригласили. Это был ход по второму кругу, т.к. сперва от «Георгия» отказались). В выступлениях я присовокупила, что и в Москве не все улицы были «церковными»: главная улица Москвы – Тверская (дорога на Тверь); Ордынка – дорога в Орду; Дмитровка – дорога в Дмитров; был и остался «Кузнецкий мост и вечные французы» (названный по удивительному в то время белокаменному мосту через Неглинку, затем забранную в трубу); да ещё «Ах, Арбат, мой Арбат!». Да ещё Мясницкая и прочее…
В итоге «Святой Георгий» победил. К таким выступлениям приходится готовиться и, идя на них, сжиматься в кулак. А вернувшись, лежу без сил…
<…>
___________

17 августа был 70-летний юбилей Игоря. Приезжал Гриша с семьёй, приходил генерал с сотрудником, торжественно зачитал Грамоту, посвящённую Игорю. Было очень хорошее выступление Игоря по радио: и стихи, и вопросы нашего времени. Были гости и накануне, и 17-го, и 18-го (Для меня это теперь трудно), мы «отстрелялись».
На простреленной ноге у Игоря открылась язва. Так что я теперь и медсестра…
___________
Сейчас уже 2 часа ночи. Я писала Вам и одновременно варила варенье – яблочное, из яблок, которые привезла Лена, жена Гриши (она проехала через Псков 27-го с дочками из Белоруссии, где живёт бабушка Гриши). Кулинария – не моя стихия. Но что же делать!.. Варю по вдохновению. Думаю, что варенья не варила никогда или очень давно, полсотни лет назад… — ито у меня есть двустишие:
Варю варенье вдохновенно,
Снимаю пену – постепенно.
Ах!.. Ах!.. Ох!.. Ох!..
Чистила яблоки – совсем скисла (не хватает мне воздуха), а сейчас вдохновилась. В доме тишина… Игорь встал, попил чайку с вареньем – был доволен…
___________
 А 28 августа Зине[5] исполнилось 70. Послезавтра она с Дуней[6] выезжает из Москвы в Шую. В Москве бедную Зину затаскали по больницам, но не положили.
___________
Ещё раз Вам – всего доброго. Привет и то же пожелание Девочкам Вашим. Поздравляю Верочку авансом с 30 сентября. Да процветают на свете Вера, Надежда и Любовь!

Обнимаю Вас, дорогие!
Привет от Игоря. Ваша Лёля.

 Тамара ВЕРЕСОВА

 


[1] Александр Петрович Греков (1909, СПб – 2000, Новгород) – художник-реставратор, иконописец. Лауреат Государственной премии в области литературы, искусства и архитектуры (1989), Заслуженный деятель искусств РФ (1993), Почётный гражданин Новгорода (1992). Е.Н. Морозкина была с ним знакома продолжительное время.
[2] Григорий Игоревич Григорьев – сын Игоря Николаевича Григорьева, мужа Е.Н. Морозкиной.
[3] Речь идёт о поэтическом сборнике «По Руси»: Санкт-Петербург, 1992.
[4] Наташа Максимова, художница; изготавливала, по просьбе Е.Н. Морозкиной, из гипса бюст Л.А. Творогова (хранится в Древлехранилище).
[5] Зинаида Николаевна Морозкина — двоюродная сестра Елены Николаевны, известная переводчица.
[6] Евдокия Александровна Александрова училась вместе с З.Н. Морозкиной в Аспирантуре при МГУ. Преподавала в Бийском педагогическом институте, затем в Шуйском. Поскольку «кузина Зина» находилась на инвалидности, они попеременно жили то в Москве, то в Шуе.

В 2020 году в конкурсах фестиваля «Словенское поле» можно будет участвовать заочно

Оргкомитет литературно-исторического проекта «Чтобы помнили»
принял решение о возможности удалённого участия
в конкурсах фестиваля «Словенское поле – 2020»

Это решение обусловлено неопределённостью эпидемиологической обстановки, связанной с пандемией заболевания коронавирусом (COVID-19) в России и в мире.

Мы не отказываемся от ранее запланированных мероприятий фестиваля и планируем провести их в заявленные сроки с 24 по 26 июля 2020 года. Если на этот период проведение мероприятий с массовым пребыванием людей разрешено не будет – мы перенесем фестиваль на более поздний срок.

Между тем, в каждом регионе России и в каждом зарубежном государстве эпидемиологическая обстановка развивается по-разному. Чтобы не лишать поэтов России и зарубежья возможности участия в юбилейном фестивале мы приняли решение об организации и проведении фестивальных конкурсов как в очном, так и заочном вариантах.

Дополнительно разработаны Положение о заочном конкурсе исторической поэзии «Словенское поле – 2020» и Положение о заочном поэтическом конкурсе духовной лирики «Свет обители». Они несколько отличаются от положений об очных конкурсах.

Главное отличие между положениями – организация оценки произведений. Если в очных конкурсах оценка произведений и оглашение победителей проходит в ходе фестиваля, то в заочных конкурсах она будет проходить по схеме «Большой список» — «Короткий список» — «Лауреаты конкурса». Также во всех заочных конкурсах участие проводится по принципу «один автор – одно произведение», тогда как в очном конкурсе исторической поэзии «Словенское поле — 2020» — участники могут представить до трёх стихотворений

Коснулись ограничения и молодых поэтов. Участники молодёжной номинации «Словенские ключи» не смогут представлять на заочный конкурс произведения на свободные темы. Эта преференция сохранена только для молодых поэтов, решивших лично участвовать в фестивале. Остаётся открытым, смогут-ли победители в заочной молодёжной номинации быть делегированы в финал Всероссийского молодёжного поэтического фестиваля «Мцыри». В настоящее время ведутся переговоры по данному вопросу.

