Андрей Бениаминов

 

Андрей Геннадьевич
БЕНИАМИНОВ

A_Bродился в г. Пскове в 1968 году. Окончил Псковский индустриальный техникум, Санкт-Петербургский технический университет, Академию государственной противопожарной службы МЧС России. Офицер ГПС МЧС России.
Поэт, публицист, член Союза писателей России, член Русского литературного клуба. Дипломант международной литературной премии им. Сергея Есенина «О Русь, взмахни крылами…» за 2010 год, лауреат Всероссийского форума гражданской поэзии «Часовые памяти» (2013 г.), лауреат конкурса «Я не мыслю себя без России», посвящённого 90-летию поэта Игоря Григорьева (2015 г.).
Автор ряда литературных проектов рунета, наибольшую известность из которых получил литературно-патриотический проект «Мы Одной Крови», объединивший на страницах сайтов Стихи.ру и Литсовет более 300 поэтов, пишущих гражданскую лирику и поддерживающих идеи проекта.
Автор сборника стихов «Может, сбудется?», вышедшего в 2008 году. Неоднократно публиковался в поэтических сборниках Пскова, Великого Новгорода, Москвы, С-Петербурга, а также в литературной периодике (газета «Российский интеллигент», журналы «Голос эпохи», «Родная Ладога», «Викинг»…). Стихи переведены на болгарский и украинский языки.
Член правления Псковского регионального отделения Союза писателей России. Редактор сайта псковской писательской организации «Псковский литературный портал». Постоянный координатор и ведущий фестиваля исторической поэзии «Словенское поле».

«…Первые стихи я написал ещё в детстве. Помню, как в 12 лет, отправил стихотворение о маме в газету «Пионерская правда» и получил благожелательный отзыв одного из редакторов издания. Ответ воодушевил. Быстренько сляпал ещё три стихотворения и отправил в тот же адрес. Через некоторое время вновь получил отзыв, но уже от другого редактора. Мои вирши назывались сырыми, недоработанными. Детский запал был погашен, лет этак на пять. Далее я начал писать стихи уже в техникуме, лет в 16-17, и более не прекращал.
Первая публикация относится к 1990 году, когда в самиздатосвском молодёжном сборнике «Дверь» была опубликована подборка моих стихов, с последующей перепечаткой отдельных стихотворений в городской газете «Новости Пскова». С вхождением в нашу жизнь интернета – активно публиковался на многочисленных литературных сайтах, участвовал в различных интернет-конкурсах, зачастую не безрезультатно.
Возможно, моё увлечение так бы и осталось на уровне «сетевой поэзии» (термин интернета), если бы в 2007 году судьба не свела меня со Станиславом Александровича Золотцевым. Именно он сказал «Андрей Геннадьевич, Вы поэт…» и подтолкнул меня к изданию поэтического сборника, причем не просто подтолкнул, но принял самое деятельно участие в его подготовке. В апреле 2008 года появилась моя первая печатная книга – сборник стихов «Может, сбудется?» Этот сборник я посвятил памяти Золотцева…»

ПУБЛИКАЦИИ
АВТОРА

На Псковском литературном портале

На сайте «Российский писатель»

На сайте Литературен Свят (Болгария)

В журнале «Родная Ладога»

Провинциальный интеллигент

Провинциальный интеллигент — Санкт-Петербург

Петербургская газета

На сайте «Русское поле»

Другие публикации

ЛИТЕРАТУРНЫЕ СТРАНИЦЫ НА САЙТАХ:

Стихи.ру

Литсовет

Литпричал

Изба-Читальня

Литзона

Графоманов.нет

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПРОЕКТЫ АВТОРА

Фестиваль «Словенское поле»

Проект «Мы Одной Крови» на сайте Стихи.ру

Литературное объединение «Мы Одной Крови» на сайте Литсовет

Чудна́я птица

Из наших споров и баталий
навряд ли истина родится,
но вновь летит в святые  дали
поэзия – чудна́я птица.
В неё давно палят дуплетом,
картечью мнений и сомнений,
но где-то, волею поэтов,
живут Татьяна и Евгений,
белеет парус над волнами,
жираф изысканный пасется,
и скиф, раскосыми глазами,
глядит на северное солнце…

Блаженны русские поэты,
прошедших дней и дней грядущих,
те, кто поэмой и сонетом
врачует раненые души…

*  *  *

Мне что-то навевает грусть
И гонит прочь земные страсти.
Мой тихий дом – кусочек счастья,
Мой груз – истерзанная Русь.

Есть в России места…

Есть в России места,
Где природа чиста,
Где сердца у людей не остыли.

Там, вдали от столиц,
Больше искренних лиц,
Там родник русской славы и силы.

Там не бросят в беде,
Не откажут в еде,
Там помогут, чем могут, всем миром.

Там невест чистота
И людей красота,
Там не строят дворцов и кумиров.

А у тихой реки
Там сидят рыбаки
Ждут удачу свою на рассвете.

Там живет мой народ,
Там природа цветет,
Там смеются заливисто дети.

