Презентация новой книги Артёма Тасалова

 


Об авторе:

Тасалов Артём Владимирович, поэт, эссеист, член Союза писателей России.
Родился в 1957 году в Москве в семье молодых выпускников МАРХИ.

В 1976 г. уезжает из Москвы и поступает в Псковский государственный педагогический институт на естественно-географический факультет. В институте состоялось знакомство, которое вскоре переросло в дружбу на всю жизнь с поэтом Евгением Шешолиным (1955-1990).
После окончания института в 1982 году на несколько лет возвращается в Москву, где работает учителем, лаборантом в ЦКБ АН СССР, активно изучает религиозно-философскую классическую литературу Востока и Запада, пишет эссе и стихи.
В 1987 году возвращается навсегда в Псков.
В Пскове в разные годы работает смотрителем в Свято-Троицком кафедральном соборе, на восстановлении псковских храмов, методистом Псковского областного института повышения квалификации работников образования.
В 1999-2003 гг. по благословению архимандрита Зинона работает ведущим, а затем главным специалистом Администрации Псковской области по связям с религиозными организациями.
С 1999 г. активно публикуется в известных сетевых журналах и библиотеках: «Сетевая Словесность», «Вечерний Гондольер», «Лавка Языков», «На середине мира» и др.
В 2004 г. издает свой первый сборник поэзии «Живая земля». Предисловие к сборнику пишет поэт Тимур Зульфикаров: «Артем Тасалов — а я давно слежу за его творчеством — начал с космического символизма, а пришел к духовной, православной поэзии. Быть может, его поэзии иногда не хватает земных деталей, земной пыли, но зато в его поэзии слышен плеск журавлиных, а, может быть, иногда и ангельских крыл».
В 2006 г. вступает в Союз писателей России. В 2011 г. издает вторую книгу поэзии «Улица сна».
В 2014-15 гг. работает соредактором альманаха «Псковский литературно-художественный журнал», который издает художник Илья Семин.
Сейчас и всегда, область пристального внимания поэта – феномен сознания, осмысленный в системах философской мысли Востока и Запада. В своем творчестве он осваивает и развивает опыт русской метафизической поэзии, не оставляя при этом пристальный интерес к миру природы.

В Великих Луках прошла презентация новой книги Людмилы Скатовой

Многочисленные любители русского поэтического слова собрались в конце прошедшей недели в конференц-зале Великолукской центральной городской библиотеки им. М.И. Семевского для того, чтобы совершить путешествие вместе с православной поэтессой, публицистом, членом Союза писателей России Людмилой Анатольевной Скатовой в мир ее Вдохновения. А поводом послужил выход в свет ее новой книги «Царскосельская благодать». Книга издана по благословению схимонахини Николаи (Гроян). Верстку ее осуществлял художник –дизайнер Константин Васильевич Шаненков, а компьютерный набор Екатерина Романовна Саидова.

Доминантой книги, конечно, же является поэма с одноименным названием, посвященная судьбе двух царскоселок – фрейлины Ее Императорского Величества Анны Танеевой (Вырубовой) и поэта Анны Ахматовой, чей земной путь складывался в непростое для каждой из них, духовно сформировавшихся в Императорской России, время, прошедших через горнило тяжелых нравственных испытаний. В книге представлены также новые стихотворения Л.А. Скатовой. 100 лет назад — 2(15) марта 1917 года насильственным путем была пресечена жизнь Русской Самодержавной Монархии. С гибелью государя-императора Николая II русские люди утратили православную государственность, но до сих пор не раскаялись. Выход в свет этой книги, по словам Людмилы Анатольевны это «лишь малая покаянная лепта, возлагаемая автором на алтарь русской трагедии 1917 года».

Стихи поэта хорошо не только читать, но и слушать… В первой части презентации в авторском исполнении они прозвучали на едином дыхании, пронзительно и вдохновенно. А затем слушатели познакомились и с отрывками из заглавной поэмы книги. На протяжении всего вечера поэтесса читала стихотворения не только из сборника, но и новые, написанные совсем недавно.

Книга «Царскосельском благодать» по объёму небольшая, но она стоит многих огромных томов… Автор в своих кратких комментариях к стихам и поэме говорила настолько интересные вещи, что это был как бы еще один вечер в презентации – экскурс в нашу русскую историю. В череде тех, кто поздравил поэта с выходом книги были поклонники ее таланта.

