Стихи победителей очных конкурсов фестиваля «Словенское поле 2022»

Стихи победителей очных конкурсов,
проведенных в рамках фестиваля исторической
поэзии
«Словенское поле 2022»

Фестиваль словенское поле «Словенское поле 2022» состоялся. Cегодня мы публикуем произведения авторов, занявших призовые места в поэтических конкурсах фестиваля.

Напомним, что в конкурсе исторической поэзии «Словенское поле» жюри литературно-исторического проекта «Память поколений» оценивалась авторская подборка (не более трёх стихотворений). Конкурс «На земле, где мы с тобою выросли…», посвященный 250-летию (23 октября 1772) образования Псковской губернии и 75-летию со дня рождения известного советского и российского поэта, автора слов Гимна города Пскова Станислава Александровича Золотцева (1947-2008) проводился по принципу: «Один автор – одно стихотворение».

И ещё один нюанс. В конкурсе  исторической поэзии «Словенское поле» первое место в каждой номинации присваивается один раз. Авторы, ранее занимавшие второе и третье место в конкурсе, могут претендовать только на вышестоящее место.


Конкурс исторической поэзии «Словенское поле 2022»

Номинация «Профи»

1 место
Сергей ПОДОЛЬСКИЙ
г. Смоленск

 

НОВАЯ ПОЛТАВА

Полынью пропахшие степи,
Багровый донецкий закат.
И снова потомки Мазепы
Своих матерей сиротят.
Сомнительна ратная слава
В жестоком неправом бою.
И вновь, как тогда под Полтавой,
Вы продали « Неньку» свою.
Не могут поляки и шведы
Вам кровными братьями быть.
Такой долгожданной победы
Вовек вам в бою не добыть.
Пылают посадки и хаты
В бушующем море огня.
И гибнут бесславно солдаты,
И плавится танков броня.
Не тратьте напрасно патронов:
Наступит возмездия срок.
Зачем под чужие знамена
Украинский встал паренек?
Пусть мир долгожданный настанет
Проклятьем для общих врагов.
Одумайтесь,братья-славяне!
Не лейте напрасную кровь!

 

ГРАД ПЕТРА

Швед дерзкий дланью распростертой
С просторов Балтики грозил.
Каблук петровского ботфорта
Спор многолетний разрешил.
Скреплен мужицкими костями
И царской волей в монолит
Сей топкий берег под ногами
В седой оденется гранит.
Готов на праздник и на тризну
На стройку согнанный народ.
Что борода? Не жалко жизни,
Коль Русь святая позовет!
Рубахи ветхие в заплатах,
Живот пустой прилип к спине.
Но гордо русские фрегаты
Подставят борт крутой волне!
О волосах жалеть не надо,
Коль голова слетает с плеч.
За верность Родины награда
Матросу: шведская картечь!
Но будет изгнан швед со срамом,
Сюда дорогу позабыв.
Так грохнет Петр оконной рамой,
От сна Европу пробудив!

 

МАЗУРСКИЕ ОЗЁРА

Басистый рокот пулемета-
Примолк в испуге коростель.
Недвижная, лежит в болоте,
Как ряска, серая шинель.
Смерть в смрадном воздухе витает.
Зловещий шум вороньих крыл.
«Россия Францию спасает!» —
Так Государь за всех решил.
Из Тулы и Рязани парни
В болотах прусских полегли,
Чтоб где-то на далекой Марне
Французы выстоять смогли.
Штыки трехгранные ржавеют,
Зарыт в песок последний вздох.
По ним, засыпанным в траншеях,
Грустит седой чертополох.
Прощай же, славная пехота!
Удел твой жертвовать собой.
Эх, братцы! Разве вам охота
Остаться здесь в земле чужой!
Пенсне сверкая золоченым,
На карте в штабе генерал
Крестом отметит батальоны,
Что он в бесславный бой послал.
Конверт, печать-орел двуглавый,
В Рязань и Тулу поспешил.
В нем писарь пьяный вместо славы
Покой им вечный подарил.


2 место
Галина ЩЕРБОВА
г. Москва

РАСПАРАВА С ПАМЯТЬЮ

Посвящается памятникам
в честь побед русского войска

Невский свергнут. За шею кручёной верёвкой,
с постамента летит, выполняя кульбит.
Опровергнут одной безусловной уловкой
подвиг князя, и кто, и за что им побит.
Нимб сверкающим диском, раз-два и готово,
закатился как солнечный круг за горой.
И для тех, для кого ничего нет святого,
князь уже не святой и уже не герой.
И параграф истории с истинным блеском –
о Ледовом побоище – стёрт без следа,
будто не было… Но не забудут о Невском
холод Чудского озера, лёд и вода,
и заказчик расправ, и лихой исполнитель.
С нами Бог! А противник, ну что же…, бог с ним.*
Возвратится на свой постамент победитель,
поправляя в бою покосившийся нимб.

