Архив метки: Родная Ладога

Вышел 3-й номер журнала «Родная Ладога»

Владимир Марухин

Вышел 3-й номер журнала «Родная Ладога»

Традиционно в номере представлены разделы по основным культурно-просветительским и литературно-художественным направлениям.
Материалом, определяющим и раскрывающим главную идею номера, является опубликованная в разделе «История и современность» статья митрополита Петрозаводского и Карельского Константина (Горянова) (Петрозаводск) «Не умолкает славянская служба или “Дуб – русский!”», посвященная 200-летию со дня рождения известного деятеля Русской Православной Церкви архимандрита Антония (Капустина)». «С середины XIX века Палестина стала объектом пристального внима­ния западных стран. Пруссия и Франция, протестанты и католики решили упрочить здесь свое положение. И это им во многом удавалось, так как пра­вославные в Османской империи составляли этно-конфессиональное мень­шинство. Требовалось усиление позиции Русской Православной Церкви. Первая Русская Духовная миссия в Палестине под руководством архимандрита Порфирия была больше ознакомительной и представительской. Но именно она заложила основы просветительской деятельности для следую­щих миссий. 1 сентября 1865 года на место Начальника Миссии прибыл назначенный митрополитом Московским Филаретом архимандрит Антонин (в миру Андрей Иванович Капустин), — пишет автор во вступительной части статьи, в которой на примере жизни и миссионерской деятельности архимандрита Антонина раскрывает значение и роль Российского государства в его борьбе за влияние и усиление позиций Русской Православной Церкви на ближнем Востоке.

В этом же разделе — «История и современность» — публикуется отрывок из историко-литературного повествования санкт-петербургского писателя, постоянного автора журнала «Родная Ладога» Николая Коняева (Санкт-Петербург) «Последний путь Государя». Накануне 100-летия Октябрьской революции, автор, осмысливая её трагические последствия, пишет: «Завершая династию, Николай II пошел по пути страстотерпца Бориса. Командуя дружиной своего отца, равноапостольного князя Владимира, Борис, несмотря на очевидное превосходство в силе, отказался от войны за великокняжеский престол с братом Святополком, пожертвовал собою ради предотвращения разорительной для страны междоусобной войны…

Конечно, как справедливо отмечал Иван Александрович Ильин, Нико­лай II, стремясь избежать гражданской войны, согласился на отречение, и в результате народ вел гражданскую войну без Государя и не за Государя…

Понимал ли это последний русский Император?

Как свидетельствуют записи в его дневнике и свидетельства близких, понимал».

Еще один материал, связанный со 100-летней годовщиной русской революции – статья Елены Шаляпиной (Санкт-Петербург) «Царь Православный», посвящена взаимоотношениям Государя Нико­лая II с Русской Православной Церковью; опубликована под рубрикой «Царский путь».

Раздел завершается публикацией хорошо знакомых нашему читателю авторов исторических и краеведческих очерков — Никиты Шевцова и Елены Наумовой (Москва), она называется «Сквозь метель, вслед за шутом Балакиревым…». Творческая командировка исследователей в Эстонию привела к неожиданному открытию:

«Как в эстонской глубинке мог появиться монумент в честь одного из предводителей пугачевского восстания»? Уже потом, изучив документы, мы узнали, что национального героя Башкортостана не казнили после поражения восставших, а отправили на вечную каторгу в каменоломни возле крепости Рогервик… Его могила не сохранилась. Выкованный из меди памят­ник-бюст Салавату Юлаеву был установлен в Палдиски в 1989 году».

 В разделе «Мировоззрение» публикуются материалы трёх авторов, первый из которых русский-аргентинский писатель-историк Игорь Андрушкевич (Буэнос-Айрес, Аргентина), предваряя свою статью «Коренная идея России» русской поговоркой «Без корня и полынь не растет», утверждает:  

«…Таким образом, высшая форма человеческого общежития — политиче­ская или государственная жизнь — требует для своего зарождения и даль­нейшего существования наличия объединяющей и ориентирующей корен­ной идеи. Достоевский по этому поводу говорит: «При начале всякого на­рода, всякой национальности идея нравственная всегда предшествовала зарождению национальности, ибо она же и создавала ее. Исходила же эта нравственная идея всегда из идей мистических…» (Достоевский Ф. М. Дневник писателя, 1880).

Эта коренная идея может иметь сложный и многогранный характер».

Созвучно предшествующей теме исследование доктора исторических наук Сергея Перевезенцева (Москва) «Традиционализм: русский взгляд»: «Именно народ оставался главным противником различных нововведе­ний. Если проанализировать политические требования, выдвигаемые во вре­мя большинства народных восстаний и бунтов в России в XI–XIX веках, то главное из этих требований — возвращение к традиции…

Наверное, одним из самых «революционных» изменений традиции в русской истории стало принятие христианства в конце X века, осуществленное по инициативе киевского князя Владимира Святославича».

 Заключительной публикацией раздела стал очерк «Другие» журналиста Василия Давыдовича (Фазиль Да­вуд-оглы) Ирзабекова (Москва ) — главного редактора портала фонда Святи­теля Луки (Войно-Ясенецкого). Обобщая межнациональные проблемы, возникшие в результате распада СССР, автор с болью пишет: «Другие… Роковым образом ими становятся друг для друга целые на­роды, еще недавно бывшие добрыми соседями… Многим пришлось бросить дома, покинуть обжитые города и села, могилы родных и близких, распрощаться с закадычными друзьями».

 Под рубрикой «Доспехи» опубликованы два материала. Известный публицист-международник и прозаик Дмитрий Лиханов (Москва) посвятил свой очерк «Звезда и крест инока Киприана» воинскому и духовному подвигу нашего современника. В предисловии сказано: «Герой Советского Союза пол­ковник ВВС Валерий Бурков про­шел войну (в Афганистане), увечья, мытарства и искушения властью, чтобы всту­пить в брань духовную. Он — единственный монах со Звездой Героя на рясе».

Второй материал рубрики «Подводники. Забытые рукописи»:

принадлежит перу капитана 1 ранга Вадима Кулинченко (Балашиха, Моск. обл.). «Сам я подводник по профессии, а, как говорят, это профессия смелых, даже первый космонавт Земли Юрий Гагарин, побывав на подводной лодке, оценил мужество моря­ков выше космонавтов».

Под рубрикой «Славянское братство» опубликован отрывок из книги известного русского писателя-мыслителя Юрия Лощица (Москва) «Славянские святцы». Вот, в сущности, о чём эта книга: «Маленький саксонский городок назывался Герлиц, а Измаил Срезнев­ский уже по своим штудиям в Берлине (оттуда начал) знал, что в этих гер­манских краях, между Эльбой и Одером, и в Саксонии, и в Пруссии, какое почти название ни тронь — городское ли, деревенское ли, речное, — из-под немецкого имени проглянет исконное — славянское. Дрезден, к примеру, не что иное, как Дреждяны, то есть деревянный. А Лейпциг когда-то звал­ся Липск (тоже «древесное» имя, прямой тезка русскому Липецку)».

Рубрика «Лествица» открывается продолжением публикации материалов под общим названием «Блаженный инок. Жизнеописание блаженного инока Владимира, Важеозерского чудотворца. (Воспоминания современников)».

 К 60-летию постоянного автора «Родной Ладоги», писателя Валерия Сдобнякова (Нижний Новгород) приурочен его очерк о жизненном и духовном подвиге о. Павла Флоренского «Мир сходит с ума и неистовствует в поисках чего-то»: «В первом разделе книги, назван­ном «Завещание» (А это и есть заве­щание, мысли и советы, обращенные к семье, к самым близким и родным людям. Написал его о. Павел 11 июня 1917 года и затем несколько раз в последующие годы дополнял), есть такие строки Флоренского: «Самое главное, о чем я вообще прошу вас, — это чтобы вы помнили Господа и ходили пред Ним… Если уж очень захочется что иметь, то добывайте и просите Бога, чтобы было желаемое у вас. Но только не завидуйте. Мещанство душевное, мелочность, дерзкие сплетни, злоба, интриги — все это от зависти. Вы же не завидуйте, утешьте меня, а я буду с вами, и сколько можно мне будет, буду молить Господа о помощи вам». С именем Валерия Викторовича Сдобнякова непосредственно связана статья о его творчестве «О феномене Валерия Сдобнякова. К 60-летию писателя», написанная его земляком писателем Анатолием Абрашкиным (Нижний Новгород), публикуемая в разделе «Критика и литературоведение». «Для литературного Нижнего Новгорода Валерий Викторович Сдобняков — явление выдающее­ся. Про таких говорят «штучный товар». Они неизменно успешны в своих начинаниях и всего добива­ются сами. Они из числа тех вне­системных пассионариев, которые неудобны для конформистов. Они умеют отстаивать свою точку зрения и бороться за нее, отвер­гая пустопорожние компромиссы». В рубрике «Русские судьбы» журнал продолжает знакомить читателей с историко-публицистическими работами Галины Кучиной (Мельбурн, Австралия) о жизни русских эмигрантов. В номере опубликована её большая работа «Воспоминания о моём отце», посвященная событиям Гражданской войны в России начала XX века. «В силу установленных декретом народных комиссаров правил нужно было встать на учет и получить удостоверение личности… Действительно, кто попадался разнузданной толпе в погонах — был зверски убит… После этого офицеры бежали из городов в деревни, где еще можно было найти временное убежище, где еще городская разнузданность не свирепствовала. Здесь наша интеллигенция, которая именовала себя «народниками», увиде­ла подлинное лицо революционной стихии».

Рубрика «На рубеже цивилизаций» предлагает читателю познакомиться с двумя материалами, представленными российскими дипломатами.

Совместная публикация Владимира Иванова и Михаила Владимира (Москва) под названием «Защита соотечественников – дело правое» рассказывает о повседневной работе нашего государства по защите россиян за рубежом. «В 2012 году в России начал свою работу Фонд поддержки и защи­ты прав соотечественников, проживающих за рубежом, созданный Указом Президента РФ от 25 мая 2011 года.

…Учредители Фонда МИД России и ФА «Россотрудничество». Сегодня, когда Фонду исполнилось пять лет, уже можно подвести пер­вые итоги его работы. Начиная с января 2012 года, Фонд осуществлял и продолжает осу­ществлять более 350 правозащитных проектов в 50 странах мира, включая Россию. Практическая работа проводится в партнерстве с 26 Центрами пра­вовой помощи, которые действуют в 20 странах мира. За пять лет работы Фонда реальная правовая помощь была оказана примерно по 60 тысячам индивидуальных и групповых обращений».

 Автор следующей публикации – Чрезвычайный и полномочный посол РФ, кандидат исторических наук Алексей Борисович Подцероб (Москва) в статье «Мали. Восстание туарегов и исламистов» рассказывает о сегодняшних социально-политических проблемах республики Мали: «Прекращение после колониза­ции караванной торговли и разрыв экономических связей между раз­личными районами, оказавшимися отделенными друг от друга государ­ственными границами, разрушили существовавший тысячелетиями хо­зяйственный уклад туарегов. Более того, проводившееся французами их «умиротворение» лишило туарегов возможности нападать на караваны и грабить соседей. Ситуацию еще больше осложнило то, что ни Фран­ция, ни малийское правительство даже не пытались решать возникшие у туарегов проблемы».

Под рубрикой «Связь времён» журнал разместил путевые заметки разных лет, авторами которых являются научные работники Игорь и Владислава Романовы. Материал назван «Россия. Взгляд с Босфора Восточного».

 Следующая публикация рубрики принадлежит секретарю Луганской писательской организации Андрею Чернову (Луганск). Очерк «Прорывая тишину Вечности: Михаил Матусовский о Луганске» повествует о том, откуда советский поэт-песенник Михаил Матусовский, коренной луганчанин, черпал вдохновение, создавая свои лучшие песни.

Традиционно журнал представляет свои страницы молодым авторам. Сегодня в гостях у «Родной Ладоги», в рубрике «Дебют»студентка факультета международной журналистики МГИМО Виолетта Рубцова с репортажем об известном русском книгоиздателе Иване Дмитриевиче Сытине «Сам себе предок».

 Рубрики «Проза» и «Поэзия» содержат литературно-художественные произведения современных авторов. В разделе «Проза» представлены авторы:

Юрий Шурупов (Башкирия, Агидель) — «Молодинский излом. К 445-летию Молодинского сражения». Главы из романа.

Борис Споров ( Москва) – «Своя рука владыка». Новеллы.

Владимир Крупин ( Москва) – «Полковник – паломник». Очерк.

Иван Сабило (Москва) «Наказ». Очерки.

Михаил Зарубин (Санкт-Петербург) – «Птица вольная». Рассказ.

Виктор Лихоносов ( Краснодар) – «Последнее счастье». Очерки.

Виктор Потанин (Курган) – «Гений». Рассказ.

В разделе «Поэзия» опубликованы поэтические подборки многих талантливых авторов. Это: Епископ Каскеленский, викарий Астанайский Геннадий (Гоголев), Николай Зиновьев (Краснодар), Владимир Марухин (Санкт-Петербург), Ольга Иванова (Симферополь), Юрий Баранов (Иркутск), Алексей Любегин (Санкт-Петербург), Николай Алешков (Набережные Челны), Сергей Смирнов ( Кингисепп), Алина Мальцева (Санкт-Петербург), Валентин Семёнов (Санкт-Петербург), Сергей Москвитин (Якутия, Мирный).

