Архив метки: Литературно-исторический проект «Чтобы помнили»

«Но победим, скорее чем умрём…». Иван Виноградов — партизан, журналист, поэт

Скорей умрем, чем станем на колени, 
 Но победим скорее, чем умрем!

Это строки из знаменитой партизанской «Клятвы», автором текста которой был Иван Васильевич Виноградов (1918 – 1995). Участник партизанского движения на Псковщине, редактор партизанских газет, отмеченный боевыми орденами и медалями, редактор «Псковской правды», собственный корреспондент «Правды» в Псковской, Новгородской, Воронежской, Тамбовской и Липецкой областях, член Союза журналистов, один из основателей Псковской писательской организации, член Союза писателей, автор многих книг (документально-художественных изданий, поэтических сборников), и, наконец, очень скромный, обаятельный человек, общение с которым доставляло радость каждому, кто с ним был знаком.

О себе Иван Васильевич писал так: «Родился я на Псковщине. Война захватила меня на посту редактора районной газеты в поселке Славковичи (ныне Порховского района Псковской области). 7 июля 1941 года фашисты ворвались в наш поселок. С этого дня и началась моя партизанская жизнь…».

Он начинал войну бойцом маленького отряда: участвовал в боях, разведках, диверсиях, месил ногами болотную грязь, голодал в лесу — словом, на себе испытал все то, что выпадало тогда на долю каждого воевавшего во вражеском тылу. А потом, когда у партизан появилась собственная, хотя и очень несовершенная полиграфическая база, выпускал листовки, редактировал партизанские газеты. И, конечно, писал стихи, призывающие советский народ к борьбе:

За народ, ребята! 
За страну родную! 
За отца! За брата! 
За любовь большую! 
Стоит только взяться – 
Мы собьем оковы. 
Мы ль не можем драться? 
Мы ли не из Пскова? 
(Декабрь, 1942 г.)

Но самое главное, Иван Виноградов выпускал в партизанском крае, который называли Лесной республикой или Партизанской республикой, самые настоящие газеты: «Народный мститель», «Коммуна», «За Советскую Родину». В годы войны люди говорили: «Если уж «Коммуна» стала выходить, то советская власть точно скоро вернется». На территории партизанского края  находилось около 400 деревень – там работали больницы, школы, колхозы. И именно партизанское движение было настоящим, народным вторым фронтом.

http://archive.pskov.ru/sites/default/files/arhupr/test/galleries/28.05.2020.19.jpg

И.В. Виноградов (второй слева) в редакционной землянке в лесу под д. Хвойной. 1943 г. ГАПО фотофонд.

В послевоенные годы Иван Виноградов работал редактором газеты «Псковская правда», собственным корреспондентом центральной газеты «Правда» в Псковской, Новгородской, Воронежской, Тамбовской и Липецкой областях.
Иван Виноградов был одним из основателей Псковской писательской организации, членом Союза писателей СССР. Журналист, писатель и поэт, он является автором многих книг.

По отзывам друзей и коллег, наряду с высокими профессиональными качествами Иван Васильевич обладал ценными человеческими качествами: скромностью, деликатностью, обаянием. Общение с ним всегда доставляло людям радость.

Партизанская листовка 1943 г. (ГАПО. Из личного фонда И.В. Виноградова)

Иван Васильевич очень хотел и верил, что при жизни, а он умер в мае 1995 года, удастся найти ту самую типографскую машину, на которой печатались партизанские газеты. Еще в 1981 году в походы по глухому Серболовскому лесу, переходящему в Рдейские болота, выходили порховские следопыты. Их проводником и был Иван Виноградов. Они обнаружили место, где проходила партийная конференция партизан, и установили там памятный знак. Потом они еще не раз ходили в походы, им даже удалось выйти на территорию бывшего партизанского лагеря. Они обнаружили остатки землянок, предметы быта.

И только спустя три десятилетия   поисковикам удалось найти тот самый печатный станок, «Бостонку»,  и даже «шрифты» к нему.

В последние годы жизни Виноградов участвовал в подготовке и редактировании материалов для областной Книги Памяти. Это дело он считал очень важным и занимался им с большим увлечением, широко используя свой богатый опыт журналиста и писателя, вкладывая в работу всю душу.

