Архив метки: Вита Пшеничная

Псковская литературная среда. Проза. Вита Пшеничная

Вита Пшеничная

Поэт, прозаик, публицист, литературный критик, член Союза писателей России.
Живет и работает в городе Пскове.

подробнее>>>

 

ПОДАРОК
(рассказ)

Всю ночь, как сумасшедший, лил дождь, наверстывая упущенное за жаркие летние месяцы время. Иссохшая земля размякла под мощным натиском воды, и к утру на темные тротуары по корявым прожилкам потрескавшегося местами тротуара стекало вязкое месиво. Ольга неуклюже обходила лужи – в длинной узкой юбке делать широкие шаги было невозможно, то ли дело брюки. Но идти в церковь в брюках никак нельзя, тем более на причастие. Ольга по привычке хотела ругнуться мысленно, но тут же одернула себя – все-таки не на прогулку собралась. До Лавринской церкви местный автобус плелся примерно полчаса, Ольга прикинула время: к девяти поспеет. Доехав до нужной остановки, девушка перебежала дорогу и пошла вдоль деревянных домов частного сектора, которые вскоре сменила широкая натоптанная тропа, невидимая с дороги из-за высоких деревьев с еще густыми, раскидистыми кронами. Следом за Ольгой, опираясь на палку, семенила сухонькая бабка, бормоча под нос абракадабру. Наконец показалась церковь, окруженная крестами и оградками. «Когда-то это место называлось Лавринский погост…» — вынырнула из закутков памяти фраза из старого путеводителя, по которому Ольга, подростком переехав с родителями с Дальнего Севера, знакомилась с городом, в котором ей предстояло жить. Ольга огляделась: бывать здесь прежде ей не приходилось, впрочем, и на причастие она шла в третий раз за свои неполные двадцать три года и то только потому, что припекло, иначе не скажешь. И припекло крепко: до саднящей боли в сердце (или в душе?), до слез в подушку по ночам и повторяющихся редко, но ярких снов с одним и тем же сюжетом, после которых она ходила чужая и чумная несколько дней подряд. И от глупых родительских вопросов «в чем дело? что случилось?» отгораживалась глухой стеной молчания…

Ольга зашла внутрь церкви и прислонилась в стенке. Служба уже началась. Под зычный бас священника прихожане крестились, проговаривая слова молитвы, одна пожилая женщина опустилась на колени и перемежала моление с поклонами. Справа, перед иконой с ясным, открытым ликом стоял, нет, точнее, подвисал на костылях увечный мужчина средних лет – непропорциональная голова, за ухом слуховое устройство, стоптанные башмаки разных размеров… Ольга поежилась и отвернулась.
— Ну что прислонилась, ноги не держат? Не облокачивайся, нечего, молодая еще… — услышала она. – Тебе говорю, тебе. — Приземистая бабуля строго смотрела на Ольгу и едва та отошла от стенки, добавила удовлетворенно: — Вот так-то лучше. Молоденькая же… — И потеряв к девушке всякий интерес, сделала несколько шагов вперед, к горящим в круге перед несколькими иконами свечам. Перекрестившись, бабуля погасила оплывшие, догорающие свечи и сложила их в стоявшую на полу коробку. Внезапно голос священника умолк и прошелестело: «кто на исповедь…», часть прихожан встали в очередь в стороне от остальных. Ольга примкнула к исповедующимся. Из-за большого числа пожилых прихожан очередь двигалась быстро – ну, какие, скажите, грехи могут быть у старого человека? Ольга улыбнулась, прикидывая: «с соседкой поругаться или на службу позапозавчера проспать. Или, к примеру, кошку забыть покормить? Хотя нет, про кошку или собаку они не забудут, это точно». Тут Ольга поймала на себе чей-то взгляд и чертыхнулась. Уже знакомая бабуля, поджав губы, снова с упреком смотрела на улыбающуюся Ольгу. «Вот, зараза, что пристала?». Ольга отвернулась и посмотрела вперед, перед ней осталось всего семь человек: «Ё-моё, что ж так быстро-то, а?». Она беспомощно огляделась и опустила голову. Подступал страх. Ольга чувствовала его приближение и знала, что по-другому не будет, что слезы вот-вот начнут ее душить до тех пор, пока не вырвутся на волю… «Господи, что я скажу?.. Как я скажу?.. Я же не смогу…Это невозможно сказать…».

Чуть больше года назад Ольга «сбегала замуж». Ненадолго, почти на три месяца и случайно, по девичьей дурости. В отместку тому, кому, как оказалось, и не была нужна. А ведь ждала его, ни с кем не гуляла, не встречалась. Подружки смеялись – ну ты и дура, он там у себя на Камчатке поди давно уже сыскал кого-нибудь в утешение, а ты тут киснешь. А Ольге и не нужен был никто кроме ее Стаськи. Стас был вдвое старше Ольги, в разводе, подрастал сын. Познакомились они на свадьбе: двоюродная сестра Ольги Татьяна выходила замуж (а Стас – давний друг ее новоиспеченного мужа Игоря). И завертелось, закружилось: танцы в темноте, под громкое «горько», доносившееся из комнаты, поцелуи в подъезде. Стас был в меру нахален, а Ольга ошалела и осмелела от его близости и нежности, но… Через день Стас уехал на Камчатку. Потом пошли письма — смешные, откровенные письма взрослого влюбленного мужчины к девочке Ольге, которые она зачитывала до дыр и ждала, ждала новых, едва опустив свой ответ в почтовый ящик…
Они случайно встретились спустя десять месяцев. Когда письма перестали приходить, Ольга ничего не поняла, подумала, что Стас просто замотался. Потом, подгадав под новогодние праздники, все-таки рванула к сестре в уютный Калюжин, что под Новгородом. Как сердцем чувствовала, что Стас там. Встретились словно чужие. Вернее, он повел себя странно вежливо, отстраненно, ни словом, ни взглядом стараясь не пересекаться с Ольгой. Это она потом узнала, что у него кто-то там появился. Сестра сказала, как отрезала: не лезь. Ольга и не собиралась лезть, но как же она? Как же письма? А ближе к вечеру посидели они с Татьяной на кухне, поговорили. Хорошо так поговорили, душевно. И выпили. Дальше Ольга плохо помнила. Татьяна рассказала, что она ходила к Стасу домой «отношения выяснять», Стас ее, пьяную, напоил крепким чаем для отрезвления, и выложил все. По полной программе. Да – другая, да – не люблю, прости. Ты же совсем еще ребенок, вырастешь – поймешь…

Задумавшись, Ольга не заметила, как перед ней никого не осталось, машинально шагнула вперед и тут же очнулась — перед ней стоял батюшка. Рукой он подозвал ее подойти ближе, спросил имя.
— В чем исповедаться будешь, Ольга?
Еще не оправившись от воспоминаний, Ольга выпалила, неожиданно для себя:
— У меня аборт был, батюшка. Я не хотела, но… Я хочу иметь детей, когда-нибудь, очень хочу. Простите… — она попыталась еще что-то добавить, но в этот миг слезы ручейками потекли по ее щекам. Ольга провела ладошкой по лицу и, повторив «простите», замолчала, не в силах ничего больше сказать. Батюшка умолк, замер глыбой над хрупкой фигуркой Ольги. Долго молчал, Ольге показалось целую вечность, и она была уже готова сорваться с места и бежать, бежать куда-нибудь, где нет никого-никого!.. Но тут отец Василий жестом указал Ольге поцеловать распятье – она поцеловала. Затем на склоненную голову девушки он наложил епитрахиль и произнес короткую молитву. Ольга, перекрестилась и, не смея поднять глаз, смотрела в пол, и шептала про себя: «Господи, Господи!.. Что же теперь будет-то?..».
— Знаешь, что это?
Девушка подняла голову – священник держал перед ней маленькую книжку в мягком переплете, из-за слез и не рассмотреть толком:
— Нет. Не знаю.
— А молитвы знаешь? – голос отца Василия звучал так громко, что казалось, он нарочно привлекает внимание окружающих. Ольга съёжилась, но ответила:
— Нет… Почти. Только «Отче наш» немного…
Тут священник, лукаво скосив на книжку глаза, спросил:
— А хочешь такую иметь?
— Не знаю. Наверное… — пожав плечами, ответила Ольга.
— Ну что ж. Ладно, ладно. Иди.
Ольга прошла в сторону, и приблизилась к иконе, у которой в начале службы стоял калека. «Никола Чудотворец» — разобрала она церковную вязь. «Никола, вот оно что… Помоги мне, пожалуйста…» — и Ольга трижды перекрестилась…