Весной «Родная Ладога» отметила 10-летие своей творческой деятельности. Редакция, редакционная коллегия, редакционный совет и многочисленный авторский коллектив, подводя итоги совместной работы, поставили главной задачей совершенствовать творческий процесс по объективному отражению социально-политической и культурной жизни страны.

Вышел юбилейный номер журнала “Родная Ладога”

«Свет мал, а Россия велика!»

«Родной Ладоге» — 10 лет
вышел юбилейный номер журнала

Действительно, «свет мал, а Россия велика!» Эти слова великого русского писателя Ивана Гончарова, своей судьбой познавшего относительные и абсолютные границы человеческого существования, можно использовать как инструмент познания, как критерий оценки личной и общественной жизни в координатах нравственности, истории, творчества. Литературно-художественный, культурно-просветительский журнал “Родная Ладога”, созданный в 2007 году по благословению ректора Санкт-Петербургской Духовной академии архиепископа Константина (Горянова) петербургскими писателями – Андреем Ребровым (главный редактор), Валентиной Ефимовской и Владимиром Марухиным, с первых страниц первого номера установил неотступные смысловые границы своего существования. Из них главная – Великая Россия, простирающаяся от океана до океана, стоящая на незыблемой почве памяти, объемлемая Божиими небесами, пронизанная Господним Духом, управляемая заповедями Нагорной Проповеди. Слово для нашего Отечества – та сила, которой рассеиваются врази и созидаются города.

Многообразны, неисчислимы проявления жизни, которая неполноценна без творческого их осмысления и отображения литературным словом. Благодаря своему нравственному началу, своему духовному содержанию русское литературное слово на протяжении веков воздействует на жизнь человека, преобразует его, разъясняет смысл великого звания «человек». Такое литературное слово не устаревает, не обесценивается так же, как «златая цепь на дубе том», восходящая к древнерусской «Златой цепи», дававшей не одному поколению нравственный закон, который «не велит творить лиха» («Златая цепь»). А кто не творит лиха — творит добро и красоту. Не будем забывать, что истоки русской культуры носят вселенский характер. Византизм, на базе которого она возникла, впитал в себя традиции Запада и Востока, Рима и Греции, Египта и Палестины, он органически усвоил достижения языческой античной цивилизации. Само местоположение Руси на границе между Западом и Востоком делало ее в высшей степени подверженной перекрестному влиянию различных культур. Поэтому нельзя рассматривать наше Отечество только в территориальных границах, ее духовно-культурное пространство простирается далеко за них.

В то время, когда еще только осмысливались и устанавливались сцепления новой эпохи, коммуникации отношений нового тысячелетия, журнал “Родная Ладога” взял на себя ответственную задачу отобразить и исследовать “сильные” и “слабые” взаимодействия в ядре современной русской жизни. Символично название издания, связанное с именем древнего русского озера. «…Все как океан, все течет и соприкасается, в одном месте тронешь, в другом конце мира отдается», — этот художественный образ целостности мироздания, духовной сверхпроводимости, найденный великим писателем Ф.М. Достоевским, понятен русскому человеку, особенно через сравнение с водной стихией. Кажется, что каждый русский — моряк. Да так оно и есть. Генетическая любовь к морю, к водам бескрайним, коренится не только в особом божественном жизнеобеспечивающем свойстве воды, но и в ее родительской, воспитательной функции. Где, как не на водах, то ласковых, то гневно бурливых, человек учится преодолевать трудности, бороться и побеждать. Не от того ли и проистекает закономерность побед русских, что первославяне, перворусы для мест обитания всегда выбирали побережья.

Может быть неосознанно, храня в сердца образ реки Жизни, истекающей от Престола Господня, и сделав круг, возвращающейся к Нему обратно, наши северные предки доверили свои жизни великому Ладожскому озеру. Говорят, что именно на берегах Ладоги впервые прозвучало слово «русский». Нам привычно известное значение этого слова от корня «рус», что значит светловолосый, русоволосый. Но родственный общеславянский корень «ruds» имеет еще значение рыжий, а точнее бурый. Песчано-илистое дно Ладожского озера является причиной того, что его воды не прозрачны, а имеют желто-бурый оттенок. Так не от цвета ли вод этого великого озера, что финны еще называли «Морем русских», произошло имя великого народа, древнейшие предки которого поселились на каменистых берегах пять-шесть тысяч лет назад, когда еще и в помине не было ни рек Невы и Свири?

На берегах Ладожского озера, где Богом созданы природные условия для монашеской жизни, где по преданию в древние времена Апостол Андрей Первозванный разрушил языческие капища и воздвиг христианский каменный крест, где монашеский подвиг может проявиться во всей полноте, образовалась Северная Фиваида. Несколько древних великих монастырей — Валаамский Свято-Преображенский, Александро-Свирский, Коневецкий по сей день оберегают славу Божьего мира.

Ладога испокон веков своей природной мощью, своей победной историей, как могучий единый организм, давала пример величия, постоянства, целостности, державности. Кажется, только вблизи такого источника жизни и могло зародиться и выжить государство с первой своей столицей, основанной более тысячи лет назад — Старой Ладогой. Старая Ладога — один из десяти древнейших русских городов, долгое время — самый северный портовый город России, «окно в Европу» за 900 лет до Петра I. Кровная молодая дочь Ладоги — Нева — преумножила славу отчую и честь в новой истории России, которая и в материальном, и в духовном смысле проистекала из истории Ладоги, находившейся в древние времена на важнейшем мировом пути «из варяг в греки». Этим ее положением объясняются особенности славянской культуры северо-западного края, вобравшей в себя строгий аскетизм норманнов и многообразную благородную византийскую духовную и творческую традицию.

Творчество не предполагает лишь ряд профессиональных количественных манипуляций, которые сами по себе бесплодны. Творение создается вследствие напряженного духовного процесса, который есть кеносис, самоистощение, жертва во имя жизни, — это «дорога жизни». «Недаром Ладога родная «Дорогой жизни» названа». Обладая могучей творческой, воспроизводящей силой, давшая жизнь Неве, а значит, и Санкт-Петербургу — столице на беспокойных западных рубежах, Ладога может считаться и прародительницей русского флота, и культуры, и литературы в новой истории России. Не потому ли Ладога спасала свое детище в дни смертельных испытаний Ленинградской Блокады вместе со всем героическим народом, проложившим по ее льду, действительно, Дорогу жизни. Кем бы мы стали, не будь литературных памятников, отразивших эти исторические события в жизни Отечества, великие победы Российского государства? Не будь исторической, духовной и литературной традиции?

Для русской жизни, для русской культуры понятие «традиция» имеет особое, жизнеопределяющее значение. Слово «традиция» означает — «преданье, все, что устно перешло от одного поколения на другое» (В. Даль). Очевидно, что традиция не сводится к наиболее стереотипным своим разновидностям, таким, как обычай и обряд, но распространяется на гораздо более широкую область социальных явлений, достигая своего наивысшего проявления в религии. Религиозно-нравственные ценности в явном или скрытом виде были определяющими практически во всех социальных формациях русского общества, являлись тем базисом, тем фундаментом, на котором развивались культура и литература.

Жизнеспособность традиции коренится в ее дальнейшем развитии последующими поколениями в новых исторических условиях. В нашем понимании современное художественное новаторство, являющееся обязательным элементом любого творческого процесса, состоит не в разрыве с традицией, как сегодня модно, а в усвоении, осмыслении и укоренении духовного, творческого и художественного богатства предшествующих эпох. Одно из главных направлений литературной традиции — преемственность мастерства. Только мастерство, высокий художественный уровень литературных — поэзии и прозы, публицистических и научно-популярных материалов, всегда отличавший русскую литературу, позволяет в полной мере решать многие задачи, поставленные журналом.

Содержание юбилейного номера журнала “Родная Ладога” показывает, что создатели и авторы издания не свернули с избранного пути, который определяется сбережением традиции, исследованием ее современных форм, следуют поставленным целям, охраняют обозначенные границы.

Юбилейный, приуроченный к Пасхе номер открывается пасхальным сказанием выдающегося современного русского мыслителя В.Н. Крупина (Москва) “Вначале победа, потом сражение”. Речь идет о вечных смыслах Православия: “Святая Русь — главное воинство Христово. Закаленное веками страда¬ний, пролитием крови оно в сражении Христа с Велиаром, света с тьмой, будет непобедимо. Это сражение началось в вечности, в ней и закончится. Фактически мы уже выиграли его. Потому что вступаем в него полные веры и мужества. Ибо одна только есть настоящая вера, Вера Православная. Почему? Потому что на землю ее принес Господь, Сын Божий. Остальные религии, верования созидались гордыней падшего человека”.

О том, как гордыня одного человека приводит не только к личному нравственному падению, к гибели физической, но может привести к необратимым общественным процессам, — большое историческое исследование постоянного автора журнала митрополита Петрозаводского и Карельского Константина (Горянова) (Петрозаводск) “Современники: святой праведный Иоанн Кронштадтский и революционный священник Георгий Гапон. Становление их личностей и влияние каждого на мировоззрение русского народа”. Владыка Константин в продолжение цикла своих исторических работ, посвященных трагедии русской революции начала XX века, в новой статье исследует сложную тему – влияние на мировоззрение русского народа пропаганды известного попа Георгия Гапона, организатора Кровавого воскресения. Для лучшего понимания причин и последствий его разрушительных идей Владыка Константин создает нравственный контрапункт, сопоставляет деяния революционного священника с консервативным миропониманием и деятельностью святого Иоанна Кронштадтского. Эта историческая статья имеет современное звучание, так как в начале XXI века находятся подобные Гапону “борцы за народное счасть”, которые во имя своих личных целей используют доверчивость или глупость народных массами, организуют массовые выступления и провокации.

В год 100-летия Февральской и Октябрьской революций многие материалы номера посвящены исследованию их причин и поводов, осмыслению последствий, влиянию на современную историю. В частности, это стратегическая статья доктора исторических наук, профессора, генерал-полковника Л.Г. Ивашова (Москва) “Внешние причины революций”. Историк, руководитель Центра гуманитарных исследований Российского института стратегических исследований М.Б. Смолин (Москва) в статье “Начала и концы революции. Либералы и социалисты” — раскрывает сущностные причины революции как таковой. Показывает, что реальный исторический самодержавный режим не был столь непримиримо ужасным и нетерпимым, чтобы вместе с ним надо было сокрушить и Россию, что революция в России не могла бы шагнуть так радикально далеко, если бы либеральное общество не сочувствовало революционерам столь открыто и рьяно. Ярким примером тому, как под ударами освобожденных негативных, сокрушительных энергий рушились гуманитарные институты Российской империи, имевшие славные вековые традиции, статья директора Всероссийского музея А. С. Пушкина на Мойке 12, доктора культурологии, профессора, члена Пушкинской комиссии РАН, С.М. Некрасова (Санкт-Петербург) “Конец Императорского Александровского Лицея”. Историческая работа создана на основе воспоминаний очевидцев погрома, устроенного простыми русскими людьми, которых в их непримиримой, неоправданной злобе не остановило ни имя знаменитого выпускника Лицея – великого Пушкина, ни заслуги других выдающихся выпускников этого уникального учебного заведения.

Статья “Мятеж, которого не было” П.Г. Кренева (Москва), бывшего сотрудником Администрации Президента РФ, Полномочным представителем Президента России в Архангельской области, ныне секретаря Союза писателей России, известного современного прозаика и публициста, уникальна не только по своим художественным достоинствам, но по историческим находкам, выводам и версии, которой можно верить. Автор, имеющий возможность пользоваться закрытыми архивными источниками, убедительно доказывает, что мятежа левых эсеров, якобы произошедшего 6–7 июля 1918 года, вообще не было. Состоялась грандиозная провокация, продуманная и осуществленная группой лиц под руководством Л.Д. Троцкого, понадобившаяся для укрепления власти большевиков. Статья доктора философских наук, профессора, директора Российского института истории искусств А.Л. Казина (Санкт-Петербург) “Православный социализм как будущее России” имеет название, раскрывающее ее содержание. Это историко-философское исследование показывает, что в условиях духовно-исторической неразрывности в России возможны нереволюционные преобразования на основе накопленного духовного и социального отечественного опыта.

В ряде статей нового номера революция рассматривается не с отстраненной, исторической точки зрения, но как беспощадный разрушитель конкретных человеческих судеб. Молодой автор, журналист- еждународник Дарья Правдюк (Санкт-Петербург) в статье “По следам Солоневича” на основе личных архивных и географических исследований воссоздает послереволюционную судьбу известного русского мыслителя, публициста, историка И.Л.Солоневича. От времен гражданской войны отсчитывается история семьи, в которой родилась Тамара Петкевич. О ее личной и литературной судьбе рассказывает петербургский искусствовед, заслуженный работник культуры Т.И.Николаева (Санкт-Петербург) в эссе “Совесть памяти”. Об истории русской эмигрантской школы во Франции в 1920 – 1930-х г.г. – исследование доктора филологи-ческих наук, профессора, автора около двухсот научных публикаций Н.И. Голубевой-Монаткиной (Москва) “Сделать русского человека”.

