Архив метки: Россия

Вместе с Тарасом на Парнас

Вместе с Тарасом на Парнас

На празднике народного творчества, белорусской поэзии и фольклора

В жизни часто всё устроено так причудливо и многослойно, что не всегда со стороны эту связь между явлениями и событиями увидишь. Однако, что есть – то есть.
Единая линия
В далёком 1834 году на Городокской земле нынешней Витебской области Белоруссии родился Константин Вереницын. Его поэма «Тарас на Парнасе», повествующая о чудесном перемещении полесовщика (лесника) Тараса прямиком на Парнас, написанная по-белорусски, но одновременно правильным пушкинским четырёхстопным ямбом, стала классической.
С первой публикации в 1889 году «Тарас на Парнасе» только увеличивал свою популярность. Поэма стала подлинным памятником не только белорусской, но, в целом, славянской литературы.
Вот, для примера, самое начало «Тараса» в классическом русском переводе Михаила Лозинского:
Знавал ли кто из вас Тараса,
Что полесовщиком служил?
На Путевище у Панаса
Он возле самой бани жил.
Насчёт авторства поэмы периодически возникают споры. Впрочем, так и полагается со всяким незаурядным произведением. Вспомнить хотя бы «Илиаду» или «Тихий Дон»…
Но Вереницын устоял, а белорусский Городок стал признанной Родиной классика белорусской словесности.
И одновременно стал местом, важным для последующего формирования всей псковской литературной традиции. Ведь именно в Городке одно время жил фронтовик и поэт Игорь Григорьев, который в 1967 году стал первым ответственным секретарём Псковской организации Союза писателей России.
Неудивительно, таким образом, что приближение 50-летия Псковской писательской организации вплотную поставило вопрос о Городке, о Веренецыне и об участии представителей Псковской организации Союза писателей России в ежегодном празднике народного творчества, белорусской поэзии и фольклора «Гарадоцкi Парнас». Девятом по счёту в 2017 году.
Когда же зашёл разговор о конкретных кандидатурах, то Петербург и Псков предложили Великие Луки. Такая вот взаимосвязь. Вроде бы не прямая, но если начать смотреть, то прямей некуда.
Корни из сердца
Интересно, что великолучане в лице писателей Андрея Канавщиков, Юрия Ишкова и Татьяны Лапко оказались не единственными представителями Псковщины и России. Из Усвят приехал вокальный ансамбль «Надежда».
Поэтому традиционный пирог на открытии праздника принимала не только председатель комитета культуры Администрации Великих Лук А. В. Романюк, но и усвятские наши соседи.
Дорога, кстати, словно сама вела нас в Городок, не в тот телевизионный проект насмешников, а в настоящий город Гарадок, признанную столицу белорусского юмора. Въезжаем в город, вертим головами по сторонам. Где же улица Ленинская, где нас ждут в Городокском культурно-просветительском центре и сети публичных библиотек? Вот она. Где дом № 4? А вон там!
Ни секунды не плутали и приехали так, словно постоянно сюда ездим. Познакомились с поэтами Александром Лисняком, уроженцем Воронежа, и членами полоцкого объединения «Наддвинье» во главе со своим руководителем Николаем Болдовским.
Затем отправились к месту официального открытия праздника, к памятнику леснику Тарасу. Памятник этот появился в Городке в 2014 году и почти сразу исчез. Оказалось, что местные власти не нашли денег (почти 1,2 млрд. рублей) оплатить гонорар скульпторам и фирме «Литейный двор».
Назревал скандал. Тем более что скульптура пришлась по душе горожанам. Вопрос решил российский концерн «Детскосельский», вкладывающий средства в сельское хозяйство региона. Он оплатил долги по памятнику и подарил его районному центру.
То есть Россия и здесь осталась верна себе, продолжая поддерживать братский народ и братскую культуру Белоруссии, даже когда это от неё уже никто не требовал. Вроде и Советского Союза больше нет, но корни наши сильнее нас, поскольку не из политики они росли, а из нашего сердца.
Хорошо пишет на эту тему Николай Болдовский, уроженец Псковщины и Невеля, живущий сейчас в городе-побратиме Великих Лук Полоцке:
Моя земля, моя весна –
Край беларускi и российский…
Поклон вам, Ловать и Дзiсна
Из-под крыла – сыновний, низкий. (…)
С пути родного не собьюсь,
Стирая крыльями границы,
И, прилетев, любви напьюсь
Из родника… або з крынiцы.
И, действительно, как это всё разделить и можно ли это всё разделить в принципе?! Родник или крынiца, что более истинное, если и там, и там – одинаково чистая родниковая вода?!
Визитная карточка
Местом рождения Тараса считается деревня Островляны, находящаяся в 40 км от Городка. Туда после кратких напутствий отправились 45 участников профсоюзного велопробега.
Ехали с флагами, песнями. Ехали семьями. Как сообщалось, самым младшим велосипедистом стал семилетний Станислав Вихотенко, а всего на старт вышли представители 20 первичных профсоюзных организаций.
Тем временем за чтением поэмы «Тарас на Парнасе» вслух взялись чтецы от Городокского агротехнического колледжа. Третий год подряд проходит это чтение и самое интересное, как рассказали, что люди сами просятся читать своего любимого Вереницына, чуть ли не в очередь выстраиваются.
В Детском парке развернулся город мастеров «Ярмарка у Парнаса» с проведением конкурса тематических площадок «Гостеприимное подворье». Там, наконец-то, довелось отведать правильный белорусский драник, когда мясная начинка раза в четыре превышает толщину картофельных стенок. Этакая котлета в картошке.
Впрочем, пора и дело знать. С официальным приветствием IX празднику на площадке у Дома культуры выступила председатель (старшыня) Городокского районного Совета депутатов С. Л. Зуева.
Светлана Леонидовна говорила о радости с которой власти встречают всех на празднике народного творчества, белорусской поэзии и фольклора «Гарадоцкi Парнас», посвящённом знаменитому земляку Константину Вереницыну, который 15 апреля 1855 года завершил в Городке написание своей поэмы «Тарас на Парнасе»:
— Сегодня мы с уверенностью можем сказать, что «Гарадоцкi Парнас» является визитной карточкой нашего района, брендом нашей городокской земли. И очень отрадно заметить, что с каждым годом этот праздник собирает всё больше и больше гостей, наших знаменитых земляков.
Пусть сегодняшний праздник подарит всем участникам, гостям хорошее настроение, заряд бодрости и оптимизма, новые идеи для творчества и вдохновение. Районный праздник народного творчества, белорусской поэзии и фольклора «Гарадоцкi Парнас» объявляется открытым.
Поскромничала С. Л. Зуева. Детище Вереницына давно уже является брендом не только Городка, не только всей Белоруссии, но всего славянского мира.
За живым словом
Неудивительно, что праздник посетили как многочисленные уважаемые земляки, так и руководители высокого ранга. Председатель Витебского областного Совета депутатов В. В. Терентьев, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь В. В. Мирош,

Владимир Скарынкин

поэт и переводчик В. М. Скарынкин, врач А. В. Марченко, член Союза художников РБ В. А. Шелко, генерал-майор авиации В. П. Комлев…
От земляков Городокской земли слово держал В. М. Скарынкин. Владимир Максимович высказал пожелание того, чтобы «Городокский Парнас» стал республиканским мероприятием. Благо здесь звучит высокая поэзия, вокруг разлит вольный дух и хорошо дышится.
Псковскую область представила на празднике А. В. Романюк:
— От имени Администрации города Великие Луки поздравляю вас с замечательным праздником народного творчества, поэзии и фольклора, утверждающим единство Республики Беларусь и России.
Есть глубокий смысл в присутствии делегации Великих Лук и Великолукского представительства Псковской писательской организации на этом празднике. В Городке более 10 лет прожил фронтовик, поэт, первый председатель Псковской писательской организации Игорь Николаевич Григорьев.
Тем самым присутствие делегации Великих Лук является ещё одним объединяющим фактором, подтверждая насколько мы все едины, насколько тщетны попытки разделить духовные связи Республики Беларусь и Российской Федерации. Тем более, что Великие Луки сегодня представляют не только тех, кто помнит поэта Игоря Григорьева по его псковскому периоду жизни, но и тех, кто передаёт свои искренние приветствия празднику из Петербурга, где сейчас проживает семья поэта.
Уверена, что участие великолучан в ежегодном районом празднике народного творчества, белорусской поэзии и фольклора «Городокский Парнас», посвящённом поэту Константину Вереницыну, станет объединяющим звеном для неравнодушных к поэзии, другим видам творчества людей.
Участники нашей творческой делегации благодарны организаторам и участникам праздника за возможность слышать живое поэтическое слово, прикоснуться к миру культур наших народов.
От всего сердца хочется пожелать мира и процветания Витебской земле, которая явилась объединяющим центром для литераторов наших стран. Пусть это творческое начало не исчезает и передаётся от одного поколения авторов к другому, а география праздника расширяется.
После обмена подарками право поднять эмблему праздника было предоставлено председателю Городокского райисполкома П. П. Коробачу и В. М. Скарынкину.
Дополняя друг друга
Стихи звучали прямо у памятника Тараса. Лицом к нему и к фонтану в виде старинного замка с зубцами крепостной стены. Владимир Скарынкин читал на белорусском, Александр Лисняк – на русском. И нисколько не мешал один язык другому. Разве что дополнял. Невольно подумалось, как хорошо было бы, если бы за Лисняком вышел какой-нибудь серб, а за ним – болгарин и далее до бесконечности.
И лились бы стихи, и журчала вода фонтана, и шагал бы навстречу поэтам коренастый хитроватый мужичок Тарас со своими байками, как богини стирают богам в корытах портки, Сатурн подплетает себе лапти, а дети Нептуна чинят порванный невод…

Андрей Канавщиков передал подарок от Великих Лук директору Городокского культурно-просветительского центра А. В. Абрамовой.
Очень органично в стихах Юрия Ишкова и Татьяны Лапко прозвучали военные темы. Чтобы перейти к юмору именно от темы патриотизма и Великой Отечественной, именно в такой системе координат.
Николай Болдовский щедро передал право начать выступление «Наддвинья» другому поэту:
— Объявили меня как руководителя, но в нашем объединении есть человек, который держит белорусское слово, ценит белорусское слово и хочет, чтобы это белорусское слово всегда и всюду звучало. Итак, главный редактор народного литературного объединения «Наддвинье», член Союза писателей Белоруссии, известный в Полоцке, Новополоцке, Витебске и в Белоруссии художник Галина Загурская!

Александр Лисняк

И опять тот же самый эффект славянского двуязычия. Загурская прочитала отрывки из своей поэмы «Наддвинцы на Парнасе», впрямую продолжая Вереницына, а в ушах ещё продолжалось эхо от гимна белорусской речи от Николая Яковлевича, высказанного на русском языке.
Трогательно это было и тепло. Закономерно от полноты чувств, от пожеланий, «чтобы белорусская речь звучала чаще, чтобы мы разговаривали друг с другом чаще, чтобы улыбались с вами по-белорусски» Николай Болдовский запел.
Запел про полоцкую Евфросинью. Не про знаменитую святую, но и про святую в то же время:
Евфросинья. Неужели Евфросинья
Возродилась из истории святой?
Может, феей из Наддвинья
Ты явилась Евфросинья
И в девчатах повторилась красотой.
Постоянно думается, что если бы Константина Вереницына не было, его стоило бы выдумать. Уж больно всё это и в тему, и к месту.
А ещё подумалось: может Олейников и Стоянов и посвящали свой «Городок» тому самому Городку из Витебской области, «где всё просто и знакомо»? Во всяком случае, вести свою родословную от «Тараса на Парнасе» никому не зазорно.