…На другой день после того разговора со Стасом она наскоро собралась и рванула на такси на вокзал – до отъезда поезда оставалась уйма времени и Ольга честно «убила» его, бесцельно слоняясь по тихому городку. А за полчаса до отхода поезда она еле нашла место в общем вагоне: народу ехало непривычно много, видимо, всем не терпелось успеть домой до боя курантов. Спустя пару остановок вышла в тамбур, покурить. А там Ромка. Правда, тогда Ольга не знала, как его зовут. Мало ли курящих по тамбурам стоит? Но то ли вид у Ольги был совсем несчастный, то ли Ромке было скучно – подошел он ближе и сказал озорно:
— Девушка, что такая грустная, Новый год скоро! — Ольга посмотрела на парня. – Хочешь яблоко, красное, сочное?
— Да.
— А водку будешь?
— Да…
Минут через десять Ромка вернулся в тамбур с яблоком, и впрямь красным и огромным («где только раздобыл?»), с бутылкой водки и двумя стаканами…

Они сошли где-то на полдороге, поймали попутку и за полчаса до полуночи были на месте. Ромка жил в глухой деревушке изб на тридцать, в половине крепкого дома со смешным в своем щенячестве овчарёнком Боссом. А второго января Ольга поутру смоталась домой, сказала опешившим родителям, что выходит замуж и, покидав теплые вещи в две сумки, вернулась обратно. В том, что дома ее отпустят, Ольга не сомневалась. Отец даже рад был, что Олька-обуза с глаз долой уехала, причем, неважно куда. С мамой сложнее вышло, но, в конце концов, и она, устав отговаривать дочь, смирилась.
Так и стали жить: Ромка ходил на ферму, Ольга сидела дома – готовила, стирала в ледяной воде, натасканной из соседского колодца, в общем, хозяйничала, как умела. О себе Ромка почти не рассказывал, а если случайно и заводился разговор, то норовил быстро вырулить на другую тему. От соседей Ольга слышала только, что родители Ромки пили по-черному, а года два назад «сгорели» за сутки, от паленой водки. Ромка кое-как закончил девять классов и устроился работать пастухом, позже – скотником на ферму в полутора километрах от деревни. О том, что Ромка – матерый зек – вор-рецидивист по кличке Монах (почему Монах-то?) с тремя ходками, Ольга как-то не думала, но иногда вечерами расспрашивала Ромку о той его, тюремной жизни. Часто Ромка пропадал с дружками – «зависал» у какой-нибудь сговорчивой молодухи на пару-тройку дней и отрывался на всю катушку. За прогулы, конечно, влетало, чаще рублем, но не выгоняли – на помощников деревни в то время стремительно мельчали.

Поначалу жили дружно, не шумно, как иной раз накачавшиеся самогонкой соседи за стенкой. Правда, выпивать приходилось часто, почти каждый день, и никаких особых поводов не было нужно: встретились, засмолили сигаретами, а там и стаканы зазвенели. Где-то в конце января подали заявление, назначили дату свадьбы – пятнадцатое апреля. В феврале нагрянули Ольгины родители, познакомились с Ромкой, осмотрели жилище. Ольга напоила-накормила их, Ромка был немногословен, но вполне приветлив. Успокоившись, родители обговорили детали предстоящей свадьбы и уехали. А в аккурат восьмого марта Ольга слегла: низ живота боль залила так, что не пошевелиться, не повернуться. И Ромка как назло пропал. Ольга подумала, что он застрял на смене, мало ли дел там, — самый разгар отелов, — но прошло время обеда, потом ужина… Ромка появился спустя два дня, чмокнул Ольгу в щеку, поставил перед ней на стол флакон духов и снова ушел. А к вечеру – старая компания, самогонка, гитара. Пошатываясь от слабости, Ольга нарезала остатки вчерашней вареной картошки, и бросила на раскаленную сковородку. Маринка, молодая женщина из местных жителей, помогала ей, болтая без умолку, а потом ни с того, ни с сего, взяла и брякнула:
— Твой-то Ромка с моим во Власовке гуляли. Там у Ромки давняя полюбовница, еще со школы…
Ольга замерла. Маринка ойкнула, помолчала и зачастила с утроенной силой:
— Да что ты столбом застыла, Оль, подумаешь, мужик гульнул, эка невидаль, забудь. Мой вон тоже пропадает раз в месяц-два, я же через него пустая стала, мне шестнадцати лет не было как согрешили. А в районе у нас коновалы работают, а не врачи, сама еле жива осталась и на том спасибо… Оль, ну очнись ты, слышишь?..
Тут Ольгу резко согнуло пополам – к боли в животе прибавилась тошнота и, еле сдерживаясь, она метнулась к выходу. Потом, потная, на дрожащих ногах она вышла на улицу, присела на ступеньку крыльца, захватила горсть снега и вытерла им лицо. В двери показалась Маринка:
— Пойдем в дом, Оль, а то простудишься, не дай Бог, пойдем…
Они вернулись на кухню, Маринка отнесла мужикам закуску, побыла с ними и пришла к Ольге, гремя грязной посудой. На застиранной помятой юбке расползлось темно-коричневое пятно, видимо, от пролитого портвейна, ворот вязаной кофты съехал набок, но Маринке было не до внешнего вида. Глаза ее уже слегка замутились и движения стали неуклюжими. Она тяжело плюхнулась на стул и забормотала:
— Олюша, ты только не думай ничего, Ромка у нас парень хороший, надежный. А что сорвался, так с кем не бывает, забудь, все равно к тебе придет. Ты только это…с дитем ничего не делай. Ну это…сама понимаешь, а то вдруг как со мной – не дай Бог… Сколько я проплакала… Вот так и сдохну здесь пустая, – Маринка замолчала, шмыгнув носом. Потом мотнула головой и резко стукнула кулаком по столу. – А ты чего за Ромкой увязалась? Где глаза были? Ты что не видишь, девочка-припевочка, что вы – разные? Я Ромке сто раз говорила: кого привез? Она же городская, антилигентная, тебе, парубку, не ровня!.. – Маринка громко икнула и потянулась к пустому стакану. – От, черт, опять к этим иродам топать.
Ольга стояла поодаль и наблюдала за женщиной: «и ведь наверняка старше меня лет на пять, а меньше сороковника не дашь. И я стану такой же, если останусь здесь, среди них…» — от этой мысли Ольга содрогнулась, но тут же взяла себя в руки, подошла к Маринке и, натянуто улыбнувшись, произнесла:
— Ну, так пошли к мужикам-то, а то развели мы тут тоску зеленую. Пошли, выпьем…
Компания угомонилась и разбрелась по домам лишь засветло. Ромка заснул прямо в проходе, одетый, в ботинках. Ольга не стала его будить. Сделала последнюю затяжку и затушила стянутую у Ромки «беломорину», зло, но спокойно приговаривая: «Вот тебе, малышок, от папочки, стаканчик пойла да от меня курева. Вырастешь таким же, есть в кого». Потом постелила кровать и провалилась в сон.