Современное образование в России тоже может поставить и выполнить эту задачу. “Современный мир принадлежит образованным. Говорят не столько о нациях, богатых природными ресурсами, сколько о нациях интеллекто-достаточных или интеллекто-дефицитных. Очевидно, что современный мир — это мир знаний, современная экономика — это экономика знаний”. Эти слова, которыми начинается статья “Выбор будущего: образование в современном мире” В.А.Никонова (Москва) — председателя Комитета по образованию ГД, доктора исторических наук, можно поставить эпиграфом к будущему российского общества.

Но будущее невозможно без знания и уважения прошлого. “Слово о Г.М. Концевиче”, созданное Генеральным директором – художественным руководителем ГНТУ «Кубанский казачий хор», народным артистом России, Украины, Республики Адыгея и Республики Абхазия В.Г. Захарченко (Краснодар), проникнуто вдохновенной любовью к своему земляку, композитору, музыканту-фольклористу, собирателю и пропагандисту народной песни Г.М. Концевичу, расстрелянному в 1937 году. Любовью исполнены воспоминания президента Международного кинофорума «Золотой Витязь», народного артиста России Н.П. Бурляева (Москва) о своих современниках-литераторах, к сожалению уже ушедших. В статье “Витязь русской культуры” – так автор называет выдающегося литературоведа, историка XX века В.В. Кожинова – Бурляев показывает его благородство, смелость, глубокий аналитический ум, кругозор через события реальной жизни великого мастера, которым был участником и свидетелем. В.Ф. Павлов (Псков), доцент кафедры культурологии Псковского государственного университета, секретарь Общественной палаты Псковской области, посвятил свое историческое исследование “Муж доблести и чести” 750-летию правления в Пскове князя Довмонта, который стоял во главе города 33 года. До Пскова был князем Нальшинайской земли в Литве, выступал против объединительной политики литовского князя Миндовга. Новые путевые заметки постоянных авторов журнала, международных журналистов Н.В.Шевцова и Е.Е.Наумовой (Москва) “Разрушенный памятник вечной любви” рассказывают о посещении ими мест, связанных с историей известного графского рода Шереметевых, в частности, села, где родилась знаменитая певица Прасковья Жемчугова, ставшая графиней Шереметевой.

Статья советника заместителя Генерального секретаря Совета Межпарламентской ассамблеи глав — участников СНГ Г.М. Погосяна (Санкт-Петербург) “Жизнь за Отечество” тоже посвящена истории. Но, рассказывая о своей благотворительной деятельности по сохранению памяти о Великой Отечественной войне, о выставке, отражающей обширную географию и тематику этой деятельности, Погосян особо подчеркивает современное значение истории. Без знания прошлого может не быть будущего. То, что память – оборонный фактор державы, доказывает в своем историческом расследовании “Два актуальных вопроса” известный историк, политический деятель Н.В. Стариков (Санкт-Петербург). Он сострадательно защищает ленинградцев-блокадников, которых питерские “знатоки” тех страшных дней с трибуны Бундестага голословно не так давно обвиняли в проявлении самых страшных человеческих инстинктов. Коренной ленинградец Николай Стариков рассказывает о героизме, взаимопомощи, милосердии своих земляков. Стойкость и вера в победу помогли им пережить долгие голодные дни Блокады.

Статья “Парламентское измерение” А.И. Сергеева (Санкт-Петербург) – руководителя Секретариата Совета Межпарламентской Ассамблеи СНГ тоже историческая. Она посвящена 25-летию Ассамблеи и рассказывает о значении и деятельности этой серьезной между¬народной парламентской площадки, где встречаются не только руководители парламентов разных стран, но и представители международных парламентских организаций.
О малоизвестных страницах православной истории России материал “Блаженный инок. Жизнеописание блаженного инока Владимира, Важеозерского чудотворца”, публикующийся в нескольких номерах журнала.

Статья академика РАН, историка-китаеведа В.С. Мясникова (Москва) “Китайский чай в России” посвящена как собственно истории китайского чая, уходящей вглубь веков, так и процессу укоренения чая в России, связанному с политическими и экономическими отношениями двух стран, рассматривающимися ученым вплоть до начала XX века.

      Современным достижениям отечественной науки посвящена удивительная статья “Лекарство от старости”. В ней доктор медицинских наук, профессор, чл.-корр. РАН, директор СПб института биорегуляции и геронтологии, полковник ме­дицинской службы в отставке В.Х. Хавинсон (Санкт-Петербург) рассказывает о невероятных, но фактически подтвержденных  достижениях в области долголетия. 110-120 лет жизни, доказал профессор Хавинсон, реально для любого человека при правильном образе жизни и при помощи лечебных препаратов и методик, разработанных военными медиками под его руководством.  О современных технических достижениях в России статья доктора технических наук, действительного члена Академии социального образования, по­четного доктора Академии инже­нерных наук В.А. Пархимовича (Москва) “Безопасность полетов гражданской авиации”.

О безопасности политической, о ближайших перспективах развития западного общества и всего мира говорится в аналитической статье Л.В. Савина (Москва) — главного ре­дактора журнала «Геополитика» и интернет-портала Геополитика. ру, руководителя администрации Международного «Евразийского движения», специалиста по международ­ным отношениям, конфликтам, идеологии и политической фило­софии, статья называется “Либерализм умирает, приближается многополярность”. Лидер Международного Евразийского Движения, доктор политических наук, известный публицист, социолог, главный ре­дактор телеканала «Царьград» А.Г. Дугин (Москва) в статье с интригующим названием “Экстерриториализация болота. Миссия Дональда Трампа” разъясняет смыслы предвыборного лозунга нового президента Америки, который звучал как “Осуши Болото!”

Литературные страницы юбилейного выпуска журнала содержат поэтические, прозаические, литературно-критические материалы. Проза представлена известными писателями. Рассказ С.А. Шаргунова (Москва) “Мой батюшка” о его отце протоиерее Александре Шаргунове  имеет автобиографическое,  историческое, духовно-нравственное содержание. Талантливый прозаик М.К. Зарубин (Санкт-Петербург) в рассказе “Кредит”, являющемся отрывком  из нового романа  автора, рассказывает о современных реалиях, выявляющих извечные греховные прорехи человеческой натуры. Образная, красочная, нравственная проза И.А. Смолькина (Псков), председателя Псковской писательской организации, представлена несколькими рассказами, среди которых пасхальное настроение укрепляет рассказ “Пасхальный сон старика Василия Ивановича”.

Представительный блок литературной критики открывается глубокой статьей литературного и театрального критика, публициста, заместителя главного редактора журнала «Подъем» В.Д. Лютого (Воронеж)  “Птица с перебитым крылом. Отчаяние и надежда в поэзии Анатолия Аврутина”. Трудоемкое исследование творчества одного из лучших современных поэтов Вячеслав Лютый проводит в законах поэтического жанра, поэтому сложная статья читается легко.

В.В. Дворцов (Москва), поэт, художник, драматург, публицист,  размышляет о творчестве Ивана Гончарова. Свое  философско-богословское исследование он назвал “Тридневие от Гончарова”. Смыслы  романной триады великого русского писателя исследователь его творчества раскрывает в соответствии с духовным законом: “Цель христианской жизни в стяжании Духа Святаго. Цель христианского искусства об этом стяжании поведать. Цель искус­ства русского — в исповедании Православия”.

Об этом исповедании размышляет и молодой критик, возглавивший недавно молодежное отделение при Союзе писателей России, лауреат многих литературных премий А.Н. Тимофеев (Москва). Название статьи “«Новые традиционалисты» как будущее русской литературы” раскрывает ее смысл, в содержании автор исследует современные литературные особенности русской классической традиции в  произведениях молодых прозаиков.

Страницы поэзии в журнале привлекают новизной видения мира, яркими, запоминающимися образами, несмотря на то, что многие стихи представленных авторов несут глубокие смыслы, раскрываю трудные темы. Трагичны стихи выдающегося сербского поэта, публициста, драматурга Зорана Костича (Баня Лука, Республика Сербская), посвященные его любимой страдающей Родине. Знаменитая  поэтесса из Якутска Наталья Харлампьева тоже пишет о своей земле, о матери, о древней традиции. Гражданская лирика известного петербургского поэта, председателя СПб отделения СПР Бориса Орлова (Санкт-Петербург)  предстает в просветленных тонах и новых смысловых оттенках. Стихи Виктора Пеленягрэ (Москва), лауреата многих литературных премий – метафоричны, ритмичны, его песни поют почти все известные российские эстрадные исполнители. Темы и мотивы романтических стихов Станислава Думина (Москва), историка, президента Российской генеалоги­ческой федерации, вице-предво­дителя Российского Дворянского Собрания,  герольдмейстера — управ­ляющего Герольдией при  Кан­целярии Главы Российского Императорского Дома Марии Владимировны Романовой,  председателя Кавалерской думы Император­ского Ордена Св. Анны, определяются родом его  деятельности. Стихи молодого поэта Антона Беляева (Москва), член-корреспондента Академии Российской словесности, интересны историческими проекциями, глубоким патриотическим чувством.  Духовными смыслами, пасхальными красками проникнуты стихи Татьяны Маруговой (Москва), Сергея Корытина (Санкт-Петербурга), лирика Григория Блехмана (Москва) лучится любовью к бытию в пространстве Родины и творчества. Легко и весело идти вместе с народ­ным писателем Удмуртии, поэтом Вячеславом Ар-Серги (Ижевск) его “Удмуртскою дорогой непрямой”.

В номере также широко представлены новые книги, изданные в различных регионах России. Об их содержании можно составить представление по  аннотации, о внешнем виде – по фотографии обложки.

Юбилейный номер “Родной Ладоги” мы делали, можно сказать, всем миром. При том что издание безгонорарное, все авторы с радостью и почтением предоставили свои произведения. Это ли не подтверждение правильности выбранного нами названия, имеющего в своей этимологии метафизический смысл, две ипостаси: устремленный в Космос бесконечный вектор русского рода, олицетворяющий жизнь вечную, и корень «лад», — символизирующий согласие, дружбу, искренность, красоту, Божию ладонь, раскрытую навстречу человеку.

ВАЛЕНТИНА  ЕФИМОВСКАЯ

 