А. КАНАВЩИКОВ
Фото Татьяны ЛАПКО,

Русские судьбы. О новом номере журнала “Родная Ладога” №1 2017

РУССКИЕ СУДЬБЫ
о новом номере журнала “Родная Ладога” №1 2017

Простое число 17 в летосчислении после 1917 года стало знаменательным – той условной кульминационной меткой, относительно которой происходят в России исторические измерения и делаются сравнения. Наступивший 2017 год – год столетнего юбилея нескольких русских революций. В феврале-марте сто лет назад произошла Февральская революция, свергнувшая незаконным способом законного русского Царя – Императора Николая II. История России разломилась на “до” и “после”. Этот разлом не преодолен поныне. Осмысление того, что и почему произошло с Россией век назад, и как история отражается в современности, является содержанием многих материалов нового номера журнала “Родная Ладога”, большей частью посвященного трагической юбилейной дате, о чем свидетельствует и обложка нового номера. На ней – репродукция картины известного российского живописца Филиппа Москвитина (Москва) «Портрет Императора Николая II в окне вагона поезда». Трагедию России в полной мере раскрывает это символичное художественное произведение, передающее наивысший, мученический уровень внутренних переживаний плененного и насильно отстраненного от власти Помазанника Божия.
Главной статьей номера является обширная по историческому охвату, глубокая по духовно-религиозным смыслам статья митрополита Петрозаводского и Карельского Константина (Горянова) (Петрозаводск) «Горькая ошибка», публикующаяся в сокращении. Она посвящена такому мало исследованному явлению, как “Церковная революция 1917 года”. В статье автор не только разъясняет явление как таковое, но рассматривает его уроки. Богослов и историк, автор нескольких исторических монографий, член Союза писателей России митрополит Константин в этой уникальной трудоемкой работе исследует причины и последствия Церковной революции, которая проявилась в благосклонном принятии Февральского переворота и поддержке свержения законного Помазанника Божия значительной частью священства Русской Православной Церкви. Автор скрупулезно и доказательно выявляет истинную картину произошедшего, используя уникальные архивные материалы и современные исторические свидетельства, показывает роковое заблуждение Церкви, поддавшейся революционной пропаганде. О том, к каким кровавым последствиям привела эта доверчивость, митрополит Константин рассказывает, приводя множественные, ранее неизвестные факты из истории Карельского края, бывшей Олонецкой губернии, где к началу Великой Отечественной войны остался в живых только один поп, и не осталось ни одного действующего православного храма. Делая предостерегающие выводы, автор исследования историческую экстраполяцию распространяет на пространство всей России и на вековой период, вплоть до настоящего времени.
Ярким, хорошо иллюстрированным дополнением этого исторического труда является работа Анатолия Степанова (Санкт-Петербург), главного редактора сайта “Русская народная линия” – «Монархия рушилась, а где же были монархисты?» В ней автор – ученый-историк исследует успехи и неудачи некогда мощного, представительного монархического движения, приводит малоизвестные факты его становления и развития, вскрывает причины ослабления.
Художественное повествование известного прозаика Николая Коняева (Санкт-Петербург) «Последнее пророчество Распутина» (к столетию со дня злодейского убийства Григория Ефимовича Распутина) посвящено этому необыкновенному человеку, предвестившему условия и сроки падения монархии в России. Предсказания сибирского старца в историческом контексте и в обратной перспективе наполняются новыми смыслами и объективной реальностью.
Документальные свидетельства Владимира Малышева (Санкт-Петербург) посвящены личностям героическим. Автор – известный журналист и историк в небольших очерках «Жизнь за Россию» рассказывает о подвигах героев дореволюционной и послереволюционной России, которые не делили историю Отечества на периоды, но служили ему вне зависимости от того, какая власть. Это подвиги “красного адмирала” Алексея Щасного, питерской Жанны Д-Арк – Марии Бочкаревой, Елизаветы Кузьминой-Караваевой, которая была комиссаром по культуре, но стала монахиней матерью Марией.
Истоки христианского подвига, жертвенного служения, присущего русским людям во все времена, исследует аналитик, поэт, журналист Григорий Калюжный (Москва) в статье «Метастратегия ментальных исследований и “ядерное оружие” профессора Н.М. Ракитянского». В основе статьи – научные труды доктора психологических наук, профессора МГУ Ракитянского. Одна из основных мыслей этого философского и патриотического исследования – только в единении народном, историческом, на основе единой веры может существовать Россия. Исторические примеры тому мы находим в заметках Александра Проханова (Москва) «Русское чудо». Мыслитель и политический деятель Александр Андреевич Проханов совмещает времена прошлые с современностью посредством художественных образов, осмысливает историю через новые памятники России – монумент св. кн. Владимира и памятник царю Ивану Грозному, через великое современное свершение, такое, как возвращение в состав России Крыма и Севастополя.
Тема Крымской весны актуальна поныне, она является основополагающей для прояснения многих мировых политических событий, поэтому с интересом читаются мемуарные заметки крымчанки, заслуженного деятеля искусств, поэта Ольги Ивановой (Симферополь) «Крым к России приближали, как могли». Близкая к названной теме – болезненная тема Украины. Об украинской политике и политиках с присущим ему аналитическим блеском размышляет известный политолог Ростислав Ищенко (Москва) в статье «Киев: внутривидовой отбор».
Авторам журнала интересны не только исторические события, политико-философское их осмысление, но и конкретные личности в контексте истории. Продолжается публикация жизнеописания блаженного инока Владимира Важеозерского чудотворца, материал подготовлен А.Селезневым (Санкт-Петербург) по воспоминаниям современников монаха-чудотворца и их потомков. О двух замечательных актрисах русского происхождения, оказавшихся оторванными от Родины, рассказывает Галина Кучина (Мельбурн, Австралия) в проникновенном, живописном сочинении «Две актрисы». Известный режиссер, актер, поэт, президент международного Форума “Золотой Витязь” Николай Бурляев (Москва) вспоминает о великом кинорежиссере Сергее Бондарчуке в откровенной статье с поэтическим, многоговорящим названием «Быть первым на Руси – тяжелый крест». Постоянные авторы журнала Никита Шевцов и Елена Наумова (Москва) рассказывают в своих новых путевых заметках о личности не широко известной – старшем сыне Николая Карамзина – Андрее, много сделавшего для развития нижнетагильских металлургических заводов. Полковник, участник боевых действий, поэт, журналист, переводчик Борис Подопригора (Петрозаводск) в очерке «Какой нам помнить ту войну?» вспоминает о своем начальнике, легендарном генерале Владимире Молтенском, как о воине и человеке – неоднозначном в своих поступках, но таком, личность и история служения которого не должны быть забыты.
Современные ученые не позволяют нам забывать исторические даты, связанные с именами наших великих соотечественников. Известный пушкиновед, сценарист, переводчик Владимир Орлов (Москва) к 180-летию трагической дуэли Пушкина подготовил исследование «Преддуэльные письма Пушкина. Реконструкция». Это научная работа является новым словом в пушкиноведении. Отношение к Пушкину имеет статья Натальи Листиковой (Москва) «В гостях у Василия Львовича Пушкина». Она посвящена ежегодному событию – Пушкинской Ассамблее Академии Российской словесности. Ассамблея 2016 года была посвящена 250-летию поэта Василия Львовича Пушкина, она проходила в мемориальном музее дяди великого поэта, открывшемся недавно на Старой Басманной улице в Москве.
Творчеству поэтов XX века посвящены материалы Сергея Багрова (Вологда) «На другом берегу» (новые рассказы о Николае Рубцове) и Ольги Платоновой (Губкин, Белгородская обл.) «Философское в лирике Юрия Шестакова». Поэтический блок представляют известные поэты: Геннадий Иванов (Москва), Анатолий Аврутин (Минск, Беларусь), Татьяна Суровцева (Иркутск), Олег Чупров (Санкт-Петербург), Борис Краснов (Санкт-Петербург), Елена Шаляпина (Санкт-Петербург), Владимир Леонов (Санкт-Петербург), Николай Пересторонин (Киров).
Проза представлена двумя любимыми и хорошо известными читателям журнала авторами: рассказами Михаила Зарубина (Санкт-Петербург) «Смерть Сталина» и повестью Виктора Потанина (Курган) «Чародей». Яркой смысловой иллюстрацией поисков нравственных истоков и законов бытия Руси-России можно назвать интересный материал Петра Лосева (Санкт-Петербург) «Старинные славянские обычаи как часть крестьянского мiра».
По традиции к каждому выпуску журнала профессиональными дипломатами подготавливается блок материалов для рубрики “Моя Смоленка”. В новом номере это статьи: Иржи Опршала (Прага, Чехия) «Воспоминания чешского дипломата», Александра Вавилова (Москва) «Битва за Алеппо», Алексея Подцероба (Москва) «Предшественники современного политического ислама».
Острая культурологическая статья Николая Милоченко (Санкт-Петербург), кажется, стоит особняком и по жанру, и по щемящей нескрываемой боли автора за русскую культуру, за русский язык, за молодое поколение россиян. Николай Милоченко, будучи поэтом, находит точные, образные слова, которыми изображает катастрофическое положение русской культуры. Журнал “Родная Ладога” тоже с первых своих номеров ставит своей задачей просвещение русского народа во имя возвращения его к традиционным нравственным основам, к исконным духовным корням, к богатейшей национальной культуре.

Следующий, второй в 2017 году номер нашего издания будет юбилейным, весной журнал отмечает свое 10-летие. Дорогие наши авторы и читатели, будем рады, если вы поздравите наше издание, хотя бы несколькими предложениями выскажите свое мнение, пришлете доброе пожелание (tradicia-mag@mail.ru). Ведь “Родная Ладога” – издание ваше и для вас.

Валентина Ефимовская
поэт, литературный критик, литературный редактор,
заместитель главного редактора журнала «Родная Ладога»

Валентин Курбатов. Об Изборском Празднике поэзии

Валентин Курбатов

Об Изборском Празднике поэзии

«Пока не требует поэта
К священной жертве Аполлон»,
поэт и правда может быть беспечен и «не дорожить любовию народной». Но приходит неизбежный исторический час, когда, если поэт живое и любящее дитя времени, он, открыв дверь, находит на пороге «шестикрылого Серафима» и понимает, что его надо встретить «отверзтой грудью», чтобы Серафиму было куда «вложить угль, пылающий огнём»
Курбатов2Когда наш Изборский поэтический праздник только замышлялся, за нашей спиной еще не стоял Крест на Сшибке, как Икона Русской Земли, принявшей в свои братские объятия земли святого благоверного князя Александра Невского и детдомовского воина Александра Матросова, земли турецкого Галлиполи, где умирала армия Врангеля, и китайские земли Харбина, куда уходили оставшиеся в живых воины адмирала Колчака, земли ленинградского блокадного Пискаревского кладбища и земли парижского кладбища Сент-Женевьев де Буа, где лежат славные белые дроздовцы и деникинцы, земли Куликова поля и Поля под Прохоровкой земли Ганиной Ямы, где сожжены известью кости несчастной царской семьи, виноватой только в том, что она – царская, и горсть земли от Кремлевской стены, где покоится прах Сталина. Изборская земля приняла приняла и упокоила их под Крестом, чтобы история больше не теряла рассудка и не рвала материнское сердце Родины…
И не было еще Изборского клуба, собравшего лучшие умы Армии и Церкви, политической мысли и духовного напряжения.
Но, значит, мысль наша тогда, при рождении Поэтического праздника, была верна, и мы надеялись, что поэзия под взглядом этих высоких небес, дальних полей и чистых Словенских (Славянских – смотрите, как они рядом Словене от Слова и Славяне от Славы, которая, оказывается, ходит рядом со Словом) ключей, видевших Рюрика и Трувора, под взглядом здешних птиц и трав, ветров и облаков начнёт собирать здесь русское сердце для настоящего Господня служения, к которому и призвано русское Слово.
И не зря мы думали поставить поэтов на урезе Поля над Городищенским озером, чтобы они слышали дыхание земли и неба и чтобы и сами земля и небо слышали своё имя и бережнее обнимали нас.
Здесь и лирика должна была быть исповедна, и сатира грозна, и гражданская поэзия мужественна и ободряюща.
Здесь должны были сойтись как в земле под Крестом на Сшибке музы Пушкина и Тютчева, Некрасова и Маяковского, Ахматовой и Есенина, Блока и Твардовского, Гумилева и Рубцова, Георгия Иванова и Юрия Кузнецова – разных, несводимых, но небесно единых в любви к свободе и Слову, — внучки тех сложивших наше сердце муз, которые уже нынче диктуют свои глаголы и ждут той же власти и силы от новых поэтов России.
Пока мы только выходим в этот обязывающий путь, но дай нам Бог помнить об этом каждую минуту пребывания здесь и уезжать в свои земли детьми единой силы и памяти, Братством которое держало бы нас и не пускало мысль к ожесточению, слово к обмелению, а совесть к согласию с неправдой.
А там уж «угль пылающий огнём» подскажет Слово и Россия обнимет нас, а Бог благословит.

Программа 50-го Всероссийского Пушкинского праздника поэзии

ПРОГРАММА
L ВСЕРОССИЙСКОГО ПУШКИНСКОГО ПРАЗДНИКА ПОЭЗИИ


2 июня

п. Пушкинские Горы
14.00, Научно-культурный центр, Малый зал

Международный фестиваль молодежных театров «Михайловское»

«История из коляски» 
Документальный театр МИФ: Музей. История. Факты
(г. Елабуга, Татарстан)

3 июня

сельцо Михайловское
11.00, Дом-музей А.С.Пушкина

«Незабываемый гость» 
Выставка одного предмета из фондов Псковского государственного музея-заповедника
Рукопись Александра Николаевича Яхонтова (1820 — 1890) — поэта, переводчика, земского деятеля

п. Пушкинские Горы
12.00, Научно-культурный центр, Большой зал

«День сказки» на Международном фестивале молодежных театров «Михайловское»

«Сказка о царе Салтане» 
Санкт-Петербургский государственный «Кукольный театр сказки»
(г. Санкт-Петербург)

п. Пушкинские Горы
14.00, Научно-культурный центр, Малый зал

Открытие международного форума
«Наследие А.С.Пушкина в современном мире»

Пушкиногорский район, д.Бугрово
15.00 Музей «Пушкинская деревня», Гумно

«День сказки» на Международном фестивале молодежных театров «Михайловское»

«Колобок»
Кукольный театр Пушкинского Заповедника «Петрушкина баловня»
(сельцо Михайловское)

«Царевна лягушка»
Театр «Ника» Серпуховского историко-художественного музея
(г. Серпухов)

п. Пушкинские Горы
17.00, Научно-культурный центр, Выставочный зал 1 эт.

«Да здравствует солнце!»
Выставка из фондов Пушкинского Заповедника

п. Пушкинские Горы
18-00, Научно-культурный центр, Большой зал

Торжественное открытие L Всероссийского Пушкинского праздника поэзии
В программе: Литературная часть, выступление поэтов. История праздника. Концертное исполнение оперы «Алеко»

г.Псков

Литературные чтения на улицах, летних площадках, в организациях и библиотеках г. Пскова

4 июня

п. Пушкинские Горы
12.00, Святогорский Свято-Успенский монастырь

Лития
Церемония возложения цветов к могиле А. С. Пушкина
Акция памяти с участием гостей и жителей Псковской области

п. Пушкинские Горы
13.00, Научно-культурный центр

«Моцарт и Сальери или фигляр и Алигьери»
(Вызовы русской культуре) — круглый стол с участием поэтов России, ближнего зарубежья и Псковщины

сельцо Михайловское
Эстрада, 13.30

Презентация «Музея Пункинских праздников поэзии»

Открытие баннерной выставки из фондов Пушкинского заповедника
«История Всероссийского Пушкинского праздника поэзии в фотографиях»

Открытие аллеи Пушкинских праздников поэзии

сельцо Михайловское
с 11.30 до 19:00

Пушкин квест «Мне путешествие привычно»
Интерактивный пешеходный маршрут для гостей всех возрастов

сельцо Михайловское
с 11.30 до 19:00

«Путь Пушкина»
Пешие маршруты по местам где проходил Пушкин

сельцо Михайловское
с 11.30 до 19:00, праздничная поляна

Работают площадки:

Главная сцена
Церемония специального гашения знаков почтовой оплаты L Всероссийского пушкинского праздника поэзии
Презентация книги праздника. А.С.Пушкин «Повести Белкина» с иллюстрациями И.Д.Шаймарданова
Выступление Государственной академической хоровой капеллы России имени А.А.Юрлова
Молодежный театр «Класс» (г. Санкт-Петербург) «Поговорим о странностях любви…»
Симфонический оркестр Псковской областной филармонии
Студенты Российского Государственного Института Сценических искусств, курс заслуженного артиста России Сергея Дмитриевича Бызгу
Театр «Лицедеи»

Бульвар поэтов. Книжный форум
Выступления профессиональных поэтов, гостей праздника из городов России и зарубежья. Чтение стихов А.С Пушкина, книжная ярмарка.
Выступление ансамбля русской музыки»Псков«

Выселки «Деревенька»
Реконструкция деревни пушкинских времен. Выступление фольклорных коллективов, зоосад, знакомство с ремеслами.

Площадка детского литературного лагеря «Кот и дуб»
Игры времен Александра Сергеевича

Театральная площадка
Международный фестиваль молодежных театров «Михайловское»

«О, женщины!» 
(Из цикла Нескучный Пушкин)
Молодежный театр «Гротеск» (г. Псков)

«Барышня-крестьянка» 
Открытый Студенческий Театр ПсковГУ «АХтеатр» (г. Псков)

«Пушкин. Роман с Музой»
Спектакль Андрея Свяцкого (г. Санкт-Петербург)

«…Без предисловий, сей же час!..» 
Интерактивное представление Ижевского муниципального театра «Молодой человек» (г. Ижевск, Удмуртия)

Парад воздушных змеев
Конкурс на самый красивый и оригинальный воздушный змей. Принять участие и получить приз может любой желающий

Пленэр художников
Выставка и мастер-класс художников, создание портретов в реальном времени

А также: Ремесленная ярмарка, Угощения, Почтовый городок и Конная прогулка

с. Тригорское
17.00, Дом-музей Осиповых-Вульф, Зеленая гостиная

Международный фестиваль молодежных театров «Михайловское»

«Онегин. Глава ∞. Объяснение в любви» 
По роману А.С. Пушкина «Евгений Онегин»
Театр РТШ
(г. Таллин, Эстония)

5 июня

п. Пушкинские Горы
11.00, площадка «Борок»

Детский праздник

Конкурс детского рисунка на асфальте

п. Пушкинские Горы
12.00, Научно-культурный центр, Малый зал

Международный фестиваль молодежных театров «Михайловское»

«Это я, Батюшков!»
Моноспектакль Григория Печкысева
Театр «Пушкинская школа»
(г. Санкт-Петербург)

п. Пушкинские Горы
14.00 Научно-культурный центр, Большой зал

Международный фестиваль молодежных театров «Михайловское»

Спектакль-анекдот «Метель» 
Молодежный театр-студия «Ключ»
(г. Набережные Челны, Татарстан)

г. Псков
12:00, Детский парк

Тематическая концертно-интерактивная программа для всей семьи

г.Псков
15:00, БКЗ Филармонии

Литературно-музыкальный вечер с участием поэтов России, ближнего зарубежья. Выступление Государственной академической хоровой капеллы России имени А.А.Юрлова

г.Псков
18:00, Псковский академический театр драмы имени А.С. Пушкина

А.Н. Островский «Бедность не порок»
Спектакль учебного театра Театрального института им. Б.Щукина при Государственном академическом театре им. Евгения Вахтангова

6 июня

п. Пушкинские Горы
12.00, Святогорский Свято-Успенский монастырь

Лития 
Церемония возложения цветов к могиле А. С. Пушкина
Акция памяти с участием гостей и жителей Псковской области

п. Пушкинские Горы
16.00, Научно-культурный центр, Большой зал

Международный фестиваль молодежных театров «Михайловское»

«Навсегда-навсегда» 
Спектакль по одноименной пьесе Ксении Драгунской
Муниципальный театр «Молодой человек»
(г. Ижевск, Удмуртия)

г.Псков
15:00, Псковский академический театр драмы имени А.С. Пушкина

А.С. Пушкин «Цыганы»
Спектакль учебного театра Театрального института им. Б.Щукина при Государственном академическом театре им. Евгения Вахтангова

г.Псков
17:30, Памятник Пушкину, Октябрьский пр.