И первыми выступили представители гимназии. «Свет невечерний…» (Ахматовские традиции в творчестве великолукской поэтессы Людмилы Скатовой) — так называлась работа Хабаровой Арины, обучающейся гимназии. Она заняла призовые места на городском (2 место), региональном (1 место) и всероссийском (3 место) конкурсах. Арина писала ее под руководством учителя русского языка и литературы гимназии Татьяны Александровны Гавриловой. Выступление преподавателя дополнило стихотворение Л.А. Скатовой, прозвучавшее в исполнении учащейся. Ольга Дмитриевна Конеева, преподаватель школы №9, поделилась впечатлениями от чтения книги и прочитала наизусть отрывки их стихотворений, представленных в сборнике. Галина Терентьевна Трофимова, в недавнем прошлом преподаватель Великолукской государственной академии физической культуры и спорта, которая в свое время первой пригласила Людмилу Анатольевну на встречу со своими студентами, отметила прекрасный, чистейший русский язык поэта, хранительницей которого она выступает. Татьяна Михайловна Дроздова, коллега по перу проанализировала православную составляющую ее поэзии. И, конечно, все выступающие поздравляли Л.А. Скатову с выходом книги.

Поэзия и музыка связаны очень тесно. Мелодия стихотворения в сердце поэта всегда созвучна его настроению и переживаниям. Выдающийся музыкант и дирижёр Леопольд Стокольский писал об этом так: «Музыкант должен быть поэтом, а поэт музыкантом». На стихи Людмилы Анатольевны великолукский композитор Леонтий Филиппович Амелин написал 6 романсов, составивших сборник «Лира на ветру». На презентации же в качестве музыкального поздравления прозвучали романсы «В лунном сиянии» и «Ночь светла» в исполнении певицы Анны Кудровой.

Презентация, несмотря на прохладную температуру в зале, получилась теплой и душевной. Это было пиршество хорошей поэзии, русского слова и мощного интеллекта.

Информация предоставлена Великолукской центральной городской библиотекой им. М.И. Семевского

Открытие литературного сезона в псковской литературной гостиной

21 сентября 2017 года в 18:00
в филиале Городского культурного центра
(Псков, Рижский пр., 64)
состоится сентябрьское заседание
Псковской литературной гостиной

Этим заседанием откроет литературный сезон 2017-2018 г.г.

В рамках гостиной пройдут презентации новых изданий псковских литераторов.

 

Вход свободный

Псковский поэт получил вторую премию во французском поэтическом конкурсе

Поэт Александр Себежанин
удостоен второй премии в поэтическом конкурсе

«Цветочные игры Беарна 2017» прошедшем во Франции

Награда присуждена  за стихотворение «Ты мне снишься опять», переведенное французской поэтессой из Агнес Марин  (Agnes Marin).

«Цветочные игры» имеют очень давнюю историю, первые были основаны в 1323 году поэтами Лангедока, в 1324 году первые призёры были награждены золотой фиалкой. После этого в числе призов для победителей будут и дикая роза, календула, гвоздика… Людовик XIV в 1694 году создал из колледжа, образованного в 1323 году Академию Цветочных Игр. Она была ликвидирована Конвенцией в 1790 году и восстановлена императорским указом в 1806 году. Лауреатами были Шатобриан и Вольтер. В 1819 году Виктор Гюго в возрасте 17 лет получил золотую лилию.

Цветочные игры Беарна  являются одним из компонентов нескольких конкурсов поэзии, существующих во Франции. Их президент и председатель жюри  — французский общественный деятель, прозаик, публицист и поэт Флориана Клери  (Floriane Clery) прислала псковскому поэту диплом, а также своё стихотворение, с написанными на обратной стороне тёплыми словами посвящения:

«Александру.
Я Вам посвящаю это стихотворение потому что я знаю,
что Вы-настоящий творческий человек.
У Вас большой талант.
С дружескими пожеланиями.
Флориана Клери»

Мы представляем читателю построчный перевод стихотворения Флориана Клери:

Чернилами ночи я нимбом окружила мою палитру
И на радуге оттенков написала красками слова любви,
Вытканные в кармине окружающего его эдема
Щедро одаривающего всеми надеждами вечного искания.

Я искала цвет, неброское пламя которого
Заставляет вспыхивать желание в тлеющем угле дней.
Гроза счастья, причудливо изгибаясь,
В отблеске драгоценности, которую солнце заставляет сверкать.

Затем синева твоих глаз порождает горизонты,
Тех нежных утренних часов, наполненных дрожью
Когда наша пастельная душа поёт свои стихи

Легкомысленные страсти разрывают влюблённых,
Вышивая их золотые мечты в отражении амброзии
Но никто не задушит голоса наших объятий.