Русские судьбы. О новом номере журнала “Родная Ладога” №1 2017

РУССКИЕ СУДЬБЫ
о новом номере журнала “Родная Ладога” №1 2017

Простое число 17 в летосчислении после 1917 года стало знаменательным – той условной кульминационной меткой, относительно которой происходят в России исторические измерения и делаются сравнения. Наступивший 2017 год – год столетнего юбилея нескольких русских революций. В феврале-марте сто лет назад произошла Февральская революция, свергнувшая незаконным способом законного русского Царя – Императора Николая II. История России разломилась на “до” и “после”. Этот разлом не преодолен поныне. Осмысление того, что и почему произошло с Россией век назад, и как история отражается в современности, является содержанием многих материалов нового номера журнала “Родная Ладога”, большей частью посвященного трагической юбилейной дате, о чем свидетельствует и обложка нового номера. На ней – репродукция картины известного российского живописца Филиппа Москвитина (Москва) «Портрет Императора Николая II в окне вагона поезда». Трагедию России в полной мере раскрывает это символичное художественное произведение, передающее наивысший, мученический уровень внутренних переживаний плененного и насильно отстраненного от власти Помазанника Божия.
Главной статьей номера является обширная по историческому охвату, глубокая по духовно-религиозным смыслам статья митрополита Петрозаводского и Карельского Константина (Горянова) (Петрозаводск) «Горькая ошибка», публикующаяся в сокращении. Она посвящена такому мало исследованному явлению, как “Церковная революция 1917 года”. В статье автор не только разъясняет явление как таковое, но рассматривает его уроки. Богослов и историк, автор нескольких исторических монографий, член Союза писателей России митрополит Константин в этой уникальной трудоемкой работе исследует причины и последствия Церковной революции, которая проявилась в благосклонном принятии Февральского переворота и поддержке свержения законного Помазанника Божия значительной частью священства Русской Православной Церкви. Автор скрупулезно и доказательно выявляет истинную картину произошедшего, используя уникальные архивные материалы и современные исторические свидетельства, показывает роковое заблуждение Церкви, поддавшейся революционной пропаганде. О том, к каким кровавым последствиям привела эта доверчивость, митрополит Константин рассказывает, приводя множественные, ранее неизвестные факты из истории Карельского края, бывшей Олонецкой губернии, где к началу Великой Отечественной войны остался в живых только один поп, и не осталось ни одного действующего православного храма. Делая предостерегающие выводы, автор исследования историческую экстраполяцию распространяет на пространство всей России и на вековой период, вплоть до настоящего времени.
Ярким, хорошо иллюстрированным дополнением этого исторического труда является работа Анатолия Степанова (Санкт-Петербург), главного редактора сайта “Русская народная линия” – «Монархия рушилась, а где же были монархисты?» В ней автор – ученый-историк исследует успехи и неудачи некогда мощного, представительного монархического движения, приводит малоизвестные факты его становления и развития, вскрывает причины ослабления.
Художественное повествование известного прозаика Николая Коняева (Санкт-Петербург) «Последнее пророчество Распутина» (к столетию со дня злодейского убийства Григория Ефимовича Распутина) посвящено этому необыкновенному человеку, предвестившему условия и сроки падения монархии в России. Предсказания сибирского старца в историческом контексте и в обратной перспективе наполняются новыми смыслами и объективной реальностью.
Документальные свидетельства Владимира Малышева (Санкт-Петербург) посвящены личностям героическим. Автор – известный журналист и историк в небольших очерках «Жизнь за Россию» рассказывает о подвигах героев дореволюционной и послереволюционной России, которые не делили историю Отечества на периоды, но служили ему вне зависимости от того, какая власть. Это подвиги “красного адмирала” Алексея Щасного, питерской Жанны Д-Арк – Марии Бочкаревой, Елизаветы Кузьминой-Караваевой, которая была комиссаром по культуре, но стала монахиней матерью Марией.
Истоки христианского подвига, жертвенного служения, присущего русским людям во все времена, исследует аналитик, поэт, журналист Григорий Калюжный (Москва) в статье «Метастратегия ментальных исследований и “ядерное оружие” профессора Н.М. Ракитянского». В основе статьи – научные труды доктора психологических наук, профессора МГУ Ракитянского. Одна из основных мыслей этого философского и патриотического исследования – только в единении народном, историческом, на основе единой веры может существовать Россия. Исторические примеры тому мы находим в заметках Александра Проханова (Москва) «Русское чудо». Мыслитель и политический деятель Александр Андреевич Проханов совмещает времена прошлые с современностью посредством художественных образов, осмысливает историю через новые памятники России – монумент св. кн. Владимира и памятник царю Ивану Грозному, через великое современное свершение, такое, как возвращение в состав России Крыма и Севастополя.
Тема Крымской весны актуальна поныне, она является основополагающей для прояснения многих мировых политических событий, поэтому с интересом читаются мемуарные заметки крымчанки, заслуженного деятеля искусств, поэта Ольги Ивановой (Симферополь) «Крым к России приближали, как могли». Близкая к названной теме – болезненная тема Украины. Об украинской политике и политиках с присущим ему аналитическим блеском размышляет известный политолог Ростислав Ищенко (Москва) в статье «Киев: внутривидовой отбор».
Авторам журнала интересны не только исторические события, политико-философское их осмысление, но и конкретные личности в контексте истории. Продолжается публикация жизнеописания блаженного инока Владимира Важеозерского чудотворца, материал подготовлен А.Селезневым (Санкт-Петербург) по воспоминаниям современников монаха-чудотворца и их потомков. О двух замечательных актрисах русского происхождения, оказавшихся оторванными от Родины, рассказывает Галина Кучина (Мельбурн, Австралия) в проникновенном, живописном сочинении «Две актрисы». Известный режиссер, актер, поэт, президент международного Форума “Золотой Витязь” Николай Бурляев (Москва) вспоминает о великом кинорежиссере Сергее Бондарчуке в откровенной статье с поэтическим, многоговорящим названием «Быть первым на Руси – тяжелый крест». Постоянные авторы журнала Никита Шевцов и Елена Наумова (Москва) рассказывают в своих новых путевых заметках о личности не широко известной – старшем сыне Николая Карамзина – Андрее, много сделавшего для развития нижнетагильских металлургических заводов. Полковник, участник боевых действий, поэт, журналист, переводчик Борис Подопригора (Петрозаводск) в очерке «Какой нам помнить ту войну?» вспоминает о своем начальнике, легендарном генерале Владимире Молтенском, как о воине и человеке – неоднозначном в своих поступках, но таком, личность и история служения которого не должны быть забыты.
Современные ученые не позволяют нам забывать исторические даты, связанные с именами наших великих соотечественников. Известный пушкиновед, сценарист, переводчик Владимир Орлов (Москва) к 180-летию трагической дуэли Пушкина подготовил исследование «Преддуэльные письма Пушкина. Реконструкция». Это научная работа является новым словом в пушкиноведении. Отношение к Пушкину имеет статья Натальи Листиковой (Москва) «В гостях у Василия Львовича Пушкина». Она посвящена ежегодному событию – Пушкинской Ассамблее Академии Российской словесности. Ассамблея 2016 года была посвящена 250-летию поэта Василия Львовича Пушкина, она проходила в мемориальном музее дяди великого поэта, открывшемся недавно на Старой Басманной улице в Москве.
Творчеству поэтов XX века посвящены материалы Сергея Багрова (Вологда) «На другом берегу» (новые рассказы о Николае Рубцове) и Ольги Платоновой (Губкин, Белгородская обл.) «Философское в лирике Юрия Шестакова». Поэтический блок представляют известные поэты: Геннадий Иванов (Москва), Анатолий Аврутин (Минск, Беларусь), Татьяна Суровцева (Иркутск), Олег Чупров (Санкт-Петербург), Борис Краснов (Санкт-Петербург), Елена Шаляпина (Санкт-Петербург), Владимир Леонов (Санкт-Петербург), Николай Пересторонин (Киров).
Проза представлена двумя любимыми и хорошо известными читателям журнала авторами: рассказами Михаила Зарубина (Санкт-Петербург) «Смерть Сталина» и повестью Виктора Потанина (Курган) «Чародей». Яркой смысловой иллюстрацией поисков нравственных истоков и законов бытия Руси-России можно назвать интересный материал Петра Лосева (Санкт-Петербург) «Старинные славянские обычаи как часть крестьянского мiра».
По традиции к каждому выпуску журнала профессиональными дипломатами подготавливается блок материалов для рубрики “Моя Смоленка”. В новом номере это статьи: Иржи Опршала (Прага, Чехия) «Воспоминания чешского дипломата», Александра Вавилова (Москва) «Битва за Алеппо», Алексея Подцероба (Москва) «Предшественники современного политического ислама».
Острая культурологическая статья Николая Милоченко (Санкт-Петербург), кажется, стоит особняком и по жанру, и по щемящей нескрываемой боли автора за русскую культуру, за русский язык, за молодое поколение россиян. Николай Милоченко, будучи поэтом, находит точные, образные слова, которыми изображает катастрофическое положение русской культуры. Журнал “Родная Ладога” тоже с первых своих номеров ставит своей задачей просвещение русского народа во имя возвращения его к традиционным нравственным основам, к исконным духовным корням, к богатейшей национальной культуре.

Следующий, второй в 2017 году номер нашего издания будет юбилейным, весной журнал отмечает свое 10-летие. Дорогие наши авторы и читатели, будем рады, если вы поздравите наше издание, хотя бы несколькими предложениями выскажите свое мнение, пришлете доброе пожелание (tradicia-mag@mail.ru). Ведь “Родная Ладога” – издание ваше и для вас.

Валентина Ефимовская
поэт, литературный критик, литературный редактор,
заместитель главного редактора журнала «Родная Ладога»

«НЕ СОВСЕМ ПРОПАЩИЙ»… ИЛИ КОЭФФИЦИЕНТ ПРАВДОПОДОБИЯ

Валентина ЕФИМОВСКАЯ

«НЕ СОВСЕМ ПРОПАЩИЙ»…
ИЛИ КОЭФФИЦИЕНТ ПРАВДОПОДОБИЯ

Темы и смыслы прозы (роман «Спастись еще возможно», повесть «Всего лишь пепел», «Роман в письмах по e-mail “Великий”») Игоря Изборцева /Смолькина/.
К 55-летию со Дня рождения

( журнал «Родная Ладога» №3, 2016 г.)


V_EfimovskayaВалентина Валентиновна Ефимовская — коренной житель Санкт-Петербурга, родилась в Ленинграде, имеет два высших образования. Поэт, литературный критик, заместитель гл. ред. журнала «Родная Ладога», автор четырех книг поэзии и книги критики «Резонанс жизни». Руководитель Северо-Западного отделения Академии Российской словесности, советник Российской академии естественных наук, лауреат литературных премий им. Гумилева, «Прохоровское поле», «Имперская культура», «Золотой Витязь», награждена многими медалями, орденом Анастасии Узорешительницы. Секретарь Союза писателей России. Живет в Санкт-Петербурге.


«Всему есть мера, — говорит один из героев романа Игоря Изборцева «Спастись еще возможно, — это я точно знаю. Я не сразу это понял. Долго жил, будто нет никакой меры. Будто можно все»… Кажется, нет ничего нового в этих словах, которые в той или иной транскрипции мы слышим на протяжении жизни и ею же их проверяем. Действительно, есть мера дня и ночи, времен года и самого человеческого века, характеризующегося глубиной пропасти возможного нравственного падения или высотой духовного роста. И только меры безмерной Божественной Любви нет. Для художественной литературы эпохи постмодерна эти категории кажутся устаревшими, сказочно-архаичными, метафоричными. Немногие современные писатели могут рассказывать не об эволюции вкусов и мод или о своих болезненных рефлексиях, а о реальном бытии невидимого, о путях божественных энергий, о поиске истинной человеческой сущности. Для этого нужно особое, горнее зрение, каким обладает известный современный русский писатель Игорь Александрович Изборцев (Смолькин), создающий в наш секулярный век произведения о преображении человеческой души.
Используя опыт русской религиозной философии и традиции художественной литературы ее золотого периода, пронизанной отблесками нетварного света, писателю легче увидеть изъяны современного мира, обращенного не к небесам, а исключительно к самому себе. Хотя с общепринятой гуманистической точки зрения считается, что процесс секуляризации благотворно повлиял на развитие и сплоченность человеческого общества, культура которого, освобожденная от религиозных догм, стала бурно развиваться во всех направлениях. Так с сомнением говорит о превозносимых достоинствах секуляризации в современном мире французский богослов, историк, профессор Свято-Сергиевского православного института в Париже Оливье Клеман: «Сегодня впервые в истории объединяющая планету западная культура представляется культурой открытой, вопрошающей, светской, лишенной как признаваемого духовного авторитета, так и доминирующей и унифицирующей религиозной идеологии… Наука, техника, знания и искусства, государство и экономическая жизнь отныне располагаются вне так называемой религиозной сферы. Ни государство не имеет намерения управлять церковью, — или церквами, — ни церковь государством. Философия уже давно не служанка богословия. Для одной и той же реальности существует множество подходов, каждый из которых независим, и нет единого критерия. Всякое знание подчиняется своим собственным законам. Религия давно воспринимается как часть культуры. В одном ряду с наукой, спортом, эстетикой, психологией… В жизни восторжествовал эмпиризм видимого и субъективизм удовольствия» [1].
С планетарным диагнозом известного православного священника можно согласиться, но можно ли радоваться за утопающий в свободах, обольщенный богатством мир? Не лучше ли посочувствовать ему и поразмышлять, что в реальности означают эти красивые слова: «эмпиризм видимого и субъективизм удовольствия»? И что мы об этом знаем? А знаем немало, если не о самих понятиях, то об их проводниках и последствиях. Ведь читали и «Вия», и «Страшную месть», и «Мастера и Маргариту». Сегодня общий герой этих бессмертных произведений под вышеназванным девизом вошел в мир без маски, как чистое зло, как претендент на мировое господство. Давно предупреждал Николай Гоголь: «Дело теперь идет не на шутку… мы призваны “на битву”— и с чем? Это ясно — с духом зла, с злой силой, опутывающей сердце людей и заглушающей строгую тайну жизни и сокровеннейшую небесную музыку этой тайны» [2]. Продолжается эта битва и в наше время. И в реальности, и в художественном мире, ее отражающем.
О том, как же битва нелегка и непримирима, рассказывает наш современник, псковский прозаик Игорь Александрович Изборцев. Творчество Игоря Изборцева, хоть оно пространственно и сюжетно связано с древней Псковской землей, родиной писателя, следует рассматривать не в региональных границах, а в контексте великого пласта всей современной русской литературы, неразрывно связанной с тысячелетней отечественной литературно-философской традицией. Потому что искания писателя устремлены к исконным вопросам бытия, к смыслам праведной русской жизни, к поискам и достижению правды Божией на земле.

