Стихи победителей очных конкурсов фестиваля «Словенское поле 2023»

Стихи победителей очных конкурсов,
проведенных в рамках фестиваля исторической
поэзии
«Словенское поле 2023»

Фестиваль словенское поле «Словенское поле 2023» состоялся. Мы публикуем произведения авторов, занявших призовые места в поэтических конкурсах фестиваля.

Напомним, что в конкурсе исторической поэзии «Словенское поле» жюри литературно-просветительского проекта «Позывной — Россия!» оценивалась авторская подборка (не более трёх стихотворений). Конкурс «Над рекой Великой — белый кремль…», посвященный 1120-летию Пскова проводился по принципу: «Один автор – одно стихотворение».

И ещё один нюанс. В конкурсе  исторической поэзии «Словенское поле» первое место в каждой номинации присваивается один раз. Авторы, ранее занимавшие второе и третье место в конкурсе, могли претендовать только на вышестоящее место.


Конкурс исторической поэзии «Словенское поле 2023»

Номинация «Профи»

1 место
Мария ПАРАМОНОВА
г. Смоленск

СОЛЁНАЯ РЕКА

Есть места на земле, где и сны — о войне,
Где могил обрести не сумели герои,
Где в солёной от крови и слёз глубине
Дремлют пращуров мощи и просят покоя.

Из суровых степей, где не зной, так мороз,
Шли орда за ордой половецкие силы.
Не пахали, не сеяли – так повелось, 
Брали русичей в плен, да на рынок свозили.

Но молитвы отчаянья к Богу дошли,
Он знамение дал, вразумляя беспечных:
Это огненный столп – от высот до земли,
Словно путь для небесного воинства вещный. 

Князь Владимир призвал к единению Русь,
И в поход на врага по последнему снегу.
И, когда за Донцом отыскали улус,
Талой почвы распутье мешало побегу.

Бились ночи и дни у солёной реки,
Стали красными Салницы белые воды,
И архангелов с неба спустились полки,
И сложили оружье степные народы.

На веку Мономаха немало побед,
Только с этой сравниться другая не может,
Ибо русских людей он избавил от бед
И народу явил заступление Божье.

Через девять веков всё быльём поросло,
И забытая Салница стала Бахмуткой,
Только пращуры-воины молча, без слов
Бьют тревожный набат под водой её мутной.

Снова кровью окрасились воды реки,
Соледар  и Бахмут — из огня и металла,
И Владимир на извергов двинул полки
Но готова ли Русь или слабою стала?

Плач израненных деток дошёл до Творца,
Но колеблется Вышний, и множатся беды.
Лишь народом единым, и лишь до конца,
Да с молитвою чистой приходит Победа.

ПИСЬМЕНА. 863 ГОД ОТ Р.Х.

В начале было Слово, Слово – Бог,
И Дух Святой апостолам помог,
«И, шедше, научите все языки».
Но ищущие власти и земли
Лишь на латыни Господа рекли,
Чтоб все славяне сделались безлики.

И князь земель моравских Ростислав,
В Царьград своё прошение послав,
Богослужебных книг хотел славянских.
Тогда призвал двух братьев Михаил.
Язык славян знаком им с детства был,
Но письмена не знали постоянства.

Премудрые Мефодий и Кирилл
Молились, чтобы им Господь открыл
Славянской речи гласный и согласный.
Черты и резы, форма и длина —
Сложились воедино письмена
Евангельской беседе сообразны.

В тот год Смоленск, велик и мног людьми,
Аскольд и Дир увидели с ладьи,
И по Днепру пошли варяги в греки.
А братья из Солуни в тот же год,
Трём книгам дав славянский перевод,
В сердцах людей восславились навеки!

МОЛИТВА О РОССИИ

Господи! Спаси и сохрани Богохранимую страну
нашу Российскую и весь род людской,
и всё воинство ея и всех и вся

Я свободно дышу в России
Чистым ветром земли родной,
Где туманы поля росили
Благодатной живой водой.