Александр Себежанин (Павлов Александр Михайлович) родился в Торопецком районе Тверской области 25.01.1950г.
Детство и отрочество прошли в необыкновенной красоты Себежском районе Псковской области, треть которого занимает Национальный ландшафтный парк «Себежский».
В настоящее время проживает в прекрасном старинном русском городе Пскове.
Член Союза писателей России. Участник более 30 поэтических сборников, изданных в различных городах России и за рубежом. Автор трёх поэтических сборников.
Лауреат ряда всероссийских и международных поэтических конкурсов. Член Международной ассоциации писателей и публицистов МАПП

Александру Бологову 85 лет

Возраста прекрасные ступени

Александру Александровичу Бологову,
нашему писательскому старшине – 85 лет!

В его лествице жизни — восемь с половиной десятков ступеней… И каждая – это эпоха, вселенная, это мир, наполняющийся по мере восхождения, радостью бытия, радостью постижений и открытий, радостью творчества… Но рядом с радостью всегда «дуновение чумы», «разъяренный океан», «грозные волны и бурная тьма» и «упоение в бою», когда все это преодолеваешь, а потом опять – заслуженная радость победы и радость бытия…
Все это видел, пережил наш Сан Саныч – мужественный, сострадательный, талантливый, мудрый… В полной мере такой, стоящий теперь на восемьдесят пятой прекрасной ступени своего возраста. И лишь в старости его не обвинить и не обличить. Старость – это удел обыкновенных смертных, но Поэт, настоящий художник слова старости не причастен!

Не все из смертных старятся, поверьте.
Коль человек поэт, то у него
Меж датами рождения и смерти
Нет, кроме молодости, ничего.

Всем сущим поколениям ровесник,
Поняв давно, что годы – не беда,
Я буду юн, пока слагаю песни,
Забыв про возраст раз и навсегда.

Это слова Расула Гамзатова, который в свои восемьдесят был также молод, как наш Сан Саныч в восемьдесят пять. А они ведь, если и не дружили, то, по крайней мере, хорошо знали друг друга, и великий Расул, когда бывал в нашем писательском доме на Ленина, читал Бологову свои стихи, быть может, и это, приведенное выше. Или это:

В Индии считается, что змеи
Первыми на землю приползли.
Горцы верят, что орлы древнее
Прочих обитателей земли.
Я же склонен думать, что вначале
Появились люди, и поздней
Многие из них орлами стали,
А иные превратились в змей.

Александр Александрович Бологов из породы орлов. Он и нынче, в свои восемьдесят пять, парит высоко над нами – мыслями, неувядающим творчеством, своею мудростью…
Прекрасного вам парения, наш дорогой Сан Саныч! Доброго, мирного, безмятежного! Благополучия и радости бытия на многая и благая лета! И еще – так нужного читателям художественного слова – глубокого, увлекающего, зовущего, воспетого Расулом Гамзатовым…

Мы все умрем, людей бессмертных нет,
И это все известно и не ново.
Но мы живем, чтобы оставить след:
Дом иль тропинку, дерево иль СЛОВО…

 

Игорь Смолькин — писатель,
председатель правления
Псковского регионального отделения
Союза писателей России

Поэтесса из Великих Лук стала лауреатом фестиваля «Славянские традиции»

«Моей творческой, да и духовной, Родиной, своеобразным толчком и напутствием считаю Изборск. Атмосфера фестиваля «Словенское поле» и люди, встреченные мною там, сделали для меня главное – оказали поддержку и вселили уверенность в себя и в то, что поэзия всё же востребована в наше время».
Светлана Размыслович

Каскад побед и наград – так, наверное, стоит охарактеризовать итоги участия великолукской поэтессы Светланы Размыслович в IX международном фестивале литературы и культуры «Славянские традиции», который проходил в Крыму с 24 по 30 августа 2017 года.
Стихотворение «За скобаря!» принесло Светлане победу в очном состязании поэтов «ПОЭТИ-СЛЭМ» и сделало её лауреатом фестиваля.
Результаты конкурса определялись голосованием зала. Вот как описывает выступление нашей земляки и последующее голосование неоднократный участник «Славянских традиций» поэтесса Нина Плаксина: «…Вновь приятное открытие новых талантов, радует, что это молодёжь. Светлана Размыслович из Великих Лук дебютировала на фестивале со стихами о скобарке. Слушали поэтессу с интересом, а я, не скрою, – с восхищением. Обычно молодые поэты либо о неразделённой любви читают, либо стремятся пооригинальничать собственными неологизмами, а Светлана такой глубокой Русью зацепила душу, что я невольно вспомнила Наташу Ростову в пляске на вечере у дядюшки после охоты. Помните: «Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха … этот дух, откуда она взяла эти приёмы … Но дух и приёмы эти были те самые, неподражаемые, неизучаемые, русские, которых ждал дядюшка»? Светлана подарила ощущение истинно русского, простого, глубинного, народного и гордого. Главная мысль стихотворения, что девушка выберет себе скобаря, а не самоуверенного, считающего себя неотразимым парня, ласкала душу…
… В зале делятся впечатлениями, высказывают своё мнение, а на вопрос «это вы о ком», слышу ответ: «Да о скобарке из Великих Лук». У дебютантки фестиваля появился псевдоним. Истинно по-русски прилепили. Тут уж Гоголь невольно вспоминается. Отмечу, что произносят это слово «скобарка» с уважительной улыбкой… »
Не менее удачным оказалось участие Светланы Размыслович в номинации «Стихотворение о Праге и Чехии». Её стихотворение «Праге..» принесло ей сразу два диплома: за перовое место по оценке профессионального жюри и диплом за второе место по оценке зрителей, а также премию «Пражская муза».