«Увековечить память земляков, павших в годы Великой Отечественной войны, — говорил он, — наша святая обязанность, и я горд тем, что вношу свой скромный вклад в это дело…».

А в последние месяцы жизни, даже несмотря на тяжелую болезнь, приковавшую его к постели, он продолжал трудиться. Трудился над сборником стихов, готовил прозаические материалы. В письме Н. П. Корнееву, главному редактору «Книги Памяти», которое было послано из госпиталя ветеранов войны 4 декабря 1994 года, он писал: «Вы слышали, что некоторое время назад врачи приговорили меня к смерти. Но я не сдаюсь… Я делаю сборник. Он получается… Я делаю такой же том по объему, какими были его предшественники… Жанры тоже будут самые различные. Повторов по сравнению с вышедшими томами не будет. Вы знаете, чего стоит для меня эта последняя в жизни работа. Вы всегда помогали мне. Не откажите в помощи и в последний раз… Я благодарю Вас за внимание, за все хорошее. С искренним уважением — Иван Виноградов».

Подготовил
Игорь Исаев


Иван Виноградов «Москва идет на Берлин», читает Полина Буркова, г. Гдов


Иван Виноградов, «Запомнит враг советскую Псковщину», читает Татьяна Рыжова, г. Псков


Иван Виноградов «Подснежники», читает Татьяна Никитина п. Бежаницы Псковской области


В публикации использованы фотоматериалы с сайта Государственного архива Псковской области  и видеоматериалы международной историко-литературной акции «Бессмертный полк русской поэзии»


 

Бессмертный полк русской поэзии. Итоги проведения акции

 

 

 

В год 75-летия Победы состоялась одна из наиболее масштабных и доступных для участия поэтических акций –
историко-литературная акция
«Бессмертный полк русской поэзии»