С того вечера Ромка запил по-черному, беспробудно. Ольга, возвращаясь из магазина или с работы – она устроилась в садик, — изредка видела его стеклянный, направленный в никуда взгляд. Ромка пил брагу, которая второй месяц настаивалась к свадьбе в двух больших алюминиевых бидонах из-под молока в дальней, совсем не обжитой комнате. «Чтоб всем хватило» — занося их в дом, со смехом повторял тогда Ромка. Ольга только дивилась – куда столько? Вот и вышло – куда.
Однажды, разозлившись, она, пока Ромка спал, ссыпала в бидоны несколько упаковок слабительного и еще какой-то дряни, думала, проймет до печенок, остановит. Куда там! А потом и злиться устала, да и сил никаких не было – тошнота только усиливалась да голова шла кругом. Отлеживалась целыми днями в кровати и иногда, когда становилось полегче, гуляла с Боськой до леса и обратно. В лесу, стоило зайти чуть вглубь, был (теперь уже нет) их с Ромкой «схрон» — в трех местах у подрезанных снизу берез стояли трёхлитровые банки. Вкусная влага стекала по тонким обструганным прутам, которые Ромка готовил загодя. Ольге это было в диковинку, и первые недели их совместной жизни сбор березового сока стал, пожалуй, самым светлым событием, что-то было в нем от детства…
А еще Ольге нравилось ходить с Ромкой на ферму: коровы телились каждый день (или ночь), случалось подряд троим приспичит и носится Ромка от одной рогатой к другой. Ольгин страх от неопытности и растерянности как рукой сняло, когда однажды Ромка просто разрывался, пытаясь помочь сразу двум коровам. Само собой всё получилось: и ноги ещё не рождённого телка петлёй зацепить, и под Ромку подладиться, чтоб вместе тянуть-помогать скотине. Смешной рыжий бычок стал Ольгиным любимчиком. Она и не заметила, как привязалась к нему, и первым делом спрашивала вернувшегося в работы Ромку: «Как там мой рыжий?»…
Прошел март, радуя подснежниками, наступил апрель. И в один из дней Ольга будто очнулась. Подошла к пьяному, спящему Ромке и внаглую обшарила карманы. Набрав два рубля с копейками: «что ж, на билет до дома хватит и ладно». Когда она выходила из дома, следом увязался Босс, вцепился Ольге в левую штанину и давай тянуть обратно, к крыльцу, скулил, не пускал. А когда отпустил, разразился отчаянным, вперемешку с визгом, лаем …

Дома ничего не спросили, и так было понятно. А на другой день Ольга с матерью пошла в больницу: кресло, укол, чьи-то пальцы там, внизу… Пришла в себя только в палате, когда на живот положили лед. И никаких мыслей, ни плохих, ни хороших, ни-че-го. Одно слово – вакуум. Только причитания Маринкины из головы не выходили, маячили, мешали. И про то, что пустая она, и про «не дай Бог»…
Недели через две, немного оправившись от операции, Ольга, никому ничего не говоря, наведалась к Ромке – оставшиеся вещи забрать и попытаться объясниться. Ромка как раз с фермы пришел, чай пил с сухарями, когда колченогий Босс подбежал к двери, виляя хвостом.
— Здравствуй, Ром, – сказала Ольга. – Я за вещами, скоро поезд.
— Привет. Знаю, что скоро. Чаю налить? – Ромка бегло мазнул взглядом по хрупкой фигуре несостоявшейся жены и снова уткнулся в кружку. Ольга быстро собрала все свое, что попалось на глаза, и села за стол, напротив Ромки. Помолчали.
— Оль, а как там…- Ромка осторожно посмотрел на Ольгин живот. Та чуть вздрогнула от неожиданности вопроса, поджала губы:
— Я была в больнице, ставили девять недель. Теперь – нет. – Тихо ответила она. Потом добавила: — И, знаешь что, ты прости меня, я ведь тогда сдуру за тобой с поезда сошла, со зла, отомстить хотела тому, другому, а вышло – самой себе. Прости. И будь счастлив… С кем-нибудь. Пока. – Ольга встала, подошла к Ромке, поцеловала его в щеку и вышла. Ромка не пошевелился, только сказал глухо:
— Пока…

Постепенно жизнь у Ольги наладилась – и дома упрёки поубавились, и с работой утряслось (до Ромки она была в «свободном полёте», в поисках подходящего места), вроде грех жаловаться, всё как у всех. Правда порой сон один и тот же кошмарный снился, в котором горланила распьянущая Маринка: «Нашёл с кем связаться, мотня деревенская!.. А ты-то, ты-то, антилигенка, что застряла здесь, не ровня он тебе!.. Пустая я, слышишь, пуст-ая-а!!!.. А – ты?!..», и смеялась дразнящим смехом, смахивающим на воронье карканье… После этих-то снов и ходила Ольга притихшая, по вечерам прислушиваясь в своему нутру словно пытаясь понять, что там, как? А вдруг сон – к чему дурному?..
Но никакого ответа не находила.

Однажды уже по осени в тот же год Ольга по дороге на работу встретила знакомую – учились вместе на курсах машинописи, был такой «довесок» для старшеклассников, – обменялись приветами. Валя, так звали девушку, шла в церковь. Ольга про себя ахнула: Валюшка, девчонка, прошедшая, как сплетничали, мусоля пижонские сигаретки по дворовым углам девчонки, огонь и воду, и медные трубы на личном фронте и вдруг – в церковь? Ахнула, но виду не подала. А Валя, будто поняв её, поправила платок на голове и кротко произнесла:
— Да, смешно, наверное, но так получилось. Мне пора, Оленька, пойду я. – Валя виновато улыбнулась и пошла прочь.

После той встречи что-то перевернулось в Ольге, нет-нет, да и потянется к книжной полке, вытащит книги, стопками составит на стул и дальше ищет, ищет. А маму вроде неловко спросить, куда девался маленький темно-зелёного цвета сборник с крестом на обложке, — замучает вопросами, зачем? кому?.. Был же у мамы. Ну, не привиделся же!
По зиме Ольга впервые пришла в ближайшую церковь – окольными путями узнала, что для причастия лучше поспеть пораньше, к исповеди и что с утра нельзя есть. А одеться скромнее – в длинную юбку, и платок – голову накрыть — не забыть. День и вправду выдался каким-то особенным. Что в нём было особенного Ольга не смогла бы сказать, но ощущение лёгкости и приподнятости не оставляло её, даже спалось крепко, без снов. Но, оказавшись перед батюшкой один на один в тесной исповедальне, Ольга испугалась самой себя: как подумает о не рождённом ребенке, так слёзы подступают, не сдержать. Так толком и не исповедалась, священник, спасибо ему, не стал допытываться. Ольга тогда еле до конца отстояла, чтоб к кресту подойти; хотелось не плакать, — реветь белугой, но только чтоб никто не видел, не слышал…
И во второй раз, в той же церкви вышло не лучше, не легче.
Про отца Василия из Лавринской церкви, что стоит почти на задворках города, Ольга услышала случайно, в очереди в сберкассе. Две бабули рассуждали о нём вслух, но благодарно, почтительно. И Ольга решилась. Заранее, три воскресенья подряд она ездила в Лаврино. В первый раз Ольга и церкви-то не заметила – за густо посаженными деревьями, словно ограждённая от посторонних глаз, она возвышалась над обмельчавшей речкой. Увидеть её можно было лишь с другого берега, с пустыря…

***
Вокруг опять пробежал едва уловимый слухом ропот, сравнимый разве что с лёгким дуновением ветра, но Ольга почувствовала его и подняла глаза. Ноги и руки от долгого стояния затекли и Ольга, чуть переминаясь с ноги на ногу, посмотрела вокруг. Священник в окружении прихожан читал проповедь. В церкви стало значительно больше людей.
Тут всё смолкло, и отец Василий обратился к присутствующим:
— Кто исповедался, подойдите ко мне.
Ольге на миг показалось, что слова предназначались именно для неё, и поспешила подойти ближе. Отец Василий обведя всех строгим взглядом, достал из-под полы три маленьких книжки:
— Кто хочет такие же, поднимите руки, чтоб я видел!
Ольга вспомнила, как отец Василий спрашивал её об этом на исповеди и подняла руку, но тут же опустила. Повсюду слышалось просящее разноголосье: «И мне такую обещали… И мне…».
«Ну и пусть. И не надо…» — подумала Ольга, видя, как батюшка раздал книжки, а прихожане становятся друг за другом, теперь на причастие. Ольга тоже встала, украдкой посмотрев, как люди сложили на груди руки – каждый раз она путалась, правую на левую или наоборот, и терялась, а спросить стеснялась. Что за радость показаться перед кем-то совсем уж дремучей в своем незнании?..
Ей нравилась эта часть церковного таинства. Перед тем как пригубить «плоти и крови Христовой», Ольга назвалась, глотнула ложку церковного вина и поцеловала сосуд, перекрестившись. И в тот же миг встретилась взглядом с отцом Василием. Тот пристально посмотрел на Ольгу, незаметным движением вытащил из недр казавшейся безразмерной рясы еще одну книжку и протянул Ольге:
— Последняя. Читай. Все ответы и помощь – там.
Ольга взяла книгу в руки, прижала к груди и, проронив: «спасибо, батюшка», пошла к выходу. На улице она осмелилась – так не верилось! – осмотреть подарок. Именно подарок, как же иначе!.. Она вытащила его из-за пазухи – под лучами солнца ярко блеснул золотистый тисненый крест на темно-зеленом фоне обложки…


 

Псковская литературная среда. Поэзия. Вита Пшеничная

Вита Пшеничная

Поэт, прозаик, публицист, литературный критик, член Союза писателей России.
Живет и работает в городе Пскове.