Об авторе:
Светлана Сергеевна Размыслович, 1975 г. р., поэт, прозаик. Живет и работает в городе Великие Луки, воспитывает троих детей.
Впервые Светлана дебютировала со своими стихами на фестивале «Словенское поле – 2016», где заняла третье место в «Открытой номинации».
В том же 2016 году она становится лауреатом 2-го полуфинала фестиваля «Осиянная Русь» — диплом «Надежда России», (г.Москва). в марте 2017 года — дипломантом музыкально-поэтического фестиваля «Мгинские мосты» без границ — 2017″, (диплом 1 степени в номинации «Лирическая поэзия» (п. Мга Ленинградской области) и дипломантом музыкально-поэтического фестиваля «ЯЛОС-2017» (г. Ялта), в мае — дипломантом заочного конкурса XIV фестиваля «Под небом Рязанским – 2017».

Псковский литературный портал представляет произведения, принёсшие нашей землячке победу на фестивале «Славянские традиции :

За скобаря!

Ты в сердцах назвал меня — скобаркой —
С жаждою обидеть…
Только знай:
Нет молве желаннее подарка,
Чем в судьбе звучащий Псковский край!

Чем просторы гордого Довмонта
И закаты цвета янтаря.
Где царь Петр, в пораженьи с фронта,
Пушки лил из бронзы. У Кремля

Прах веков лежит на светлых стенах,
По границам вновь ведя дозор.
Примиряет грешных и блаженных
Златоглавый Троицкий собор

В месте, где сошлись лучи троично.
По крещенью — праздничный елей*,
Град Небесный — Псков — во всём величье
Домом Бога признан у людей.

Сам того не ведая, признаньем,
Объяснил, что я живу в родстве
С теми, кто в сражениях бескрайних
Устоял во лжи и хвастовстве.

И теперь, как снадобится сила,
Отстоят достоинство страны
Кровью предков, в их текущей жилах,
Доблестные псковские сыны.

Слышишь пыл и гомон у Великой,
Водами вбирающей Пскову?
Станут скоро девки любых кликать,
Только я с собой не позову

Впредь тебя.
Не зря назвал назвал скобаркой —
Град мой ждёт, с реки встаёт заря.
Статься, будет лето нынче жарким —
Замуж я пойду… За скобаря!

Праге…

В Пражском Граде с тобой не увидимся мы,
Между нами — века, обелиски и страны.
Над собором покоятся вещие сны,
Из которых ты знаки пришлёшь мне. И странно

Смотришь ты на закат из янтарных глазниц.
Будто зодчие выбились в мае из силы —
Стало время невластным под шелест страниц
Наш закончить роман, по-особому милый.

На скалистый утёс поздней ночью взойдёшь.
И покажется мне, что у каменных высей
Ты меня прогуляться по склонам зовёшь,
Где у Влтавы разлив под луной живописен.

Где бойницы застыли на башнях вдоль стен,
У Оленьего рва — назначенье иное,
Как сады охраняя, не ждать перемен,
А во мне провести ровной гранью былое.

Вновь от берега к берегу сотней ветров
На Градчанский хребет опускается небо.
Из гаргулий стекаются мысли дождём.
Вздохом — стиль рококо. Я ведь был там.
Иль не был?

А в Градчанах — весна ярким цветом взойдёт,
Звук органа заполнит былые разгулы.
Отразиться хотел бы в поверхности вод,
Но меня не ведут до тебя караулы.