Деревенский уклад.
И наверно стократ
Буду Господу Богу молиться.

Чтобы тысячи лет
Теплый искренний свет
Освещал эти русские лица.

*  *  *

Всё как было – так есть,
С юга вновь возвращаются птицы,
Чтоб продлить птичий род,
И под осень назад улететь.
Мне же выпала честь
На Российских просторах родиться,
Ну, а коль повезёт –
Посчастливится здесь умереть.

В этой странной стране
Где бескрайни поля и погосты,
Где звенят провода
И молчат вековые дубы,
Теплый дождь по весне
Омывает дорожные вёрсты,
А любовь и беда
Как синонимы общей судьбы.

Мы проходим сквозь страх,
Привыкаем к ветрам и туманам,
Ищем правду в себе,
Но находим её у других.
Только часто в умах
Сочетается правда с обманом,
И в бесцельной борьбе
Создаётся лишь призрачный миф.

Так живёт моя Русь,
Забывая прощать и молиться.
Нам ковыль да полынь
Пахнут слаще изнеженных роз.
И российская грусть
Здесь святою водою сочится
Сквозь небесную синь
По израненным душам берез.

***

А тишина осталась тишиной,
Хотя её стреляли и взрывали,
В неё орали, брызгая слюной,
Её не раз сиреной разрывали,
Неоднократно мучили войной.

Но тишина осталась тишиной…
И в той тиши лишь шёпот откровений
И звуки уходящих вдаль сомнений
И воздух, очарованный весной
И ты в обнимку с ветром и со мной.

Ведь тишина осталась тишиной,
А значит, есть надежда на восход,
На то, что снова сердце запоёт,
На радость встреч,объятья под луной.
На тишину, что будет тишиной…

В зимней сказке

В зимней сказке, заснеженно-белой,
Тихо, мирно, светло и уютно,
У камина альбом пожелтелый,
И часы отмеряют минуты.

Только времени бег незаметен:
Сколь прошло?
То ль века, то ль мгновенья…
За стеною беснуется ветер,
Я в камин добавляю поленья.

За стеною морозы крепчают,
На стекле заплетая узоры,
А за кружкой душистого чая
Мы ведем о любви разговоры.

В зимней сказке покой и мечтанья,
А в любимых глазах столько ласки!
В зимней сказке чудес ожиданье,
И чего только нет в зимней сказке…

*  *  *

Ты знаешь, опять с рассветом
Растают земные дали,
И я распрощаюсь с летом,
Хоть лето еще в разгаре.

Вновь ветер посыплет пылью
На стены домов усталых,
И то, что казалось былью
Умрет на открытках старых.

Завянут цветы, а звуки
Затихнут, чтоб не вернуться,
Чужие мужские руки,
Твоей головы коснутся.

И будет листва кружиться,
И август застелет стужа,
И будет ледок искриться
На сердце и в редких лужах…

Тетраэдр

Тетраэдр сердечной глубины,
И свет луны, струящийся сквозь воды,
Но в том, ей Богу, нет моей вины –
Я просто сын земли и внук природы.
И я прошу забыть на краткий миг,
Что он не стал, и я уже не буду,
И ты услышишь, как сдаёт старик
В продмаг свою несчастную посуду,
Увидишь свет в кромешной темноте,
Увидишь жизнь на кладбище творений,
А что до этих, эти еще те…
А ты хоть небольшой, но всё же гений!
Тетраэдр сердечной глубины,
И свет луны, струящийся сквозь воды,
И здесь, ей Богу, нет моей вины –
Я просто сын земли и внук природы.

*  *  *

Брошенный сквозь века, видевший разное…
Только дрожит рука – черная, грязная.
Ярко горит свеча на подоконнике,
Тот, кто рубил с плеча – вышел в покойники…
Там где вершился суд – гарь да пожарища
И хоронить несут друга-товарища.

 Я ещё живой

«И человек сказал: «Я — русский»,
И Бог заплакал вместе с ним»
 Николай Зиновьев

Не надо плача, я ещё живой,
Назло кликушам, в пику лжепророкам,
Живу в краю лесов, озёр и сопок,
В краю полей с нескошенной травой.

Не надо жалости, не надо лишних слёз,
Ведь это я, держал штурвал «Варяга»,
С победой я стоял у стен Рейхстага,
И первым я рукой коснулся звёзд.

Я утопал в болотах и в песках,
Я строил БАМ, я мастерил ракеты,
Я исполнял в обители обеты,
Я был распят за веру на штыках.

Я здесь во всем, в берёзах, в ковыле,
В моих сынах и дочерях, во внуках,
Я выжил в них и в счастье или в муках
Они есть я. Мы живы на Земле.

Не прав поэт. По нам не плачет Бог.
В годину смут крепчает русский норов,
Мы будем жить! И, как сказал Суворов:
Мы – русские!
Горжусь!
Какой — восторг!

Табу

Ты говоришь: «Видал их всех в гробу!»,
Я говорю: «Они ведь тоже люди»,
Моя любовь к Христу, твоя – к Иуде.
…У каждого из нас своё табу