1. Господь исправит пути твои

Герои всех произведений автора стремятся к правде, к справедливости, только понимают ее по-разному, и пути их в ее поисках оказываются и взаимно перпендикулярными, и даже противоположными. Главный герой новой
повести Игоря Изборцева «Всего лишь пепел» Василий Петрович Пузынев, милицейский начальник, фигура значительная, колоритная. В целом, он человек неплохой, можно сказать, душевный. На службе характеризуется положительно, и звание офицерское честно выслужил, и в «горячую точку» заглянуть пришлось мимоходом. И справедливость понимает в соответствии со своим временем, когда, казалось, волшебные золотые рыбки сами в руки прыгали, обещая все богатства мира. «Бери, сколько сможешь, бери…», — басовито подзадоривал и тогдашний хозяин России. Все желания исполнялись в середине 90-х прошлого века у тех, кто чего-то страстно желал, имел власть и не имел совести. И у Пузынева многие желания исполнились. Но почему он несчастен? Его, стража порядка, настойчиво гложет неизбывная мысль о несправедливости: не о пренебрежении к закону он печется, а подтачивает зависть к более богатым людям.
— Вот ведь, сволочи, гребут. И как? Легко и грациозно! — с восхищением в голосе сказал он подавшей ему чай жене. — Мешками, миллионами долларов! Вот это, понимаю, размах! Хозяева жизни!
— О чем это ты? — спросила Ангелина Ивановна, разрезая яблочный пирог.
— Тут с хлеба на квас перебиваешься, а там…, — Василий Петрович, в запальчивости пролив на рубашку горячий чай, взялся дуть себе на грудь и хлопать ладонью. — Воры! — восклицал он. — Все себе! Себе! А другим?
— Воруют? — Ангелина Ивановна с философским спокойствием откусила малюсенький кусочек пирога, грациозно пригубила чай из синенькой фарфоровой чашечки и деликатно поинтересовалась: — А когда же у нас не воровали?
— Да не в том дело, что воруют, — Василий Петрович оставил в покое рубаху и отправил в рот основательный кусок пирога, — не в самом… факте… дело… — продолжал он, энергично работая челюстями, — дело в количестве. Скоро ведь все украдут, что другим-то останется?
Но и Пузынев не обижен судьбой, не так мало ему «по справедливости» и в соответствии с должностью досталось. И квартирка трехкомнатная в центре города, и домишко в два с четвертью этажа общей площадью в триста восемнадцать квадратных метров, и участочек в десятки соток на берегу девственного Окуневского озера. Но неспокойно на сердце служивого, все что-то мучает: то обуревают мечты о новой должности, то желание жить ярче и интересней, чем в эпоху восьмидесятых. Ведь недостижимое прежде стало реальностью: и просторные дома, и иностранные машины, и отдых среди пальм на побережьях океанов. Сказка! Чудеса! И хочется ему в такую сказку. И страстно свободы хочется, чтобы «по своей воле пожить». Как говорил Достоевский, «человеку надо — одного только самостоятельного хотения, чего бы эта самостоятельность ни стоила и к чему бы ни привела» (Достоевский Ф. М. «Записки из подполья»).
Так ведь никто не запрещает. Человеку на земле Бог дает свободу выбора. И он может выбрать зло или добро, сторону света или область тьмы. Тут не умом, а душой выбирать надо. Не задумываясь о последствиях, весело купается в своем самохотении Пузынев, легко встав на сторону греха, мучается от того, что не возникает в его душе настоящей радости даже при исполнении всех его мечтаний, даже при обладании всеми желанными вещами. И мечется главный герой «хитрой», только на первый взгляд приключенческой, повести Игоря Изборцева, и раздувается от собственной важности, и летает по жизни, как пузырь (и фамилия созвучна этой конструкции, обладающей формой без содержания), но ни удовлетвориться, ни приземлиться не может.
Он уверенно шел по деревне. Если бы в этот момент его видел кто- то из сослуживцев, то непременно отметил бы, что и походкой, и повадкой коллега Пузынев явно перешагнул за границы своего звания и должностных полномочий. С такой сановитой важностью, внушающей окружающим трепет и благоговение, ходят лишь трехзвездочные генералы да заместители министров. Но примерно в таких чинах и мнил себя сейчас Василий Петрович, блуждая мыслью в лабиринтах своих грез. О, знал бы областной прокурор, с каких высот взирал на него иной раз милицейский чин Пузынев! Не миновать бы тому Пузыневу беды! Но не научились еще прокуроры блюсти надзор за содержимым голов российских граждан. Не научились! И наверняка в этом нет никакой беды.
Никакой беды не предвещает и начало повести, которому присуща иллюстративно-эмоциональная семантика. Реалистические подробности, повышенная динамика развития сюжета используются писателем для изображения сугубо материалистического, безблагодатного среза современного суетного бытия, в котором действуют невидимые разрушающие центробежные силы, не позволяющие в прекрасном уголке Псковщины наладить гармоничную, счастливую жизнь. Автор повести не называет эти силы, не классифицирует их, не навязывает своего к ним отношения, но, показывая их в проявлении и ужасающих последствиях в сопоставлении с исконными русскими православными праздниками и обычаями, заставляет задуматься читателя. Писатель, наталкивая читателя на нужные ему размышления и переживания, подогревает восприятие одной из самых жутких сцен повести — сцены празднования «Хэллоуина», модного заморского праздника, символичным описанием леденящего разгула природы. Тяжелая хмарь, закрученная холодным ветром против часовой стрелки (против правды), наползает на русский край как всегда с Запада, выстуживая души и жилища, не защищенные Господними иконами. Этим реалистичным зловещим пейзажем автор повести, не сомневающийся в существовании двух незримых противоборствующих миров, помогает и читателю отринуть сомнения в реальности злых сил.
В начале октября из Балтии недобрыми посланниками поползли циклоны с сильными ветрами и дождями. От стекающих со склонов долины вод озеро ходило ходуном, но чудом держалось в пределах берегов. Жуткого вида тучи, задевая черными брюшинами кромку леса, двигались кругом против хода часов. Дождь колотил по крыше и сбивал листву с берез и осин в примыкающей к участку рощице. Зябкая оторопь сковала дом. Пылающий в камине огонь, сколь ни силился, не мог прогнать холод и вернуть жизнь в застывшие стены.
Сцена праздничной оргии задумана автором повести не только, чтобы подтвердить реальность темных сил, но чтобы показать глупость, мелочность ее участников, отвратительную зависимость от «чар всяческих мод». Ведь Пузынев затеял этот шабаш не столько из-за каких-то своих мировоззренческих амбиций или атеистических убеждений, а, можно сказать, по глупости, для того, чтобы сблизиться с районным начальством, чтобы продемонстрировать свою толерантность, не отстать от «просвещенного мира», наконец, чтобы «модно» повеселиться. Но ведь еще Гоголь предупреждал о небезобидности зависимости от моды, называя ее духовным усыплением. «Что значит мода — ничтожная, незначащая, которую человек допустил вначале как мелочь, и которая теперь, как полная хозяйка, стала распоряжаться в наших домах, выгоняя все, что есть главнейшего и лучшего в человеке? Никто не боится преступать несколько раз в день первейшие и священнейшие законы Христа, а между тем боится не исполнить ее (моды) малейшие приказаниям» [3]. Мода на наряды страшна разорительной кабалой, но мода заигрывания с дьявольскими силами опасна для жизни. Зло шуток не понимает. Так и случилось на празднике «Хэллоуин 1997», для которого Василий Петрович Пузынев щедро предоставил свой дом и участок на берегу Окуневского озера, которое, как заметил один из участников праздника, такого количества электрического освещения не видело со времен Ледникового периода.
Среди прибывших гостей, в масках оборотней и вурдалаков, по дорожкам прогуливались районный прокурор, главы нескольких волостей, начальник пожарной охраны, зам. главы администрации района, коллеги по горотделу, несколько депутатов разных уровней и прочие важные персоны.
Потом с украшенной множественными изображениями тыкв сцены к присутствующим обратилась директор районного Медиа-центра, полная лысоватая мадам в зеленом плаще-балахоне:
— Сегодня, дамы и господа, у нас великий праздник — день всех святых. Весь просвещенный мир празднует его весело и радостно. И только в России, решением глав крупнейших религиозных конфессий, Хэллоуин, объявлен «вне закона». Но мы, как люди просвещенные и передовые, способны принимать самостоятельные решения. Будем же веселиться, есть, пить и радоваться жизни! По преданию в эту ночь открывается граница между миром мертвых и живых, и тени усопших в прошедшем году навещают землю. Поэтому все надевайте маски нечистой силы, чтобы вас не узнали или приняли за своего…
И позабавились все эти просвещенные люди в мертвенном мире нечисти, когда ночь трещала, лопалась, извергая из обнажающихся щелей непроглядную муть, которая устремлялась навстречу свету, смешивалась с ним, отбирая от него силу…
И воскликнул вдруг Василий Петрович, подвергшийся в эту ночь омерзительным метаморфозам: тут хочешь не хочешь, а поверишь в нечистую силу. Ты как думаешь, сержант?
— Думаю, просто лишку хватанули, но может, и бес попутал? — неуверенно предположил тот.
— То-то и оно! — Василий Петрович огляделся по сторонам. — Наши гости не случайные люди, они огонь и воду прошли по части выпивок и банкетов. Так просто тут никого с ног не сшибешь. Нет, что-то нечисто с этим Хэллоуином! Перебор какой-то.
Но эта догадка не смягчила тайных намерений господина Пузынева, не умерила его пыла в сражении с церковью, которую начали строить непонятные ему люди в «его» деревеньке Большие Росы. А чем помешала ему это строительство? Да просто нарушило его «субъективное удовольствие», удовольствие наслаждаться мнимостью, что все вокруг принадлежит Пузыневу, что он здесь бог и царь. Как известно, объективное качество приятного не является нарушением богоданных смыслов, но если всеобщим критерием, мотивацией поступков становится только субъективное удовольствие, то происходит нарушение гармоничной картины бытия. Так, например, стремление к высшей должности во благо людей не грешно, если оно не связано с тщеславием, властолюбием, личным обогащением. Или, как говорит известный религиозный философ Дитрих фон Гильдебранд: «Если чисто субъективное удовольствие становится всеобщим критерием нашего отношения к жизни, то такое отношение явно противоречит безобидному имманентному характеру приятного, доставляющему нам субъективное удовольствие. Выбор субъективного удовольствия в качестве всеобщего критерия нашей мотивации является эгоцентрической гипертрофией гордыни и чувственности, результатом невосприимчивости к объективной значимости, свойственной соответствующему объекту. Одним словом, это фальсификация мира».[4] С гоголевской наблюдательностью темных сторон жизни, с романтической верой в победу добра и убежденностью в высшее призвание человека автор повести изображает этот фальшивый мир во всей его жуткой реальности. Но не для того, чтобы попугать новыми образами царства зла во главе с его предводителем или создать современную вариацию приключений Воланда. Нет, задача этой повести иная. Автор не берется обличать смертные грехи и погрязший в них мир. Задача скромнее, его справедливо волнует тлетворное влияние будничного, незаметного греха или, говоря словами архиепископа Иоанна (Шаховского), — неотвратимый «апокалипсис мелкого греха». «Тема о нравственно маленьком совсем не мелка. Здесь отражение апокалиптического упрека Божьего христианскому миру, что он “забыл первую любовь свою”. Сколь чище и нравственно выше человека сейчас даже та пошатнувшаяся природа, из которой создано его тело. Как чист камень, готовый вопиять против людей, не воздающих славу Богу, как чисты цветы, деревья в своем чудном кругу жизни, как великолепно покорны закону Творца звери в чистоте своей. Божья природа не курит, не наркотизируется, не развратничает, не вытравляет Богом данного плода… Речь о необходимости отвержения даже самого мелкого греха приводит нас к самому важному вопросу человеческой жизни: к вопросу о жизни после смерти».[5]