В Пражском Граде с тобой не увидимся мы…

 

Стихи о Пскове. Ольга Флярковская

Первое место

в поэтическом конкурсе «Там, где к Великой мчится Пскова…»,
посвященном 70-летию со дня рождения Станислава Золотцева

Ольга Флярковская

г. Москва

Псков-Москва

Эх, Россия… сёла, огоньки,
В сизом небе жёлтые дымки
Изогнулись, что хвосты кошачьи…
Тянутся болота и леса…
Убранное поле… Голоса
Стай последних кличут или плачут.
Зов могу я только угадать
Из окна вагона… Снова гать…
Семафор над лентою дорожной…
Станция с окошками в резьбе…
Малая зарубка на судьбе,
Тихий вздрог предчувствия под кожей.
Память крови — это ли не чушь?!.
Но когда едины все пять чувств
В странном узнавании и боли,
Понимаю, потому жива,
Что ломаю сердце на слова,
Словно хлеб октябрьской юдоли…
Псковщина! Родимая тоска,
Ломота у правого виска,
Туч стада и низкое давленье.
И внезапным всплеском — белый храм,
Белый конь и снега первый шрам,
И комком в груди — стихотворенье…

Стихи о Пскове. Ольга Кочнова

Второе место

в поэтическом конкурсе «Там, где к Великой мчится Пскова…»,
посвященном 70-летию со дня рождения Станислава Золотцева

Ольга Кочнова

г. Тверь

Из цикла «Цикорий цвёл»

Была Пскова черней, чем смоль,
со вкусом прибалтийской соли*.
И мне казалось – лучшей доли,
вернее славы нет. Но боль

была разлита по камням,
но голубым небесным блеском
цикорий цвёл по древним фрескам
и луч скользил по куполам.

И затухал едва Восток,
как Запад наливался кровью.
И здесь, у Пскова в изголовье,
был сон тревожен, неглубок.

И мнилось – по чудскому льду
опять бегут, а лёд искрится,
и князь, с мечом воздев десницу,
отводит новую беду…

Идёт ливонская война,
и крепости встают на стражу…
Но пряха не ссучила пряжу
для свадебного полотна.

Спи, Ольга, спи! – ты так мала,
не перевёрнута страница,
воркует нежно голубица,
кипит варяжская волна…

И век, откатываясь вспять,
так горек, как полынный запах.
Но кто-то манит вновь на запад
и рвётся руки целовать.

 


*Пскова – река, от pihkava, рihk (финск., эст.) – смола

Стихи о Пскове. Виктория Бурцева

Третье место

в поэтическом конкурсе «Там, где к Великой мчится Пскова…»,
посвященном 70-летию со дня рождения Станислава Золотцева

Виктория Бурцева

г. Москва

Равноапостольная

О* Ф*

Путаясь в повилике, где семена легки,
Вышла Пскова к Великой — встретились две реки.
Полную чашу с краем сосен, болот, озёр
Жадно в себя вбирает княжича пылкий взор.

Дышат сырым привольем сумрачные леса,
В утлой лодчонке — Ольги северная краса
В душу гусиным криком плещется: на-ре-ки!
Крыльями над Великой встретились две руки.

После в девичьих песнях будет искать покой,
Но ни в единой веси не обретёт такой
Девы, изрядной станом, мудростью, правотой —
Той, что княгиней станет, а через век — святой.

Не попрекайте казнью, пеплу судьёй не стать,
Смерть причинили князю — смерть воротилась вспять.
Смысл бытия утерян, льнёт к пустоте рука,
Древним тотемным зверем душу грызёт тоска.

Глуше ивана-чая только плакун да сныть…
Таинство очищает всё, что молве не смыть.
Высится колокольня псковского кирпича
Там, где княгине Ольге явлены три луча,

Где при речном слиянье лбы валунов грубы,
Где в зоревом сиянье встретились две судьбы.
Выросла до обета женская вдовья грусть,
Ясным христовым светом всю облекая Русь.

Стихи лауреатов. Олег Сешко

Первое место
в номинации «Профи»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2017»