С 9 марта по 6 июня любой желающий мог записать на видео стихотворение поэта-фронтовика или поэта блокадника и стать участником поэтической вахты памяти, посвященной нашей Великой Победе, озвучить то, что видели и чувствовали поэты, воевавшие на фронтах Великой Отечественной или жившие и писавшие стихи в блокадном Ленинграде.
Акция состоялась. В наш адрес пришло более 500 видеоматериалов, 426 из которых и стали этой поэтической вахтой. К сожалению, не все, приславшие видео, внимательно прочли положение об акции. Был отклонен ряд видеоматериалов, со стихами поэтов, родившихся после войны, либо живших и писавших в период Великой Отечественной, однако не являвшихся фронтовиками или блокадниками.
Но вернёмся к опубликованным видео. Они поступили из 37 субъектов Российской Федерации, а также из Германии, Эстонии, Белоруссии, Казахстана, Приднестровья и Донецкой Народной Республики.
Наибольшее количество участников – это жители Псковской области, откуда получено 189 видео. В акции «Бессмертный полк русской поэзии» приняли участие жители 12 районов области, а также городов Псков и Великие Луки. Причем наиболее активными участниками стали именно жители Великих Лук, откуда поступило 56 видеороликов со стихами поэтов-фронтовиков и поэтов блокадников. 43 видео поступило из Великолукского района, 34 – из города Пскова.
И дело здесь вовсе не том, что акцию организовали и проводили псковские писатели, а скорее в том, что её проведение пусть и не слишком активно, но активно освещалось средствами массовой информации Псковской области, в то время как федеральные СМИ проведение акции не заметили. Пресс-релизы и информационные сообщения, направленные организаторами акции в адрес федеральных новостных агентств и телеканалов, были проигнорированы. То, что к акции присоединились жители других регионов России и зарубежных стран произошло как бы вопреки этому замалчиванию. О ней узнавали из социальных сетей, от друзей и знакомых. И чем дольше продолжалась акция, тем больше людей спешили присоединиться к ней. 60 видеороликов со стихами поэтов фронтовиков поступили от жителей российской столицы, 22 – из Белоруссии, 15 из Ярославской области.
Всего в акции «Бессмертный полк русской поэзии» приняли участие 356 человек, 187 из которых — дети и юношество в возрасте до 18 лет. Самой юной участнице акции, Веронике Степановой из города Пскова — 4 года, самому старшему участнику – труженику тыла Александру Павловичу Быкову из села Пашково Кемеровской области — 91 год.
Акция была поддержана российскими актёрами, кинематографистами, писателями. Среди её участников народный артист России Юрий Назаров, заслуженные артисты России Юрий Коноплянников, Наталья Пярн, Виктор Яковлев, актер, певец, композитор Николай Романов, первый секретарь правления Союза писателей России, поэт Геннадий Иванов, сопредседатель правления Союза писателей России, поэт Александр Кердан, член правления Союза писателей России, поэт Александр Бобров, член правления Союза писателей России, главный редактор «Литературной газеты», поэт и прозаик Максим Замшев, секретарь Союза писателей России, поэт Сергей Соколкин, секретарь Союза писателей России, поэт Игорь Тюленев, секретарь Союза писателей России, поэт Алексей Полубота,  известный донецкий поэт, бард, общественный деятель Владимир Скобцов, директор международного фестиваля молодых поэтов «Мцыри», поэт и общественный деятель Александр Чистяков, десятки других писателей России, ближнего и дальнего зарубежья.
Псковское региональное отделение Союза писателей России в рамках акции представили поэты Андрей Бениаминов, Игорь Гуревич, Игорь Исаев, Геннадий Моисеенко, Валерий Мухин, Наталья Лаврецова, Вита Пшеничная, Татьяна Рыжова, Александр Себежанин и Любовь Федукова.
«Бессмертный полк русской поэзии» включил в себя имена 107 поэтов-фронтовиков и поэтов-блокадников. Чаще всего в ходе акции звучали стихи Юлии Друниной – получено и опубликовано 51 видео с её произведениями. 42 раза прозвучали произведения Константина Симонова, 35 раз – Александра Твардовского. Наиболее цитируемым стало стихотворение Константина Симонова «Жди меня», которое было прочитано участниками акции 19 раз. 14 раз звучало с стихотворение «Зинка» Юлии Друниной, 11 раз – «Васильки» Бронислава Кежуна.
В связи с пандемией коронавируса и невозможностью проведения ранее запланированных очных мероприятий оргкомитетом литературно-исторического проекта «Чтобы помнили», было отменено ограничение по числу видеороликов, принимаемых от одного участника акции. Самым активным участником акции стал поэт из г. Калуги Михаил Бондарев, прочитавший в рамках акции «Бессмертный полк русской поэзии» 14 произведений поэтов-фронтовиков, 12 стихотворений представил для участия в акции актёр, кинорежиссёр, писатель и сценарист Игорь Черницкий. Самым массовым стало видео присланное из города Москвы, где сразу 19 учащихся 4-А класса Школы на Юго-Востоке имени Маршала В.И. Чуйкова прочитали стихотворение Семёна Гудзенко «Моё поколение».
Стихи фронтовых поэтов звучали со страниц Youtube, транслировались в специально созданных сообществах в социальных сетях «ВКонтакте», «Фэйсбук» и «Одноклассники», многократно копировались и размещались участниками акции на своих страницах, в группах и на сайтах глобальной паутины. Сейчас невозможно точно сказать, сколько всего человек просмотрели эти видео, услышали искренние голоса читающие стихи поэтов, непосредственных участников самой страшной в мировой истории войны, стихи тех, кто принёс нам эту Великую Победу. На момент написания этой статьи, только на канале акции, созданном на видеохостинге Youtube,  видеоролики со стихами поэтов фронтовиков и поэтов-блокадников просмотрены более 15 тысяч раз.
Принимая во внимание актуальность и востребованность международной историко-литературной акции «Бессметный полк русской поэзии» оргкомитетом литературно-исторического проекта «Чтобы помнили» рассматривается вопрос о втором этапе её проведения, а также дополнения в положение об акции на этом этапе.

 

Андрей Бениаминов
заместитель руководителя и главный координатор
литературно-исторического проекта «Чтобы помнили»


Международная историко-литературная акция «Бессмертный полк русской поэзии проводится в рамках литературно-исторического проекта «Чтобы помнили»,  с использованием средств гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Лев Маляков. Поэт, прозаик, фронтовик.

«Я от того остался поколенья, которое горело на огне».