Церемония возложения цветов к памятнику А.С.Пушкину
Тематическая концертная программа с участием Заслуженного коллектива РФ Псковского русского хора

г.Псков
19:00, БКЗ Филармонии

Концерт группы «Пелагея»

Положение о поэтическом конкурсе «Словенское поле — 2016»

С-П
ПОЛОЖЕНИЕ
о конкурсе исторической поэзии
«Словенское поле — 2016»

Конкурс исторической поэзии «Словенское поле — 2016» (далее — конкурс) проводится в рамках поэтического фестиваля «Словенское поле — 2016» (далее – фестиваль). Цели и задачи конкурса соответствуют целям и задачам фестиваля.
На конкурс принимаются произведения, посвящённые истории России. Выбор исторического периода (события) не ограничивается. Приветствуется участие в конкурсе произведений, посвящённых Псковскому краю, его городам и их историческому прошлому.
В конкурсе могут принять участие все желающие, независимо от места проживания.
Заявка на участие в конкурсе подаётся вместе с заявкой на участие в фестивале.
Конкурс проводится в номинациях:
номинация «Профи» – для профессиональных поэтов, в том числе членов литературных объединений и союзов.
открытая номинация – для всех участников, кроме авторов, участвующих в номинации «Профи»;
номинация «Словенские ключи» — для молодых поэтов в возрасте, на день проведения фестиваля, от 16 до 27 лет включительно. Для участников данной номинации ограничения по тематике произведений не устанавливаются.

Номинация «Словенские ключи» одновременно является отборочным этапом Всероссийского открытого фестиваля молодых поэтов «Мцыри». Победители номинации, минуя промежуточные процедуры, попадают в финал лермонтовского фестиваля, который состоится в декабре 2016 года, в Москве, на базе Литературного института имени Горького.

Общие положения:
1. Организацию и проведение конкурса осуществляет Оргкомитет поэтического фестиваля.
2. Для оценки представленных работ и подведения итогов конкурса Оргкомитет фестиваля создаёт и утверждает компетентное жюри.
3. Решение жюри является окончательным и не подлежит изменению.

Авторское соглашение:
1. Участник конкурса гарантирует, что он является автором предоставленных на конкурс произведений и не нарушает чьих-либо авторских и смежных прав.
2. Подавая заявку на участие в конкурсе, автор тем самым соглашается с правилами и условиями конкурса.
3. Участник конкурса соглашается с тем, что принятые на конкурс произведения, без дополнительного согласования с автором, могут быть опубликованы, полностью либо частично:
— на сайте Псковского регионального отделения Союза писателей России «Псковский литературный портал»;
— в сборнике, изданном по итогам фестиваля;
— в средствах массовой информации г. Пскова и Псковской области;
— в иных печатных и электронных СМИ освещающих работу фестиваля.
4. Произведения победителей конкурса могут быть опубликованы в периодических изданиях, в течение трёх лет со дня окончания конкурса, без дополнительного согласования с автором.

Порядок приёма заявок:
1. Заявки на участие в конкурсе принимаются в порядке, установленном положением о фестивале.
2. На конкурс принимается не более трёх стихотворений одного автора размером до 32 строк каждое (включая эпиграф, предисловие, послесловие и т.п.).
3. В случае, если в заявке содержится более трёх стихотворений, к рассмотрению судей представляются первые три.
4. Перед отправкой на рассмотрение судьям сведения об авторе удаляются, вместо них каждой подборке стихотворений присваивается кодовый номер.
5. Стихотворения объёмом более 32 строк на рассмотрение судей не направляются (удаляются их подборки).
6. Приём заявок на конкурс с 01.05.2016 по 30.06.2016
7. На конкурс не принимаются произведения:
— не соответствующие тематике конкурса;
— содержащие ненормативную лексику;
— носящие проявления расовой, национальной и религиозной нетерпимости;
— не соответствующие целям и задачам фестиваля.
8. Организаторы конкурса вправе отклонить заявку без объяснения причин.
9. Произведения не рецензируются, организаторы конкурса в переписку с авторами не вступают.
10. Замена произведений, принятых к участию в конкурсе не допускается.
Автор может отозвать проведение, заявленное на конкурс, не позднее 30.06.2016 .
11. Информация о произведениях, принятых на конкурс, размещается на Псковском литературном портале: http://pskovpisatel.ru
12. В случае отказа автора от личного участия в фестивале, его заявка аннулируется.

Дополнительные условия:
1. Первое место в каждой номинации присваивается один раз.
2. Авторы, ранее занимавшие второе и третье место в конкурсе, могут претендовать только на вышестоящее место.

Награждение победителей:
1. Лауреаты конкурса награждаются дипломами и памятными подарками фестиваля «Словенское поле – 2016».
2. Произведения, занявшие призовые места публикуются в сборнике фестиваля «Словенское поле – 2016».
3. Организаторы и партнёры и спонсоры фестиваля могут учредить дополнительные призы и подарки победителям конкурса.


Скачать бланк заявки на участие в фестивале.

Положение о фестивале «Словенское поле — 2016»

С-ППОЛОЖЕНИЕ
о поэтическом фестивале
«Словенское поле – 2016»

I. Общие положения
Поэтический фестиваль «Словенское поле — 2016» (далее – фестиваль) проводится Псковской области 29-31июля 2016 года.
Инициатором и организатором фестиваля является Псковское региональное отделение Союза писателей России.
Фестиваль проводится при поддержке Государственного комитета Псковской области по культуре и Государственного историко-архитектурного и природно-ландшафтного музея-заповедника «Изборск».

Цели и задачи фестиваля:
— развитие у современных авторов и читателей интереса к истории России;
— популяризация творчества современных авторов, пишущих на историко-патриотическую тематику;
— сохранение чистоты и величия русского языка;
— укрепление национальных корней, национальной самобытности посредством приобщения подрастающего поколения к русской культуре;
— выявление и поддержка талантливых молодых поэтов;
— привлечение интереса широких кругов ценителей русской культуры к Старому Изборску как к историческому и культурному центру Псковщины и России в целом;
— организация творческого общения литераторов Псковской области, России и ближнего зарубежья;
— пропаганда лучших современных литературных произведений, посвящённых истории Псковского края и России в целом;
— приобщение молодёжи к поэтическому творчеству.

Период проведения фестиваля:
29 — 31 июля 2016 года.

Место проведения:
29 июля – пгт. Пушкинские Горы (Государственный мемориальный историко-литературный и природно-ландшафтный музей-заповедник А.С. Пушкина «Михайловское») – экскурсионная программа;
30 июля д. Изборск Печорского района Псковской области (Государственный историко-архитектурный и природно-ландшафтный музей-заповедник «Изборск»);
31 июля – г. Псков ул. Профсоюзная, 2 (Псковская областная универсальная научная библиотека).
Программа фестиваля разрабатывается отдельно.
В рамках фестиваля «Словенское поле – 2016» проводится поэтический конкурс. Положение о конкурсе разрабатывается отдельно.

II. Участники фестиваля
В фестивале могут принять участие все желающие независимо от возраста, места жительства, известности, профессиональной подготовки, членства в творческих союзах и т.д.
В фестивале могут принять участие, как отдельные авторы, так и творческие коллективы и объединения независимо от места проживания при условии предварительной договорённости с Оргкомитетом.
Участие в фестивале — по заявке.
Участник или коллектив (с указанием количества участников) направляет заявку в Оргкомитет фестиваля.
К заявке, в обязательном порядке, прилагаются произведения автора (авторов).
Заявки с пометкой «Поэтический фестиваль «Словенское поле – 2016» направляются до 01.07.2016:
— по E-Mail: pskovpisatel@ya.ru,
либо письмом в адрес Псковского регионального отделения Союза писателей России: 180019 г. Псков ул. Ленина, 3.
— при направлении заявки почтой, к письму в обязательном порядке прилагается электронная копия заявки и произведений на CD-диске.
Форма заявки согласно приложению.
Сведения о заявках авторов, принятых к участию в фестивале, публикуются на Псковском литературном портале.
Заявка на участие в фестивале может быть отклонена в случае:
— неполного (некорректного) заполнения формы заявки;
— несоответствия произведений автора, представленных вместе с заявкой, целям и задачам фестиваля;
— низкого литературного уровня произведений.
Оргкомитет в переписку с авторами не вступает, причины отклонения заявок не разъясняются.

III. Бюджет фестиваля
Бюджет фестиваля складывается из средств, предусмотренных Государственной программой Псковской области «Культура, сохранение культурного наследия и развитие туризма на территории области на 2014 — 2020 годы» (при условии финансирования), а также средств спонсоров и меценатов.
Организаторы обеспечивают программу фестиваля.

Расходы на проезд до г. Пскова и обратно, проживание и питание несут сами участники фестиваля.

IV. Другое
По итогам фестиваля издаётся сборник избранных произведений.
Авторы, произведения которых опубликованы в сборнике, получают один авторский экземпляр.
Участники фестиваля соглашаются с тем, что их произведения, представленные вместе с заявкой, а также прозвучавшие во время фестиваля, могут быть напечатаны в изданиях, освещающих поэтический фестиваль «Словенское поле — 2016», изданы иным способом, и не претендуют на выплату авторского гонорара.

V. Партнёры фестиваля:
Государственный историко-архитектурный и природно-ландшафтный музей-заповедник «Изборск»;
Псковский областной центр народного творчества;
Государственный мемориальный историко-литературный и природно-ландшафтный музей-заповедник А.С. Пушкина «Михайловское»;
Псковская областная универсальная научная библиотека;
Псковская областная библиотека для детей и юношества имени В.А. Каверина;
Псковская городская библиотека «Родник» им. С.А. Золотцева;
Псковский областной колледж искусств имени Н. А. Римского-Корсакова;
Общественный совет «Потенциал нации» (г. Москва).

В ходе подготовки фестиваля перечень партнёров может быть дополнен.

VI. Информационная поддержка:
Псковский литературный портал: http://pskovpisatel.ru
Сайт «Российский писатель»: http://www.rospisatel.ru
Псковская лента новостей: http://pln-pskov.ru
Информационный сайт музея-заповедника «Изборск»:
http://www.museum-izborsk.ru
ГТРК «Псков»: http://www.gtrkpskov.ru


Скачать бланк заявки на участие в фестивале.

Станислав Золотцев: любовь к Родине

Станислав Золотцев: любовь к Родине

Владимир Савинов

Как хотелось бы услышать сегодня мнение Станислава Александровича о теме моей статьи, указанной в заголовке. При жизни, к сожалению, мне не пришлось с ним поговорить по этому вопросу. Слава Богу, что писатель, поэт и публицист Станислав Золотцев может через время и пространство высказаться на любую тему, которая искренне его волновала и остаётся жить в созданных им произведениях. Станислав ЗолотцевТема любви к Родине в сознании человека очень не простая, для Станислава Александровича тоже. В то же время, по-моему, поскольку любовь является чувством интимным (и к Родине в том числе), то не надо пытаться стороннему наблюдателю её объяснять. Я хотел бы предупредить читателя, что также не собираюсь ничего «препарировать» и доказывать. А вот напомнить, как и в каких произведениях Золотцев рассказывает о любви к Родине, хотелось бы. Этим побудить уважаемого читателя находить в его творчестве ответы на собственные вопросы, возникающие при тех или иных сомнениях и противоречиях.
Допускаю, что мне при небольшом объёме статьи не доведётся достаточно полно и глубоко проникнуть в эту тему, особенно по многим стихотворениям Золотцева, в которых нет слов «родина», «любовь», хотя и в них строки изнутри незримо насыщены любовью к своей родной земле, к своему народу. Почти не затрагиваю я прозу Золотцева, в том числе его известный роман «Столешница столетий», в котором автор отдаёт дань своим родным людям, своей «родове», объясняя читателю, что «в истории моей родовы, как в капле воды – окоём, отразилась История моей Родины».

История России уже на памяти нашего поколения насыщена всевозможными «эпохами перемен», экспериментами меняющихся властей над народом и природой, попыток новых сумасшедших завоевателей «разделить и властвовать». Как при такой жизни не растеряться, не упасть духом, не посчитать страну «пропащей»? Станислав Золотцев во многих произведениях показал, что даже в самые критические моменты любовь к родине спасает: через боль и страдания или, наоборот, через ощущение завораживающей красоты, беспримерной силы и непокорности врагам, человек находит опору, ориентиры, обретает веру в будущее.

«Летописец любви, никого не прошу я о помощи,
Только память мою – где в разливе добра и тепла
Набухают росой их червонные гривы до полночи,
И малиновый жар излучают большие тела»

Эти строки из известнейшего стихотворения Золотцева «Два коня» (1), в котором поэт сказал так много и так ясно о себе, о жизни, о любви, о Родине, что, кажется, прочитай его ещё и ещё раз внимательно с чутким сердцем, и больше ничего не надо объяснять, отыскивать акценты. Впрочем, я признаюсь, что в 2009 году я сам написал статью «Рассуждения о стихотворении «Два коня». Но тогда в этом, действительно, была необходимость.

Не все настоящие почитатели поэзии и прозы Золотцева, наверное, знакомы с его яркими, безукоризненно профессиональными статьями о русской литературе. Статьи разбросаны по разным литературным журналам, многие из которых находятся ныне в архивах (например, журнала «Сибирские огни»), на полках библиотек. Об активной работе С.А. Золотцева как литературного критика, искреннего и мощного просветителя, необходимо было бы провести отдельное исследование. Обращаю внимание читателя на статью «Сын русской вечности», посвящённую 190-летию М.Ю. Лермонтова. Мне она помогла многое узнать и понять из того, что связано с трагической личностью изумительного русского поэта. Станислав Золотцев в статье подробно пишет о горячей любви Лермонтова к Родине, поскольку на эту тему по отношению к Лермонтову до сих пор бытуют превратные мнения. Золотцев обосновывает своё категорическое отрицание приписываемого Лермонтову авторство стихотворения со словами «Прощай, немытая Россия…» Я думаю, что скорее всего Станислав Золотцев на протяжении длительного периода своего творчества отождествлял собственные чувства и переживания с переживаниями любимого им Лермонтова. Что означает любовь к Родине, какая она, откуда возникает, почему подвергается столь жёстким испытаниям? Мне кажется, Золотцев задавал себе эти вопросы, ощущая неразрывную связь современного русского поэта с великим поэтом и человеком незапятнанной чести Михаилом Юрьевичем Лермонтовым.
«Русская литература – космос, где ни одно светило не существует само по себе, где любая звезда рождает новую, даря ей свой свет. Сказано же «Лермонтовым: «И звезда с звездою говорит»…
Станислав Золотцев по моему мнению является ярчайшим поэтом и писателем в ряду «привитых» поэзией Лермонтова. Прошу читателя не цепляться за слово «звезда», потому что следует его понимать в истинном лермонтовском смысле, а не в пошлом и современно-обиходном.
Читаем:
«Верой для Лермонтова, причём, самой высокой, страстной и всепоглощающей была любовь к родной земле. К Отчизне, к России… И в этой любви, в этой неистовой вере он тоже спорил сам с собою, жестоко и непримиримо спорил. «Странною» называл он сам свою любовь в стихотворении «Родина», и она действительно была такой, донельзя противоречивой. Но не в том только, разумеется, была её противоречивость, что поэт, ощущая себя кровным сыном и певцом России, как говорится, «бичевал пороки» тогдашнего общественного строя, метал стрелы в вельмож.(..) Здесь особого (да и никакого) противоречия не было. Он был подлинным патриотом, а поэтому понимал: его Родина – это одно, это вечное, а её государственная система – это совсем иное».
Станислав Золотцев воистину пропустил эти строки через своё сердце, так как его вера рождена из этих же источников. Любовь, боль и тревога за настоящее и будущее России. Любовь безотчётная, всем сущим в человеке, не подчиняющаяся логике рассудка, как у Лермонтова:

«Но я люблю – за что, не знаю сам –
Её степей холодное молчанье,
Её лесов безбрежных колыханье,
Разливы рек её, подобные морям…»

Поэт свою любовь к Родине может выразить в строчках бесконечной нежности к колоску в поле, к маленькой лесной речушке, к чистому роднику, к песне малой птахи, когда через милый сердцу образ в неистовой любви обнимается вся «широка страна моя родная». А какие противоречия? Вот первое.
«Но как же трудно бывает любить то, что есть перед тобой в будничной жизни, любить страну, зная, что в ней царят невзгоды, произвол, беззаконие…» Это написано о Михаиле Лермонтове.
А вот Станислав Золотцев пишет о себе:
«…Попробуем, читатель, полюбить нашу Россию, сегодняшнюю нашу землю, нынешнюю нашу страну, которой так нелегко живётся. Много в ней (…), мягко говоря, радости не вызывает, и есть немало таких примет, её повседневья, на которые трудно смотреть без гнева и горечи. Но другой России у нас нет – как не было её и у автора «Бородина».