 


* После Альпийского похода, прославившего русскую армию Суворова, император Павел I пожелал увековечить участие в военной кампании союзников России, австрийцев, и выбить особую медаль. Суворов предложил: «Русским напишите «С нами Бог!», а австрийцам — «Бог с вами!», учитывая, что австрийцы не слишком помогали русским.

 

 

НОЧНЫЕ САМОЛЁТЫ

Раскаты нарастающего грома
с деревьев отрясают снег и лёд.
С укрытого в лесу аэродрома
раз в полчаса взмывает самолёт.
Затихнет гул, останется тревога –
неведения злые семена.
Кому-то направляется подмога?
Кого-то ждут лихие времена?
Что гонит в ночь, какой внезапный повод?
Спокойны сонмы звёзд над головой.
Лишь от столба к столбу идущий провод
качается верёвкой бельевой.
Лишь дребезжат во тьме окошек соты.
И неустойчив мир сейчас и здесь,
когда несут ночные самолёты
на грозных крыльях взвинченную весть.

 

БЕШЕНЫЕ ВЕТРЫ

Чередой свинцовых облаков
горизонт очерчен.
Собрались из тысяч ветерков
бешеные смерчи.
Расшевеливают над Окой
царственные тучи.
И шипит шиповник под рукой,
яростно колючий.
Словно капли красные горят
в проволоке веток.
На судьбе зарубок длинный ряд —
от шипов отметок, —
чудный город на подъёме круч
у дуги Днепровой.
Довод слёз беспомощно горюч
в эпопее новой.
Выкликаю с родственной тоской
Щека, Лыбедь, Кия…
Разгулялись ветры над Окой.
Ух, ветра какие!


3 место
Андрей КАНАВЩИКОВ
г. Великие Луки, Псковская область

ПЕРЕКУР

Трупы перед прессой разложили
В чёрные мешки аж в два ряда.
Камеры включили.
— Эй, служивый,
Подойди, пожалуйста, сюда.
Нацик хорохорится:
— То — вата
Мирных покрошила в их домах,
Танки русских били по санбату
И по хатам, сея боль и страх.
Вся русня — лишь варвары и звери, —
Распалялся нацик, только вдруг
Камера мешок взяла у двери
И дымок отчётливый вокруг
Оказалось: всё — инсценировка,
Трупы — имитация и вздор.
Вроде всё обговорили ловко,
Но без курева не выдержал актёр.
Задымил курильщикам на зависть.
Плюнул режиссёр понур и хмур.
«Трупы» из мешков повылезали.
— Новый дубль.
А прежде — перекур.

 

КУТУЗОВ

«Встречаются люди, с которыми сразу находишь общий язык, возникает доверие и полное взаимопонимание. Именно таким человеком для меня был генерал-лейтенант Кутузов Роман Владимирович — Туман. (…)  Пока у нас генералы воюют плечо к плечу с солдатами, наша страна и наш народ непобедимы».
Денис Пушилин

Комкор генерал Кутузов.
Родня, не родня, как узнать?
Того, кто заставил французов
В Отечественную бежать?

Молчит. Только у Лисичанска
Обдумал Кутузов свой план,
Оправдывая молчанием
Штабной позывной Туман.

Выдвинулся на Бахмут
Под натовский радиолов,
Что выследили и бахнули
По нашим из всех стволов.

Но только не пали флаги,
Там каждый стал крепче стократ,
Погиб Кутузов в атаке,
Как ротный или комбат.

Родня, не родня фельдмаршалу?
Неважен, вообще-то, вопрос,
Здесь каждому, малому, старшему,
Кутузовым стать довелось.

Суворовым стать и Невским,
Нахимовым и Донским,
И с каждым великим и дерзким
Стать рядом и быть вместе с ним.

Ветеран и молоденький парень,
Каждый, кто примет свой бой,
В русской великой армии –
Героев потомок прямой.

 

КОТ ВИКИНГ

Под Попасной прибился кот,
Красивый, породы мейн-кун,
В окопах с тех пор живёт
Мурлыка и кот-баюн.

К вагнеровцам* пришёл,
С укропских сбежал высот,
Шёрстка – как нежный шёлк,
Мурлыкает, словно поёт.