«Чуть свет отправился в город искать тюрьму. На заре лютовал мороз. Мимо крепостных стен по мосту я прошмыгнул мимо часового, не обратившего на меня внимание. – Одним из самых тяжелых испытаний стал арест и расстрел фашистами отца. Его увезли в Псков, и Льву удалось встретиться с ним случайно перед самым расстрелом. – На площади стояла виселица, на ней повешенные. Долго плутал я по городу. Когда нашел тюрьму, стало совсем светло. К тюрьме подошла открытая грузовая машина. Распахнулись ворота. На ломаном русском языке переводчик начал выкликать фамилии. Один за другим в кузов поднимались арестованные. И вдруг переводчик произнес: «Мальяков!» Я не поверил своим ушам. Подбежал к машине. В кузов поднялся отец. Увидев меня, кивнул мне. Я закричал. Часовой сбил меня прикладом с ног, но я не чувствовал боли, видел только машину, которая уже тронулась. Вскочил и бросился за ней. Поскользнулся, упал. Машина скрылась за поворотом. Я не знал, что мне делать. Встал и пошел к тюрьме. Тихо спросил у одного из пленных: «Куда увезли арестованных?» – «Утром известно куда увозят: расстреливать». 
Так вспоминал о гибели своего отца псковский писатель Лев Иванович Маляков (1927 – 2002). Увиденное стало тяжелой тайной подростка. Дома он не посмел ничего рассказать родным. До войны Лев Маляков окончил семь классов и с первых дней фашистской оккупации помогал партизанам, сражаясь в составе 2-й Ленинградской партизанской бригады.


После освобождения Псковщины от оккупантов, еще не достигнув призывного возраста, он ушел добровольцем на Балтийский военно-морской флот. Воевал на торпедных катерах, был контужен. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями Нахимова, «За отвагу», «За победу над Германией» и другими.

Демобилизовавшись в 1950 году, Лев Иванович вернулся на родину, в Гдовский район Псковской области и продолжил учебу, окончив школу с серебряной медалью, затем отделение журналистики филологического факультета Ленинградского государственного университета.

С 1955 г. работал в газете «Псковская правда», с 1959 г. был редактором областной газеты «Молодой ленинец». В 1968 г. Л.И. Маляков был принят в Союз писателей СССР, занимался большой общественной, педагогической, литературной деятельностью.

Подготовил
Игорь Исаевъ

В публикации использованы фотоматериалы с сайта Государственного архива Псковской области  и видеоматериалы международной историко-литературной акции «Бессмертный полк русской поэзии»

Елена Морозкина: «… А фронт надо держать!»

 

Елена Морозкина 13.02.1943

О Елене Николаевне Морозкиной предстоит ещё многое рассказать, но сегодня, в преддверии 75-летия Великой Победы, хочу напомнить о её фронтовой дружбе, начавшейся на сборном пункте города Горького в апреле 1942 года. Добровольцы ожидали назначения — Лёле Морозкиной и Вере Харченко суждено было прослужить всю войну в одной зенитной роте. Подруги вернулись в Горький, однако Лёля, окончив оставленный 1 курс Строительного института, перевелась в Москву и поселилась в «родовом гнезде» отца. Но постоянно находила время для поездок в Ленинград, куда переехала Вера, — пожалуй, без встреч не проходил ни один год. Когда Елена Николаевна преподавала в Архитектурном институте, она останавливалась у Веры Сергеевны со своими студентами, которых привозила знакомить с архитектурой Северной столицы… Так было, и когда Вера стала семейной:  другом Е.Н. Морозкиной стал и её муж, тоже фронтовик, однополчанин. Именно «Изя» — Исаак Манзон – облёк стихи Елены Николаевны в «самиздатовский» 5-томник (на фото Т.В. Вера Сергеевна опирается на него): Елена Николаевна отправляла в Ленинград листы рукописи – стихи набирались на пишущей машинке и переплетались в серые льняные книжицы. Манзоны были первыми получателями книг Е.Н. Морозкиной, выходивших уже в большой печати. После ухода Елены Николаевны в мир иной это делала я:  Евдокия Александровна Александровна, подруга «кузины Зины» (Зинаиды Николаевны Морозкиной, известной переводчицы с древнегреческого и латинского, английского, французского и немецкого) подсказала мне, что Елена Николаевна всегда высылала свои новые книги «Верочке  в Ленинград и племяннику Володе в Нижний». Сыну старшей сестры Морозкиной Натальи Николаевны, участницы Сталинградской битвы, я высылала книги почтой, а вот Вере Сергеевне, начиная с 2001 года, отвозила сама…