Второе горькое противоречие. Миллионы русских людей на «генетическом уровне» или через понятные им «милые образы» любят свою Родину. Им до глубины души близки: любовь к «отеческим гробам», гордость за победы Отечества, преклонение перед высочайшими образцами культуры, науки, восхищение личностями, которые во все века остаются гордостью России.
Но почему же тогда любовь людей не сберегает Родину от сокрушительных потрясений и провалов, которые периодически в её истории происходят отнюдь не по вине природных катаклизмов? Виноваты же в этих потрясениях всегда тоже люди. Значит, кто-то Родину любит не так? Или даже совсем не любит и, наоборот, презирает, ненавидит? Как будто это уже не сыновья и дочери России, а отчуждённые холодные иностранцы или перерожденцы, не имеющие ничего общего со страной предков. А те, кто искренне любит Родину, ничего не могут сделать, чтобы защитить от приносимого ей вреда?

«…А в великой стране, что когда-то Святой величалась,
Чужеземцы в святынях пируют и пляшут уже!
…Вот поэтому мне давят горло и горечь, и жалость,
И последнего мига болит ожиданье в душе».
(С.А. Золотцев. «Дума»)

Для настоящего поэта эти противоречия разрешаются в бескомпромиссной борьбе оружием Слова: его поэзия не только выражает боль, горечь и жалость, но очищает умы и души сограждан от смуты и грязи, укрепляет веру, умножает силы в противостоянии с нелюбовью, потерянностью родной почвы под ногами. На этом пути вместе с Лермонтовым ( и другими истинными, «корневыми» поэтами и писателями России) я вижу Станислава Золотцева.

«Зажги свое сердце от солнечного луча,
Пронзившего сосен янтарные терпкие смолы.
Пусть будет, как в юности, кровь горяча
И тяжкие раны затянет живицей веселой.

Зажги своё сердце от жарко-малиновых стрел
Кипрея, который зовётся у нас иван-чаем,
Чтоб сладостный пламень озябшую душу согрел,
Шмелиным нектаром уставшую плоть угощая.

Зажги своё сердце от этих шеломов златых,
Веками венчающих белые наши соборы.
Пусть голос твой станет на время торжественно тих,
И древняя вера его поведёт за собою!»
(С.А. Золотцев. «Зажги своё сердце» )

Да, у Золотцева во многих произведениях «любви не бывает без боли», но всё равно на первом плане у поэта неистребимая вера в величие России, её историческое предназначение – нести свет правды всему человечеству.

«И какие вы рельсы на Млечном пути ни положите,
В них опять зазвенит неизбывный славянский мотив…»
(С.А. Золотцев. «Два коня»)

В сборнике стихов 90-х годов «Всё пройдёт, а Россия останется», в стихотворении «…Однажды с гражданской войны» читаем:

«За нами века и века трудов и науки,
Славянского света река, и дети, и внуки,
И предков родных имена, и храмы святые,
За нами родная страна, за нами – Россия».

«Славянского света река» никогда не останавливает своего течения, и она будет протекать по нашей земле вечно. В это Золотцев верит свято, указывая на источники непрерывности и вечности славы России.
В то же время мы знаем, насколько непосильным было давление окружающей жизни на сознание и горячий нрав поэта. С реалиями современности он справлялся, только укрепляя свою веру общением с верными и неподкупными друзьями-литераторами, а также со своими читателями, находя в них поддержку и честный отклик на горячие (а бывало и резкие) рифмы. Мы были свидетелями прямого общения Станислава Золотцева во время выступлений с большим количеством публики, например, в Псковском драматическом театре им. А.С. Пушкина. Ещё поэт питал свои душевные силы из святых родников Изборска и созерцая овеянные легендами просторы заповедных уголков Пушкинского Святогорья.

«Каждый раз, когда в судьбе морозило,
Грел её родных имён огонь:
Древний град Изборск, Чудское озеро,
Крепость Порхов и река Шелонь…

Хоть корми меня на чистом золоте –
Снова уведёт дорожный дым
К ситцевым полям над синью Сороти,
К трём горам, единственно Святым…»
(С.А. Золотцев. «Псковщина»)

Прочитайте и почувствуйте, какой любовью и верой светятся строки из романа «У подножья Синичьей горы»? (3)
«Вокруг меня простиралась заповедная земля. Земля Пушкина. За моей спиной стоял его дом. За ним – весь в снегу – дремал его сад, некогда основанный моим дедом. Меж деревьями, окутанные снегом, хранили своих медоносных жительниц пчелиные дуплянки. С малых лет приросший к Святогорью, я всегда считал эту землю своей родиной. Теперь на ней завершался день, в котором я впервые по-настоящему понял, что я – русский.
Русский не потому, что так написано в неких бумагах с гербовыми печатями, удостоверяющими мою личность. А потому, что я останусь им и тогда, когда меня уже не будет в живых. Потому, что на этой земле я буду жить всегда. По крайней мере до тех пор, пока люди на ней читают стихи Пушкина. До тех пор, пока они помнят, что живут у подножия Синичьей горы…» (3)

Острым и неистребимым чувством любви к Родине Станислав Золотцев сродни своему поэтическому единомышленнику поэту-воину Игорю Григорьеву. В этом не остаётся никаких сомнений, когда читаешь «Очерк о жизни и творчестве Игоря Григорьева «Зажги вьюгу!» (4). Здесь следует сказать, что само появление этой книги в юбилейный для Золотцева 2007 год, написанной на одном дыхании, говорит о многом: Станислав Александрович выразил в ней не только горячее дружеское уважение своему старшему товарищу, превознося его поэтическое наследие на высочайший уровень, не только отважно защитил от бытовавших нападок шельмовщиков, но буквально отождествил поэта и личность Игоря Григорьева с чувством любви к Родине.
«Игорь Григорьев – глубинный талант, глубинно-чистая душа, предельно искренняя, неспособная лгать. Предельно (или даже запредельно) самоотверженная. (…) Любовь к Родине была для него главным в жизни, а стихи – его сутью и сутью выражения этой любви».
Золотцева в годы своей юности, а затем студенческой молодости, хорошо знал Игоря Григорьева, и его восхищает и поражает цельность натуры незаурядного и сильного духом земляка-поэта. Поэзия и любовь к Родине не могут существовать отдельно, как небо, что укрывает нас, и воздух, которым мы дышим. Этим восхищением и признанием правды Игоря Николаевича Григорьева пронизана вся книга «Зажги вьюгу!».
«Я поэт потому, что у меня Родина есть» – это Игорь Григорьев мог бы сказать (и говорил) о себе с полным правом: родной край не был для него «малой родиной», только – с большой буквы». Эти слова Станислав Золотцев пишет о Григорьеве, как о себе самом.
Поэт без любви к Родине превращается в механическую печатающую машинку, записывающую рифмы, что никогда по-настоящему не проникнут в души людей.

Читаю строки Золотцева о Григорьеве, а также стихи самого Игоря Григорьева о событиях и переживаниях военной партизанской молодости, и укрепляюсь в убеждении, что истинная любовь к Родине рождается в сердце человека, которому довелось со своим народом в полной мере пережить лихолетье, страдания и потрясения. «Не познаешь беды, не оценишь радости…» Выйти из общего испытания и видеть, что Родина не сдалась, она страдает, но надеется, бьётся за свою единственную правду, очищается от скверны и возрождается к новой жизни…
В своей любви к Родине такие поэты НИКОГДА ей не изменят, не покорятся унынию, какие бы сомнения не мучили. Мало того, настоящий поэт никогда не станет опускаться до кликушеских воплей, что «страна пропала», её «сгубили», она «нагая и нищая…». Золотцев пишет: «И даже если кто-то из общественных деятелей или литераторов, всерьёз себя патриотами зовущих, слёзно восклицают в своих выступлениях: всё, кончилась Россия, сгубили её под корень супостаты… подобные стенания опять-таки всё о том свидетельствуют: эти люди либо плохо знают многовековой тернистый путь Отечества нашего, либо – слабо ощущают его сердцем. Иначе бы понимали: не первый снег нам на голову, сдюжим, одолеем и эту Смуту…».
Любовь придаёт силы в преодолении всех смут и трудностей. В этом нет сомнений у Игоря Григорьева и его близкого друга писателя Фёдора Абрамова, поэта Сергея Поликарпова, которые по словам Золотцева «при всей непростоте своих характеров – были для меня едва ли не самыми натуральными людьми среди литераторов, которых мне довелось знать в моей литературной молодости».
В этих словах я вижу оценку подлинной искренности, открытости, отваги и бескомпромиссности мыслей, высказываний и поступков, которую Станислав Золотцев даёт своим литературным учителям. Не могу здесь не привести полностью стихотворение Игоря Григорьева «Поэты», о котором Золотцев написал: «Оно мне сегодня представляется не просто программным – это завет для любого, кто хочет избрать своим поприщем Русское Слово. Наконец, по моему убеждению, это вообще одно из лучших и самых возвышенных произведений моего старшего псковского товарища»

«Мы воли и огня поводыри
С тревожными раскрытыми сердцами,
Всего лишь дети, ставшие отцами,
Всё ждущие – который век! – зари!

Сердца грозят глухонемой ночи,
За каждый лучик жизни в них тревога, –
И кровью запекаются до срока,
Как воинов подъятые мечи.

Взлелеявшие песню, не рабы –
Единственная из наград награда!
Нам надо всё и ничего не надо.
И так всегда. И нет иной судьбы.

Нас не унять ни дыбой, ни рублём,
Ни славой, ни цикуты царской чашей:
Курс – на зарю!
А смерть – бессмертье наше,
И не Поэт, кто покривит рулём»

Да, не поэт, кто легко сворачивает с трудной и тернистой дороги, ведущей к далёкой заре и могущей, наконец, осветить Отечество. Не поэт, кто выбирает иные направления: достижение личного блага, личной власти с перешагиванием на этом пути через судьбы товарищей. Разве можно считать достойной такую жизнь, где любовь к Родине (особенно в её критические периоды) подменяется лицемерной высокопарщиной и самолюбованием от каких-то «литературных и общественных» достижений?
Станислав Золотцев пишет пусть о неустроенной, подкошенной невзгодами, но всё равно другой жизни, в которой он не представляет себя без постоянных переживаний о Родине:

«Сердцевину в ней разлады и разбои
Не убили, хоть и крепко подкосили,
И осталась эта жизнь самой собою,
Потому что эта жизнь – сама Россия!
(С.А. Золотцев. «»разругались меж собою…». (5))

Поэт собирает в кулак всю свою волю, чтобы преодолеть боль сомнений и огромную досаду на то, что страна в переломные годы мечется, как в горячке, а народ теряет ориентиры. Он видит, как лучшие люди: единомышленники поэты, друзья офицеры, честные журналисты физически и морально не выдерживают адского напряжения в сознании и душе («и кровью запекаются до срока…»). Из одного стихотворения в другое прорывается возглас, призывающий держаться, не остужать своей любви.

«…И всё ж – не замолкай, последний соловей.
Не замолкай! Пусть воздухом заморским
Спасаются сердца уставших от любви.
Не замолкай, собрат! Ведь если мы замолкнем –
Куда весной вернутся соловьи?»
(С.А. Золотцев. «Последний соловей» (1))

…Что душа моя, вечная странница,
Тяжко в стуже звенеть соловьём? –
Всё пройдёт… А Россия – останется! –
Ради этого мы и живём.
(С.А. Золотцев. «…как смола ядовитая тянется…» (5))

Но в разные времена среди горьких стихов-обличений, страстных стихов-воззваний Золотцев пишет стихи-размышления:

«…И над русской землёй, золотой и седой,
«Спи отец!» – говорю я сквозь слёзы.
– Спи под русским крестом –
И под красной звездой,
Рядом с мамой у белой берёзы:
Спи, отец, – созидатель и воин страны,
Что была и пребудет святою,
Под крестом православным
Из красной сосны
И под русской высокой звездою»
(С.А. Золотцев. «Звезда и крест» (6))

…пишет стихи, точь-в-точь похожие на радостные жизнеутверждающие звуки фанфар:

«…В главном жизнь, по счастью, не зависит
От знамён и партий, и дворцов,
От трескучих фраз в державных высях
И от лысых псевдомудрецов.

И не зная никаких амбиций,
И не веря выдумкам вождей,
Будут люди добрые любиться,
И жениться, и рожать детей…
(С.А. Золотцев. «Жизнь»)

…пишет непередаваемую по яркости эмоций «золотцевскую лирику», насыщенную яркими весенними красками, светом русских лугов и озёр; такие стихи, которые, по-моему, совершенно невозможно написать без переполнения в душе любви ко всему, что мы внутренне, про себя, тихо и нежно называем – Родина:

«…Клич любви духоту рассечёт
Непроветренных судеб и комнат
И предъявит немыслимый счёт
Бедолагам, что нынче не помнят,
Как, любой прорывая запрет,
Сердце сладкая боль забивает!
Вновь зима повернула на свет,
И по капелькам день прибывает…»
(С.А. Золотцев. «На повороте»)

Спросил бы я сегодня у Станислава Александровича, окажись он после восьми лет отсутствия рядом, о его любви к Родине. И услышал бы, как он талантливо и самозабвенно говорит через пролетевшие годы, исторические события, на виду у выросшего нового поколения людей в нашей стране:

«Но я, живущий в глубинке России,
В её святой заповедной глуби,
К ней преисполнен сыновней любви,
Такой любви, что ещё никакие
Невзгоды (каждая – словно фугас),
Своей ордой не смогли уничтожить
Её неприкосновенный запас.»
(С.А. Золотцев. «От молодой и седой, синеокой…» (5))

Январь 2016 года.