Олег Сешко

г. Витебск,
Белоруссия

Настя

Газета «Красная звезда», страница восемь:
На двадцать танков – пистолет и десять ружей.
Сегодня Настя снова чёрта ждёт на ужин,
Бюстгальтер с летнего плеча сползает в осень.
Знобит, коробится внутри, дождит слезливо,
Нашла от прошлого ключи, взглянув под коврик.
Жених — безусый лейтенант, не подполковник.
Сменить коньяк с Алиготе на спирт и пиво,
Гулять от взгляда до любви, и душу – в клочья,
Сегодня тело – шоколад, кипеть в экстазе.
Пускай заблудший старый лес поёт Настасье,
И чёрный город, приобняв, целует сочно.
Пускай державные кресты гудят молитвой,
Горячей кровью над свечой густеет пламя.
Судьба поджала куцый хвост, объевшись днями.
Так что наивно распыляться, друг мой ситный.
В беде всесильны, как всегда, одни лишь черти,
В беде глухие небеса помочь не смогут.
Всё, что просила, расцвело полночным смогом,
Не достучаться до небес мне бабьим сердцем.
Там наверху жируют, пьют, гуляют, спят ли?
Для них одиннадцать ребят – пустая строчка…
Нет больше в тексте запятых, поставим точку.
Всё, что зовётся пустотой, живёт навряд ли.
Почто, скажи ты мне, живых людей — под танки?
Любых богов мой подполковник стоил дюжин!

Сегодня Настя снова чёрта ждёт на ужин,
А к ней опять, в который раз, приходит ангел.

 

***

Пыльные стены комнат вокруг щелей,
Люди сошли под землю, с ума и в мат.
Крутит баранку жизни военкомат,
Хлеб возложи на рюмку – возьмёшь целей.
Спиртом сердечным ангелов не криви,
В нём твой земной могильник, источник бед.
Брат на горе (полковник и крововед)
Чертит тебе отличия на крови.
Слово стекает правдами, слово-желчь.
Пахнет былой семейностью из-под щей.
Пуля – набор косметики от прыщей,
К свадьбе поможет выдавить и прижечь.
Пуля — ярлык на царство и виза в ад,
Вырвет из веры верность за полчаса.
Брат разделяет землю на свет и за,
Он в поцелуях создан, в любви зачат.
Верен горе и небу, в молитвах — чёрт,
Может быть ветром, снегом, началом дней,
Нет никого под солнцем тебе родней,
Ты это знаешь точно, как то, что мёртв…

***

Стоптанные башмаки Антонио Амеди
На скамейке под вишней в белом огне надежды
На дальний путь. Остывшие улицы, улицы позади,
За городом горизонт, всё такой же, как прежде —
Обломок былой мечты, разложенный вдоль пути
Ковриком у кровати. Бедный коморник чувства,
Мой старый друг, выживший из ума, Антонио Амеди,
Кончается твой полёт старческим балагурством.

Цыганка была права, читая твою ладонь
В рюмочной на вокзале. «Ровно двенадцать судеб
Длиною в жизнь. Забытое прошлое выплеснут на огонь
Четыре весенних дня. Смерти тебе не будет».
Впервые с тобой семья. Смеёшься ты, Арлекин,
Жертвенно угасая. Богу нужна причина,
Земле зерно. Облетает вишня на чистые башмаки,
Идущего на войну, последнего моего сына…

Стихи лауреатов. Сергей Еромирцев

Первое место
в «Открытой номинации»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2017»

Сергей Еромирцев

г. Санкт Петербург

Дом

Дом слышал всё. Вечернюю молитву.
И голос хриплый пьяного отца,
Дрожащего, с притупленною бритвой,
Не видящего в зеркале лица.

Он слышал шёпот ветра в тополях,
И на реке предутренние плески.
Надсадный зуд пузатого шмеля
В тяжёлой паутине занавески.

Дом жизнь хранил. Потрёпанный годами.
Глаза больные ставнями прикрыв,
Он мир непрочный подпирал стенами,
Фундамент в землю русскую зарыв.

Смелела мышь,точила половицы,
И галки поселились на трубе.
Давненько не варили чечевицы
В покинутой потомками избе.

Дом позабыл весёлый голос мамин,
В её кровати дремлет тишина.
Он незаметно стал воспоминаньем,
Обрывком недосмотренного сна.

Но он всё ждал, подслеповато щурясь,
Щетиной зарастая сорняков.
А новостройки, нагловато хмурясь,
Совсем не замечали стариков.

И я, как он заброшенный,бесхозный,
Не раз судьбою битый наповал,
Его по тайным знакам узнавал,
И радовался, что пришёл не поздно.

И вот уже подстрижен, и подлатан,
Расправив стены, вновь хорош собой,
Дом , прикурив от головни заката,
Дымит нещадно новенькой трубой.

Не стыдно перед дедом и отцом!
Ухожен двор и перекрыта крыша.
Приблудный кот царапает крыльцо.
Живёт мой дом! И всё, как прежде — слышит!