Начало приёма заявок на заочные конкурсы фестиваля началось с момента публикации положений об этих конкурсах на сайте Псковского регионального отделения Союза писателей России и продлится по 20 июня 2020 года включительно.

В случае принятия решения о переносе даты проведения фестиваля, сроки приёма заявок на участие в фестивале и его конкурсных программах могут быть изменены.

Оргкомитет литературно-исторического проекта «Чтобы помнили»


Литературно-исторический проект «Чтобы помнили » реализуется с использованием средств гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Более 100 заявок поступило организаторам поэтического конкурса «Высота»

По состоянию на 1 мая 2020 года в оргкомитет литературно-исторического проекта «Чтобы помнили» поступило 102 заявки на участие во Всероссийском поэтическом конкурсе «Высота»

Из этого числа 5 заявок отклонено, как не соответствующие положению о конкурсе, 97 — допущено к участию в конкурсе.
На сегодняшний день заявки поступили из 33 регионов Российской Федерации, а также Донецкой Народной Республики, Луганской Народной Республики и Республики Турменистан.
Несмотря на то, что поэтический конкурс «Высота» изначально был объявлен как всероссийский, оргкомитет литературно-исторического проекта «Чтобы помнили» принял решение не отклонять заявки, поступившие из-за рубежа. Мы считаем, что память о подвиге наших десантников не может иметь географических границ.

Полностью география и число заявок, поступивших из регионов России и зарубежных, стран представлены ниже:

  1. Алтайский край – 1;
  2. Астраханская область – 1;
  3. Белгородская область – 1;
  4. Владимирская область – 1;
  5. Владимирская область – 1;
  6. Воронежская область – 1;
  7. Иркутская область – 5;
  8. Калужская область – 1;
  9. Кировская область – 1;
  10. Кировская область – 2;
  11. Крым и Севастополь – 3;
  12. г. Санкт-Петербург — 9;
  13. Ленинградская область – 3;
  14. г. Москва – 10;
  15. Московская область – 2;
  16. Нижегородская область – 2;
  17. Новосибирская область – 1;
  18. Оренбургская область – 1;
  19. Пензенская область – 1;
  20. Псковская область – 27;
  21. Республика Карелия – 1;
  22. Республика Марий Эл – 1;
  23. Республика Татарстан – 1;
  24. Самарская область – 1;
  25. Самарская область – 1;
  26. Свердловская область – 2;
  27. Смоленская область – 2;
  28. Ставропольская край – 2;
  29. Тамбовская область – 1;
  30. Тульская область – 2;
  31. Челябинская область – 3;
  32. Чувашская республика – 1;
  33. Автономный округ Югра – 1;
  34. Донецкая Народная Республика – 1;
  35. Луганская Народная Республика – 1;
  36. Республика Туркменистан – 1.

Напомним, что Всероссийский поэтический конкурс «Высота» объявлен Псковским региональным отделением Союза писателей России 1 марта 2020 года, в день памяти десантников 6-й роты 104-гогвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии .

Конкурс проводится в рамках литературно-исторического проекта «Чтобы помнили», с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Приём заявок на конкурс заканчивается 25 мая 2020 года

 

Более 60 заявок поступило в адрес организаторов Всероссийского поэтического конкурса «Высота»

По состоянию на 4 апреля
в адрес поэтического конкурса «Высота»
поступило  более 60 заявок

География поэтов, подавших заявки на участие в конкурсе, охватывает 27 регионов России.  Это не только Москва, Санкт-Петербург и Псков, но  такие удалённые уголки нашей страны, как Свердловская, Пензенская и Кировская области, Республика Марий Эл  и Республика Татарстан, Новосибирская, Иркутская и Оренбургская области, Крым и Нижневартовск. К участию в конкурсе также присоединился поэт из Горловки Донецкой Народной Республики, жителям которой особенно близка тема защиты родной земли, знакома её цена.

Стоит о отметить разнообразие возраста конкурсантов. Так, самому молодому участнику – 16 лет, и отправил он заявку с согласия и при помощи мамы, а самому старшему участнику конкурса, приславшему своё стихотворение – 85 лет. Отрадно, что соотношение участников поколения, чей возраст равен возрасту нашего века и тех, кто родом из века прошлого – примерно одинаково. Это означает лишь то, что тема подвига десантников у высоты 776 близка всем поколениям, одинаково волнуя сердца тех, кто своими глазами следил за сводками новостей в 2000-м году, и тех, кто рос и взрослел на рассказах об этом Подвиге.

Среди участников конкурса – как известные поэты, так и начинающие авторы. Есть среди них и те, кто ранее сам прошёл нелегкой стезёй службы в десантных войсках. Всех их объединила память о Подвиге шестой роты.

Напомним, что приём заявок на Всероссийский поэтический конкурс «Высота» посвященный 20-летию подвига десантников 6-й парашютно-десантной роты 104-гогвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии объявлен 1 марта и продлится до 25 мая 2020 года.

Положение о конкурсе размещено на нашем сайте.