Ссылки:
(1) Золотцев С.А. «Два коня» («Последний соловей». Книга избранных стихотворений и поэм. Москва, 2007; и ещё не менее, чем в 6-ти сборниках стихов Золотцева)
(2) Золотцев С.А. «Сын русской вечности». (К 190-летию со дня рождения М.Ю.Лермонтова). Журнал «Сибирские огни» №09 — сентябрь 2004
(3) Золотцев С.А. Роман-эссе «У подножия Синичьей горы». Роман-Газета №12 (1354) 1999 год)
(4) Золотцев С.А. «Зажги вьюгу!». «Очерк о жизни и творчестве Игоря Григорьева». Псков. 2007.
(5) Золотцев С.А. «Летописец любви». Стихотворения. Москва. 2001
(6) Золотцев С.А. «Звезда и Крест Победы» Стихи и поэмы. Псков, 2005

С 1 марта начинается прием заявок на соискание литературных премий имени И.А. Гончарова

ПОЛОЖЕНИЕ
о присуждении международных ежегодных литературных
премий имени И.А. Гончарова

1. Общие положения

1.1. Настоящее Положение определяет порядок присуждения и выплаты международных ежегодных литературных премий имени И.А. Гончарова (далее – премии).

И.А. Гончаров

1.2. Премии учреждаются Правительством Ульяновской области.
1.3. Премии присуждаются гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам за вклад в развитие отечественной культуры, выразившийся в создании значимых литературных произведений и творческих работ.
В конкурсе на соискание указанных премий могут участвовать лица, творческие работы и литературные произведения которых опубликованы.
Премии присуждаются по трём номинациям: «Мастер литературного слова», «Ученики И.А. Гончарова», «Наследие И.А. Гончарова: исследование и просветительство».
В номинации «Мастер литературного слова» премия в размере 500 тысяч рублей присуждается писателю за вклад в развитие традиций реалистической литературы.
В номинации «Ученики И.А. Гончарова» премия в размере 300 тысяч рублей присуждается молодому писателю до 40 лет за достижения в области современной литературы, основывающейся на традициях русского реализма.
В номинации «Наследие И.А. Гончарова: исследование и просветительство» премия в размере 500 тысяч рублей присуждается учёным-исследователям в области литературоведения, изучающим наследие И.А. Гончарова и русскую классическую литературу середины и конца XIX века, деятелям культуры и искусства изучающим и пропагандирующим наследие И.А. Гончарова (научные исследования, переводы, кинофильмы, театральные спектакли, теле — и радиопередачи, музейные экспозиции, выставки).
1.4. Награждение лауреатов премии проводится один раз в год, во время празднования дня рождения И.А. Гончарова в июне.
1.5. Премии присуждаются Правительством Ульяновской области.
1.6. Премия состоит из диплома лауреата премии и денежного вознаграждения.
1.7. Премия может присуждаться одному соискателю, нескольким соискателям, а также коллективу соискателей. Сумма вознаграждения делится поровну между лауреатами, а диплом вручается каждому из лауреатов.
Премия не может быть присуждена её лауреатам повторно.
В случае смерти лица после его выдвижения на соискание премии допускается присуждение премии посмертно. Диплом награждённого посмертно или умершего лауреата передаётся или остаётся его семье как память, а денежное вознаграждение передаётся в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

 

2. Порядок выдвижения на соискание премий

2.1. Выдвижение на соискание премий производится ежегодно на основе поданных в комиссию по присуждению международных ежегодных литературных премий имени И.А. Гончарова (далее – Комиссия) заявок на соискание премий. На соискание премии принимаются произведения, опубликованные за последние пять лет.
2.2. Лауреатом премии, установленной пунктом 1.3 раздела 1 настоящего Положения, может быть любой автор, если его произведения отвечают критериям, указанным в пункте 3.7 раздела 3 настоящего Положения.
2.3. На соискание премий, установленных пунктом 1.3 раздела 1 настоящего Положения, соискатели выдвигаются только при жизни.

3. Проведение конкурса

3.1. Объявление о конкурсе публикуется в официальных средствах массовой информации и размещается на официальном сайте Министерства искусства и культурной политики Ульяновской области в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» ежегодно до 1 марта.
3.2. Для участия в конкурсе подаётся заявка по форме согласно приложению к Положению.
3.3. Заявки на соискание премий представляются ежегодно с 1 марта по 1 апреля по адресу: 432017, г. Ульяновск, ул. Спасская, д. 10, Министерство искусства и культурной политики Ульяновской области с пометкой «Премия имени И.А. Гончарова».
Дата подачи документов определяется по почтовому штемпелю или по дате представления документов в Комиссию.
3.4. К заявке прилагаются:
произведения соискателя в печатном виде, рецензии, статьи в прессе, отзывы специалистов, свидетельствующие о широком общественном признании творчества соискателя, иные документы, подтверждающие соответствие критериям для присуждения премии. Заявка может быть подана в электронной форме с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» посредством направления на электронный адрес goncharov-i-a@mail.ru
3.5. Учёт поступивших на конкурс документов и конкурсных материалов возлагается на секретаря Комиссии.
3.6. Из числа поданных на конкурс заявок Комиссия отбирает не более 3 соискателей в каждой номинации. Окончательный список соискателей формируется не позднее 15 мая каждого года.
3.7. Комиссия оценивает соискателей, подавших заявки на соискание премии, согласно критериям по балльной системе.
3.7.1. Критерии для присуждения премии «Мастер литературного слова»:
работа в художественном стиле реалистического искусства – от 0 до 5 баллов;
представление единства художественного взгляда на мир в традициях И.А. Гончарова – от 0 до 5 баллов;
наличие учеников и последователей творчества соискателя – от 0 до 5 баллов;
наличие рецензий и отзывов литературоведов, опубликованных в специализированных изданиях, – от 0 до 5 баллов.
3.7.2. Критерии для присуждения премии «Ученики И.А. Гончарова»:
работа в художественном стиле реалистического искусства – от 0 до 5 баллов;
продолжение традиций И.А. Гончарова в творчестве – от 0 до 5 баллов;
оригинальность художественного слова – от 0 до 5 баллов;
наличие рецензий и отзывов литературоведов, опубликованных в специализированных изданиях, – от 0 до 5 баллов.
3.7.3. Критерии для присуждения премии «Наследие И.А. Гончарова: исследование и просветительство»:
активное продвижение творчества русских писателей-реалистов – от 0 до 5 баллов;
реализация просветительских проектов, направленных на продвижение творчества И.А. Гончарова и традиций русской классической литературы, – от 0 до 5 баллов;
популяризация творческого наследия И.А. Гончарова среди жителей России и стран Запада – от 0 до 5 баллов;
участие во всероссийских и международных конференциях – от 0 до 5 баллов;
наличие монографий, а также публикаций о творчестве И.А. Гончарова в специализированных изданиях – от 0 до 5 баллов.
3.8. Выбор лауреатов конкурса осуществляется членами Комиссии путем очного и заочного голосования и окончательно утверждается на заседании, которое проводится не позднее, чем за две недели до церемонии вручения премии.
3.9. Государственные учреждения и организации, общественные объединения, средства массовой информации, творческие ассоциации и союзы по согласованию с учредителями конкурса могут учредить специальные призы для участников конкурса.

4. Порядок определения победителей

4.2. Комиссия рассматривает работы соискателей и принимает решение о победителях конкурса с учётом количества набранных баллов. В случае, если участники конкурса набрали одинаковое количество баллов, решение о победителе принимается простым большинством голосов членов Комиссии. При равном количестве голосов голос председательствующего является решающим. Решение Комиссии оформляется протоколом. Заседание Комиссии считается правомочным, если в нём приняли участие не менее 2/3 её членов.
4.3. Члены Комиссии не могут принимать участие в конкурсе.
4.4. Лауреаты конкурса письменно уведомляются о результатах конкурса не позднее чем за неделю до вручения премий лауреатам.
Информация о лауреатах конкурса размещается на официальном сайте Министерства искусства и культурной политики Ульяновской области в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».
4.5. Дипломы лауреатам премий вручаются председателем Комиссии в присутствии представителей Правительства Ульяновской области, общественных организаций.

5. Порядок выплаты премии

Выплата премий осуществляется в течение 30 календарных дней со дня вручения диплома путём перечисления денежных средств с лицевых счетов Министерства искусства и культурной политики Ульяновской области и его подведомственных учреждений, открытых в Министерстве финансов Ульяновской области, на лицевые (расчётные) счета лауреатов конкурса, открытые в банках и иных кредитных организациях, на основании решения Комиссии и личного заявления лауреата.
__________

Положение о премии представлено оргкомитетом
Международной ежегодной литературной премии
имени И.А. Гончарова

Дни Евгения Шешолина в Пскове

8-10 декабря 2015 года
Центральная городская библиотека приглашает на
Дни Евгения Шешолина в Пскове

(Россия – Латвия – Армения – США).

shesholin n baner

В программе:

8 декабря 13 часов – Встреча с поэтом, членом Союза писателей России, издателем Геннадием Рябовым (Россия, Санкт-Петербург).

8 декабря 17 часов – Моноспектакль по стихам и письмам Евгения Шешолина Театра-студии «Йорик» (Латвия, Резекне)

9 декабря 17 часов — «…Ищите меня среди слов»: литературный вечер, посвященный 60-летию поэта Евгения Шешолина(1955 – 1990)
На вечере пройдет презентация персонального сайта поэта Евгения Шешолина, премьера книги Евгения Шешолина «Земля, распаханная Ноем» (Рига, 2014), международная скайп-конференция с друзьями поэта (США, Сиэтл — Нью-Йорк), встреча с современными авторами, открытие книжной выставки «Под покровом Майи. Поэтический андеграунд 40 лет спустя» .

10 декабря 17 часов — «Читая Евгения Шешолина»: открытие выставки графики Илмара Рудзиша (Латвия, Резекне).

Программа проходит при поддержке Управления культуры Администрации города в рамках Года литературы в России.


 

Справка:
shesholin2Евгений Петрович Шешолин родился 9 декабря 1955 года в г. Краслава (Латвия), большую часть своей жизни прожил в Пскове, здесь написал книгу «Измарагд со дна Великой», которая выдержала уже ни одно издание, но по-прежнему является раритетом.
Трагически погиб в г. Даугавпилс (Латвия) в 1990 году.
Сейчас поэзия Евгения Шешолина открывается читателю, его называют поэтом, который «чувствовал вечность за своей спиной и пульс исполинского сердца мира», изданы сборники его стихов, написаны книги о его жизни и творчестве, проводятся международные литературные конференции в Латвии.

Информация предоставлена Центральной городской библиотекой г. Пскова

Миссия русской литературы в контексте информационного противостояния цивилизаций

МИССИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
В КОНТЕКСТЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОТИВОСТОЯНИЯ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

(НА МАТЕРИАЛЕ ТВОРЧЕСТВА ИГОРЯ ГРИГОРЬЕВА)

Доклад доктора филологических наук, профессора  кафедры теории литературы Белорусского государственного университета Анатолия Николаевича Андреева на второй Международной научной конференции «Слово. Отечество. Вера», посвященной памяти поэта Игоря Николаевича Григорьева.