Конечно, Пузынев, живущий по своим законам, не задумывается над такими вопросами. Опираясь только на свои ограниченные знания, признающий, говоря словами философии, чувственное восприятие и личный опыт лучшими источниками познания, подчиняясь «эмпиризму видимого», он укореняется в своей непримиримой ненависти к чужому опыту и к иной точке зрения. И не видя «невидимого неба», убежден, что его нет. А как говорит архиепископ Иоанн (Шаховской), «Здесь, на земле, мы истинно в темноте духа, в утробе его. И неужели не преступно, находясь в таком состоянии, не готовиться к своему настоящему рождению, но считать свой мрак — либо идеальным предельно радостным местом жизни (как считает оптимистический атеизм), либо непонятным местом бессмысленных страданий (как считает атеизм пессимистический)? Физическим глазом смысл, конечно, не виден, но в него очень легко, более чем легко поверить, подумав над собой и над Евангелием» [6].
Мучительно трудно приходит к главному герою повести, оказавшемуся на грани смерти, осознание мифичности своего бытия. Казалось бы — туда ему и дорога, кому нужен этот никчемный человек, подтверждающий гоголевское определение пошлости, которая выглядит более отталкивающе, даже чем злодейство, потому что «это понятие стоит вне моральных категорий». Но автор спасает своего непутевого Пузынева, потому что согласен с другой богословской мыслью, что не все, даже в грешном человеке, может почернеть. Не может даже отъявленный грешник перепродать тьме свет Божий, сокрытый в каждой душе. И в душе милиционера Пузынева существует осколок света, иначе не мог бы он видеть время от времени своего умершего деда Колю, не разговаривал бы с ним, наставляющим «с того света» внука на нравственный путь. Иначе не появилось бы в начале повести очень дорогое длинное черное платье, которое Пузынев купил своей жене для празднования новоселья, а она впервые его надела в финале истории на двунадесятый праздник в церковь. Иначе бы не подправлял своего глупого отца его сын Юрий — Георгий, обладавший духовным предчувствием. Да и двух главных героинь повести, двух старушек Анну Васильевну и Анфису Сергеевну, Пузынев, наверное, тоже бы видеть не мог. А он их видел, пусть спорил, сердился на них, но видел, общался и прислушивался к их невероятным рассказам и трудным советам. Да иначе и быть не могло в ласковом райском домике на окраине крохотной деревеньки, где жили эти невероятные старушки.
На четырех подворьях — избы как избы: косые от старости, почерневшие от сырости и грязи. А пятая избушка вырастала сказочным домиком, сложенным как будто из шоколадных пряников и марципана. Крыша у нее была голубенькая с желтой крапинкой, стены оранжевые, окошки беленькие. Так бы и съел. Сержанты даже принюхались: а ну и впрямь съедобный? Да нет, все из ординарного дерева, спиленного не иначе как в четвертую сталинскую пятилетку, но посмотришь, не налюбуешься: и аккуратно, и нарядно, и светло. Внутри — ласковые скамейки, укрытые самоткаными ковриками, дубовый стол под голубой скатеркой, повсюду вышитые салфетки; на стеночках — фотографии в аккуратных рамочках, в красном углу — святые образа. И печка русская — большая, белая, важная. Воздух был пропитан ароматом полевых трав, вызывающим в носу нежное свербение. Встретила же их посреди всего этого крестьянского благодушия и уюта не какая-нибудь злобная бабуся с палкой в руке и толстыми очками на носу, а вполне благообразная миниатюрная старушка с крохотным фарфоровым личиком — ну прямо Божий одуванчик.
Сильны в своих вековых устоях, в своей Православной вере эти два «Божие одуванчика», олицетворяющие не рвущуюся связь времен, златую цепь бессмертной красоты, что то же — доброты.
Василий Петрович резко повернулся и приготовился что-то гаркнуть, но голос пропал. Метрах в пяти от него прямо возле сверкающего купола стояли две воздушные старушки с фарфоровыми личиками. Солнце заливало их яркими лучами, и от того женщины казались радостными золотыми цветками. В одинаковых белых платочках, ситцевых юбках и светлых шерстяных кофтах, они выглядели как две сестрицы, старшая и младшенькая, и ни один здравомыслящий человек не допустил бы мысли, что дни их рождения отдалены один от другого без малого на полвека.
Невозможно поверить, что старшая — родилась в середине XIX века, да и младшая помнит больше событий, чем в обычную человеческую жизнь вмещается. Но как же в это не поверить, если сказано, что «красота спасет мир», а значит, она бессмертна. С гоголевским трепетом и восторгом Игорь Изборцев поклоняется «святыне красоты», потому, что согласен с мыслью Гоголя — «в нас живет неистребимый и уходящий своими корнями в самую глубь души эстетический подход к человеку» [7], предполагающий видение в нем духовного роста, движения ввысь, горения неиссякаемой любви. Красота — это не только внешность, но любовь. Красота — это чудо. И она вечна.
Вторая часть повести пронизана божественным светом, наполнена чудесами. Постепенно, из дверей строящейся рядом с домом Пузынева и быстро взрастающей церкви, из ладанно клубящихся глубин времен просачивается духовный свет. Сначала узкой полоской, потом все шире и шире, превращаясь в океан света. И не может его преградить смертный человек, тем более озлобленный грешник Василий Пузынев. Светлая сторона повести обширна, победоносна, милосердна. Приключенческая завязка произведения трансформируется в притчево-сказочную кульминацию. Для прояснения ее смыслов требуется не обычный разговорный или риторический стиль, а жанр, где смешивается «банальность видимого и парадоксальность неизреченного» (Оливье Клеман), такой стиль речи, где говорится гораздо больше, чем могут сказать слова. В этой части повести писатель использует художественные средства притчи, потому что невозможно обычными словами рассказать историю о загадочном, невероятном по рациональным представлениям исчезновении отряда псковского ОМОНа. Под командованием майора Васнецова отряд прибыл по хитрости Пузынева в деревню, якобы на маневры, а на самом деле для устрашения церковной общины.
Прибыть-то прибыли бравые молодцы, да вскоре все исчезли. И не могли их найти в деревне в пять домов целые сутки. А дело было просто — милиционеры оказались в пространстве света, ведущего внутрь храма и дальше к иконостасу, и к исповеди, и к Престолу Господню, и к Причащению Святых Даров. А там иное и время, и пространство, и смыслы, и образы. Поэтому отсутствие милиционеров, показавшееся им самим не более часа, на самом деле простерлось на сутки — по велению их душ, изголодавшихся по общению с Богом. Никто молодых солдат в это пространство света не заманивал, пошли сами, по воле душ своих от рождения христианских, будто чувствовали необходимость прикоснуться к Господу, подготовиться к жертве «за други своя». Будто знали, что кто-то из них окажется в составе 6-й роты в бою 1 марта 2000 года на высоте 776 в Чечне, кто-то погибнет от рук местных бандитов. Символична фамилия командира отряда, однофамильца знаменитому русскому иконописцу Васнецову, что наводит на мысль о грядущих их святых подвигах за веру и Отечество.
Чудное происшествие с отрядом бойцов сильно повлияло и на Пузынева, который, оказывается, не тогда был настоящим, когда как гоголевский Пацюк поглощал бараньи тефтельки, бурча, «ничего, недолго осталось, скоро заживем. Еще завидовать нам будут». А тогда, когда начал осознавать наличие иного, невидимого мира, испытав настоящий страх перед радостью поющих людей: Радуйся, Кресте, образе неописанный и многоименитый, Древо требогатное, страшно же и всеблаженно; радуйся, Кресте всесвятый и всесильный; радуйся, хранителю жизни нашея, Господень Кресте многопетый. Кресте Честный, хранитель души и тела буди ми, образом своим бесы низлагая, враги отгоняя, страсти упраждняя, и благословение даруя ми, и жизнь и силу, содействием Святаго Духа, и честными Пречистыя мольбами.
И тогда был настоящим, когда спасенный из догорающего своего дома Божиим промыслом и молитвами милосердных односельчан, пускал по ветру пепел своих зримых богатств над озером, которое должно было, как ему казалось прежде, смотреть на него, а оно по своей природе всегда смотрело в небо. Как же раньше он, несчастный, этого не заметил. Так же, наверное, как пропустил этот благополучный здоровяк-милиционер мимо своих ушей предсказание Анны Васильевны: «ты погляди, какой он маленький, хрупкий, ветерок подует, он и взовьется горсткой пепла в небо».
Финал повести драматичен, но не трагичен. Начинающаяся как приключенческая — повесть оказалась драмой человеческой личности, вступившей в конфликт с собой, со своими истоками, со всем своим родным. Но Господь исправил его пути. Пузынев, которого все в психиатрической клинике ласково называли Вася, не раскаялся, кажется, не много и понял из произошедшего, но почувствовал смысл своей дальнейшей жизни в возможности делать добро. Будучи пациентом этого заведения, он принял на себя заботу о больных, стал санитаром, трудился упорно, пока позволяли ему силы в руках и ногах. Иногда спал единожды за двое-трое суток. Но главное, стал прислушиваться к тому, что происходило в душе, куда стала заглядывать радость. Радость и умиротворение наполняли его сердце, когда к нему по большим Православным праздникам приходили две старые знакомые старушки с фарфоровыми личиками, два его ангела-хранителя.
Кто-то сравнил их с заздравными восковыми свечками. Действительно, исходящее от них тихое успокоительное тепло, как и пламя церковной свечи, вселяло в сердце надежду. И вера от этого становилась крепче. А что человек без веры? Быть может, об этом думал Василий Петрович, когда прилучалось ему стоять рядом с этими редкими гостьями? В глазах его в эти мгновения мелькало явственное выражение счастья, столь несвойственного ему в последние годы, но, как видно, подспудно живущего в нем и ожидающего будущего развития…
Такой открытый финал повести, предполагающий будущее духовное развитие героя, делает ее обнадеживающей и при всех чудесных событиях реалистичной в той мере, которая достаточно характеризует особое призвание Православной России и народа ее.