Где безгрешно сияют дали
Незабудок и васильков —
На заклание мы не дали
Ни один из семи цветов.

Где гудят суетливо пчёлы,
Собирая кипрейный мёд,
И хотя не богаты сёла,
В них исконная Русь живёт.

Где молитвы превозносили
Крестный путь, что спастись помог.
Я свободно дышу в России,
Да хранит её вечно Бог!


2 место
Василий КОЛИН
г. Луховицы, Московская область

ЕСАУЛ
1919 г. Петропавловская операция

Уходил есаул на войну,
Целовал молодую жену.
Над полями клубился рассвет,
И глядели подсолнухи вслед.
Уходил есаул не один:
За плечами висел карабин,
Верный конь танцевал под седлом –
Опустел без хозяина дом.

Пулемёты смазаны, вот боеприпасы –
Крепостная улица сторожит Ишим.
Шаровары синие, красные лампасы,
Горький привкус родины – кизяковый дым. 

Уходил есаул воевать,
А во след ему плакала мать:
Двух сынов народила она,
Да сынов разлучила война.
Уходил есаул на Тобольск,
Шёл в составе колчаковских войск,
А навстречу советский отряд –
Комиссаром единственный брат.

Пулемёты смазаны, вот боеприпасы –
Травы Горькой линии на реке Ишим.
Шаровары синие, красные лампасы,
Не умрём, станичники, если победим.

Шашки острые – слава и честь.
Брата нет, но отечество – есть!
Серебрятся в степи ковыли –
Оба рядышком в землю легли.
Кружит ветер оторванный лист,
На двоих им один обелиск,
И не их перед Богом вина,
Что и мать, и Россия – одна.

Пулемёты смазаны, вот боеприпасы –
Крепостная улица сторожит Ишим.
Шаровары синие, красные лампасы,
Горький привкус родины – кизяковый дым.

ПОСЛЕВОЕННЫЕ ДВОРИКИ

Послевоенные дворики.
Мы – победивший Союз.
Вечно нетрезвые дворники
Гонят метёлками блюз.
Ах, патефоны трофейные,
Настежь открытый балкон.
В рамках портреты семейные
Вместо семейных икон.

Эх, коммуналки забытые,
От военкомов дрова.
Воины, даже убитые,
К ним предъявляли права.
Велосипеды и тазики,
Чуть уронили – гроза!
Смотрят на майские праздники
Выплаканные глаза.

Ой, бабье сердце не камушек,
Часто болит по ночам.
Век скоротали не замужем,
Веря красивым речам.
Тенью укрытые столики,
Яростный стук домино.
Послевоенные дворики,
Недорогое вино.

* * *

Я помню бывший Союз,
Очереди пространные:
Люди, немного странные,
Портвейна забытый вкус.

Всё было как-то не так,
Как это сейчас принято –
Будто бы время сдвинуто:
Общага, дружба, филфак.

Навстречу в лицо ветра
И впереди профессия,
А за плечами сессия,
И пили мы до утра.

Проснулся – рядом с тобой,
Только тебе обещана,
Спит молодая женщина
С неприбранной головой.

Винил, радиола, блюз:
В эти рассветы ранние
Искренние  признания –
Я помню бывший Союз.


3 место
Светлана СМИРНОВА
г. Санкт-Петербург

МАХОНЯ

Посвящается последнему дню жизни
Марии Дмитриевны Кривополеновой,
народной сказитильнице Русского севера

Метель кружит и завывает вьюга,
Взамен дороги – меловой ковёр.
Изба набита разношёрстным людом,
Ведут старуху в постоялый двор.

Скиталица в потёртом балахоне,
Спокойный взгляд, и в кружке медяки.
— Никак, Мария Дмитревна, Махоня, —
Узнали краснопевку земляки.

Из угла кричат: — Махоня!
Кто-то шубой лавку кроет.
— Потеснись-ка, люд торговый,
Самовар пятилитровый
Ставьте живо!  Марья — в гости,
В ожидальне не морозьте.
С лавки зипуны в охапку —
Усадили Божью бабку.