Anatoliy Andreev1.
Хочется быть безбрежным, как поэзия Игоря Григорьева. Поэтому позвольте мне начать издалека, но по существу и в русле заявленной темы.
Я тридцать пять лет прожил в Беларуси, прежде чем понял то, о чем сейчас собираюсь говорить. Меня с самого первого дня пребывания в Белоруссии (отсчет идет с 1979 года, тогда еще страна называлась именно так) поразило и удивило в белорусах качество, выразить и описать которое я смог относительно недавно.
Я сразу почувствовал, что они иные, не такие, как русские.
Постепенно я понял, что разгадку белорусскости (назовем это так) следует искать вовсе не в этнопсихологии, как это предлагается на каждом шагу. Природа белорусскости (как, собственно, и всех остальных наций) формируется на ином информационном уровне – на уровне ментальности, которая отличается от этнопсихологии тем, что включает в себя когнитивные элементы, моменты концептуального отношения к миру. Ментальность характеризуется умением нации осваивать мир более-менее сознательно (поэтому иногда эта особенность описывается размытым термином национальная идея). Этнопсихология же (то самое коллективное бессознательное) адаптирует матрицу ментальности к той реальности, в которой существует нация. На уровне этнопсихологии формируется мироощущение, на уровне ментальности – мировоззрение.
Таким образом, ментальность и этнопсихология, будучи относительно автономными составляющими целостного информационного образования, соотносятся как высшее и низшее измерение, при этом информационный контроль за качеством национального (само)сознания (ментальности в широком смысле) сохраняется за более высоким уровнем.
А теперь о главном. В течение двадцати с лишним лет после развала Советского Союза белорусы из части русского мира, которой они де факто являлись, медленно-ползуче, однако неуклонно, в каком-то хтоническом алгоритме болотного заглатывания, превращаются (пока что далеко не все) в аморфную и очевидно антирусскую субстанцию. Перестают быть частью русского мира.
Почему? Что, собственно, произошло?
Полагаю, произошло следующее: этнопсихологии как не материальной, но вязкой стихии удалось навязать ментальности бессознательную потребность в иной, не русской картине мира. Речь идет об изменении информационной структуры ментальности под воздействием коллективного (да и личного) бессознательного. Именно здесь происходят изменения, невидимые глазу, но при этом самые существенные.
Хотим мы того или нет, нам приходится определять себя в отношении ценностей, – прежде всего и главным образом, высших культурных ценностей. Они, так сказать, пронизывают нашу жизнь, словно невидимый свет. Русский человек, поддающийся социализации, воспитывается всей своей историей и культурой как нравственно-философски ответственная личность (в идеале). Во всяком случае, русская культура регулярно и успешно воспроизводит тот слой людей, которые умеют мыслить и чувствовать в формате ответственности перед историей, истиной, добротой, красотой. Русская интеллигенция – именно такая духовная порода.
Достижения русских в области культуры (прежде всего художественной, и в первую очередь художественной словесности) настолько значительны, что они могут позволить себе роскошь быть искренними и правдивыми и, соответственно, требовать этого от других. Эти русские все явления оценивают по гамбургскому счету: так научила их история. И они только выигрывают от своего максимализма (хотя страдают от него же). Ментальность нации неуклонно совершенствуется по линии возрастания начала сознательного (хотя параллельно идет и вечный обратный процесс, куда ж без него – процесс культивирования дремуче-иррационального, «исконно-посконного», того, что обитает в дебрях психэ etc.). Это особенно хорошо видно на примере литературы, которая обозначила и разработала главный духовный сюжет человечества: превращение человека в личность (этнопсихологии – в ментальность, если угодно). Русские разобрались в себе с помощью литературы – и одновременно узаконили литературу как способ духовного производства человека.
Если коротко – это всемирно-историческое достижение. Русские вобрали в свою ментальность колоссальной сложности культурный код.
Вот почему просвещенным русским быть достаточно трудно.
Определим ценности русских с функциональной стороны: они способствуют формированию личности, создают климат для духовного производства человека, обладающего нравственным, философским и политическим кругозором.
Что касается белорусов, то их размытая до поры до времени идентичность, тяготеющая к невыявленному пока толком ядру ценностей, принципиально иная. Оказалось, что их история, как они ее понимают, научила их одной экзистенциальной вещи: не высовываться и получить шанс выжить любой ценой. Ключевое слово – любой.
Этнопсихология белорусов, увы, стала их ментальностью. Это очень печальная, потому что антикультурная, история.
Речь не о том, что белорусы плохие и убогие, а русские – красавцы с широкой душой и ясной мыслью, просто блистающей на челе. Речь об информационной структуре коллективного бессознательного, по матрице которой воспроизводится интеллигенция, то есть тот класс, который считается умом нации, вырабатывает национальную духовность. Белорусское коллективное бессознательное оказалось усеченным «на голову», то есть ровно на тот самый информационный сегмент, который отвечает за выработку духовности.
Казалось бы, хотят белорусы быть самими собой. С ментальностью или без оной. Что в этом плохого?
Если быть самим собой означает реализовывать свой культурный потенциал (то есть все же культивировать ментальное измерение в противовес бессознательному) – то это хорошо. В таком случае белорусы будут уважать русских – не за то, что они русские, а за то, что их усилиями культура продвинулась далеко вперед. Культурный культурного видит издалека, а отношение культурного субъекта к культурному чемпиону одно: уважение.
Если быть самим собой означает презирать русских (то есть завязнуть на уровне этнопсихологии) – это плохо: самоценность национального колорита являет собой разновидность гносеологического сбоя: формальные признаки становятся важнее содержательных.
И это вовсе не так безобидно, как может показаться на первый взгляд.
Идеологией национально озабоченных неизбежно становятся ксенофобия и национализм, стремящиеся к совершенству, то есть к фашизму. Скажем иначе: если стихии этнопсихологии не поставлен заслон культурно-ментальный, ментальностью этнопсихологии неизбежно становится национализм. И не надо играть в оттенки коричневого: мягкий, оголтелый, правый, левый, центровой, какой там еще. Суть национализма в том, что он свое, любезное сердцу, ставит выше универсального, культурного (с позиции философского отношения – детская ошибка: абсолютизация субъективного).
Следовательно, рано или поздно любой национализм обернется фашизмом. Именно так: если содержательность идеологии черпается из этнопсихологии, нация идет прямой дорогой к фашизму.
Стремление белорусов быть белорусами, то есть получить право на сотворение национальной мифологии (читай: искажение истории без ограничений, что является ничем иным, как абсолютизацией субъективного) тут же приводит к тому, что их перестает интересовать историческая мотивация русских. Главное – свой флаг, свой герб и родная до боли вышиванка; истина, добро и красота становятся способами лелеять вышиванку, культивировать ее уникальность, не более того. И суверенитет любой ценой как икона в красном углу – вишенка на торте.
Националисты – публика совершенно беспринципная и абсолютно безнравственная. Они будут белое называть черным и черное белым, причем столько раз, сколько сочтут необходимым. Думающие «чутьем», культивирующие этнопсихологию как высшую форму ориентации в мире, они на самом деле не понимают разницы между социализмом и фашизмом, между Гитлером и Сталиным, между прагматизмом и подлостью, между русскими и белорусами – просто потому, что они не умеют понимать.
Тут мы подошли к главному и решающему пункту (вокруг которого, впрочем, крутимся давно). Идентичность белоруса, утратившего свою великую русскую историю и взамен получившего мифы, перестала держаться на внятной концепции, освоение которой требует усилий мыслительных и духовных. Она всецело стала держаться на простейшем чувстве местного патриотизма, который чутко реагирует на приманку из колбасы: где больше колбасы – там и истина. Намазанная добром. Лепота, одним словом.
Быть русским можно только в контексте всемирной истории; быть белорусом оказалось возможным, не сходя с места, придумывая себе красивые картинки из никогда не существовавшего прошлого.
Быть культурным русским – достаточно тяжелое бремя. Новая и новейшая история русских – это история мыслящих людей (подтверждением чему является фирменная история «горе от ума»); белорус проблему культурности решает просто: это, дескать, информационный излишек, информационный мусор, от которого лучше всего избавляться. Тогда, глядишь, и горя поменьше.
Образовались две разных духовных породы, два разных информационных космоса. И механизм культурного опрощения безысходно прост: думать как можно меньше. Белорусы оказались недумающими русскими, выпавшими из культурного поля русскими.
Еще раз подчеркнем: мы говорим о белорусах не как о народе, а о политически и идеологически активной части белорусской интеллигенции, которая формирует «представление народа о народе». Мы говорим о господствующем в обществе идеологическом тренде, который, подчеркнем, разделяют далеко не все.
Разговаривать русские и белорусы продолжают на одном языке, однако информационное наполнение их миров, обретающее признаки идентичности, стало настолько несопоставимым, что люди, говорящие на одном языке, первыми перестали понимать друг друга. Русские говорят о чувстве чести, о справедливости, о власти капитала; белорусы – в ответ! – о вышиванке, имперскости мышления и количестве колбасы на душу населения.
В огороде бузина, а в Киеве, как известно…
Если Беларусь перестает быть частью русской истории и русской культуры, то есть самобытной частью русского мира, то заговорит она на языке врага, каким бы ни был этот язык, русским или белорусским. И черное будет именовано белым. Шутки с болотом этнопсихологии плохи. Кстати, Нобелевская история с русскоязычной белоруской Алексиевич это ярко подтверждает. Писательница стала символом стремления белорусов (далеко не всех, опять же) сменить идентичность – из людей «русского мира» превратиться в людей мира западного. Из русских стать антирусскими.
И раз уж судьба белоруса всегда быть под кем-то, кто за каким-то чертом прет и прет на их благодатную подзолистую землю, окруженную благовонными болотами, то выбирать себе пана надо с умом: под кем выгоднее. Кто виноват, кто прав, что делать, быть или не быть – это все ребусы о вечном из репертуара русских мечтателей.
А наш извечный вопрос – «под кем?».
Так белорусы доросли до прагматизма. Кажется, что стали основательней в культурном отношении. Не то, что неугомонные восточные соседи. Чем западнее – тем умнее люди, как известно.
Разумеется, ущербная нацментальность чутко уловила заказ коллективного бессознательного: мы не только духовно, мы и этнически не русские. Мы вообще литвины, чудо-балтский субстрат, не имеющий ничего общего с финно-угорским русским.
Если миф служит задачам национального самосознания, значит, это правильный миф. Этнопсихология не стесняется глупости, ибо глупость – вещество, из которого она состоит.
Легко заметить, что идеологические вожди белорусов идут по пути, который успешно проходят их южные соседи, украинцы. Возможно, первопроходцами на этом пути были соседи западные, великие поляки. Я хочу сказать, что такой особенный белорусский путь вполне закономерен, уникальная идентичность белорусов под копирку списана с украинских вышиванок (правда, орнамент разный, разный) и польского шляхетского мировосприятия.
Все эти нации попали под каток информационного закона: если ментальность не управляет этнопсихологией, следовательно, этнопсихология начинает управлять ментальностью – хвост начинает вилять собакой, если так понятнее.
И механизм «культурной самоидентификации» (в открытой печати этнопсихология всегда прикидывается изысканной ментальностью, догадываясь, что обладать ментальностью – культурная роскошь нации) безысходно прост: думать как можно меньше. Можно искать свое место в мире относительно высших культурных ценностей, а можно – относительно России, которую можно назначить аутсайдером.
Второе выгоднее, прагматичнее, так сказать, в западном стиле – следовательно, престижнее. Западнее от России все так считают.
Получается, что настоящая культура («культура» издевательского приоритета этнопсихологии над ментальностью) начинается от границ Беларуси.
Выбирать или не выбирать Россию, нравственный ориентир, в качестве союзника – это, по сути, нравственный выбор. Бездумно отвергать Россию – значит, отвергать саму возможность и необходимость нравственного выбора.
И нравственный выбор был изящно заменен стратегией прагматизма, который в данном контексте является идеологией цинизма.
Таким образом, и нравственная неразборчивость, и ее ближайший родственник, цинизм, благодаря неусыпным радениям «истинных патриотов» входят в ментальность белорусов – людей, конечно, мирных, однако склонных к дешевой ксенофобии, как и все не обременяющие себя мыслью обыватели.
Менталитет – это своеобразный IQ коллективного бессознательного.
И это не константная величина, менталитет по тем или иным причинам может быть как в «хорошей» форме, так и в «плохой». Вот у белорусов он сейчас в форме, далекой от оптимальной.
Кстати сказать, менталитет таких культурных держав, как Франция или Германия, сейчас также не на высоте. А вот Россия сегодня в ментальном тонусе (хотя еще совсем недавно, во времена СССР, тонус этот был заметно ниже).
И завтра, если сохранится сама цивилизация, Европа должна будет каяться и замаливать свои грехи перед Россией, именно перед Россией, потому что представители элиты, которые сегодня, увы, не определяют «градус» менталитета, прекрасно отдают себе отчет в том, что Россия ведет себя именно по-европейски, достойно, а вот Европа скатилась в дешевый цинизм. Европа наших дней недостойна самой себя. Русские европейцы – вот кто сегодня отстаивает ценности культуры.
И если Беларусь (то есть те, кто сегодня взяли на себя право и ответственность говорить от ее имени) вознамерилась выбрать Европу с низким коэффициентом ментальности и отвергнуть Россию с коэффициентом высочайшим, подлинно европейским, – это, опять же, не безобидно; это выбор бессознательного дрейфа в ту сторону, где больше корма-жвачки и думать никто не заставляет. И плата за желание подхарчиться на халяву – отказ нравственно-философских ориентиров, то есть от себя, по сути.
Вы хотели этнопсихологии как меры всех вещей?
Получите фашизм на выходе. Такая вот цепочка зависимостей.
Этнопсихология наивно черпает доказательства своей правоты в том, что льнет к стороне сильнейшей. Кто сильнее, тот и прав: это и есть главная «заповедь» этнопсихологического отношения.
Она же – главный закон джунглей, как известно.
Вопрос «кто мы такие?» подменяется вопросом «под кем мы?».
А мы всегда будем с-теми-под-теми, на чьей стороне сила.
Выбор белорусов не Запад или Россия, как принято думать не думая; подлинный выбор еще фатальнее – ментальность или этнопсихология. Дело не в России, а в том, что националистам не хочется думать, а хорошо жить – ох, как хочется. С таким багажом куда бы ты ни пошел, хоть бы даже на самый западный запад, все равно забредешь в родное болото.
Виновата, само собой, будет Россия.
А теперь сформулируем наш главный тезис. Ментальность vs этнопсихология – это, с одной стороны, способ структурировать духовность, а с другой – выделение двух разных типов управления информацией, которые становятся нравственно-философской основой информационного противостояния цивилизаций – «русской», ориентированной на познание мира (вследствие чего и возникает сам феномен духовности, феномен ценностного отношения), и «западной», культивирующей бессознательное приспособление, порождающее бездуховность (существование вне нравственно-философских ориентиров, вне сферы личностных ценностей).
2
Какое отношение имеют типы управления информацией к литературе?
Литература как «способ духовного производства человека» по определению начинается с экзистенциального выбора: на какой тип отношения к миру ориентироваться – на ментальность (духовность) или этнопсихологию (бездуховность)? На постижение человека, стремящегося быть личностью, или развлечение человека, не желающего становиться личностью?
Разграничение ментальности и этнопсихологии ведет к появлению оппозиций личность – индивид, литература – чтиво, познание – приспособление, русская цивилизация – западная цивилизация.
Таков контекст, в котором воспринимается творчество Игоря Григорьева сегодня – в контексте информационного противостояния цивилизаций. Казалось бы, он жил в другую эпоху, когда противостояние России и Запада виделось как противостояние фашизма – коммунистическому марксизму-ленинизму. Как война человеконенавистнической идеологии с идеологией жестоких романтиков. А в наши дни?
На смену оголтелому антисоветизму незаметно пришла толерантная ксенофобия (в отношении России – русофобия), от которой до фашизма рукой подать. Социалистической идеологии давно нет, однако отношение к России при этом странным образом не только не изменилось, но, напротив, приняло еще более острые формы. В чем тут дело?
Дело в том, что сегодня, как и 70 лет тому назад, этнопсихология противостоит ментальности. Бессознательный тип освоения жизни – сознательному. И бессознательное побеждает. Как во времена фашистов. Таков мой ответ.
И в этой ситуации такие понятия, как патриотизм, свобода, истина, культура, литература прочитываются заново, переосмысливаются. Двойное прочтение обуславливается тем, с каких позиций трактуются указанные понятия. Если с позиций ментальности – они становятся ценностями мыслящего человека, если с позиций этнопсихологии – они превращаются в способ манипуляции обывателя, не способного думать.
Возьмем, например, патриотизм. И тут же убеждаемся: патриотизм патриотизму рознь. Одно дело патриотизм пещерный как проявление этнопсихологии, и совсем иное – патриотизм просвещенный, «ментальный».
Соблазнительно взять и вогнать поэзию Григорьева в эту, вроде бы, правильную схему. Однако с тонким русским поэтом этот номер не проходит. У Григорьева образ России – собирательный и многогранный. Не схематичный. Что он имеет в виду под Россией?
Если коротко, то это понятие стоит в одном ряду с высшими культурными ценностями – истиной, добром, красотой. Но при этом оно живое и, следовательно, противоречивое.
Как ни странно звучит, можно защищать родину, не щадя живота своего, вовсе не из культурных соображений – а «по-простому», «из соображений» этнопсихологии. Приведем красноречивый пример на эту тему. Стихотворение «Меня ранило», написанное 13 января 1945. (НАБАТ: стихи о Войне и Победе. – СПБ.: «Путь», 1995)

Было так: сперва я бёг,
А потом, с размаху, лёг.

Отходила вдруг нога.
Брешь в штанах. Полсапога.

Шапки нет. В ушах трезвон.
Прохлаждаться не резон.

От меня шагах в полста
Вылез немец из куста.

А за ним возник другой —
Не до дрыганья ногой.

То есть, тут не до ноги —
Можешь, нет ли, убеги!

Я, понятно, не бежал,
Да не то чтоб и лежал.

Весь вошёл в житейский раж:
То катился, как кругляш,

То скакал — хвала прыжку! —
Заслонив рукой башку,

То сжимался аж в комок…
И ведь смылся, мог-не мог.

Казалось бы, немудреная зарисовка из жизни бойца. Демонстративно «теркинские» сюжет и стилистика. Казалось бы, при чем здесь ментальность и всякие там высокие культурные соображения?
По Григорьеву, понятие «выжить» (не любой ценой, заметим) непременно включает в себя и витальную цепкость. Этнопсихологию. Если нет воли к жизни, никакие идеи не помогут.
Но цивилизацию на «мог-не мог», на природной ловкости не построишь. Стойкость и выносливость – это хорошо; умная голова и духовная самоотдача впридачу – еще лучше. И тем не менее русские воины, сильные духом, не стесняются выживать. Это точка отсчета – и это правильно. «Ты – Воин! Ты – Волен!» (Поэма «В колокола»)
В поэме «Русский урок» постепенно, как колокол в поэме «В колокола», куется-рождается формула «русскости», где органично слиты натура (этнопсихология) и культура (ментальность):

Да встанут противу засилья
И ухарь, и схимник-монах!..

Ухарь – это раздолье, воля-волюшка и бесшабашность («То ли воля поет, То ли сердце — вразлет»: «В колокола»); схимник-монах – ученость и рассудительность, ведущие к мудрости.
Понятие Россия постоянно обогащается – образами-приращениями, которые выстраиваются в культурно-исторический ряд. Например, уже упомянутый нами образ колокола. Осколкам колокола

Гинуть бы
в стыни и в зной,
Зазеленелым и сирым,
Когда бы их люд честной
Не уберег
всем миром.

История «куется» – «всем миром». «Удел» (НАБАТ: стихи о Войне и Победе. – СПБ.: Путь, 1995):

Удел не кляня окаянный,
Оставить земное житьё,
Как мних Пересвет покаянный,
Скрестив роковое копьё!

Бесслёзно во мгле потрясений
Покинуть возлюбленный край,
Как доблестный Сергий Есенин,
Как светоч Рубцов Николай.

«Мних Пересвет» – уже ухарь и схимник в одном лице, еще тогда, давным-давно; «доблестный Сергий Есенин» (ухарь и мних) – образ новейшего времени, «светоч Рубцов Николай» (сплав тот же: натура и культура) – и вовсе наши дни.
«Набат», «В колокола» – этот «звон заглавий» вовсе не случаен, в нем слышится призыв внять культурному коду своей истории, где просвещение усиливало воинский дух, а воинский дух благоговел перед просвещением.
В результате отлились такие строки («Набат»):

А я, как мой Пророк, мечту лелеял тоже:
И ворога любить, и милость к падшим звать.
Но… меч в моей руке! Помилуй, правый Боже:
Любовью надо жить и, значит, убивать?