Все выбирают порой,
С кем ты, кто враг, кто друг,
Кот тоже сделал свой
Выбор коленей и рук.

Выбор пути и мечты.
Пряник или же кнут.
К русским даже коты
От укров бегом бегут.

——
* — от названия частной военной компании «Вагнер», по позывному подполковника Д. Уткина


«Открытая номинация»

1 место
Сергей ВОРОБЬЁВ
г. Тверь

 

ОНЕГИН

Небо загорается багряным,
Гарью дышат флаги, голь полей.
Тешит тишину трёхстопным ямбом.
Молодой, но опытный старлей.
Жить ему до праздника Петрова,
Там закат проступит сквозь сукно.
Лечит раны словом;
Русским словом.
Где-то между миром и войной.
Снял чубушник белую рубашку,
Тело подставляя под обстрел.
Но служивый, выпускник вчерашний
Под огнём, увы, не уцелел.
Небо упирается в макушку,
Ищет для спасенья светлых строф.
Пушки смолкли, ждут.
Что скажет Пушкин?
…гарь чернеет в ямбах.
День Петров.

 

ДЕКАБРИСТ

Влево, направо, вверх, вниз
режет прожектор занавес ночи.
В комнате Оли зацвел декабрист.
Так необычно — месяцем позже.
так необычно — ещё живой…
…полосы «Правды» за сороковой.
Влево, направо, вверх, вниз.
Замерли. Прятки.
Ни свечки, ни лампочки.
Начисто вымело 3-ю бис.
Оля закуталась — спящая бабочка.
Так было просто парить над травой
В тот предвоенный сороковой.
Так было просто. От светлого «Воздух»
не испугаться, не ринуться вниз.
в городе дымном, голодном, морозном
в комнате Оли зацвёл декабрист.

 

ЕЁ ГОРОД

Не замечать железных крестов на площади,
Грохота, холода,
Окрика злого «Нalt!»
Во дворе её улочки,
Пеплом сейчас припорошенном,
Скверных гостей непрошеных не замечать.
Этот город её,
Надежды горошины сложены,
с Чудотворца иконкою
спрятаны в узелке.
Этот город её, как ребёнок,
Не может быть брошенным,
дыша воспаленными бронхами,
лёд ломать на реке.
Убежать? До беды не успела, не мыслила,
Убежать! В милой Затверечье.
Не замечать! Ни дыма, ни пули, ни выстрела…
…этот город

 


2 место
Юлия РУБИНШТЕЙН
п.Сосновый Бор, Ленинградская область

 

АРХЕОЛОГ

Курганы. Идолы. Монеты.
Симвóлы. Знаки. Языки.
И ни ответа, ни привета
от Индигирки до Оки.
Глухая ночь на всей планете,
как на морщинистом челе.
Мороз и тьма. Весь свет на свете –
кружок от лампы на столе.
И в золотой лучистой пыли,
в частице каждой – судьбы тех,
кто молча в землю уходили,
не ведая путей и вех,
о ком и в летописях нету…
Но есть, метели вопреки,
курганы. Идолы. Монеты.
Симвóлы. Знаки. Языки.

 

ТАЙНА МЁРТВЫХ

Пишет старец буквами кривыми,
строчка-стёжка в тень веков вползает.
Знаем, что рассказано живыми.
С чем ушли умершие – не знаем.
Песнь о блеске сабли молодецкой
победитель принесёт Отчизне.
Что увидел павший в этом блеске –
никакому Нестору не вызнать.
Что втройне ответить помешало,
мысль какая оковала руку?
Жалости непрошеное жало,
злая весть, бессонница-разлука?
Душу брагой и слезой на тризне
окати – и не подступят черти.
Учимся у тех, кто жив. Для жизни.
Тайна мёртвых нас обучит смерти.

 

ГОЛОС КРОВИ

Что оно такое – голос крови?
Чем нас с молоком питает мать?
…Бабушка ушла на полуслове,
не успевши сказку досказать.
И не витязь бился в ней, неистов,
с чёрной силой у Сафат-реки:
были в этой сказке коммунисты,
были в этой сказке кулаки.
Сказка – ложь, да век пошёл жестокий:
вещей птицей-тройкой считан срок.
До сих пор я сказки той намёки
нахожу по книгам между строк.
Мне её доскажет с полуслова
голос крови – дедовой, отцовой,
пролитой во глубине времён,
слышный узнаваемо сурово
в жилах, из земли и со знамён.