В стакане – чай, глотнуть едва успела.
Проезжий люд несёт ей сухари.
— Устала, милые. – А нам какое дело,
Ты говори, Махоня, говори.

Со всех сторон: — Ты сказывай, Махоня!
Промолвит лишь: — Крещёные, пора…
Посмотрит попросту, без церемоний:
— Не время нынче, мне бы до утра

Успеть, родные,  Богу помолиться,
Должно быть моё время пронеслось,
Из клетки выпорхнет сегодня соколица…..
— Махоня, что ты, речи эти брось,

Еще полвека погостишь  на свете.
А за окном февральская метель.
Склонилась Марья, не спешит ответить,
Сидит в углу, не расстелив постель.

Народ притих, запела Марья в голос,
Мерцали свечи, тая в полумгле…
«Простите люди!» – поклонилась в пояс
Всему народу и сырой земле.

В сенях запел петух, глаза закрыла
Сказительница … Кто-то затянул
Былину про Микулу Селянина,
И Русский север горестно вздохнул.

Последнее пристанище былины
Оплакивало  вьюгой свой закат.
Был величав и дивен час кончины
Махонюшки, в народе говорят.


«Открытая номинация»

1 место
Ольга ОЖГИБЕСОВА
г. Ступино, Московская область

В ИЗБОРСКЕ

Века прошли, но камни помнят.
Ты приложи к стене ладонь…
Здесь пели стрелы, ржали кони,
И землю пожирал огонь.

Ты слышишь ли сражений звуки,
Плач по убитым, звон клинков?..
И тянутся кресты, как руки,
Из черной пропасти веков.

Листаю прошлого страницы…
Витает в воздухе печаль.
И молчаливые бойницы
Сурово озирают даль.

Недвижимы, как стражи, башни –
Свидетели лихих годин.
Им семь столетий – день вчерашний,
Им вечность – словно миг один.

Изборск… Клочок земли великой…
Зарубкой лег на сердце мне.
… Алеют капли земляники
На древней крепостной стене.

ПОХОРОНКА

На дочку получили похоронку.
Беда приходит, где ее не ждут…
По крыше дождик барабанил звонко,
Как над могилой воинский салют.

В ограде тополь, скорбно свесив ветки,
Листом осенним осыпал порог…
Вздыхали сердобольные соседки,
Тайком крестясь: не к нам… Помилуй, Бог…

А мать кричала в голос под окошком
И не могла рыдания унять…
И под столом напуганная кошка
Людское горе силилась понять.

И вот уже отвыли, откричали…
И справили по дочке сорок дней.
Отплакали бессонными ночами,
Но только боль – чем дальше, тем сильней.

Зима была тяжелой, как простуда.
Тянулись дни, тревогами полны.
И вдруг под новый год случилось чудо:
Пришло письмо… от дочери… с войны…

Писала, что жива и не болеет,
Что повезло – попала в медсанбат.
Бои – один другого тяжелее,
Но не сдадут фашистам Сталинград.

Мать снова в крик: жива моя девчонка!
И мир вокруг стал ярче и теплей.
Соседки, получая похоронки,
Теперь уже завидовали ей…

А там, где над землею сталинградской,
Опять всходил рассвет, сменяя ночь,
Осталась навсегда в могиле братской
Чужая неоплаканная дочь.

МЕДАЛЬ

Из боя не выходим третьи сутки…
Закат ползет кровавою тесьмой.
И вот затишье – хватит три минутки,
Чтоб написать короткое письмо.

Ну, здравствуй, мама! Жив и не болею.
Да, похудел, но, знаешь, даже рад.
Жалеть о прошлой жизни? Не жалею.
Теперь моя профессия – солдат.

Жив был бы дед – вот он бы понял внука,
Похлопал по плечу: ну, ты – орел!
Здесь я познал особую науку,
Здесь я друзей и Родину обрел.

Звучит немного пафосно, наверно,
Но не кривят душою на войне.
Нацизмом болен мир, и эту скверну
Искоренить доверено и мне.