подробнее>>>

 

Улыбнись, слышишь?..

*  *  *

К тёмному небу солнечный зайчик приколот,
Как маячок. И с ним так спокойно спится.
Детство моё… Папа ещё молод,
Мама почти девчонка с глазами лисицы.

Жизнь началась, и прекрасна, как яркая сказка,
Жизнь — это что-то такое, чему нет конца.
Детство моё: ох, не щедрая мамина ласка
Да неприкрыто скупые объятья отца.

Небо потом мрачнело не только ночами,
Солнечных зайчиков вскоре и след простыл.
Где же ты, Детство?..
Затихнешь, пожав плечами,
Вроде оно и было, и ты в нём был.

Помнишь ночник над кроватью? — спалось так крепко…
Изредка в дымке цветных снов кружу,
Перебирая пожелтевшие снимки предков,
Я будто опору себе ищу и нахожу.

И к тёмному небу солнечный зайчик приколот…
Как маячок. И сердчишко так сильно бьётся…
Многое в прошлом: там папа — красив и молод,
А мама — девчонка — звонко-звонко смеётся.

*  *  *

Конец августа.
Не ладаном – яблоками – ладони пахнут.
Медленно солнце
Скатывается с пьедестала.
Кажется, ещё чуть-чуть.
И даже небеса ахнут,
Видя, какая чудная пора настала.

Неспеша иду, и не мешают резкие звуки
Города, умеющего быть жестоким и ласковым.
И хочется то ли парить, раскинув в стороны руки,
То ли, ближе к ночи,
душу укутать звёздами – вечными сказками.

Конец августа.
Под ногами засохший венок, кем-то брошенный…
А взгляд застыл на холсте цвета сливы спелой…
Дальше нам не по пути, ты — хоть и друг, но непрошеный —
И тебя, как случилось и как вырвалось, я стихами спела.

*  *  *

Природы замедлен ритм,
И жизни замедлен бег;
Вот-вот превратятся в снег
Туманы-поводыри.
Под поступь чужих ног,
Под треск неокрепших луж,
Начнёт невидимка-стужь
Свой длительный монолог.
С утра б, когда город тих
Послушать себя, помолчать…
Да вынянчать, как внучат
Все дни, как вот этот стих.
Чтоб каждый из них — в цвет.
Чтоб каждый из них — в масть.
Чтоб целого мира – часть
Сплелась из моих лет.
Сплелась и вросла в век —
Узором своим пленя…
Чтоб кто-то, замедлив бег,
Узнал вдруг в себе — меня.

На Масленицу

В.

Пишешь, «прости, что родился рано,
что не нашел тебя в час НАШ
…»
Боже, какая в душе рана
Выжжена в масленичный кураж!

Чем мне тебе ответить, солнце?
Иль это я припозднилась чуть?
В небе ночном, как в глуби колодца,
Выискиваю один — наш — путь.

И в это Прощёное Воскресенье
Взметнулись к самым Его очам
Моя – надежда и твоё — спасенье,
Твоя – свобода и моя — печаль.

 

*  *  *

Обними меня, но потом уже не отпускай.
Я глаза закрою, уткнусь носом в плечо.
И мы оба поймём — каждый из нас нашёл,
Что давно искал.

И в закате — таком нашем и таком ничьём
Пусть утонет день — какой-то из октября,
И под ноги настелет листву
И дождей шёлк,
По и над паря.

Обними. Заговори, словно кот-баюн,
Я поверю любой из тобой сказанных фраз,
Пусть звенит россыпь натянутых туго струн,
Исцеляя нас.

Непогодное

Как будто с барского плеча
дождь небо опрокинуло
И льёт вовсю, сентябрьский шарм
под лужами топя.
Уж сколько этих непогод
сбылось, забылось, сгинуло,
Но каждый раз впервые
в осень я ввожу себя.

Ввожу ребенком, позабыв,
что сорок лет отлистнуто,
В приметы веря, и в Мечту,
и в то, что Мир — во мне,
Что листьями из сентября
тропинка в небо выстлана,
Что к Богу все слова молитв
из душ летят по ней.

А дождь ведёт себя, как тать,
дорвавшийся до нужного,
Ворует лета бабьего
последние деньки,
Взамен рассеивая боль
былого и недужного.
И не почувствовать нельзя —
Так сильно жмёт виски.

***

Осень — время прощаний и стылой воды по утрам;
Из туманного утра спешит на автобус прохожий,
Куполами целует века восстановленный храм
Да всё чаще и дольше прохлада елозит по коже.

Осень — бремя потерь, о которых ни сном и ни духом,
Нараспах акварели — природа чудит и творит —
Всё, что скажешь в сердцах,
Обрастает немыслимым слухом,
Что укроешь в душе — то однажды отблагодарит.

Я люблю тебя, яркое Время невидимых слёз,
И приметы твои я читаю по шороху листьев…
Свет погашен. И звёзды гурьбою спешат на помост —
Как посланцы простых, не всегда понимаемых истин.

*  *  *

В.

«За расставанием будет встреча…» 

Высуши мои слезы, бродяга-Ветер.
Душу не очерстви, ускользающее Время.
Бьют наотмашь беспощадные плети смерти
Прямо в темя.

Силы на донышке ещё немного осталось,
Дни незаметно и неотвратимо сменяют ночи.
Мне бы Веры, хоть чуточку, хоть самую малость.
Слышишь, Отче?

Мне б заглянуть на мгновение внутрь Твоих владений —
Убедиться, что он в покое и безмятежности.
Господи, сколько же Ты вложил в нас несовпадений!
И — нежности…

*  *  *

В.

Улыбнись, слышишь? И вслед за тобой улыбнется Отец-Сын-Бог,
Приобняв за плечи тёплым ветром, далью ещё незнакомых дорог.
Во дворах сирень от себя в восторге, сводит прохожих с ума,
Улыбнись тому, как щедро весна очищает свои закрома.

Эта вечная смена картин под небом никогда тебе не надоест.
Кажется, с полчаса назад солнце — разливалось, слепило, жгло.
А сейчас — полдень, тьма развалилась ленивым тюленем окрест,
Не успев добраться до дома, чертыхнёшься: «Не повезло».

Что ж, лови эти сочные капли, чтоб сразу и пригубить —
Трижды мысленно перекрестясь, набери их в ладошку да, как дитя, причастись:
На тебя смотрит с улыбкой Отец-Сын-Бог, значит, время — жить,
Прошепчи по памяти «Отче…», и Ему в ответ с благодарностью улыбнись.

 На слиянии рек

В Великой отражаются века,
В Пскову перетекающие плавно,
Давнишнее в них было так недавно,
И поступь Бога, как перо, легка.

Глаза поднимешь — купол-богатырь
Скрывает крест свой за небесной прядью,
Опустишь взгляд — за неспокойной гладью
Душа иной увидит свет и мир.

Оглянешься вокруг — ни взять, ни дать:
Какая даль, и сколько откровений!..
И сотканная из земных мгновений —
Теплом по телу — Божья благодать…

*  *  *

В.

Улыбаюсь тебе — сколько света внутри! —
Ни с чем не сравнить
И ни с чем не спутать.
Ветер тихо качает в яслях
Пробуждающееся утро.
Как уютна мне
нескончаемая иллюзия твоего присутствия
Без ненужных теперь слов
Ободрения
или напутствия.
Улыбаюсь! Сколько света внутри —
черпай, пей глотками жадными это Счастье,
И подставь ладони,
Чтобы в них однажды
Могла упасть я.
Как уютно думать,
Что ты рядом.
Что здесь, а не в краю
чужом и непонятном.
Улыбаюсь, помня,
Как ты вечно мчался куда-то.
И всегда возвращался.
Обратно.
27/28-06-21.

Надевай…

Надевай своё мятое рубище,
Отряхни от землицы суму;
И спокойно, без страха пред будущим,
Уходи в непроглядную тьму.