 


3 место
Марина ЦАРЬ ВОЛКОВА
г. Санкт-Петербург

 

* * *

Не в силе Бог, а в правде!
Пред битвой, в Новограде
От сердца помолясь:
«Не в силе Бог, а в правде!» —
Великий молвил Князь.
— Земли родимой ради
Заточены клинки,
Не в силе Бог, а в правде!» —
И в бой повёл полки.
Пусть враг сидит в засаде,
А наш заветный щит:
«Не в силе Бог, а правде».
Лишь правый – победит.
В бою и на параде,
Потомок, не забудь:
«Не в силе Бог, а в правде» —
И в этом – русов суть.
Не думай о награде,
Как стяг, в душе неси:
«Не в силе Бог, а в правде!» —
От века на Руси!

 


Номинация «Словенские ключи»

1 место
Арина ТРЕСКУНОВА
г. Санкт-Петербург

 

МОРГ НА ДЕТСКОЙ УЛИЦЕ

Тихо вечер идёт, сутулится,
И горят фонари с трудом.
Мимо морга на Детской улице
Прохожу. Тишина кругом
Нависает. Под синим снегом
Полукруглый белеет свод
С символической дыркой в небо.
Не последний, не первый год
Местный дворник стираёт мётлы
О пороги твоих оград.
Нарушает молчание мертвых
Крик живых — это детский сад,
Там играется и смеётся,
По колено стоишь в снегу,
Там кричится на дно колодца,
Чтоб услышать ответный гул,
Там соседи в постель надули,
Без мишутки не спится мне.
А кому-то хватило пули,
Чтобы в вечном остаться сне.
Ничего нет важней их двух,
Что в руках наши жизни вертят,
И счастливого детства дух
Превращается в призрак смерти.
И вздыхается поневоле,
Небеса то горят, то хмурятся.
Жизнь прожить — перейти не поле,
А дорогу на Детской улице.

 

ПИТЕР

Город на день
превратился в лужу
с миллионами
микросозданий
в ней.
Город притих.
Выхожу наружу —
сыплют капли,
как звон
уходящих дней.
Город умылся,
лицо не вытер,
испарилась прохлада
с горячих щёк.
Ты как ребёнок,
малютка-Питер,
ты и так под водой,
но кричишь «ещё!»

 

* * *

Опускается ночь
На страницы земли,
Поднимается день,
Зажигая восток,
И корабль идёт,
Растворяясь вдали —
Только что был свободен,
А стал одинок.
Не закончен рассказ —
На странице другой
Есть весна и любовь
От зари до зари.
Я не знаю, как жить,
Если вечный огонь
Окружает снаружи
И гаснет внутри.

 


2 место
Мария СЛЕДЕВСКАЯ
г. Москва

Стихотворения из цикла «Город»

 

ПРОГУЛКА ПЕРЕД ГРОЗОЙ

Город просушенный, предгрозовой… Сгреблó
Вялое солнце лучи да ушло из виду.
Душно. Наброшу, как вороново крыло,
Чёрное платье, вот барышня! Хлопну, выйду
Вон: в коридор между небом и чёрствыми
Почвами; Город, не зря ты грозой обтянут!
Тучи – те тоже черны, их сам чёрт возьми,
В лапах поганых покомкай — черней не станут …
Нужен, я чувствую, чёрный простор чете
Молний, чтоб с громом запела твоя шкатулка,
Чтобы тебе не успели осточертеть
В шорохах будней раскисшие переулки…
Что, заурядностью, Город, ты так взбешён?
Ив ли, рябин ли, чьим кронам велишь к дорогам,
Взмыленных лиц ли? Всё силишься в капюшон
Каждый наскучивший лоб затолкать! Да с богом!
Супься! Замёрзшими душами шебурша,
Ветрами шёпот выкручивай вон из нутр их!
Я ж– как и сам ты– рокочущая душа:
Радуюсь росчеркам туч твоих чернокудрых!

СТАРАЯ ЯБЛОНЯ

Всё валили, валили, скрипели, скрипели… Вот же ведь
Обесточился двор, овдовело моё окно!
Утром бабушке-яблоне пилы запели отповедь,
А потом, я услышала, ёкнуло… Свершено!..
Заворчало в груди, заворочало… Только толку-то!
Ох, каким обескровленным смотрит без кроны двор!
Мне теперь, полуночным бессоньем к окну подтолкнутой,
Не кивнёт ветвяной встрепенувшийся коридор.
Она знала мой нрав, эта яблоня, беспокойный мой
Знала сон, знала тон кропотливых крутых шагов.
А иными ночами была не немой, не скованной
И всё пела, гудела мне думу… Не слыша слов,
Я её понимала и мысли мои мычала ей.
Доцветала последняя жизнь на её ветвях,
Доживало и шамкало чуткое, одичалое
На морщинах моих у стекла, на моих губах…
Понесут-повезут, упокоят старушку-яблоню
Под горячим присмотром заброшенного села,
Чтобы желть исчезающих листьев мою, линялую
Да зажившуюся досаду с собой взяла.