Вера Харченко, 1943

Из богатого эпистолярного наследия Е.Н. Морозкиной, обращённого к фронтовой подруге и её семье, приведу лишь одно, в котором – вся Елена Николаевна, с её каждодневными заботами о сохранении уникального исторического наследия Псковской земли и болью за его утраты. Все письма объёмные – их Е.Н. иногда писала с перерывами не в один день. Прошу внимательно прочитать цитируемое письмо – оно напомнит нам о памятниках, спасённых Еленой  Николаевной, и о деле, которому она добровольно, совершенно забывая о себе, служила всю жизнь, всегда находясь на передовой… Напомнит, ЧЕМ мы обязаны Елене Николаевне Морозкиной. Возможно, её пример и нам придаст сил и энергии в нашем деле…    

 

1 сентября 1993
(около 12 часов ночи –
раньше не получается),

Псков
«Лето Красное
пропела»…

Дорогие и Драгоценные мои, и милые сердцу Верочка и Изя!   

Шлю Вам самый сердечный привет и самые лучшие пожелания – это главное. Обыкновенно такими словами кончают письмо, а я начинаю… (У меня всё шиворот-навыворот!..)
Писать мне трудно. Дел выше сил – полный загон и вновь нехватка витаминов (помимо всех прочих: «Э» и «С», т.е. сил и энергии). Я не в форме: ни во фронтовой, ни в парадной. А фронт надо держать! (При обстрелах и с фронта, и с тыла.) И одновременно «держаться во фрунт» и притом – готовиться к наступленью, да ещё – одновременно – в разных направлениях, будучи в единственном числе: вновь идти на защиту псковских древностей и, вместе с тем, отправляться с СПБ-ским лицом во Владимир и Суздаль. Сегодня мне позвонили, что 3 миллиона, выданные на Крыпецкий монастырь (вернее, наконец поставленные в смету) в результате моего обращения к главе администрации Псковской области и наступательного похода к ней в кабинет, «среднее звено» эти 3 млн зажало. Нужно довыяснить обстоятельства и снова собираться с силами для повторного похода.

Вера Сергеевна Манзон (Харченко). СПб, 28.05.2007. Фото Тамары Вересовой

Три миллиона по нашим временам для реставрации – сумма малая, но на кровлю для собора (хотя бы временную), наверное, хватило бы, пока цены не дали новый виток, и пока не рухнули своды. А ещё нужно выходить на защиту уникальных псковских фресок ХII и ХIV в. Новгородские погибли! Ал. Петр.[1] собирает фрески одного храма около 30 лет…
С Лицеем – предположительно – ехать в середине сентября. Плохо то, что я теперь очень плохо переношу всякую длительную дорогу, особенно без притока свежего воздуха. Да и своих дел свыше головы…
Такова ситуация.
 Посылаю Вам свои выстраданные книжечки. Это заслуга Гриши.[2] Дело тянулось 4 года и, было, зависло над пропастью, готовясь пропасть. Но Гриша довёл всё до конца. По нашим дням это чудо (А в процессе издания в типографии сначала «мою» бумагу истратили «налево», потом потеряли обложку. Гриша заказал её заново…). Не всё вышло так, как мне хотелось – но книжка[3] вышла!…
___________
Хочу приложить ещё некоторые «свои» газеты, если хватит духу раскопать свои завалы и разыскать их (Если – нет, пошлю как-нибудь вдогонку). Да ещё приложить книжечку для Наташи[4], чтобы не увеличивать свою почтовую нагрузку. Позвоните ей, пожалуйста, чтобы она заехала к Вам за книжечкой, когда сможет, — дело не срочное.
___________
Что касается газет, то тут нужны некоторые коррективы (Речь идёт о газетах с «интервью» — тройном – с портретами, где я представлена в образе старой ведьмы; и о последнем интервью, связанном с моей книжечкой).
Сотрудники «Псковской правды» допустили некоторые неточности. Так в «тройном интервью» я сказала, что это Никита Хрущёв отменил оплату аспирантских командировок. Корреспондентка об этом умолчала, аргументировав такую отмену тем, что «исторические исследования» в то время были «не в чести». Сейчас они ещё более не в чести. А по поводу несостоявшейся докторской степени она написала тоже не то: мол, опять не пропустили «свыше». Как Вы знаете, дело было в зависти коллег (наверное, самом страшном чувстве), у которых оказались связи «в верхах». Так что не сами «верхи» действовали, а когда их снизу задёргали за верёвочки.
Причём разговор по тому и другому вопросу был частным и случайным, после официального посещения корреспондентши нашего дома. Я и не думала, что она включит его (Она очень самостийная и трактует вещи, как ей хочется). К счастью, мне удалось исправить страшную несуразицу, которую она написала о моей военной службе (Хорошо, что она мне показала текст статьи перед опубликованием), так что главное мне удалось исправить, а на остальное махнула рукой, тем более, что у меня в распоряжении было минут 15 – 20 на знакомство с её писаниной.