 

«Не приходи»

Звонила Осень. Признаюсь, не ждал.
Был за мгновенье мир переиначен.
Я потерял надежду на удачу
И потому забвения искал
И ёжился. И, согревая руки,
Дышал на них. Дышал и не согрел.
И всё зевал от холода и скуки,
А вечер постепенно догорел,
Потух и задушил в объятьях солнце,
Убил огонь и угли затоптал…
Я пялился на переплёт оконца,
Дрожал и думал: Как же я устал!
А в коридоре хлопали дверями,
И звали всё по имени меня.
Я головой приник к оконной раме
И любовался угасаньем дня.
А Осень распиналась о погоде,
Рыдала в трубку: Только не молчи!
Я промолчал — молчанье нынче в моде —
Я так себя безмолвию учил.
А Осень забывалась, забывала
Попутно пересчитывать цыплят,
Несла про лёгкий свет, про дым вокзала,
А я не мог взять в толк: На кой мне ляд?..
Я оттого грустил ещё сильнее,
Но Осень заливалась соловьём
О том, что будет глубже и синее
За окнами прозрачный окоём.
И в холоде предутренников белых,
В пустой стерне, в заброшеных стогах,
Была она — и жаждущее тело,
И шёлк паучий в ласковых руках.
О нежности своей мне пела Осень.
( Я так когда-то голос твой любил.
И пил взахлёб из глаз любимых просинь,
И на руках оранжевых носил.)
Она всё лепетала о подарках,
Которые с собою принесёт…
Эх, был бы я хоть чуточку Петрарка,
А не упрямый, хмурый рифмоплёт!

Стихи лауреатов. Олег Алексеев

Второе место
в «Открытой номинации»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2017»

Олег Алексеев

г. Псков

Словенские ключи

Сияло небо бледно-розово.
Помады вкус слегка горчил.
И наперегонки, до озера,
Неслись Словенские ключи.

А мы с тобой, одевшись простенько,
Вдали от суетных людей,
Стояли на скрипучем мостике
И с рук кормили лебедей.

Сливались в общее свечение
Блеск озера, ручья и глаз.
Сжималось время до мгновения,
И небеса втекали в нас.

Душицей пахло, пахло таволгой.
До белоснежных облаков
Шагали в горку мы усталые,
Но это было так легко!

Псковские озёра

Карту области открыл. Нет милей узора!
Как же сердце радуют здешние места!
Драгоценной россыпью псковские озёра,
А вокруг дремучие, хвойные леса.

Сколько гнали ворогов, через них, на запад,
Сколько крови пролито ради этих мест!
Потому, распаренной хвои свежий запах
Никогда, наверное, мне не надоест.

Долгожданная пора отпускная скоро,
По морям разъедутся лучшие друзья,
Но с морями дальними псковские озёра
Красотой и святостью сравнивать нельзя.

Уезжать не тороплюсь, знаю повод веский,
Верю, каждый водоём силу сохранил.
Там вот князь когда-то жил, Александр Невский,
Тут вот Савва Крыпецкий с Богом говорил.

Жаль, на ваших берегах стало много сора,
Верю, мы исправимся, вы простите нас,
Слёзы божьей радости, псковские озера,
Свежие и светлые, цвета детских глаз…

Любимому городу

Остановите споры ни о чем,
Где лучше жить: в Москве, иль за границей…
Мне повезло родиться псковичом.
Я городом своим могу гордиться!

Когда я на чужбине, по делам,
Мне никуда от памяти не деться.
В душе звучат Его колокола,
И купола крестами колют сердце.

Сюда не залетал метеорит,
И не спешит элита мировая.
Зато сусальным золотом горит
Над речкой купол, небо подпирая.

И безупречны выправкой своей,
Намоленные многими веками,
Десятки белых воинов – церквей,
Оберегают каждый псковский камень

От всех стихий и вражьих башмаков,
Несущих нам куски заморской грязи.
Их положил немало гордый Псков,
Немногие вернулись восвояси.

Ведь город Псков – кулак Святой Руси,
Помощник славный Матушки России.
Ты нас за это, Господи, спаси,
Даруй духовной крепости и силы.

Стихи лауреатов. Александр Петров

Второе место
в номинации «Профи»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2017»

Александр Петров

г. Псков

*  *  *

Угол крашеный, угол красный,
Ветер бьется в холодные стекла.
Он сегодня, внезапно не ласковый,
Он сегодня, бессовестно мокрый.
И фонарь обреченно качается,
У него, маяковая выучка.
Капли с криком, о свет разбиваются,
Друг ко другу бросаясь на выручку.
Обреченно взрываются облаком,
И взмывают потерянно душами,
И опять опускаются около,
Перемолоты, сбиты, иссушены.