Солгу, сказав о том, что страх неведом:
Как всем, страшна и пуля, и снаряд…
А помнишь, мама, как ходили с дедом
Мы каждый год на праздничный парад?

Он становился будто бы моложе,
В глазах поблекших разливалась сталь.
И всех наград была ему дороже 
Та, «За отвагу» скромная медаль –

За самый первый бой в Великих Луках,
За девять граммов первого свинца…
Дед говорил, что лично маршал Жуков
Вручал награды выжившим бойцам.

Он в сорок пятом с ней пришел к рейхстагу…
Вернусь (я слово честное даю!)
И рядом с дедовой медалью «За отвагу»
Я положу такую же свою.

Когда-нибудь, по-стариковски скупо,
В туманную заглядывая даль,
Я внуку расскажу про Мариуполь,
Про деда и заветную медаль.


2 место
Лидия ШИШКО
г. Витебск, Республика Беларусь

* * *

Учителю истории школы-интерната
Демьяненко А.С.

На границе лиха и добра
помня по-отечески все лица,
он на пристань школьного двора
палкой опираясь, тащит птицам –
слово для безгнёздышей. Слеза,
чтоб в его историях молиться,
прорастает светом на глаза,
хлеб крошит, пока душа крошится:

«Журавлей страдающую нить
прочертить по небу и отплакать
все места, где нам уже не быть,
и дожди, впадающие в слякоть.
Человечья жизнь – не скрип телег.
Даже полнокровная – проходит.
Здешним цветом вылакает снег
замерших ветров на повороте…

Проморозит суету и мрак,
и дерев изломанные ветви.
Не вернуться в эту осень – знак,
чтобы с вами мы в ней не ослепли.
Поминальных снов не жди, зима:
все сошли на дальних перекрёстках.
Крылья ставен, ветхие дома,
клином потонувшие в берёзках.

Там, в небесном море талых звёзд
стаей в дымке снежных очертаний
стает невозвратность птичьих вёрст,
не обрётших адресов, названий.
Но, когда по швам мир затрещит
до оторопевшего тороса,
мы – и журавлиный клин, и щит…
Человеком быть совсем непросто».

ЧУТЬ ЗА ДВАДЦАТЬ ТЕПЕРЬ ДВОРОВ…

Моей маме посвящается

Я росла на седом меду, в лепестках из пчелиных снов.
У омшаника старый дуб, да и дедов был сруб не нов.
Просочится ли синева в разомлевшее сито лет…
Помню, мама несла дрова, а сорока плутала вслед.

И текло по запястьям швов утекающих в счастье бед –
«Угождал» простотою слов силе мёда занятно дед.
А с утра моросящий дол полудиких в саду ромах
Обходил, непривычно зол, на заметный бабулин взмах.

Там, где в изгородях зажат свежесхваченный вой ветров,
Нас, бессовестных салажат, покосившийся шик цветов
Настораживал в липких днях… Умиляла, желтея, гарь…
Это, солнцем  дыша в углях, «заговаривал» пчёл дымарь.

В полотенцах сухих дорог за деревней следов не счесть.
Чуть за двадцать теперь дворов… И сорока, конечно, здесь.
В расселившихся снах тону, отпустив сорочья нытьё…
А пчелиную простоту солнце в листьях дубовых пьёт.

* * *

Ефрейтору П.

Мы все приходим в мир для теплоты
Гостями жизни: снов и пробуждений.
Тебя полгода нет, но шлёт цветы
Былой любви верстальщик сновидений.

Курсивом испытаний на Земле
Останемся в столетьях на руинах.
А может, прорастём цветком в золе
И словом нерассказанным в былинах.

Затёкшие помарки как штрихи –
От осени пылающей ранимость.
Соизмеримость веры, где грехи…
И подлинность заката над рябиной.

Ещё собачий лай в конце села.
И тополиный пух с пыльцой в июле.
И ночь, что чувства наши не сожгла.
И петухи, что так и не уснули.