Конечно, воспользовавшись появлением у нас корреспондентши, я сразу заговорила о многострадальном Крыпецком монастыре…
Что касается второго «интервью» — небольшого, связанного с моей книжечкой, то оно явилось для меня неожиданностью. Автор её – сотрудник «Псковской правды», обаятельный молодой человек, но не глубокий. Я зашла в газету, чтобы подарить свою книжечку «По Руси» обоим корреспондентам. С Тихановым пошутили, я ему что-то рассказала о стихах (но тоже случайное). Вдруг он мне звонит: «Завтра будет опубликованоВаше интервью!..» Ах!.. Ах!.. Как опасно беседовать с газетчиками!
___________

Моим дорогим однополчанам — друзьям, прошедшим через всю жизнь

Может быть, если откопаю, пошлю Вам ещё свою статью «В защиту Святого Георгия» (о возвращении улице Урицкого её исторического названия «Георгиевская»). Сыр-бор был страшный. Статью написала за один день и полночи, чтобы её опубликовали между двумя заседаниями. Это был подвиг, поскольку к вечеру у меня повышается и общее и глазное давления. Статья оказалась бóльшей, чем могла поместить газета, и кусок опустили. На обоих заседаниях мне пришлось держать фронт (ни к каким комиссиям я не отношусь, но меня пригласили. Это был ход по второму кругу, т.к. сперва от «Георгия» отказались). В выступлениях я присовокупила, что и в Москве не все улицы были «церковными»: главная улица Москвы – Тверская (дорога на Тверь); Ордынка – дорога в Орду; Дмитровка – дорога в Дмитров; был и остался «Кузнецкий мост и вечные французы» (названный по удивительному в то время белокаменному мосту через Неглинку, затем забранную в трубу); да ещё «Ах, Арбат, мой Арбат!». Да ещё Мясницкая и прочее…
В итоге «Святой Георгий» победил. К таким выступлениям приходится готовиться и, идя на них, сжиматься в кулак. А вернувшись, лежу без сил…
<…>
___________

17 августа был 70-летний юбилей Игоря. Приезжал Гриша с семьёй, приходил генерал с сотрудником, торжественно зачитал Грамоту, посвящённую Игорю. Было очень хорошее выступление Игоря по радио: и стихи, и вопросы нашего времени. Были гости и накануне, и 17-го, и 18-го (Для меня это теперь трудно), мы «отстрелялись».
На простреленной ноге у Игоря открылась язва. Так что я теперь и медсестра…
___________
Сейчас уже 2 часа ночи. Я писала Вам и одновременно варила варенье – яблочное, из яблок, которые привезла Лена, жена Гриши (она проехала через Псков 27-го с дочками из Белоруссии, где живёт бабушка Гриши). Кулинария – не моя стихия. Но что же делать!.. Варю по вдохновению. Думаю, что варенья не варила никогда или очень давно, полсотни лет назад… — ито у меня есть двустишие:
Варю варенье вдохновенно,
Снимаю пену – постепенно.
Ах!.. Ах!.. Ох!.. Ох!..
Чистила яблоки – совсем скисла (не хватает мне воздуха), а сейчас вдохновилась. В доме тишина… Игорь встал, попил чайку с вареньем – был доволен…
___________
 А 28 августа Зине[5] исполнилось 70. Послезавтра она с Дуней[6] выезжает из Москвы в Шую. В Москве бедную Зину затаскали по больницам, но не положили.
___________
Ещё раз Вам – всего доброго. Привет и то же пожелание Девочкам Вашим. Поздравляю Верочку авансом с 30 сентября. Да процветают на свете Вера, Надежда и Любовь!