Вон, по веткам вороны кликушами
Порасселись, и нет им числа.
То ль с живыми, то ль с мертвыми душами
Ночью службу несут купола.

Падай в сна беспокойное варево,
Забывайся в холодном поту…
Но разбудит к заутрене зарево,
Тонкой вязью скользя по листу.

Ты не вспомнишь, как строки до одури
Молотили плетьми по вискам,
Как заманчивой полудремόтою
Расстилалась забвенья река.

Как ты мок под дождями и грозами,
Как стоял на распутье дорог,
Как себя засыпал ты вопросами,
И на них же ответить не мог.

Как опять брёл заросшими тропами,
То ль молитву шепча, то ли стих,
А внутри обрастало сугробами
То ль «прощай» чьё-то, то ли «прости»…


Надевай своё мятое рубище,
Не скажи ничего никому.
И не думай (не надо) о будущем,
Уходя в предзакатную тьму.
03/07/21

Творческая поэтическая встреча в научной библиотеке

4 июня в 15.00 часов
Псковское отделение Союза писателей России и
Региональный центр чтения Псковской областной универсальной научной библиотеки
приглашают на творческую встречу,
посвященную Дню рождения А.С. Пушкина

Свои стихи для Вас прочитают поэты:

Валентина АЛЕКСЕЕВА
Иван ИВАНОВ
Александр КАЗАКОВ
Надежда КАМЯНЧУК
Диана КОНСТАНТИНОВА
Наталья ЛАВРЕЦОВА
Валерий МУХИН
Вита ПШЕНИЧНАЯ
Татьяна РЫЖОВА
Тамара СОЛОВЬЁВА
Людмила ТИШАЕВА

Ведущий — Андрей Бениаминов

Вход по пригласительным билетам


Запись на мероприятие предварительная:
тел. +79211137905 (Региональный центр чтения).

Встреча состоится в голубом зале библиотеки (ул. Профсоюзная д. 2, 3 этаж).

Во избежание распространения коронавирусной инфекции (COVID-19) использование средств индивидуальной защиты в период нахождения в учреждении обязательно!

Псковские писатели стали дипломантами литературного форума «Золотой витязь»

15-16 октября в Москве состоялся
XI Международный Славянский Литературный Форум «Золотой Витязь» 2020

http://www.zolotoyvityaz.ru/wp-content/themes/zv/images/logo.png

Международный литературный форум «Золотой Витязь» проводится в рамках Славянского форума искусств «Золотой Витязь» и объединяет пишущих на русском языке литераторов, чьи произведения отвечают девизу «За нравственные идеалы, за возвышение души человека».

В 2020 году дипломами форма награждены сразу пять псковских литераторов.
В номинации «Поэзия» дипломы присуждены псковским поэтам Андрею Бениаминову, за книгу стихов «Я ещё живой» и Вите Пшеничной за книгу «Простыми словами».
В номинации «Публицистика» — великолукскому писателю Андрею Канавщикову, за книгу «Серпы перекуются в мечи».
В номинации «История славянских народов» дипломом форума награждён писатель Анатолий Рахматулин (Тимофей Рахманин) за роман «Довмонт Псковский».
Специальным дипломом форума «Золотой Витязь» отмечена книга Романа Романова «Все нормальные люди».

Организаторами Литературного форума являются Международный Форум «Золотой Витязь», Союз писателей России, Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (Роспечать), Издательский совет Русской Православной Церкви. Президент Международного литературного форума «Золотой Витязь» — президент Международного Форума «Золотой Витязь» Николай Петрович Бурляев. Почетный Председатель Международного литературного форума «Золотой Витязь» — сопредседатель правления Союза писателей России Владимир Николаевич Крупин.

 

Псковские писатели вошли в длинный список «Золотого Витязя».

Четыре псковских писателя вошли в длинный список
XI Международного Славянского Литературного Форума «Золотой Витязь»

http://www.zolotoyvityaz.ru/wp-content/themes/zv/images/logo.pngКак сообщает сайт славянского форума искусств «Золотой витязь», в адрес организационного комитета XI Международного Славянского Литературного Форума «Золотой Витязь» поступило 188 произведений из России, Аргентины, Армении, Беларуси, Болгарии, ДНР, Италии, Китая, ЛНР, Молдовы, Польши, Сербии, США, Украины.

Экспертный совет XI Международного Славянского Литературного Форума «Золотой Витязь» сформировал длинный список авторов и произведений, допущенных для участия в номинациях «Поэзия», «Проза», «Публицистика», «Литература по истории славянских народов», «Литературоведение», «Художественный перевод», «Литературные киносценарии».

Псковскую область на этом престижном литературном форуме представляют поэты Андрей Бениаминов и Вита Пшеничная, вошедшие в длинный список номинации «Поэзия», а также прозаики Андрей Канавщиков  в номинации «Публицистика» и Анатолий Рахматуллин в номинации «Литература по истории славянских народов».

Подробнее о славянском форуме искусств «Золотой витязь» — на официальном сайте форума.

Жюри всероссийского поэтического конкурса «Высота»

 

СОСТАВ ЖЮРИ
всероссийского поэтического конкурса «Высота»
посвящённого 20-летию подвига десантников шестой парашютно-десантной роты сто четвертого гвардейского парашютно-десантного полка семьдесят шестой гвардейской воздушно-десантной дивизии

Игорь Тюленев (г. Пермь) — председатель жюри. Поэт, член Союза писателей России. Секретарь Союза писателей России. Лауреат Всесоюзного литературного конкурса им. Н. Островского. Лауреат премии им. Фатиха Карима, премии Союза писателей России «Традиция» и многих других. За книгу стихов «И только Слово выше Света» Игорь Тюленев стал Лауреатом премии «Имперская культура» и Лауреатом Международной премии им. Сергея Михалкова «Лучшая книга 2012 года». Автор 22 сборников стихов и более трех сотен публикаций во всесоюзных альманахах, сборниках, литературно-художественных журналах.

Виктор Верстаков (г. Москва). Поэт, член Союза писателей России. Член Правления Союза писателей России (с 1999). Окончил Военно-инженерную академию имени Дзержинского. Служил на подземном объекте в Подмосковье, затем был переведен в военный отдел газеты «Правда». Неоднократно выезжал в «горячие точки», включая Афганистан и Чечню. Участвовал в военных операциях. Работал заместителем главного редактора еженедельник «Литературная Россия». Награжден орденами и медалями, в том числе «За боевые заслуги» и орденом «Знак Почета» с формулировкой «За достойное выполнение интернационального и служебного долга в Республике Афганистан», медалью «За укрепление боевого содружества» (2000). Лауреат литературных премий. Автор пятнадцати книг стихов, прозы и публицистики, посвященных героизму и быту советских и российских воинов, известных песен, в том числе знаменитой песни о подвиге 6-й роты — «Крылатая пехота не вышла из огня…»

Александр Орлов (г. Москва) Поэт, прозаик, историк. Окончил Московское медицинское училище № 1 имени И.П. Павлова, Литературный институт имени А.М. Горького и Московский институт открытого образования. Работает учителем истории, обществознания, основ философии, и права в столичной школе № 1861. Автор шести стихотворных книг и трёх книг малой прозы. Публиковался в широком круге изданий: «Бийский вестник», «День и ночь», «Дон», «Дружба народов», «Литературная газета», «Литературная Россия», «Литературная учеба», «Москва», «Наш современник», «Подъем», «Сибирь», «Сибирские огни», «Сура», «Юность» и др. Лауреат Всероссийских конкурсов имени А.П. Платонова (2011), Ф.Н. Глинки (2012), С.С. Бехтеева (2014), Н.С. Лескова (2019). Обладатель «Золотого Витязя» (2019), «Бронзового Витязя» (2017), и специального приза ИС РПЦ «Дорога к храму» (2017) Международного славянской литературного форума «Золотой Витязь». Лауреат открытого конкурса изданий «Просвещение через книгу» ИС РПЦ (2018 и 2019). Живет в Москве.

Алексей Полубота (г. Реутово Московской обл.). Поэт, прозаик, эссеист, член Союза писателей России. Секретарь Союза писателей России Закончил Литературный институт им. А.М. Горького (семинар Юрия Кузнецова). Лауреат российских и международных литературных премий. Организатор литературно-гуманитарных акций в поддержку восставшего Донбасса: литературного десанта «Русские писатели – русскому Луганску» (2015), поэтического конкурса «Донбасс никто не ставил на колени» (2016). Сопредседатель клуба «Словороссия». Автор поэтических сборников «Россия – крест моей судьбы» (2001), «Время года — любовь» (2010), «Вечность» (2018).
Автор документального фильма «Зайцево. Храм на линии фронта», вошедшего в программу 24-го международного кинофестиваля «Радонеж».