2. Коэффициент правдоподобия

Если в повести Игоря Изборцева «Всего лишь пепел» Бог по милости Своей спасает грешника и Своей волей исправляет его пути, то в романе «Спастись еще возможно» писатель рассматривает более трудный путь спасения, путь сознательного преображения падшего человека. Истинное преображение имеет евхаристические и эсхатологические смыслы. «Прилеплятися Богову» — вот в чем, как говорит русский религиозный философ Михаил Тареев, смысл человеческого существования: через Церковь, через евхаристическое собрание, через молитву, через христианские подвиги в монастыре или в миру — входить в духовное тело Христа, в Вечность. Сложнейшая связь Бога, мира и человека исследуется в христианской антропологии. Как пишет в своей книге известный богослов митрополит Константин (Горянов), «Размышления над проблемой соотношения Бога и мира во всех его проявлениях, христианской аскезы и творческого процесса в русской богословской и философской мысли расширили и углубили, по сути, трудный русский путь к истине. Этот путь был не нов и проистекал из богатого исторического опыта подвижничества христианина в миру, но до поры оставлял человека без руководства во многих областях. В частности, как в области духовного творчества самой человеческой личности, так и в творчестве художественном, а также в вопросах культуры и науки. Русская философская мысль XIX—XX вв. много способствовала в рамках русской культурной традиции религиозно-философскому осмыслению как самой “тайны человека”, так и возможности, и значению созидательного творчества в жизни человека, доказала, что и здесь основной мерой является Православие» [8]. И русская художественная литература не один век занимается поисками человека в человеке, бессмертного в смертном, истинной человеческой сущности и разгадки тайны бытия.
Автор с первых страниц книги обозначает пути и цели этого поиска. Роман начинается с пролога, «из-за такта», как музыкальное произведение, обещающее развитие темы в означенной тональности. Упоминанием в разговоре старика с внуком основных русских смыслов, среди которых любовь, патриотизм, покаяние, спасение Христом разбойника — обозначается обширное реальное пространство, в котором будет происходить действие этой на первый взгляд не вполне реальной истории. Художественными приемами автор усиливает ощущение подлинности, типичности, например, картиной уходящих вдаль действующих лиц пролога — старика и юноши, выстроенной в прямой перспективе посюстороннего мира. Старик и юноша уходили своим всегдашним путем, куда-то в сторону Васильевского храма и далее вверх по Советской. Удаляясь, их фигуры становились все меньше и меньше, пока совсем не затерялись среди фонарных столбов и случайных прохожих.
Так что в дальнейшем встреча главного героя по кличке Прямой с посланцем из ада, убитым им подельником Павлом Ивановичем Глушковым, не кажется вымыслом. И подробный рассказ этого несчастного об адских муках кажется правдоподобным до мурашек.
Представляешь, Сережа, я поднялся еще выше, увидел, — нет, ты не поверишь, — я увидел демонов, или по-нашему, по-русски, — бесов: гнусных, отвратительно-безобразных, гомонящих что-то на варварском птичьем наречье. И я забыл про все — про машины, дома, деньги, про женщин. Я затрепетал, когда они потянули ко мне свои страшные черные лапы, я понял, что перед ними бессилен, — понимаешь? — во сто крат больше бессилен, чем прежде передо мной лох распоследний. Я бессилен и полностью в их власти. «Наш! Наш! Наш!» — клокотали они радостно, и некому — понимаешь? — совсем некому было за меня заступиться. Я почувствовал, я почти понял и поверил, что есть сила, которая может меня спасти, но не знал, кого об этом просить. Я хотел вспомнить, чье имя надо назвать, и не смог. Ты понимаешь? Я не смог вспомнить имя Того, Кого мы на земле всуе поминаем почти ежечасно. Вот такая, Сережа, нам кара, первая кара, а остальным мукам — несть числа…
Парадоксально, но убитый бандит благодарит Прямого за то, что тот его убил, а по сути, за то, что Павел Иванович принял мученическую смерть; это оставляет ему надежду если не на спасение, то на снисхождение. Но не за жалостью пришел посланец, а как сам признается, — велено ему Сергею показать эти самые муки. Кем? Зачем? Чтобы предупредить? Чтобы убедить, что у того не все потеряно, и спастись он еще может? Значит, верят в него спасительные силы. Значит, стоят они за его спиной. Значит, нужны еще России примеры преображения разбойника во святого старца. Погибнет мир, если не останется святых. Не подозревая, кто это такие, Прямой, поседевший от встречи с убитым приятелем, поверил всей душой в предупреждение. Автор живописно, зримо изображает эту встречу и адские сцены для того, чтобы сильнее убедился в них главный герой романа, не имеющий опыта видения невидимого. Трудно, долго, рецидивно будет избавляться он от груза своих смертных грехов и так же трудно, через прозрение невидимого, через преодоление и покаяние, через сострадание и милосердие возвращать свое Богом данное крещеное имя Сергей.
Тема спасения «благоразумного разбойника» в русской литературе не нова, к ней обращались многие русские классики, исследовавшие развитие «внутреннего человека» в соответствии с Новым Заветом и в модусе церковного бытия. Берясь за такую, достаточно исследованную великими предшественниками тему, автор возлагает на себя особую ответственность — сказать свое слово, вывести эту фундаментально значимую русскую проблему на уровень новейшего времени, убедительно рассказать языком современной литературы о вечном бытии Духа скептически настроенному секулярному миру. Историю спасения своего «благоразумного разбойника», рассматривая ее неизменно в традиционной христианской логике, Игорь Изборцев облек в сложную приключенческую форму, промодулировал интригой, удерживающей до последних страниц внимание нетерпеливого читателя, привыкшего к ускоряющемуся темпу жизни. Все есть в романе — и таинственный портфель-дипломат с компроматом, и охота за ним спецслужб, и чеченский след, и героические подвиги русских воинов, и бесовские козни, и таинственный скит в лесной чаще, и любовь, и обнадеживающий финал. Как в сказке. Иной читатель, не верящий в рай и ад, в противоборство света и тьмы, так и определит жанр этого произведения: захватывает, но все происходящее кажется невероятным. А другой читатель скажет — все правда, все в жизни так и есть. И где критерий истинности оценки? Кто из двоих будет прав?
Правда — понятие объективное, божественное, высший, евангельский уровень бытия. В рассматриваем случае — правда — то, что хочет сказать читателю автор. Но удается ему отразить ее художественными средствами с определенной долей вероятности. Абсолютного выражения правды в произведении человеческого разума и духа, даже гениального, быть не может. В любом случае, это будет субъективное отражение события. С точки зрения законодательных структур Сергей Прямков должен понести наказание по приговору суда в местах заключения и там исправиться. Это по Закону. С точки зрения верующего человека главный герой романа в тюрьме падет еще ниже и погибнет нераскаянным грешником. Поэтому он должен искупить свою вину молитвенно, осмыслив ее, раскаяться в содеянном и не грешить более, стать соработником Творца. Это по Благодати. Обе тенденции соответствуют существующим формам жизни. Но роман постоянно заставляет удивляться, сомневаться, размышлять о степени схожести происходящего в нем с объективной действительностью. По примеру математики, науки, на которой основана Гармония, именно алгеброй поверяющаяся, можно условно охарактеризовать реалистичность романа коэффициентом правдоподобия. В статистике через коэффициент правдоподобия двух значений определяется, какое значение наиболее правдоподобно. В пределе он стремится к абсолютной единице. Применительно к роману, если этот коэффициент много ниже, то сочинение не имеет смысла. Если величина коэффициента все же значительна, то произведение вызывает доверие читателей. И в выбранном автором бытии по Благодати невероятные события и метаморфозы также оказываются достоверными, как достоверны существование Божьего мира и возможность восстановления образа Божия в человеке.
Так как Игорь Изборцев поставил перед собой сложнейшую задачу — показать невидимый процесс возрастания человеческого духа, ему приходится прибегать к сложной системе доказательств: к литературно-исторической аргументации, к психологическим мотивировкам, к Библейским цитатам, к аналогиям из житийной литературы. Повествование насыщено элементами христианских вероучительных истин, принимаемых всей полнотой Православной Церкви. Автор выстраивает сложнейшую зависимость между лицами и происшествиями, доказывая, что события могли иметь место, тем более что в отдельности каждое из них похоже на то, что случается в жизни по вере. Например, как не поверить в случай с медведем, спасшим героя от чеченского кинжала. Ведь хозяин русского леса и Сергию Радонежскому, и Серафиму Саровскому помогал и прислуживал.
Все дальнейшее произошло настолько быстро, что в растерянной голове Прямого остался лишь какой-то длинный черный мазок, будто расплывчатая тень от промелькнувшего рядом тяжелого трейлера. За спиной Ахмета, все-таки доставшего кинжал и ловко поигрывавшего им между пальцев, вдруг, будто из ниоткуда, возникла огромная черная тень, и тут же в уши ворвался устрашающий медвежий рев. Огромная когтистая лапа, как тростинку смела Ахмета в сторону… Мгновенно обернувшийся Ваха увидел перед собой распахнутую медвежью пасть, чудовищные клыки и ощутил зловонное звериное дыхание. Неизвестно, что он подумал в этот момент, успел ли он вообще что-либо подумать? По крайней мере, кинжал в его руке так и не превратился в грозное оружие, оставаясь просто зажатым там посторонним предметом. Медведь устрашающе завис… но вдруг почему-то передумал завершать атаку. Еще через одно мгновение, легко коснувшись лохматым боком словно пораженного столбняком Вахи, бурый лесной великан скрылся за деревьями.
Даже русскому медведю присуще милосердие. Но немилосердны силы зла. С гоголевским упорством писатель доказывает существование двух миров — праведного и демонического. Но если Гоголю было свойственно романтическое отношение к миру, и образы своих героев, подмечая все мерзкие стороны их жизни, он в некоторой степени смягчал своей надеждой на их пробуждение, то Игорь Изборцев категорически непримирим с миром, отвергающим Бога. А это не только бесовский мир, но и зримый, окружающий Россию западный мир, отвергший Христову веру. Метафора не искажает и не опровергает реальность, наоборот, подчеркивает ее скрытые свойства. Метафоричны, а значит, реальны, образы цыгана и цыганки, которые преследуют, искушают Сергея на пути его спасения, как бесы строят ему препятствия, пытаются погубить. Папесса и Ром — ассоциируются эти имена с грехопадением Первого Рима, который поныне претендует на власть в христианском мире, не принимая во внимание, что Второго Рима уже нет, а Четвертому — не бывать. Не затихло в столетиях эхо предсказания псковского монаха Филофея, звучит громко и трепетно, как било Спасо-Елизаровского монастыря в псковском лесу, который автор вводит полноправным героем в роман. Лес и защищает, и согревает, и кормит, и вразумляет. Ясное утреннее небо дарило нежную прохладу; лес, он так легко и спокойно, так умиротворяющее тихо шептал: «Не бойся, все будет хорошо…», всем своим видом отрицая малейшую возможность беды.
Много достоверности добавляет роману природа, образы которой с такой любовью, с такой поэтичностью создает писатель. Но еще больше подтверждают реальность происходящего — истории людских судеб, автору интересны судьбы военных. Мощный патриотический пласт произведения излучает жизнетворный свет. Три бойца — Полковник, Сержант и Охотник охраняют Сергея на первом отрезке его спасительного пути. Образы разведчиков очень светлые, мощные, добрые. Рядом с этими героями, милосердными к людям и немилосердными к врагам Отечества и веры, Сергей впервые ощутил радость, занялись в его душе первые блики преображения. Прямой перевел дух. Неизвестно от чего, но ему стало легче. Не от того, что Сержант пожалел каких-то там неизвестных афганцев. Нет. Просто вдруг рядом с Сержантом стало ему теплей и радостней. Радостней и теплей…
Все трое героически погибают, исполняя приказ Родины и спасая бедолагу, по следу которого иду наемные убийцы. Автор не дает бойцам реальных имен при жизни, что делает образы героев типичными, но называет по именам после смерти, ведь в своем крещеном имени человек предстает пред Богом. Сергей искуплен у мира смерти их жизнями, по неизменной сути воинской присяги — «жизнь свою за други своя». Но не остается одиноким на своем пути герой романа, вывела его дорога к лесному скиту, где приняла его под свое усмотрение другая рать, высшей иерархии — священническая, люди, наделенные Святым Духом от Бога. Ступени лествицы преображения для Сергея становятся круче и в то же время легче. Все ему помогут, всё подскажут батюшки, и главные смыслы выделят, и грех научат изжить. Только не испугайся высоты, только всеядное свое хотение скрепи, только меру всему уразумей, только склони главу свою гордую, входя в Церковь Православную — неустанную людскую спасительницу. Последний оплот порядка — это Церковь Христова. Православная Церковь! Мир уже не способен сопротивляться, он давно побежден! Лишь Церковь удерживает этот мир от торжества хаоса. Лишь она! И посмотрите, сколько же на нее нападок… Догмы — это единственное, что осталось здравого и спасительного в изменчивом разрушающемся мире. Это, как писал Максим Исповедник, отражение онтологических законов бытия. Это откровения Творца возлюбленной им твари. Мир стоит этими законами!
Где ж в этих словах неправда? Все верно, и все достоверно в романе Игоря Изборцева, знающего о Церкви и о людях ее не понаслышке. Он сам и церковный строитель, и жертвователь, и прихожанин, борющийся, как бесстрашный псковский воин с легионами Стефана Батория, с современными полчищами убийственной неправды. Что бы ни делалось в среде народной, всегда была одна цель доискаться правды. Помните, как говорил об этом Достоевский? «Пусть в нашем народе зверство и грех, но вот что в нем неоспоримо: это именно то, что он, в своем целом, по крайней мере, никогда не принимает, не примет и не захочет принять своего греха за правду!» Именно вот эту природную чистоту, детскость русского народа сейчас успешно искореняют. И один из главных приемов — расслаивание правды на множество маленьких, не совпадающих друг с другом «правдок». Дескать, все они имеют право на существование! Все! Инфернальный плюрализм!
А правда целостна, если целостно время, если не забывается в нем московский человек, прозванный Василием Блаженным, и псковский Николка юродивый на своем коне — деревянной палочке, не убоявшийся сказать правду грозному Царю. Невозможно не верить историческим вставкам в роман, который композиционно выстроен так, что совмещается прошлое и настоящее. Показательна композиционная находка писателя — подглавки или «временные возвращения»: «неделей ранее», «четырьмя часами ранее», «ретроспектива», «1570 год от Рождества Христова. Псков» и т. п. Как будто крепким швом «назад иголку» писатель сшивает время, которое нельзя рассматривать по кусочкам, а только в целостности, если хочешь понять тайну бытия. Так композиция произведения способствует прояснению сложных смыслов романа.
И отсылает нас писатель в своих поисках даже в 107-й год от Рождества Христова, в Сирийскую Антиохию и Рим. В этой исторической ретроспективе автор как будто спорит с художественной этикой известного своего соотечественника, подвергшего себя соблазну присоединиться к обществу Иешуа и Пилата, вложившего свою речь в их уста. Игорь Изборцев отправляется в 107-й год, чтобы напомнить нам о великом подвиге веры Игнатия Богоносца его же словами из письма святого, обращенного к мучителю, римскому императору Траяну: «Хочу быть Божиим, — не отдавайте меня миру. Позвольте мне быть подражателем страданий Бога моего». Этот исторический отрывок свидетельствует еще и о значении молитвы в деле спасения, о котором так мудро говорит заботливый духовный наставник Сергея, нашедшего свое место в Церкви, ощутившего стремление к богоподобной сущности души, которой снятся и лес, и скит, и монастырь. Даже закоренелый грешник — не совсем пропащий.
— Дело спасения столь важно, — говорил отец Иларий, — что все дела мира сего, какими бы они ни казались великими, в сравнении с этим делом, первейшим и важнейшим, есть как бы безделье или как тело без духа. Спасение Святые Отцы называют наукой из наук и искусством из искусств…
С помощью Божией и собственными усилиями Сергей, приняв мученичество и пережив чудо физического спасения, остался на пути спасения духовного, прилепился к храму, остался на «островке Православия». Ведь только в Православии, как говорил Достоевский, хранится Лик Христа. А Он милостиво смотрит на сыновей Своих, даже заблудших, но раскаявшихся, постигнувших, что истинная свобода — свобода от греха.
Коэффициент правдоподобия этого сложного, многопланового, метафизического и метафорического произведения стремится к высоким значениям вероятности, потому что все в нем правда. Правда о русской жизни, о русской вере, о русском характере, о русском воскресении. Только многим в мире земном и подземном не по сердцу она. И нашу правду они будут упорно называть ложью, и менять плюс на минус, и черным замазывать белое. Как страшны и велики эти силы, писатель рассказывает в трагическом «Романе в письмах по e-mail “Великий”».

3. «Душа хотела б быть звездой»

Душа хотела б быть звездой,
Но не тогда, как с неба полуночи Сии светила, как живые очи,
Глядят на сонный мир земной, —
Но днем, когда, сокрытые как дымом Палящих солнечных лучей,
Они, как божества, горят светлей В эфире чистом и незримом.
Ф. Тютчев