Обнимаю Вас, дорогие!
Привет от Игоря. Ваша Лёля.

 Тамара ВЕРЕСОВА

 


[1] Александр Петрович Греков (1909, СПб – 2000, Новгород) – художник-реставратор, иконописец. Лауреат Государственной премии в области литературы, искусства и архитектуры (1989), Заслуженный деятель искусств РФ (1993), Почётный гражданин Новгорода (1992). Е.Н. Морозкина была с ним знакома продолжительное время.
[2] Григорий Игоревич Григорьев – сын Игоря Николаевича Григорьева, мужа Е.Н. Морозкиной.
[3] Речь идёт о поэтическом сборнике «По Руси»: Санкт-Петербург, 1992.
[4] Наташа Максимова, художница; изготавливала, по просьбе Е.Н. Морозкиной, из гипса бюст Л.А. Творогова (хранится в Древлехранилище).
[5] Зинаида Николаевна Морозкина — двоюродная сестра Елены Николаевны, известная переводчица.
[6] Евдокия Александровна Александрова училась вместе с З.Н. Морозкиной в Аспирантуре при МГУ. Преподавала в Бийском педагогическом институте, затем в Шуйском. Поскольку «кузина Зина» находилась на инвалидности, они попеременно жили то в Москве, то в Шуе.

В 2020 году в конкурсах фестиваля «Словенское поле» можно будет участвовать заочно

Оргкомитет литературно-исторического проекта «Чтобы помнили»
принял решение о возможности удалённого участия
в конкурсах фестиваля «Словенское поле – 2020»

Это решение обусловлено неопределённостью эпидемиологической обстановки, связанной с пандемией заболевания коронавирусом (COVID-19) в России и в мире.

Мы не отказываемся от ранее запланированных мероприятий фестиваля и планируем провести их в заявленные сроки с 24 по 26 июля 2020 года. Если на этот период проведение мероприятий с массовым пребыванием людей разрешено не будет – мы перенесем фестиваль на более поздний срок.

Между тем, в каждом регионе России и в каждом зарубежном государстве эпидемиологическая обстановка развивается по-разному. Чтобы не лишать поэтов России и зарубежья возможности участия в юбилейном фестивале мы приняли решение об организации и проведении фестивальных конкурсов как в очном, так и заочном вариантах.

Дополнительно разработаны Положение о заочном конкурсе исторической поэзии «Словенское поле – 2020» и Положение о заочном поэтическом конкурсе духовной лирики «Свет обители». Они несколько отличаются от положений об очных конкурсах.

Главное отличие между положениями – организация оценки произведений. Если в очных конкурсах оценка произведений и оглашение победителей проходит в ходе фестиваля, то в заочных конкурсах она будет проходить по схеме «Большой список» — «Короткий список» — «Лауреаты конкурса». Также во всех заочных конкурсах участие проводится по принципу «один автор – одно произведение», тогда как в очном конкурсе исторической поэзии «Словенское поле — 2020» — участники могут представить до трёх стихотворений

Коснулись ограничения и молодых поэтов. Участники молодёжной номинации «Словенские ключи» не смогут представлять на заочный конкурс произведения на свободные темы. Эта преференция сохранена только для молодых поэтов, решивших лично участвовать в фестивале. Остаётся открытым, смогут-ли победители в заочной молодёжной номинации быть делегированы в финал Всероссийского молодёжного поэтического фестиваля «Мцыри». В настоящее время ведутся переговоры по данному вопросу.

Начало приёма заявок на заочные конкурсы фестиваля началось с момента публикации положений об этих конкурсах на сайте Псковского регионального отделения Союза писателей России и продлится по 20 июня 2020 года включительно.

В случае принятия решения о переносе даты проведения фестиваля, сроки приёма заявок на участие в фестивале и его конкурсных программах могут быть изменены.