Перед нами философия войны и мира, а не психология драчки. Мало быть сильнее врага, надо не стать врагом самому себе. Война не только не отменяет понятия истина и добро («война все спишет»), но, напротив, актуализирует их. Убивать любовью – это мучительно, хотя и необходимо; а убивать чтобы убивать – это, в конечном счете, убивать себя.
Вот и получается: любить Россию – любить истину. Ни больше ни меньше. Быть таким просвещенным патриотом – «убивать любовью» – тяжелое бремя. Это цивилизационный выбор, говоря языком современных реалий. «Радеем за-ради Руси – не ради полушек да гривен…» («В колокола»). Это выбор ценностей духовного порядка, где вечная проблема «что есть истина?» актуальнее суетливой формулы «кто виноват?», особенно в том случае, когда последняя подается в связке с «что делать?». Если «что делать?» идет после «кто виноват?», то история бесконечно плодит виноватых, история страны превращается в историю вины. Что делать с такой историей? Откуда в такой истории взяться духовной энергетике?
«Кто виноват?», кстати, – это рефренчик из репертуара этнопсихологии, и это вовсе не беспомощный русский ответ-вопрос на все случаи жизни, упирающийся в фатальный вопрос-ответ «что делать?»; эта глупая волынка навязывается русским как, якобы, их ментальный синдром. Дескать, что ни случись – сразу начинают искать виноватых, чтобы наломать дров – и вновь подавай им виноватых. На самом деле у русских «что делать?» идет вслед за сакральным вопрошанием «что есть истина?» – действия сверяются с высшими культурными ценностями, истиной, добром, красотой. Такая практика, такой алгоритм осмысленных действий позволили русским сотворить не историю дураков, а, пусть и трагическую, но историю мыслящей нации. У людей, кстати, не трагических историй не бывает.
Наша история – уникальный источник для воспроизводства гуманистического менталитета.
А вот как Игорь Григорьев метит «ментальность фашизма»: «Маньяк изблюёт в мир “Майн Кампф”» (строка из «Русского урока»). Лапидарная и оттого веско красноречивая оценка принципа «кто сильнее – тот и прав». Каков идейный каркас «шедевра» маньяка?
Простенький посыл «кто виноват?», оформленный как причина, ведет к примитивному следствию «что делать с теми, кто виноват». К чему это привело, мы все хорошо знаем. Вот она, классика этнопсихологической экспансии. Нация вмиг глупеет, люди превращаются в нелюдей. «Житейский раж» заставляет замолчать голос здравого смысла.
Игорь Григорьев прошелся по самым матрицам духовности. Именно культурный патриотизм делает поэта Игоря Григорьева величиной культурно значимой. Не столько этнопсихология, сколько ментальность его поэтический корень. Кто бы ни читал его стихи, никому и никогда в голову не придет сказать, что они, например, против белорусов, или украинцев, или поляков. Или даже немцев. Его стихи по своему ментальному посылу не «против» чего бы то ни было, а – «бери неотложней и выше» – «за Россию-истину», они позитивно заряжены, а не деструктивны. Они за «победу над ночью», а не против «маньяка». Есть разница.
Это ярко проявляется в концовке поэмы «Русский урок», и эти звонкие строки заслуживают того, чтобы привести их полностью:

Стокровьем закат пересиля,
Победу над ночью зажгла.
Россия, Россия, Россия,
А если бы кровь изошла?

А если б разверстая бездна
Пронзила заволжский песок?
Тебе-то, вещунья, известно,
Как в Даль твою впился б Восток.

А вдруг бы себя не хватило?
А вдруг бы да сдали крыла? —
Ведь экая смертная сила
Твою непреклонность рвала!

Всю ночь от потёмок до света,
До самого Солнца-светла,
Ужель не боялась ответа,
Себя сожигая дотла?

Ужели надеялась выжить?
Воскреснуть в назначенный срок?
— Бери неотложней и выше:
Дать нелюди Русский Урок!
~ ~ ~
Вдругорядь взгори Хиросима —
И Питер сгорит, и Елец…
Россия, Россия, Россия,
Победы терновый венец. (…)

Нельзя повторить «Дранг нах Остен» —
Клеймёны «паучьим крестом»,
Не те мы теперича ростом
(Хоть люди забыли о том).

Нельзя повторить Нагасаки,
Зане ноне порох не тот.
— Авось перебьёмся без драки…
Нет, люди: «авось» не спасёт!

Звучит как набат. Словно сегодня написано, в наши дни. Даже расшифровывать актуальные аллюзии нет необходимости.
Поэму «Русский урок» можно назвать «Урок русского» (и здесь образуется удивительная перекличка – перезвон! – с В.Г. Распутиным, который также по-русски подбирался к окаянным вопросам бытия).
В чем смысл урока?
Он очень прост, ибо очень глубок: любить Россию – любить истину. Россия и истина – близнецы-сестры. Не станем задаваться вопросом «кто матери-истории более ценен?», дабы не впадать в мессианство.
Однако если задаться вопросом о миссии русской литературы в современную эпоху (в контексте информационного противостояния цивилизаций следует говорить именно о миссии, но не о функции или задачах), то она определяется императивом познавательного отношения к миру: формировать духовность человека как гармонию вечных ценностей – истины, добра, красоты. Любовь к истине-России – это проявление любви к миру. Такая любовь никому не угрожает, она всех объединяет.
Игорь Григорьев глубоко прав.
Как ни пафосно это звучит, быть русским сегодня означает, во-первых, быть русским европейцем, а во-вторых – быть на стороне культуры. На страже ментальности (не поступаясь самобытностью этнопсихологии).
В этой связи концепция русской Европы как очага здоровой ментальности нам представляется весьма актуальной. Именно в таком контексте, с нашей точки зрения, и следует воспринимать патриотическую лирику Игоря Николаевича Григорьева.

Анатолий Андреев,
доктор филологических наук,
профессор, член Союза писателей Беларуси
(Минск, Беларусь)

Русский язык – основа духовного сплочения граждан Российской Федерации

Валерий Павлов

Русский язык – основа духовного сплочения
граждан Российской Федерации

Национальный язык во всех развитых странах был и остается объектом постоянного внимания со стороны общественности и государства. Об этом свидетельствуют многочисленные факты:
-первые академии (во Франции, Испании) были созданы с целью изучения и совершенствования языка;
-первые звания академиков были присвоены лингвистам еще в XVI веке;
-первые школы были созданы для обучения литературному языку, и в этом смысле историю литературного языка можно рассматривать как историю просвещения, образования и культуры.
-Российская Академия в Санкт-Петербурге в 1783 г. была также основана для изучения русского языка и словесности. Его крупным вкладом в лексикографию было создание 6-томного «Словаря Академии Российской» (1789-1794 г.г.), содержащего 43 тысячи слов.
tn_195496_12514890ce61По решению Генеральной Конференции ООН с 21 февраля 1999 года ежегодно отмечается Международный день русского языка. В Конституции России русский язык определен как государственный. Он используется как средство межнационального общения в самой России и ближнем зарубежье. При этом Основной закон РФ гарантирует всем народам нашей страны право на сохранение родного языка и создание условий для его изучения и развития.
В настоящее время русский язык – один из языков европейского и мирового значения. Он входит наряду с английским, французским, испанским, китайским в число официальных международных языков. Он звучит с трибуны ООН.
На сегодняшний день многие страны Содружества Независимых Государств и дальнего Зарубежья уже реализовали инициативу ЮНЕСКО: в России, Белоруссии и на Украине отмечается День славянской письменности и культуры.
В Белоруссии и на Украине празднуют Дни своих национальных языков. 6 июня 2011 г. Президент РФ Д. А. Медведев подписал Указ № 705 « О дне русского языка».
За свою многовековую историю русский язык никогда не испытывал таких значительных преобразований как в XX столетии. Это связано с коренными политическими, экономическими и культурными изменениями, которые произошли в государстве.
Россия пережила 2 крупных потрясения: революцию 1917 года и революционную перестройку 90-х годов прошлого века.
В 1938 году принято постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей». Русский язык был обязательным предметом во всех национальных школах. В результате заметно увеличилось число людей, владеющих русским языком. По итогам переписи населения в 1970 и 1989 годах количество лиц нерусской национальности, считающих русский вторым родным языком, выросло с 41,9 млн. чел. до 68 млн. чел. В 1989 г. число нерусских, свободно владеющих русским языком было 87,5 млн. человек.
С 1967 г. начал выходить журнал «Русский язык за рубежом». В 1973 г. открыт Институт русского языка им. А.С. Пушкина. Это крупный учебный и научно – исследовательский центр.
Важную роль в пропаганде русского языка играет созданное в 1974 г. издательство «Русский язык». Во многие вузы СССР в 60-е годы XX века стали приезжать иностранцы, чтобы приобрести ту или иную специальность и овладеть русским языком.
После распада СССР, когда союзные республики стали независимыми государствами, произошла переоценка многих ценностей, заметно снизился интерес к русскому языку в этих государствах. В Латвии, где 40 % населения говорит по-русски, в 2012 г. было собрано необходимое число подписей для проведения референдума о признании русского вторым государственным языком. По итогам 75 % его участников проголосовали «против».
По мнению мэра Риги Нила Ушакова референдум показал, что вся национальная политика, которая проводилась более 2-х десятилетий, была неправильной. Иначе «за» не проголосовало бы 273347 граждан Латвии. Они выступили не против латышей, а против правящей элиты, которая за 22 года не способна была создать единое общество. Как не может создать конкурентоспособную экономику, стабильную социальную систему, качественное образование и здравоохранение. Вместо этого безработица, литовские продукты в магазинах, сотни тысяч на заработках за границей. Избавиться от угрозы латышскому языку и латышской культуре латыши смогут только тогда, когда местные русскоязычные жители станут их союзниками. – Треть из двух миллионов населения Латвии говорит по-русски. При этом 320 тысяч «не граждан» не имеют права голоса. Голосование о признании русского языка государственным в Украине раскололо общество на 2 лагеря.
Еще 20 лет назад русским языком на планете владели 350 млн. человек. Почти 600 тысяч зарубежных специалистов были подготовлены в наших вузах и техникумах.
Сегодня президенты десяти стран мира неплохо говорят по-русски. Но спустя 15 лет число людей, владеющих русским, сократилось до 270 млн. Если дело так пойдет и дальше, то в следующие 15 лет тех, кто хорошо знает русскую речь, останется на планете 150 млн., а мы будем отброшены назад на 100 лет.
Россия объединила вокруг себя 130 народов и народностей, не нарушая при этом ни одной культуры, ни одной веры, ни одного языка.
В последние годы более 25 млн. русских остались за суверенными границами России. По уровню распространенности языка в мире Россия опустилась с 4-го места на 9-е.
Специалистов в области русского языка очень беспокоит то, что значительная часть молодежи (в том числе и учащейся) уже не владеет русским языком на культурообеспечивающем уровне. Катастрофически упал интерес к чтению, типичным явлением становится незнание русской истории, равнодушное отношение к жизненно важным духовным проблемам. Заметно снизился уровень духовных запросов и духовной жизни большого количества молодежи.
Необходимость привлечения общественного внимания к русскому языку вызвана и тем, что Федеральный закон «О государственном языке Российской Федерации», принятый 1 июня 2005 года, носит декларативный характер, и ответственность за нарушение его положений не установлена законодательством. Это приводит к тому, что государственными структурами в сфере образования, культуры, средств массовой информации не обеспечивается должная защита самобытности, богатства и чистоты русского языка как общекультурного достояния народов России. Не в полной мере осуществляются определенные законом государственные гарантии поддержки русского языка. Финансирование Федеральной государственной программы «Русский язык» обеспечивается ежегодно лишь на 25 – 30 %.
В центральных и местных средствах массовой информации ученые, специалисты, практики открыто называют причины критического положения с русским языком:
1. Разрушена система изучения словесности в школе;
2. Недопустимо сокращено количество текстов для изучения;
3. Катастрофически уменьшено количество часов по предметам «Русский язык» и «Литература»;
4. Отменена основная обучающая форма письменных испытаний, а значит, по крайней мере, ослаблена форма упражнений по словесности – сочинения. Выведены как основные способы проверки, которые ориентирует изучение на систему дрессировки, то есть на механическое, нетворческое восприятие (ЕГЭ, тестирование);
5. Фактически выведена за рамки школьного изучения языка коренная задача – овладение ясным и точным смыслом слов, их значений;
6. Резко ухудшилось состояние языковой среды и ее программное обеспечение. Заметно упал уровень речевой культуры. У школьников и студентов проявляется неумение ясно выразить мысль и даже пересказать внятно текст;
7. Крайне обеднено содержание осваиваемой лексики, необходимой для поддержания нормальной жизнедеятельности и здорового мировосприятия современного «рядового» человека.
8. Подорвана языковая основа мировоззренческой составляющей школьного обучения;
9. Необоснованное сокращение содержания и неизбежная при этом примитивизация преподавания литературы в школе привели к общему обесцениванию образования, к катастрофическому для независимой страны снижению общей культуры учащихся.
Знание русского литературного языка может быть обеспечено лишь освоением русской классической литературы. В одной из своих статей известный ученый, доктор филологических наук Н. Н. Скатов отметил: «Тесня русскую классику, мы лишаем доверенное нам молодое поколение не только прошлого, мы лишаем его и будущего».
Сегодня, как никогда, необходимо привлекать общественное внимание к судьбе русского языка. В разных странах существуют специальные организации, которые занимаются защитой и пропагандой в своей и других странах родного языка. Это, например, Институт Гете в Германии, это «Французский альянс», «Британский Совет» в Англии, а Попечительский Совет Института Сервантеса, который призван распространять испанский язык и испаноязычную культуру в мире, возглавляет король Хуан Карлос. Есть и в России Институт русского языка им. А. С. Пушкина. Это оплот нашей духовности.
Думается, нам в Российской Федерации нужны «Закон о культуре» и Закон «О защите русского языка», в котором следует четко определить меры ответственности за его нарушение. Есть польский Закон «О языке», Закон «Об использовании французского языка». Например, если в каком-то кинотеатре Франции начинают превалировать не франкоязычные кинофильмы – это может стать объектом для санкций.
Сегодня уже многие люди говорят и пишут, что пора научиться честно размышлять о том, как исправить положение, в котором пребывает наш язык и русская культура.
Нужно прекратить дезинформацию и умолчание о состоянии дел в этой сфере. В отношении носителей русского языка и культуры (особенно молодежи) положение следует признать критическим.
Надо добиваться удаления малообразованных горе – реформаторов, неспециалистов из сферы образования.
Есть острая необходимость в постановке заслона средствам массовой информации, несущим деструктивные сведения, дезориентирующие сознание, направленные на развал традиционных духовных ценностей России. Это нужно сделать законодательными мерами. Они должны проходить предварительную независимую общественную экспертизу. Надо принять за основу любых преобразований в сфере языка и словесности – богатейшее отечественное наследие в этих сферах, с осмотрительностью заимствуя зарубежный опыт.
Сегодня следует без боязни признать: необходима разработка решительных контрмер для возвращения неосновательно и нигилистически отвергнутых отечественных ценностей в области образования и культуры.
Требуется осуществить конкретные законодательные и финансово — экономические меры, чтобы вернуть в сферу образования и культуры высококвалифицированных специалистов – гуманитариев, активно использовать их знания и опыт в восстановлении полноценного гуманитарного образования в школе. Учитель школы, преподаватель вуза – достойны присвоения статуса «госслужащий», потому что повседневно занимаются важнейшим государственным делом.
В статье «Россия: национальный вопрос» в «Независимой газете» от 23 января 2012 года В.В. Путин отмечает, что «наше государство многонациональное. Но оно должно иметь единую ментальность. Русский народ является государствообразующим по факту существования России».
Великая миссия русских – объединять и скреплять нашу цивилизацию русским языком, культурой, « всемирной отзывчивостью» по определению Федора Достоевского, скреплять русских армян, русских азербайджанцев, русских немцев, русских татар. Скреплять в такой тип государства – цивилизации, где нет « нацменов», а принцип распознания « свой – чужой» определяется общей культурой и общими ценностями.
Именно об этом особом характере русской государственности писал Иван Ильин:
«Не искоренить, не подавить, не поработить чужую кровь, не задушить иноплеменную и инославную, отдать всем дыхание, великую Родину….всех соблюсти, всех примерить, всем дать молиться по-своему, трудиться по-своему и лучших отовсюду вовлечь в государственное и культурное строительство…».
Стержень, скрепляющая ткань этой уникальной цивилизации, русский народ, русский язык, русская культура.
«Самоопределение русского народа – это полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром, — говорит В.В. Путин. Он рассуждает о необходимости единого культурного кода, о сохранении русской культурной доминанты, носителем которой выступают не только этнические русские, но и все носители такой идентичности независимо от национальности. Это тот культурный код, который подвергался в последние годы серьезным испытаниям, который пытались и пытаются взломать. И, тем не менее, он, безусловно, сохранился. Вместе с тем его надо питать, укреплять и беречь. Огромная роль здесь принадлежит образованию. И в первую очередь речь должна идти о повышении роли в образовательном процессе таких предметов, как русский язык, русская литература, отечественная история – естественно в контексте всего богатства национальных традиций и культур.»
Можно вспомнить, что многие граждане СССР, оказавшиеся за рубежом, называли себя русскими. Причем считали себя таковыми независимо от этнической принадлежности.
Интересен и тот факт, что этнические русские нигде и никогда, ни в какой эмиграции не составляли устойчивых национальных диаспор, хотя и числено, и качественно были представлены весьма значительно. Потому что в нашей идентичности – другой культурный код.
В. В. Путин коснулся проблем русского языка и в другой своей статье «Демократия и качество государства»:
«Образ жизни людей определяют разные традиции, обычаи, модели поведения. Поэтому безусловной ценностью для нас являются интеграторы, мощные скрепляющие факторы – русский язык, русская культура, Русская православная церковь и другие традиционные российские религии. И, конечно, многовековой опыт совместного исторического творчества разных народов в одном, едином Российском государстве».
Исторические исследования русской филологии говорят о том, что через определенные промежутки времени Россия переживает переломы и революции, с появлением новых общественных сил.
В 1945 году Виктор Виноградов – известный филолог – русист XX столетия пишет книгу «Великий русский язык». Вот настроение общества тех лет.
Екатерина Великая в конце XVIII века собрала ученых, в том числе и технических специальностей, писателей и поэтов и посадила их за работу над словарем. С целью чистоты русского языка.
Думается, замечательно сказал Иван Ильин: «И еще один дар дала нам наша Россия – это наш дивный, наш могучий, наш поющий язык. В нем вся она, наша Россия. И ширь неограниченных возможностей; и богатство звуков, и слов, и форм; и стихийность, и нежность, и красота, и размах, и парение, и мечтательность, и ясность – все доступно нашему языку. Он все способен выразить, изобразить и передать».
20 февраля 2012 г. Общественная палата Псковской области обсудила на Пленарном заседании вопрос «Русский язык – основа духовного сплочения граждан Российской Федерации». Это было обусловлено вовсе не тем, что в нашем регионе положение с преподаванием русского языка хуже, чем в других местах. Прежде всего палата хотела еще раз привлечь внимание властей и широких кругов общественности к действительно существующим в этой сфере проблемам и призвала руководителей областного и муниципального уровня, лидеров общественного мнения, деятелей образования, культуры, театра, музыки и других видов искусства, современной журналистики приложить максимум усилий для сохранения достижений русской культуры и сбережения чистоты русского языка. Общественная палата Псковской области подготовила и направила в их адрес рекомендации