В последних трёх букетах февраля
На грани тишины, того, что чует…
Неописуем звук надрывной «ля»,
Как той, что без тебя меня врачует.


3 место
Лариса ЕГОРШИНА
г. Дзержинск, Нижегородская область

ЗА ОТЕЧЕСТВО

Атакует Брест Европа,
костью в горле Осовец,
роет армия окопы
на штыки идет «мертвец».

Гарнизон отравлен хлором
и в родстве не найден друг,
перекрыты коридоры,
неприступны Неман, Буг.

Штурм сентябрьский не удался,
март испортил результат,
русский воин в плен не сдался,
из руин воскрес сто крат!

Утро августа с баллоном
ожидает ветерка,
добавляет к яду брома,
чтоб добить наверняка!

На деревьях сжались листья
и трава черным — черна,
на орудьях медь окисла,
смерти движется волна.

Крепость росами омыта,
не проникла в окна вонь,
контратакою открытый
генерал ведет огонь.

Поднялись остатки роты
от Землянского полка,
горстка душ у пулемета
и со знаменем рука!

За Отечество, Россию!
подпоручик впереди,
бой! неистовая сила
все сметет и победит!

Гром «Ура!», на ранах язвы,
мертвый ряд встает в живой
и ландвер в противогазе
побежал с передовой!

ПОБЕРЕЖЬЕ У ПРОЛИВА

Побережье у пролива –
перекрестие фронтов,
содрогается от взрыва
полуостров — дом богов.

Во́йны – горькая наука,
кровожадная беда,
на семи ветрах разлука
и в руинах города.

Ночь. Ненастная погода,
поднимается волна,
но десант заходит в воды,
бой грядет и не до сна.

Авиация, пехота,
на плацдарме – сущий ад,
омут топкого болота,
под обстрелом Митридат.

С моря, с воздуха блокада,
на исходе сил запас,
но дойти до цели надо,
долг исполнить и приказ.

Перебежки, шаг за шагом,
штурм высот, крутой подъем,
запредельная отвага –
сорок суток под огнем!

Огорошен Арес хитрый,
коршун когти притупил –
все позиции отбиты
вероломный пыл остыл.

Бьется сердце в катакомбах,
вострубил свободы час,
ни от пули, ни от бомбы
свет надежды не погас.

Крым – веков античных тропы,
Громовержец, щит и меч!
легендарный Севастополь!
и Деметры город, Керчь!

ПРЕКРАСНА

Плесковский край, приветом милый,
трав изумруды, жемчуга,
родник души и жизни сила,
великой славы берега.

Земля отцов, звалась Прекрасна,
в чертоге радости, добра –
отважный князь, как сокол ясный,
княгиня — горлица – мудра.

Века держали оборону,
дозор, излучина и вал,
когда король неугомонный
к владеньям дивным подступал.

В осаде Остров, Псков, Опочка,
чужое племя у ворот,
молниеносный план отточен
и грозен свастики налет.

Огонь бушуюший повсюду,
нетленна Божия искра,
в ней сострадание и чудо,
победоносное «ура»!

Прекрасна – Родина солдата
и от родимого крыльца,
от благодати высшей свята
в лучах Небесного Творца.

 


Номинация «Словенские ключи»

1 место
София ЛОПАТИНА
г. Донецк, Донецкая Народная Республика

СВЕРСТНИКУ

Сверстник мой из беды сорок третьего,
Не дождавшийся новой весны,
Не дышавший сирени соцветьями,
Ты приходишь давно в мои сны.

Вспоминает частенько и бабушка,
Что тебе приходилась сестрой,
Твои скулы в коричневых капушках,
Руки в цыпках – отнюдь не герой.

Ты глядишь на меня с фотографии,
Что хранит наш семейный альбом.
Нет могилы твоей с эпитафией,
Только пыль над курганом столбом.

Испытавший лихие страдания,
Переживший дни страха, нужды.
Ты убит, не дождавшись изгнания
Из Донецка фашистской орды.