*  *  *

Мой город замолчал, с натугой,
Рванул железный нерв написанной строки
Мы верим каждому, но только не друг другу,
Растаптывая жизнью сапоги.
В сердцах находим дикую усталость,
Тоскующую, в самой глубине.
А что еще, для нас, для всех осталось?
В тех надписях, на взломанной стене.
Потерянно сипит осипший голос,
Среди толпы, спешащей в магазин.
И сбоит сердце, и седеет волос,
Когда стоишь на площади, один.
Трагедия моих пустынных улиц,
Смешалась с фарсом городских квартир.
Когда давно в округе все уснули,
Когда проснулся удивленный мир.

*  *  *

и рубит, под самый кадык,
живущая, где то свобода.
и я, просыпаюсь на миг,
а мимо проходит старик,
с остатками прошлого года.
и долго стоящая ночь,
внезапно, идет мне на встречу,
и рук кладет мне на плечи,
как вновь обретенная дочь.
и стук голубиных костей,
висящих, как флаг над порогом,
сзывает заблудших людей,
идущих по стылой воде,
с улыбкой озябшего Бога.
какая блажна́я зима
и ветер, все так же внезапен,
и там я с тобою всегда,
в костюме и фетровой шляпе.

Надежда «Словенского поля» — Василиса Кравченко

Номинация «Словенские ключи», учреждённая для молодых поэтов в возрасте до 27 лет, признана несостоявшейся – из-за низкого участия поэтов в данной номинации. В то же время практически всеми судьями конкурса была отмечена подборка стихов, присланная в данную номинацию молодым псковским поэтом Василисой Кравченко.

Решением жюри Василиса Кравченко награждена дипломом
«Надежда «Словенского поля»

 

Василиса Кравченко

г. Псков

*  *  *

Я был бы очень сварливым дедом.
Я бы, сутулясь, ходил с клюкой.
Я бы кричал всем: «Займитесь делом!
Я ведь, как все вы, был молодой,

Но не шатался – в карманы руки.
Не позволял лениться душе.
Вы все, – бубнил бы, – пойди, от скуки
Готовы на стены лазать уже!»

Я был бы очень сварливым дедом,
Сидел бы на лавке, глядел, брюзжал.
Плёлся в ларёк за несвежим хлебом,
Детям милицией бы угрожал.

По вечерам я всего скорее
Брови нахмурив, смотрел бы в окно.
И бормотал: «Вот в наше время!..
А вот сейчас уже вовсе не то!..»

Мною бы мамы детей пугали.
Слух бы прошёл, что жену убил…
Но никогда бы они не узнали,
Что я очень сильно их всех любил.

Мне просто стыдно бы очень было
И я бы стеснялся им всем сказать,
Что это жизнь меня научила
Все чувства свои умело скрывать.

Кому-то о чём-то

Приходи ко мне, посидим вдвоём
На обшарпанных стульях филфака.
А потом, если хочешь, в кафе пойдём,
И закажем себе там завтрак.

Правда, денег сейчас у меня не совсем
Столько, сколько тебе бы хотелось.
Да, стипендию я получаю как все,
Только быстро она разлетелась.

Нужно было сначала купить проездной,
А потом ещё книжек по списку.
Но прошу, посиди хоть минутку со мной,
Мы давно не сидели так близко.

У меня с собой термос, а в термосе чай.
Хочешь, сделаем вид, что в кафе мы?
И вальяжно рассевшись с тобой, невзначай
Будем хором ругать систему?

Знаешь, я даже смогу раздобыть
Пару долек яблок, возможно.
Можем вместе с тобою о вкусе забыть
И представить, что это пирожные.

Ладно, я всё поняла, ухожу.
Ты так знатен, богат однако.
С книжкой тогда я одна посижу
На обшарпанных стульях филфака.

Фильмы

Снимай глазами фильмы – дни свои,
Ресницами деля на кадры плёнку.
Не спрашивай, дозволена ли съёмка –
Везде снимай, везде смотри.

Снимай глазами то, как солнца свет
Касается с утра щеки измятой,
Снимай как снег как будто бы из ваты
Ткёт по ночам свой белоснежный плед.

Снимай, как в кружке вновь заварят чай
И пред тобой поставят осторожно.
Не спрашивай, нельзя снимать иль можно –
Вокруг снимай, везде снимай.

Снимай глазами фильмы о любви,
О приключеньях двух друзей с гитарой.
Про очень молодых и очень старых –
Везде снимай, везде смотри.

Снимай ты так, чтоб в твой прощальный год,
Когда не сможешь больше уж снимать,
Любители твоих киноработ
Пришли к надгробью и могли сказать:

«Он снял глазами чудные моменты.
Он жанр фильмов славный выбрал сам.
И лучшие на свете киноленты
Принадлежат его, его глазам!»