 

ПРЕД ИКОНОЙ БОГОМАТЕРИ

Gratia Plena!* Лиловым овалом губ,
К лику прильнувшим, с латуни живой оклада
Прелесть возьму поцелуем. Гряда халуп
Там, в закоулках души моей, зябнет: надо,
Надо немного тепла им! На пол коса
Ляжет: укроюсь, как пледом, поклоном.
Ворог
Вздорной тревоги отступит на полчаса
И до полуночи вон, за порог, да ворох
Страхов холодных захватит с собой. Но я,
Хоть острота благодати твоей — зарубки
Мне на дыхании ставит, спокойная,
Я не приду сюда завтра в воскресной юбке.
Город заставит, в Заветах не сведущий,
Завтра на полке забыть кружевной платочек.
В окна продрогших избушек моей души
Шум бесшабашных многоголосий вскочит
С улиц, где холод, да сон, да вороний грай,
Где многочисленны церкви, а больше смут, да
Разве ж душа у меня – караван-сарай?
Разве же сердце моё – проходная бухта?

——-
*Благодати полная!

 


Конкурс «Во славу России!»,
посвященный 250-летию (23 октября 1772) образования Псковской губернии
и 75-летию со дня рождения известного советского и российского поэта,
автора слов Гимна города Пскова
Станислава Александровича Золотцева (1947-2008)

1 место
Ольга ОЖГИБЕСОВА
с. Верзилово Московская область 

САВКИНА ГОРКА

Мы ехали из дальних мест,
Из городов, объятых жаром,
Туда, где над зеленым яром
Века стоит поклонный крест.
В тиши Михайловских лесов,
Как старец, дав обет молчанья,
О чем он думает ночами
Под шепот трав, ворчанье сов?
Усталый страж седых могил,
Скорбя над прахом безымянным,
Что видел он в дали туманной?
Чьи слышал быстрые шаги?
Сюда, на холм среди равнин,
Где пир когда-то шел кровавый,
Легко взбегал поэт кудрявый
И в тишине сидел один.
И, времена перелистав,
Творил неслышную молитву
За тех, кто, пав в неравной битве,
Землею животворной стал.
Качала Сороть облака,
Как лепестки увядших лилий,
Неторопливо годы плыли,
И медленно текли века…
Теперь иные голоса
Звенят в кипящем зное лета…
А крест поклонный ждет поэта,
Как в вечность, глядя в небеса.

 


2 место
Марина ЦАРЬ ВОЛКОВА
г. Санкт-Петербург

 

НА ЧУДСКОМ ОЗЕРЕ

Только кажется – воды безмолвны,
Помнит озеро! Помнит и ждёт.
Сядешь рядом, и слышится, словно
Вновь трещит под доспехами лёд.
Завитками узорчатой вязи
Сквозь века говорит береста.
Слышу речь благоверного князя,
Благородна она и проста:
«Други верные! Враг наступает,
Встанем грудью, он нам нипочём,
Ведь всегда от меча погибает
Тот, кто первый приходит с мечом»!
И несут это вещее Слово
От окраин до самой Москвы
И раздольные ветры с Чудского,
И суровые волны Невы.
По-старинному вдруг запоётся —
Словно пух на ладони, века.
И душа, как гармонь, развернётся,
Во всю Землю она широка.

 


3 место
Ольга СОРОКИНА
г.Тверь 

ДЕРЕВЕНСКИЙ ДОМ

Бродяга-месяц, выплыв из-за тучи,
Оранжево садится за бугор.
Притихла банька у пруда, под кручей,
И, темноту на плечи нахлобучив,
Спит старый дом с окошками во двор.
Под необъятным августовским небом
Раскинулись бескрайние миры.
А в доме пахнет книгами и хлебом,
И каждому найдётся место, где бы
Укрылся он от стужи и жары.
Вздыхает дом, кряхтит по-стариковски:
Намаялся он за день от души.
Ссутулился фасад его неброский:
Хранителю традиций праотцовских
Совсем не просто доживать в глуши.

 


Литературно-исторический проект «Память поколений» реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на реализацию проектов в области культуры, искусства и креативных (творческих) индустрий, предоставленного Президентским фондом культурных инициатив.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

23 087 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>