Вита Пшеничная (г. Псков). Поэт, прозаик, эссеист, литературный критик, член Союза писателей России. Публикуется с 1986 года.
Лауреат и финалист Международных («Литературная Вена», «Русский Stil», «Мир без войн, насилия и фашизма») и Всероссийских («Живое Слово», «Рождественская звезда») и др. конкурсов. Автор пяти книг стихов. Неоднократно публиковалась в поэтических сборниках и литературной периодике России и зарубежья. Постоянный член оргкомитета фестиваля «Словенское поле» (Псков-Старый Изборск).

Поэты России привезли земли к Священному холму в Изборске

https://pp.userapi.com/c849120/v849120947/1de377/m09fp6F0y2A.jpgЭто стало уже доброй традицией – официальное открытие фестиваля исторической поэзии «Словенское поле» у «Священного холма единства и славы России» близ Старого Изборска. Многие участники фестиваля ежегодно привозят землю с памятных для Российской истории мест, и нынешний год не стал исключением.

https://pp.userapi.com/c849120/v849120947/1de363/zKr34mI9HvI.jpgНакануне торжественного открытия фестиваля его участники посетили военно-исторический музей-заповедник в г. Острове и его филиал — комплекс «Островский укрепрайон» «Линии Сталина» близ д. Холматка — место ожесточенных боев войск Советской Армии, защищавших, а позже освобождавших Остров от немецко-фашистских захватчиков. Рядом с  «Линией Сталин» установлен памятник https://pp.userapi.com/c855416/v855416740/a6c01/VfL52XnGlBU.jpgпавшим солдатам, у которого появляются всё новые и новые захоронения останков советских воинов, найденных поисковиками. В братских могилах на захоронено более 900 бойцов, имена большинства которых так и останутся неизвестными… Именно там организатор фестиваля Андрей Бениаминов взял землю для церемонии у «Священного холма».  Всего же в Островском районе на «Линии Сталина» и «Линии Пантера» поисковиками подняты и захоронены останки более 3 000 советских солдат и офицеров.

Земля, привезенная с братского захоронения на «Линии Сталина» была принесена к «Священному холму» от имени всех участников фестиваля.  Она была первой, но далеко не последней.

https://pp.userapi.com/c852216/v852216032/187f24/09cYu2qjaLo.jpgПоэтом из г. Запрудня Московской области Ириной Алексеевой земля была привезена с мемориала участникам битвы за Москву, а также — с братской могилы защитников Перемиловской высоты (где во время ВОВ в октябре-ноябре 1941 года шли жестокие бои с фашистами. Советские войска защищали подступы к каналу Волга –Москва) Московская область, Дмитровский городской округ, д. Перемилово, и с малой родины мужа —  с месте, где установлен памятник участникам ВОВ партизанам-подпольщикам в г. Порхов Псковской области.

Великолучанин Владимир Павлов взял по горсти землю из городов Торопец и Западная Двина Тверской области, с воинского мемориала в центре города, что находится на Больничной горе (древнее городище), на берегу р.  Западная Двина и из  Великих Лук – в древности называвшихся Луками, города, ставшим тогда главным южным форпостом Новгородской земли. 

https://sun9-4.userapi.com/c855332/v855332032/abf4b/dcuC5AmjsI0.jpgСмоленские поэты Владимир Королев и Любовь Сердечная привезли землю с могилы Знаменосца Победы Героя Советского Союза Михаила Егорова, похороненного в городском Сквере памяти у Вечного огня в городе-герое Смоленске, водрузившего со своим однополчанином Мелитоном Кантария алый стяг Победы над Рейхстагом в мае 45-го.

Поэт Мария Парамонова привезла землю с Пожарной площади города Твери – где в октябре 41 года бойцы Советской армии, курсанты, народное ополчение и партизаны защищали г. Калинин.

Поэтом Ириной Толдовой земля были привезена из Писательского городка в п. Комарово под Санкт-Петербургом, в котором отдыхали и творили Аркадий и Борис Стругацкие, Юрий Рытхэу, Виталий Бианки, и где находится знаменитая «будка» Анны Ахматовой, как она сама называла дачу. Земля взята непосредственно у входа в её «будку».

Белгородский поэт Галина Стручалина взяла горсть земли с Прохоровского поля, взятой у одного из объектов заповедника – Звонницы, установленной на высоте 252,2, где 12 июля 1943 года находился эпицентр Прохоровского танкового сражения.

Петербургский поэт Марина Царь Волкова привезла горсть земли с Пискарёвского мемориального кладбища, где в братской могиле лежит брат ее бабушки вместе с тысячами ленинградцев, погибших в блокаду.

https://pp.userapi.com/c852216/v852216032/187f1a/TgUk7Z5zf-g.jpgТрадиция, начало которой было положено несколько лет назад, можно по праву назвать главным лейтмотивом фестиваля, сплачивающим людей, разных не только по месту проживания, но и по национальности и вероисповеданию, ценящих и бережно относящихся к истории не только своего города или поселка, но и России в целом.

Вита Пшеничная


на «Линии Сталина» на «Линии Сталина»


путь к Священному холму


открытие фестиваля

открытие фестиваля открытие фестиваля

 


В публикации использованы фотографии, сделанные участниками фестиваля.
Чтобы увеличить фотографию «щёлкните» по ней «мышкой»

Жюри фестиваля «Словенское поле — 2019»

Представляем состав жюри
фестиваля исторической поэзии
«Словенское поле — 2019»

В компетенцию членов жюри входит рассмотрение заявок, поданных на участие в фестивале, а также оценка произведений участников конкурсов, проводимых в рамках фестиваля. Стоит отметить, что перед направлениям судьям заявки обезличиваются. Удаляются любые сведения об авторе. Вместо них остаётся только номер участника и присланные им произведения. Таким образом сохраняется анонимность авторов и беспристрастность принятия решений, начиная с рассмотрения произведений, заявленных на участие в фестивале, и заканчивая оценкой конкурсных стихов и выявлением победителей конкурсов.


Вадим Терёхин (г. Калуга). Поэт, автор сборников стихов «Прозрачное время», «Разочарованный странник», «Среди гласных и согласных» и др. Сопредседатель Союза писателей России, председатель правления Калужского областного отделения Союза писателей России, Член-корреспондент Петровской академии наук и искусств (г. Санкт-Петербург), действительный член Академии российской словесности (Москва). Лауреат всероссийских и международных литературных премий, среди которых литературная премия им. М. Цветаевой (1999), премия Центрального федерального округа Российской Федерации в области литературы искусства (2009), международная Премия «Имперская культура» имени Эдуарда Володина (2012), почётный приз Международного поэтического Форума в Бахрейне и ОАЭ (2007), Главный приз — «Золотой Витязь» в номинации «поэзия» седьмого международного славянского литературного форума Золотой Витязь (2016). Председатель жюри фестиваля «Словенское поле -2019».


Игорь Тюленев (г. Пермь). Поэт, Поэт, член Союза писателей России. Лауреат Всесоюзного литературного конкурса им. Н. Островского. Лауреат премии им. Фатиха Карима, премии Союза писателей России «Традиция» и многих других.
За книгу стихов «И только Слово выше Света» Игорь Тюленев стал Лауреатом премии «Имперская культура» и Лауреатом Международной премии им. Сергея Михалкова «Лучшая книга 2012 года». Автор 21 сборника стихов и более трех сотен публикаций во всесоюзных альманахах, сборниках, литературно-художественных журналах.