Я пишу из другого столетия,
Мой ровесник и предок, тебе.
В твоем городе вновь лихолетье,
Он живет в беспощадной борьбе.

Снова стонет земля под снарядами,
Что фашистская мечет рука.
Мое детство разорвано «Градами»,
Но победа, я верю, близка.

Нет на свете затеи бессмысленней,
Чем противная жизни война.
Сверстник мой, верю я в это искренне:
Только мирная жизнь всем нужна.

 


Конкурс «Над рекой Великой — белый кремль…»,
посвященный 1120-летию Пскова

1 место
Ольга ОЖГИБЕСОВА
с. Верзилово Московская область 

АННА КЕРН В МИХАЙЛОВСКОМ

Спешил – споткнулся на бегу…
Припал к руке с почтеньем: «Анна!..»
Разлился день душисто-пряный,
Как половодье на лугу.

Нестройно девушки в саду
О суженом далеком пели,
Младенцем сонным в колыбели
Качался желтый лист в пруду.

Склонялись нежно кроны лип,
Как будто головы влюбленных…
И был их шепот утомленный
Похож на жалобу, на всхлип –

Как отзвук ссоры роковой
Или предчувствие разлуки…
Томился от полдневной скуки
Горбатый мостик над водой.

Под ватным одеялом сна
Дремала кошка в душной бане…
Подслеповато щурясь, няня
Клевала носом у окна.

И двое – об руку рука,
Сердец скрывая нетерпенье…
Ах, это чудное мгновенье,
Запечатленное в веках.


2 место
Мария ПАРАМОНОВА
г. Смоленск

ВСЕВОЛОД ПСКОВСКИЙ

Пророка нет в Отечестве своём,
И Всеволода, первенца Мстислава,
Того, кто с юных лет благочестив,
Свои же люди мучили, схватив,
Лишь выгодной быть верность перестала,
Потом погнали прочь, забыв о нём.

Забыли, как раздал свою казну,
Чтоб в год голодный хлеба дать народу,
Как строил храмы и монастыри,
Да и о том, что шли богатыри
На битву с братьями купечеству в угоду,
Но бегство им поставили в вину.

Ждала погибель – Жданая гора,
Метелями измотанное войско
Пришло домой ни с чем – и князь неправ.
Такой строптивый Новгорода нрав.
Не терпит неудач и беспокойства,
И гонит с Ярославова двора.

Другое дело – добродушный Псков.
В тени торговой северной столицы
Он почитает Ольгины лучи,
К ним Всеволод из Вышгорода мчит,
Чтобы собор построить и смириться –
Честь не в чести, но лучше без оков.

Уходит время добрых мудрецов,
Владельцев поучений Мономаха,
Способных Киев уступить шутя,
Весь Новгород не стоил их ногтя,
Когда с плеча последняя рубаха –
И та – во имя дедов и отцов.


3 место
Юрий ИВАНОВ-СКОБАРЬ
д. Бардово, Псковская область

ПЛЕСКОВ

Ночуют кривичей ладьи
При устье плещущей речушки.
Что ждёт пришельцев впереди?
Века – ответили кукушки.

Высокий холм. Там чей-то бог.
Что ж, своего поставим рядом,
И будут боги бок о бок
Степенно следовать обрядам.

Уже почти погас костёр,
Алеют угли еле-еле.
И сумрак лёг на косогор –
Что оберег на сонном теле.

…Был Плесков-град построен здесь
За частоколом стародавним.
Сбивая вражескую спесь,
Он укрепился белым камнем

И поднял православный крест
Над пятиглавием собора,
Стал стягом пограничных мест,
Твердыней русского простора.

Кукушек гулких голоса
Стоять века ему пророчат!

…Обрывки летописных строчек…
Племён забытых паруса…

 


Литературно-просветительский проект «Позывной — Россия!» реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на реализацию проектов в области культуры, искусства и креативных (творческих) индустрий, предоставленного Президентским фондом культурных инициатив.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

34 057 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>