«Песня русская» в литературно-художественной гостиной г. Пскова

PLP15 октября 2015 года в 18-00
состоится встреча в Литературно-художественной гостиной псковских писателей (Псков, Рижский пр., 64)

В рамках литературного вечера пройдет презентация новой книги псковского поэта Валерия Мухина «Песня русская».

Вход свободный.


Досье  Псковского литературного портала:

MukhinМухин Валерий Михайлович родился 8 июня 1942 года в  посёлке Кесьма, ныне Весьегонского района Тверской области. Жил на Украине — в Луганске (Ворошиловграде) и Дружковке, посёлке Ярега (Коми АССР), Сестрорецке – под Ленинградом, в Пушкинских Горах Псковской области. С 1957 года проживает в Пскове. Поэт, художник. Член Союза писателей России, член международной ассоциации писателей и публицистов.  Автор 12 книг стихов. Неоднократно публиковался в центральных периодических изданиях, а также сборниках и периодике Псковской области.

Стихи лауреатов. Юлия Крылова

С-ПТретье место
в «Открытой номинации»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2015»

 ЮКрылова

Юлия Крылова
Санкт-Петербург — Тверь

 

* * *

Мальчики режутся в танчики, красных купают коней
и в белом белье убегают — умирать на войне,
играя в бессмертие, в эльфов и колдунов,
но никто с белоглазой встретиться не готов.

Солнце ласкает макушку маминою рукой,
букашки ползут по рубашке, и ползет над рекой
цвета твоей рубахи белое полотно
и расползается красным маленькое пятно.

* * *

И льется песня ржавою водою,
слова которой стоило б забыть,
но я пою и в этом водопое
бегу по волнам памяти в заплыв
по ванне белой, чей язык шершавый
мне гладит спину ласковей, чем ты,
и в зеркало в разводах этой ржави,
как в символ разводящейся четы,

смотрю я, вспоминая нашу речку,
что течь могла быстрей, чем наша речь,
и наши обручальные колечки
от камешков в ней расходились. Лечь
хотелось в лодку и смотреть на небо,
как месяц, подражая нам, в нем плыл.
А через год единственным ты не был,
а вот любимым ты, пожалуй, был.

Похрустывая яблоком зеленым,
я Евой не кажусь себе уже.
Плыву теперь в объятиях зевоты
над пропастью в водопроводной рже
и более всего боюсь я пробку
изъять из мира с бездною без дна,
где нет тех звезд и месяца, где робко
уходит из строки — вода… вода…

 

ПРОГУЛКА

А.Л.

в маленьком городе где каждая хата с краю
не любовь бесконечна ряды дощатых заборов
где раз в месяц проходит скорый
и никто его не замечает

где все тебя знают и каждый прохожий знакомый
где крик петуха звучит как песнь Соломона
где все ждут от соседа динь-дона
и поэтому вечно дома

где хранит тебя рухлядь иконки родные стены
с цветочками зла завядшими на обоях
подоконник на нем растенье
солнцем залитое и водою

где женщина лет за сорок с гусиной кожей
вспоминает по праздникам как она с ним летала
и зеркало каждое в чем-то схоже
с одной из картин Шагала

где в субботу скрипач на раскаленной крыше
Мендельсона играет и ест незрелые сливы
где я слава Богу себя не слышу
где себе я кажусь счастливой

Стихи лауреатов. Александр Петров

С-ПТретье место
в «Открытой номинации»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2015»

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Александр Петров
г. Псков

 

* * *

не спрашивай меня, как я живу
не говори о жизни и погоде,
я сам об этом многим говорю,
и даже попадаю в душу вроде.
не предлагай мне огненной воды,
я слишком очарован крепким чаем,
и слушая как ссорятся коты,
я обязательно о ком нибудь скучаю.
и ночь считаю лучшим из времен,
в моем сформировавшемся сознании.
мы как то очень правильно живем,
раскапывая крохи мироздания,
мне хочется так много рассказать,
раскатывая буквы на бумаге.
но если честно, хочется поспать
и погулять во сне по старой Праге

не спрашивай меня, как я живу….

*  *  *

Мы никогда не увидимся,
Никогда.
Ты помнишь,
Я грезил Витебском,
В те года.
Я бредил твоей Белой Русью,
Счастливый бред.
И знаю, что не вернусь я,
В тепло тех лет.
Охапки осенних листьев,
На берегу.
Их запах, их добрый шепот,
Я берегу.
На имя память скупая,
Как лунный свет.
Но никогда не растает,
Твой силуэт.
*  *  *

Утешайся, какими-нибудь непонятными текстами,
Проводя по седой голове ладошкой.
До боли знакомо мне это место,
В котором встретились мы, мой хороший.

Я в лица прохожих рассеяно всматриваюсь,
Осень, пасмурно, листья желтые.
Какая могла быть хорошая партия,
Мелькнуло среди осеннего золота.

Какие могли быть красивые дети,
Ну что ты хватит, все это в романах.
А солнце светит и листья светят
Звуча естественной фонограммой.

Какая могла быть.., ты снова бредишь.
Наверно осень такая пьяная
А помнишь театр, а помнишь свечи,
И звуки расстроенного фортепиано.

А помнишь мы…. Да конечно помню,
Но это в прошлом, да это было.
Все, друг мой помню, все, впрочем, кроме.
Скажи мне, я разве тебя любила?

Ты слишком много себе придумал,
Хотя, это свойственно для поэта.
Ты был восторженно счастлив, юн
И это было в начале лета.

Тогда все было небесно чисто
Меня пленяла твоя наивность
Но лето кончилось, очень быстро,
А небо грустно дождями лилось.

И каждый стал одинок по – своему
Усталость имеет свойство копиться.
Наверное, надо было бежать на море
Или хотя бы пойти напиться.

Все в нашей жизни не равномерно
Кому везет, а кому не очень.
И как же часто бывает скверно
Когда съезжаешь ты на обочину.

Ну вот сказали друг другу глупости,
Пора прощаться, опять на долго
Все наши чувства, как льдинки хрупкие,
А души плачут побитым волком.

Все это было глубокой осенью
И листья падали парашютами
В ногах остались печаль и колкости.
Размен тоскою и злыми шутками

 

Стихи лауреатов. Тамара Канивец

С-ПТретье место в номинации «Профи» поэтического конкурса «Словенское поле — 2015»

??????????

Тамара Канивец
г. Москва

 

В банке верба – завтра Пасха, длинно распуская тени,
с полумраком входит сказка, скрипнув, приоткрылись сени.

Откуда есть пошла…

Плавный вечер в перестуке; позолота за окном
в звуках меркнет. «Ту-ки-ту-ки» убаюкивают сном.
Да – не рядом, да – неблизко город-воин на крестах.
Ты, наверно, цедишь виски: «За проекты на местах!»,
но на дне усмотришь змея: шестиглавый испускает
«русский дух» и «нацидеи» – красных девок гад таскает
в край расшатанных устоев, в область иллюзорных выгод
(поглядишь дно пустое – он ползучим телом дрыгат).

А у них прицел в бойницах, с рубежей на запад вектор;
там не денежны «проекты», не купцам держать границы:
не сменяются «идеи» как сложились с давних пор,
их песчаник не ржавеет, как покоцанный топор.
Через яблочные дали – схимники да эти башни
грудью каменною встали в сердце поля, а не пашни.
От Владимировой бабки Ярославичей потомки
Папу клали на лопатки и громили орд обломки.

Здесь, где ты пока что не был,
солнца – пушкинская мета на картинах цвета неба.
За погостами, лесами,
где не ходят поезда, луговыми парусами
запестревшие стада, разыграли в дымке марей
древних кривичей сценарий.

От набегов крымчан до пещер «Богом зданных»
тайным ходом, что был для спасения званных,
три монаха пришли к Каменцу; у воды,
с неустанной молитвой влагая труды,
рыли церкву всечасно в пустыньке своей;
только кости честны’е дошли до людей.

А случилось так однажды – сын с отцом гоняли зверя;
от усталости, от жажды ль – тот к ручью и тут, не веря,
слышат ангельское пенье. Возопили: «Правый Боже! –
в страхе – ниц! и класть знаменья, – Попустил сие за что же?
Не узреши никого, слышим Ангела Твого!
Защити нас от напасти, Пощади Своею властью!».

На коленях за поклоном, сын с отцом кладут поклон:
не трубит на месте оном Глас, и безмятежен склон.
Всё, как прежде, на ладони – с этого холма,
лишь ручей овражки точит, да лягушками квакочет,
да вплетает воедино музыку псалма.

Ожерельем лебединым,
как наследием единым,
выи вытянув для крика,
по своей реке Великой
вертикалью лаконичной,
да под маковкой пшеничной,
с мощным кряжем для распора,
запечатав светом горы
и подземных рек тесьму,
часть вселенскую – осьму,
как и прежде моложаво,
в карауле молчаливом
храмы сказочной державы,
внемлют птицам боязливым
(что хвостатою ватагой громко хвастают отвагой
у ореховых кустов под пролётами мостов).

Раскидало нас по свету – кто любил и обманулся,
но опор твоих коснулся.
Дух захватывая, спета, отражённого массива
крутизна! Ах, раскрасива!

Еду вот, смотрю в окно;
перелески меж полями: всюду – то же, всё – одно.
В пригороде остановка. Из автобуса гурьбой
высыпаемся неловко, разминаемся ходьбой.
В храм заходим небогатый,
вечерь служат – «час девятый».
На икон прозрачный воздух нанесён лазурный свод,
лики добрых, лики грозных, боя новый поворот,
крестный ход, осада, рать… С парашютов умирать
шла сынов Шестая рота:
бытия иной виток, века нынешнего нота –
выдох глоток – слёз глоток.

В плаче стали все родные. Голосов – церковный хор
вьёт подзоры кружевные из окон в полдневный двор,
где волнистые туманы юной Ольги и Довмонта
ткут Россию Иоанна, уходя за горизонты.

Судный День был прежде важен. На него себя равнял,
кто с рожденья – русским слажен, кто во Храме шапку мял.
А теперь вокруг играют, правил нет, а кон идёт;
выигрыш свой пока не знают. Кто кого куда ведёт?

Суррогаты (от рогатых), заменители любви,
идентичные, в каратах, зазывают: «Поживи-и!
Без деньжонок дело худо, на день – жёнок волочи!»
Но затихли вопли блуда: бьют словенские ключи.
Холодны! – зубами клацать, льются чистым серебром,
в честь Апостолов – двенадцать, хоронятся, аки кром.
Знают их под именами, но потом сливаясь в гладь,
мимо мельницы – сынами обернутся в речку-мать.
Превращение – не диво; он, они, она – вода,
по-весеннему бурливо пропадает в никуда.
Всё смешав в подземных клетях, всё вобрав – из жизни в смерть,
заиграет снова в детях светлых бликов круговерть.
Подставляю ей ладони! На один короткий миг,
с детством встретившись на склоне, прорывается как крик!
Но под солнцем пассажиря от Рожденья – до Конечной,
брызги радуги транжирю, бестолковая, беспечно.

Притчи причта под зевоту, ананас, картье, канкан:
а на нас идёт охота – за приманками – капкан.
Стало слабости обидно. Из штанин – конец хвоста
бьёт копыто. Стыдно. Стыдно. Будто нет на мне креста.
Будто память изменила в родовой цепи звено.
Подниму что уронила, не отдам что мне дано.

Меж собой в раздумьях горних, хлопоча о наших душах,
бьются воинством изборних, бронники чужие руша,
Те, что в Ликах от Андрея, мироточа и темнея,
на мгновенье замерев под Крестом Честныя Древ,
золотятся. В ризах розы, у подножий – лилии.

Узы-шпоры – в бок занозы, шип – под сухожилия.