Вита Пшеничная (г. Псков). Поэт, прозаик, эссеист, литературный критик, член Союза писателей России. Лауреат и финалист Международных («Литературная Вена», «Русский Stil», «Мир без войн, насилия и фашизма») и Всероссийских («Живое Слово», «Рождественская звезда») и др. конкурсов. Автор пяти книг стихов. Неоднократно публиковалась в поэтических сборниках и литературной периодике России и зарубежья. Член оргкомитета фестиваля «Словенское поле».


https://scontent.fhel2-1.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/49716185_2005718172857812_3589771706522140672_n.jpg?_nc_cat=104&_nc_oc=AQksesZbDoN6rMWDEufe7UTZIQHCGJ1m2XRf6Sa5sUf_WPJ-OBGp_GAQmMezjLTMV80&_nc_ht=scontent.fhel2-1.fna&oh=14eec46ba25197e8dcc74c366119c31e&oe=5DB521B7Андрей Краденов (г. Москва). Поэт, литературный критик. Главный редактор журнала «Поэзия. 21-й век». Основатель первого поэтического фестиваля «Словенское поле» (2008 г.), сооснователь литературной премии имени Лескова. Стихи пишет с 12 лет. Увлечения: история культуры, философия, литература. Член оргкомитета фестиваля «Словенское поле».


Артур Гайдук (г. Псков). Поэт, бард. Врач скорой медицинской помощи. Стихи начал писать в 21 год, после того, как взял в руки гитару. С 1999 года является президентом клуба авторской песни «Горизонт». Участвовал в работе жюри и вёл творческие мастерские на многих фестивалях авторской песни («Норд-вест» Валдай, «Песня Булата» Москва, «Куликово поле» Тульская область, «Мстинские созвучия» Боровичи, «Скобарь» Псков, «Смоленское поозерье» Смоленск, «Струны фортов» СПб. и др.). Автор сборника стихов «Анатомия души», печатался в коллективных сборниках и периодических изданиях.


Игорь Исаевъ (г. Псков). Поэт и прозаик, член Союза писателей России. Автор четырёх книг стихотворений. Преподаватель Детской школы искусств Псковского района. Член редколлегий литературных альманахов и сборников. Дипломант всероссийских и международных литературных конкурсов. Награждён грамотами Комитета Псковской области по культуре. Произведения публиковались в центральных изданиях и коллективных сборниках. Член оргкомитета фестиваля «Словенское поле».


Перейти на страницу фестиваля «Словенское поле — 2019»

Поздравляем Виту Пшеничную с юбилеем!

Сегодня юбилей у нашего наш дорогого друга, коллеги
Виты Пшеничной!

https://pp.userapi.com/c834200/v834200300/a127f/IdUhx7JheI8.jpgТишиной величавого Крома
Вновь на сердце тревога легла…
Мне во Пскове всё с детства знакомо –
Сеть проулков, сады, купола…

Это голос юбиляра — тихий, лиричный, напевный – увлекает нас под кровы родного города… Спасибо, Вита! Ты делишься с нами радостью встреч и грустью расставаний, счастьем обретений и горечью утрат:

Их больше нет. Засохших листьев хруст,
Качели, храм Василия на Горке,
Свеча, за упокой Сорокоуст,
Шершавый крест на маленькой просфорке…

Ты всегда искренна, безупречно поэтична, мудра; ты всё замечающая, и за всё болеющая душою! Последнее – тяжелая ноша. Но кому-то необходимо нести эту боль, этот груз по жизни, а у тебя это получается грациозно и достойно!

Бог тебе в помощь, Вита!
Будь благополучна, здрава, красива и мудра!
На многая и благая лета!
С Днем Рождения!

От имени Псковских писателей,
Председатель правления
Псковского регионального отделения
Союза писателей России
Игорь Смолькин


Вита Валерьевна Пшеничная — поэт, эссеист, литературный критик. Член Союза Писателей России с 2004 года. Публикуется с 1986 года.
Автор книг: «Впервые так…», «Солёная палитра», «В этой жизни…», «То, что внутри», «Ничего задарма!». Публикации: «Литературная Россия», «День и Ночь», «Ковчег», «Дальний Восток», «Санкт-Петербург-Интеллигент», «Слово», «45-я параллель» (Россия), «Русский Базар», «Континент» (США), «Экспресс-Европа» (Германия),  «Путник» (Украина), «Ракурс», «Настоящее время»  (Латвия), «MyWayOk» (Греция), «Германия плюс», «Контакт» (Греция), «Зарубежные задворки», «Новый Ренессанс» (Германия), «Венский Литератор» (Австрия) и других печатных в России и за рубежом, а также в Интернет-изданиях.
Лауреат и финалист Международных (Австрия, Германия, Польша, соответственно – «Литературная Вена», «Русский Stil», «Мир без войн, насилия и фашизма») и Всероссийских («Живое Слово», «Рождественская звезда») и других.
Постоянный член жюри фестиваля исторической поэзии «Словенское поле» (Псков-Старый Изборск).
Живёт в Пскове.

Встреча с псковскими поэтами в библиотеке «Родник»

В библиотеке «Родник» им. С.А. Золотцева продолжаются мероприятия в рамках Недели словесности. Сегодня на встречу со старшеклассниками мы пригласили людей необычных уже тем, что они обладают особым даром – писать стихи. Открыла встречу Вита Пшеничная — поэт, эссеист, литературный критик, член Союза писателей России. Она является автором книг: «Впервые так…», «Солёная палитра», «В этой жизни…», «То, что внутри», «Ничего задарма!» и множества публикаций в отечественных и зарубежных литературных изданиях; лауреат и финалист Международных и Всероссийских, в т.ч. интернет-конкурсов. Вита Валерьевна рассказала ребятам, о том, что стихи начала писать еще в школе. С тех пор она впитывает окружающую красоту и старается передать ее слушателям. Затем автор прочитала серию своих стихов о Пскове, закончив стихотворением – напутствием для всех молодых людей, вступающих в жизнь. Продолжил встречу Александр Себежанин — член Союза писателей России, а так же Международной ассоциации писателей и публицистов. Номинант и финалист многочисленных литературных премий, участник более тридцати различных сборников поэзии, изданных в Москве, Санкт-Петербурге, Пскове, Риге и др. городах. В его исполнении прозвучала разножанровая лирика: философская, пейзажная, любовная. А исполненные по аккомпанемент гитары песни завораживали своей чистотой и одухотворенностью.

Мы благодарим псковских авторов за встречу, за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к своей малой Родине, за желание рассказывать о своем родном крае поэтическим словом…

Материал со страницы библиотеки «Родник» им. С.А. Золотцева
в социальной сети «ВКонтакте»

Псковские писатели вошли в число победителей конкурса «Степные всполохи»

Писатели псковской области стали победителями литературного конкурса «Степные всполохи», посвящённого 95-летию Ростовской областной  писательской организации

Информация об этом размещена на сайте Ростовского регионального отделения Союза писателей России.
В номинации «Публицистика» первое место заняла псковская поэтесса, публицист, литературный критик Вита Пшеничная за очерк «Безумно страшно за Россию».
Очерк великолукского писателя Андрея Канавщикова «Чтоб в душу не шла гангрена» занял второе место в этой же номинации.

Как сообщают организаторы за период с апреля по ноябрь 2018 на конкурс поступило и было рассмотрено Жюри 1082 литературных произведения. По своему качественному составу конкурс самостоятельно превратился из областного в международный, работы поступили не только из многих регионов России, но также из США, Австралии, Италии, Болгарии, Черногории, Украины, Белоруссии.
Конкурс проводился по двум категориям: молодёжной (возраст до 40 лет) и старшей (возраст свыше 40 лет).
Каждая категория имела по три номинации: Проза, Публицистика и Поэзия.
В течение семи месяцев по мере поступления работ члены Жюри внимательно изучали представленные работы и оценивали их по десятибалльной системе. Фамилии авторов оцениваемых работ членам Жюри не доводились, оценка производилась только на основании уровня произведений.

21 июня состоялась презентация сборника стихов Игоря Исаева «Ветка и ветер»

21 июня в филиале псковского городского культурного центра (Псков, Рижский пр., 64) прошла презентация сборника стихов Игоря Исаева «Ветка и ветер»

«Из утлых квартирных сот / Поэты идут толпою./ Поэты идут в народ…» — вот нечего тут добавить, разве что подумаешь невольно – слава Богу, что идут, несмотря на то, что лето, и народ этот собрать – задача непростая, и далеко не каждый решится в эту пору презентовать свое новое ненаглядное детище – только не спрашивайте, сколько лет ждал его наш автор — долго.