Оргкомитет литературно-исторического проекта «Чтобы помнили»


Литературно-исторический проект «Чтобы помнили » реализуется с использованием средств гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Более 100 заявок поступило организаторам поэтического конкурса «Высота»

По состоянию на 1 мая 2020 года в оргкомитет литературно-исторического проекта «Чтобы помнили» поступило 102 заявки на участие во Всероссийском поэтическом конкурсе «Высота»

Из этого числа 5 заявок отклонено, как не соответствующие положению о конкурсе, 97 — допущено к участию в конкурсе.
На сегодняшний день заявки поступили из 33 регионов Российской Федерации, а также Донецкой Народной Республики, Луганской Народной Республики и Республики Турменистан.
Несмотря на то, что поэтический конкурс «Высота» изначально был объявлен как всероссийский, оргкомитет литературно-исторического проекта «Чтобы помнили» принял решение не отклонять заявки, поступившие из-за рубежа. Мы считаем, что память о подвиге наших десантников не может иметь географических границ.

Полностью география и число заявок, поступивших из регионов России и зарубежных, стран представлены ниже:

  1. Алтайский край – 1;
  2. Астраханская область – 1;
  3. Белгородская область – 1;
  4. Владимирская область – 1;
  5. Владимирская область – 1;
  6. Воронежская область – 1;
  7. Иркутская область – 5;
  8. Калужская область – 1;
  9. Кировская область – 1;
  10. Кировская область – 2;
  11. Крым и Севастополь – 3;
  12. г. Санкт-Петербург — 9;
  13. Ленинградская область – 3;
  14. г. Москва – 10;
  15. Московская область – 2;
  16. Нижегородская область – 2;
  17. Новосибирская область – 1;
  18. Оренбургская область – 1;
  19. Пензенская область – 1;
  20. Псковская область – 27;
  21. Республика Карелия – 1;
  22. Республика Марий Эл – 1;
  23. Республика Татарстан – 1;
  24. Самарская область – 1;
  25. Самарская область – 1;
  26. Свердловская область – 2;
  27. Смоленская область – 2;
  28. Ставропольская край – 2;
  29. Тамбовская область – 1;
  30. Тульская область – 2;
  31. Челябинская область – 3;
  32. Чувашская республика – 1;
  33. Автономный округ Югра – 1;
  34. Донецкая Народная Республика – 1;
  35. Луганская Народная Республика – 1;
  36. Республика Туркменистан – 1.

Напомним, что Всероссийский поэтический конкурс «Высота» объявлен Псковским региональным отделением Союза писателей России 1 марта 2020 года, в день памяти десантников 6-й роты 104-гогвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии .

Конкурс проводится в рамках литературно-исторического проекта «Чтобы помнили», с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Приём заявок на конкурс заканчивается 25 мая 2020 года

 

Более 60 заявок поступило в адрес организаторов Всероссийского поэтического конкурса «Высота»

По состоянию на 4 апреля
в адрес поэтического конкурса «Высота»
поступило  более 60 заявок

География поэтов, подавших заявки на участие в конкурсе, охватывает 27 регионов России.  Это не только Москва, Санкт-Петербург и Псков, но  такие удалённые уголки нашей страны, как Свердловская, Пензенская и Кировская области, Республика Марий Эл  и Республика Татарстан, Новосибирская, Иркутская и Оренбургская области, Крым и Нижневартовск. К участию в конкурсе также присоединился поэт из Горловки Донецкой Народной Республики, жителям которой особенно близка тема защиты родной земли, знакома её цена.

Стоит о отметить разнообразие возраста конкурсантов. Так, самому молодому участнику – 16 лет, и отправил он заявку с согласия и при помощи мамы, а самому старшему участнику конкурса, приславшему своё стихотворение – 85 лет. Отрадно, что соотношение участников поколения, чей возраст равен возрасту нашего века и тех, кто родом из века прошлого – примерно одинаково. Это означает лишь то, что тема подвига десантников у высоты 776 близка всем поколениям, одинаково волнуя сердца тех, кто своими глазами следил за сводками новостей в 2000-м году, и тех, кто рос и взрослел на рассказах об этом Подвиге.

Среди участников конкурса – как известные поэты, так и начинающие авторы. Есть среди них и те, кто ранее сам прошёл нелегкой стезёй службы в десантных войсках. Всех их объединила память о Подвиге шестой роты.

Напомним, что приём заявок на Всероссийский поэтический конкурс «Высота» посвященный 20-летию подвига десантников 6-й парашютно-десантной роты 104-гогвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии объявлен 1 марта и продлится до 25 мая 2020 года.

Положение о конкурсе размещено на нашем сайте.