«Я тоже из лучших, / Неважно – брюнет или рыжий. / Ну чем я не Пушкин? / Ну разве что рожей не вышел…», «Но я интересен! / И мне дураки надоели…» — так, с иронией, ненавязчиво автор познакомит читателей с собой, оставляя их один на один со своими мыслями, жизнью, чувствами…

«Это все никогда не закончится. / Даже в млечно-густой пустоте / Опостылевшее одиночество / Будет вечной компанией мне…»,
«Тоску закрасив, боль изъяв, / Внутри зима, снаружи – лето, / Ты говорила: «Мы друзья», / И я почти поверил в это…».
«За копейкой идешь юродивым, / Здесь придавят, а там убьют… / Я люблю тебя, мама-Родина. / Сам не знаю, за что люблю».

Вот возьмешь в руки эту тоненькую книжицу, раскроешь наугад, прочтешь: «Хлеб да соль лежит в моей котомке. / Все промокло, плесенью простыв. / Стиснув зубы, смяв кулак и скомкав, / Перепутал версты и часы…», да так и отправишься следом за автором, от стиха к стиху, узнавая в них что-то удивительно созвучное собственным мыслям и надеждам.

А потому на вопрос «Нужны ли они (поэты – П.В.) народу?», есть только один вариант ответа. Ведь кто, если не они, будут неустанно «тормошить» наше на ходу засыпающее – устав от всевозможных катаклизм – сознание вечными темами о том, кто есть мы и зачем мы, люди, здесь? Что еще, как не Живое Слово, обратит нас внутрь, чтоб и мы, наконец, дерзнули жить «по сердцу» — от ума-то, вон, сколько проблем, что тех дров наломали…

С новинкой всех нас – дай Бог, не последней!

Вита Пшеничная
поэт, публицист,
член Союза писателей России

 

  

  

Жюри фестиваля «Словенское поле — 2018»

Представляем состав жюри
фестиваля исторической поэзии
«Словенское поле — 2018».

В компетенцию членов жюри входит рассмотрение заявок, поданных на участие в фестивале, а также оценка произведений участников конкурсов, проводимых в рамках фестиваля. Стоит отметить, что перед направлениям судьям заявки обезличиваются. Удаляются любые сведения об авторе. Вместо них остаётся только номер участника и присланные им произведения. Таким образом сохраняется анонимность авторов и беспристрастность принятия решений, начиная с рассмотрения произведений, заявленных на участие в фестивале, и заканчивая оценкой конкурсных стихов и выявлением победителей конкурсов.


Владимир Шемшученко (г. Всеволожск Ленинградской области). Поэт, член Союза писателей России, член Союза писателей Казахстана. Кавалер ордена Святого благоверного князя Александра Невского «За заслуги и большой личный вклад в развитие и укрепление Государства Российского». Лауреат Международной премии «Поэзия», Международной премии Симеона Полоцкого, Международной премии им. Михаила Матусовского и Международной премии им. Арсения и Андрея Тарковских и др. Действительный член Петровской академии наук и искусств. По итогам Второго открытого Всероссийского конкурса поэзии в доме-музее Игоря Северянина назван «Королём поэтов». Участник восьми антологий поэзии. Автор тринадцати книг стихов. Председатель жюри фестиваля «Словенское поле – 2018».


Игорь Тюленев (г. Пермь). Поэт, Поэт, член Союза писателей России. Лауреат Всесоюзного литературного конкурса им. Н. Островского. Лауреат премии им. Фатиха Карима, премии Союза писателей России «Традиция» и многих других.
За книгу стихов «И только Слово выше Света» Игорь Тюленев стал Лауреатом премии «Имперская культура» и Лауреатом Международной премии им. Сергея Михалкова «Лучшая книга 2012 года». Автор 21 сборника стихов и более трех сотен публикаций во всесоюзных альманахах, сборниках, литературно-художественных журналах.


Андрей Канавщиков (г. Великие Луки). Поэт, публицист, член Союза писателей России. Лауреат всероссийской литературной премии им. М. Н. Алексеева, премии Администрации Псковской области, премий «Чернобыльская звезда», «Сталинград». Победитель и дипломант всероссийских конкурсов и фестивалей, в том числе посвященного 100-летию со дня рождения М. А. Шолохова. Председатель созданной литературно-художественной творческой группы «Рубеж». Инициатор учреждения ордена Крест Поэта. Автор 10 книг стихов, прозы и публицистики. Участник коллективных сборников и альманахов, выходивших в Новгороде, Твери, Пскове, Москве, Перми, Нижнем Новгороде, Туле.


Вита Пшеничная (г. Псков). Поэт, прозаик, эссеист, литературный критик, член Союза писателей России. Лауреат и финалист Международных («Литературная Вена», «Русский Stil», «Мир без войн, насилия и фашизма») и Всероссийских («Живое Слово», «Рождественская звезда») и др. конкурсов. Автор пяти книг стихов. Неоднократно публиковалась в поэтических сборниках и литературной периодике России и зарубежья. Член оргкомитета фестиваля «Словенское поле».


Андрей Краденов (г. Москва). Поэт, литературный критик. Главный редактор журнала «Поэзия. 21-й век». Основатель поэтического фестиваля «Словенское поле» (2008 г.), сооснователь литературной премии имени Лескова. Стихи пишет с 12 лет. Увлечения: история культуры, философия, литература. Член оргкомитета фестиваля «Словенское поле».

 

 


Артур Гайдук (г. Псков). Поэт, бард. Врач скорой медицинской помощи. Стихи начал писать в 21 год, после того, как взял в руки гитару. С 1999 года является президентом клуба авторской песни «Горизонт». Участвовал в работе жюри и вёл творческие мастерские на многих фестивалях авторской песни («Норд-вест» Валдай, «Песня Булата» Москва, «Куликово поле» Тульская область, «Мстинские созвучия» Боровичи, «Скобарь» Псков, «Смоленское поозерье» Смоленск, «Струны фортов» СПб. и др.). Автор сборника стихов «Анатомия души», печатался в коллективных сборниках и периодических изданиях.


Игорь Исаевъ (г. Псков). Поэт и прозаик, член Союза писателей России. Автор четырёх книг стихотворений. Преподаватель Детской школы искусств Псковского района. Член редколлегий литературных альманахов и сборников. Дипломант всероссийских и международных литературных конкурсов. Награждён грамотами Комитета Псковской области по культуре. Произведения публиковались в центральных изданиях и коллективных сборниках. Член оргкомитета фестиваля «Словенское поле».


Перейти на страницу фестиваля «Словенское поле — 2018»

Псковские писатели на радио «Маяк-Псков». Шоу вежливых людей

Псковские писатели стали лауреатами международного конкурса «Мир без войн, нацизма и насилия»

22-29 июня в Польше чествовали лауреатов литературного конкурса «Приключение приходит само» («Мир без войн, нацизма и насилия»)

Международный литературный конкурс «Приключение приходит само» («Мир без войн, нацизма и насилия»), ежегодно, вот уже на протяжении порядка тридцати лет проходитт в Польше под неизменным руководством Бронислава Крыха, его основателя и теперь уже главы фонда «Общее дело».
В этом году на конкурс поступило примерно 1 тыс. работ из разных стран, но приехать в Польшу на церемонию вручения наград смогли участники из Польши, Германии, России и Латвии. Еще одна церемония награждения лауреатов состоится в Москве, в ноябре, для чего будет организована отдельная передача.
В Польшу, в местечко Овнице на торжество приехали российский консул Павел Ерин (Познань), Келлер Энрико – заместитель мэра г. Альтландсберг (10 км. от Берлина), староста района Суленцин – Адам Башинский, будущий мэр Слонска – Марек Янковский

От Пскова, а по большому счету – от России, в Польшу приехали псковские авторы Александр Павлов (Себежанин), представивший на конкурс несколько своих стихотворений и переводов с белорусского языка и Вита Пшеничная (рассказ «По перрону 30 метров, или Так просто»).
Один из вечеров был посвящен знакомству с творчеством лауреатов, на которой присутствовал профессор русского языка, переводчик Лешек Энгелькинг (Варшавский университет), особо отметивший выступления именно псковских авторов.
Стоит отметить, что конкурс проходит ежегодно, прием работ продолжается до конца февраля, тематика произведений должна отвечать названию конкурса. Конкурсная комиссия состоит из 9 человек, по 3 человека, отбирающих работы на русском, немецком и польском языках). Работы можно присылать по адресу: fundacjawspolnasprawa@wp.pl (c пометкой «На конкурс…» – далее его название).