Небольшое эпистолярное произведение «Роман в письмах по e-mail “Великий”» обладает неоднозначной жанровой идентификацией. Его можно отнести к жанру лирического романа на основе лирической завязки, но постепенно в своем сюжетном развитии лирический роман трансформируется в трагедию дьявольского обольщения и нечеловеческого обмана. Хотя на первых страницах, где порхают нежные письма, сталкиваются эйдосы, падают звезды, звучат имена Вергилия, Гуссерля, тургеневской Аси, и дороги ведут в Рим, все еще прекрасно. Начало романа очаровывает красотой жизни, надеждой любви, провокационным любованием собой и своим творчеством двух умных собеседников, двух писателей — маститого, «великого» прозаика и кокетливой начинающей молодой писательницы, которая радуется, что в ее окно залетела звезда. И в это верится, и вспоминается тютчевское: Душа хотела б быть звездой…
Вначале даже возникает догадка — не о себе ли рассказывает автор? Именно так могла писать ему молодая романтичная женщина, испрашивающая оценки своего творчества, совета, симпатии. Кажется, читателя ожидает приятный, познавательный разговор о творчестве и мастерстве, где герой будет, конечно же, рассказывать о его национальных основах и особенностях. Ведь «великому» писателю автор дает много говорящее имя Иван Сергеевич. И только его двойная фамилия Дальнев-Анзорский, созвучная названию далекого Азорского португальского архипелага в Атлантике или произошедшая от чеченского имени, вызывает первые недоумения и ассоциацию с вымышленной страной Касталия Германа Гесса.
Обман ожидания вскрывается скоро, когда в интеллектуальной беседе появляется «корпус обязательных идей», когда в разговоре начинают подменяться смыслы, когда нравственные идеи затуманиваются постмодернистскими профанными терминами, игрой в слова как в бисер, когда начинаешь догадываться, что герои не те, за кого себя выдают. Как костлявые, медленно выползающие из могил гоголевские мертвецы, страшат возникающие откровения «великого» писателя. А страшно быть должно, потому что это роман о Люцифере, который в век постмодерна, в торжестве инфернальных энергий, уже не скрывается за масками, а выступает победителем и учителем, убеждая легковерных: Неужели среди вместилищ аналоев и паникадил Вам настолько выпрямили извилины, что Вы не способны это понять? Ваш «верх» — это наш «низ»! Векторы движения поменялись, и поделать с этим положительно ничего невозможно! Так, кажется, за век нескончаемого сеанса «Игры в бисер», в ее изнуряющей борьбе иерархий победил дьявол, извечно претендующий на мировое господство.
Автор не приукрашивает, не романтизирует, не любуется бальными развлечениями посланника мира тьмы, как это было в романе Булгакова. Но на протяжении повествования постепенно раскрывает дьявольские козни во всей их отвратительности, показывает «великого» как низкого притворщика, похитителя, имитатора, оборотня. Становится ясно, почему в названии это имя стоит в кавычках. «Великий» писатель оказывается великим обманщиком. Так и должно быть, ведь силы зла не обладают творческой способностью, они могут только подражать, воровать или разрушать.
Оказывается не тождественной своему начальному образу и героиня романа Соня. Хрупкая, неуверенная в своих талантах молодая писательница, безропотно и безответно выслушивающая советы «великого»: Наивное дитя, истину нельзя обожествлять! Благословляется лишь процесс ее поиска, — на самом деле человек твердый в своих православных убеждениях. Она, действительно, одаренный, творческий человек. Но ее творчество — высший вид творчества, творчество собственной личности. Прочитав книгу о старце Силуане, она пошла по его стопам. И откровенно рассказала об этом своему визави: Храм, исповедь, причастие… — все это постепенно становится частью моей жизни. Самое важное, полученное мной (и это — est inappreciable la perle) — понимание того, что надо не искать свое отражение в других, но отражать самой; самой быть зеркалом. Благословенна рука дающего!
Присоединившись к интеллектуальной, как сначала думает читатель, игре, к нему постепенно приходит осознание, что на самом деле он втянут в непримиримое идейное противостояние правды и кривды, добра и зла, света и тьмы, в котором победитель погибает. Соню убивают, очевидно, не без помощи ее собеседника, писем которого, как открывается в финале, она не получала. Их общения не было. Да оно и невозможно было бы по законам мироздания, как невозможен обмен энергиями между светом рая и тьмой преисподней. Это несмешиваемые среды. Каждый из героев романа остается в своем мире. «Великий» похищает произведение погибшей писательницы и ставит на нем свое имя. Но не духовно-нравственные идеи романа Сони волнуют его. Ему сладок сам процесс воровства, подмены. Он тоже хочет быть звездой. Когда-то он ей уже был, как говорил пророк Исайя, «как упал ты с неба, денница, сын зари, разбился об землю, поправший народы» (Ис. 14:12). В более конкретной форме это желание бессмертного персонажа звучит в вышеназванном романе Игоря Изборцева «Спастись еще возможно».
Старик сел в кресло и расслабился. Из глубины подсознания выплыло воспоминание непередаваемых ощущений, связующих с той молнией в первозданном небе. С некоторых пор его снедало одно желание: он хотел туда, под толщу каменных сводов земли, туда, где пылал неукротимый огонь, зажженный некогда упавшей звездой. Да, это звезда, она привиделась ему в виде молнии, перечеркнувшей все небо. Когда-то она была утренней, но упала на землю и все продолжала пылать где-то в самой ее глубине. Ему хотелось к ней! Все окружающее становилось ему ненавистно. К ней! Но это право надо еще заслужить [9].
Из «Романа в письмах по e-mail», где Игорь Изборцев с большим знанием предмета, используя мертвенные образы и термины постмодернизма (подчеркивает его западное происхождение обилием латинских изречений, использует без перевода язык Цицерона), рассказывает о достижениях «Великого» в борьбе с живой духовно-нравственной традицией. Понятно, что тот немало сделал на поприще разрушений и подмен, и, можно думать, заслужил право называться Денницей. Но стал лишь безжизненным метеоритом, как рассказывает автор: Все мы помним, что в день его похорон с нашей планетой столкнулся крупный метеорит, пронзивший плотные слои атмосферы и сгоревший над самой поверхностью земли.
Постмодернизм, доказывает Игорь Изборцев, во всех охваченных им сферах реального бытия, стремление дьявольское, направленное на подмену знаков, сторон, ценностей. Но только на поверхностный взгляд, только в творческих иллюзиях он поменял местами знаки, жизнь и смерть. Ведь Соня жива в Боге, а «Великий» никогда не смог бы стать живой звездой, тем более дневной, о которой говорит Тютчев. Дневная звезда отличается особой чистотой, она не заметна на фоне солнца и не пытается его затмить. Такие дневные звезды «горят светлей в эфире чистом и незримом», такой звездой могла стать душа героини романа.
Но как же трудно достижим этот чистый, незримый эфир. «Если бы видимое небо не отделяло нас от неба невидимого, мы бы содрогнулись от тех несоответствий духа, которое существует меж ангельской торжествующей церковью и нашей земной церковью, почти не воинствующих, дряблых человеческих душ. Мы бы ужаснулись и поняли бы ясно ту истину, которая нам сейчас непонятна: что сделал для нас Господь Иисус Христос, и что Он делает для каждого из нас. Его спасение мы представляем себе почти теоретически, абстрактно. Но когда бы мы увидели, с одной стороны, белоснежные сонмы молниелучных чистых духов, огненных, пламенных, горящих невообразимой любовью к Богу и устремленных ко спасению всего творения, и, с другой стороны, увидели бы землю с ее сотнями миллионов полулюдей, полунасекомых, с сердцами, устремленными только к земле, людей, пожирающих друг друга, самолюбивых, сластолюбивых, деньголюбивых, несговорчивых, одержимых прилипшими к ним темными силами, мы бы ужаснулись и вострепетали…»  [10].
Своим литературным творчеством Игорь Изборцев заставляет вострепетать наши души, способствует их пробуждению в воинственной непримиримости ко злу и греху, изображая их в традиционных оценках и современных образах. Писатель видит свою задачу в том, чтобы в наш прагматичный век каждый человек, даже утопающий в удовольствиях и различных свободах, далекий от Евангельских смыслов, захотел к ним обратиться, чтобы он увидел красоту высшей формы христианства — Православия. Вот ценные слова в подтверждение этого стремления, сказанные западным священником, принявшим Православие. «Сегодня в наиболее интенсивной форме именно в Православии, приведенном историей к “необходимому единству”, осуществляется расцвет подлинного “евхаристического сознания”. Укорененное в практике причащения, которое для наиболее пламенных православных стремится стать еженедельным, ежевоскресным, это сознание превращает христианина в “литургического человека”, который пытается обнаружить в сердце существ и вещей ту точку прозрачности, откуда может засиять свет славы» [11].
Не один век помогает отысканию точек прозрачности и русская литература, претендующая быть и оставаться учителем жизни. То, что современные писатели обращаются к вековым темам, свидетельствует об их неисчерпаемости и нерешенности. В реальности трудно найти примеры преображения человека под воздействием только художественного произведения. И в то же время стремление к идеалу, к красоте, к милосердию, пронизывающее творение мастера, может подвигнуть человека к храму, где только и должны решаться извечные вопросы бытия. К Свету Славы обращены романы, повести, рассказы Игоря Изборцева, динамичные, по- современному увлекательные, написанные ярким языком, они захватывают и не отпускают с пути, берущего начало в глубинах времен и устремленного в Вечность. Творчество этого мастера является еще одним свидетельством того, что художественная литература, пронизанная светом христианства, обладает спасительной задачей, которую писатель решает в первую очередь в собственной жизни. На примере собственного преображения легче убедить современника, «не совсем пропащего человека», что Господь милосерден и к праведнику, и к раскаявшемуся разбойнику, что «спастись еще возможно», надо только вспомнить о своих духовных корнях и благодатных спасительных Божественных началах.


[1] Оливье Клеман. Отблески света. Православное богословие красоты. М.: Библейско-богословский институт св. ап. Андрея, 2004. С. 16.
[2] Цит. по: Зеньковский Василий. Гоголь. М.: РИФ Школа «Слово», 1997. С. 169.
[3] Цит. по: Зеньковский Василий. Гоголь. М.: РИФ Школа «Слово», 1997. С. 165-166.
[4] http://i-text.narod.ru/lib/gildebrand-lib/gildebrand_etika/page03.htm.
[5] Иоанн (Шаховской), архиепископ. Апокалипсис мелкого греха. М.: Сретенский монастырь, 2007. С. 10, 11.
[6] Иоанн (Шаховской), архиепископ. Апокалипсис мелкого греха. М.: Сретенский монастырь, 2007. С. 12—13.
[7] Цит. по: Зеньковский Василий. Гоголь. М.: РИФ Школа «Слово», 1997. С. 41.
[8] Константин (Горянов), архиепископ. И познаете истину. СПб.: Родная Ладога, 2011. С. 121.
[9] Изборцев И. Спастись еще возможно. Краматорск. «Тираж-51». 2013. С. 102.
[10] Иоанн (Шаховской), архиепископ. Апокалипсис мелкого греха. М., Сретенский монастырь. 2007. С. 13-14.
[11] Оливье Клеман. Отблески света. Православное богословие красоты. М., Библейско-богословский институт. св. ап. Андрея. 2004. С. 76.

Вышел новый номер журнала «Родная Ладога» №3, 2016

ВЛАДИМИР МАРУХИН

“КАК НАШЕ СЛОВО ОТЗОВЕТСЯ”?

вышел новый номер журнала «Родная Ладога» №3, 2016 г.

Oblogka_№3 _16

Задуманное и реализуемое с 2007 года как издание православно-патриотического содержания, журнал «Родная Ладога» открыл, собрал и объединил за эти годы на своих страницах многих талантливых авторов: писателей и художников, учёных и политиков, дипломатов и религиозных деятелей, педагогов и военных, экономистов и деятелей культуры, представителей многих других профессий, и, конечно же, тысячи читателей, — всех, чьими усилиями в наши дни формируется повестка духовного возрождения российского общества, ведётся трудоемкая работа по преодолению либерального наследия предыдущих лет и его разрушительных идеологических последствий, выстраиваются и охраняются неприкосновенные границы русского мира. На этих рубежах – русское слово – вернейшее оружие.
Программным материалом номера можно назвать публикацию постоянного автора издания митрополита Петрозаводского и Карельского Константина (Горянова) «Эсхатологическое учение в творениях Святых Отцов и его значение в современном мире». «Мы, христиане, каждый день жизни должны воспринимать в связи с тем «последним днём», в который Господь будет судить весь мир. Апостолы, а затем и Святые Отцы акцентируют внимание на нравственном состоянии верующих: «Итак, возлюбленные, ожидая сего, потщитесь явиться пред ним неосквернёнными и непорочными в мире; и долготерпение Господа нашего почитайте спасением» (2 Пет. 3:10 — 15)». Этот богословский материал, опубликованный под рубрикой “Пути познания”, перекликается с исторической статьей известного современного ученого С.В. Перевезенцева (Москва) «Смысл истории: православный взгляд». Главная мысль этой публикации, по мнению самого автора, заключается в том, что «…история как наука, — это не абсолютно-истинное знание о прошлом, а совокупность научных проблем, совокупность исторических взглядов, концепций, гипотез, теорий».
Постоянный автор журнала И.Н.Андрушкевич (Буэнос-Айрес, Аргентина) представил материал » Мировоззренческие конфликты» – о происхождении и причинах гибридных войн, как форме «столкновений цивилизаций».
Творчество доктора филологических наук, профессора Высшей школы перевода (факультета) МГУ им. М.В.Ломоносова Н.И.Голубевой-Монаткиной (Москва) также хорошо известно читателям “Родной Ладоги”. В анонсируемом номере публикуется её статья «Заметки о французских переводах русской философии». Уникальная по охвату тем и выводов статья доктора исторических наук, профессора, зав. кафедрой теории общественного развития стран Азии и Африки СПбГУ, директора Центра изучения Китая СПбГУ Н.А.Самойлова (Санкт-Петербург) «Китаеведение — наука точная» посвящена юбилейному 7-томному собранию трудов академика В.С. Мясникова «Кастальский ключ китаеведа».
Под рубрикой «Мировоззрение» опубликован рассказ известного советского и российского прозаика В.Ф. Потанина (Курган) «Мои пророки» (из дневника писателя). В рубрике «Лествица» журнал продолжает публиковать под заголовком «Блаженный инок» жизнеописание блаженного инока Владимира, Важеозерского чудотворца. В рубрике «Русский паломник» опубликован рассказ «Могила Авеля» известного православного писателя, секретаря Правления Союза писателей России В.Н. Крупина (Москва). В разделе «Памятослов» под заголовком «Душа хранит» публикуются воспоминания знаменитого русского писателя В.И. Лихоносова (Краснодар) о его встрече на вологодчине с поэтом Николаем Рубцовым.
Политологический блок «На рубеже цивилизаций» открывается актуальной статьей доктора исторических наук, профессора А.И. Вавилова (Москва) «Великое переселение народов в Европу: где выход?» Название материала дает представление, какие проблемы стоят в наши дни перед Евросоюзом, и как Россия «отбивает » его попытки обвинить нашу страну в наплыве мигрантов на европейский континент. Дипломат Е.А. Шмагин (Москва) в статье «Киргизия — 2005: тюльпаны или чертополох?» рассказывает о свой работе в качестве посла в Киргизии с 2002 по 2006 годы, о том, в каких непростых условия пришлось посольству России проводить политику нашего государства в этом важном регионе. Не было дипломатической романтики при работе в нищем киргизском обществе, в условиях нескрываемого засилья американских спецслужб и проамериканских идеологов, чья кропотливая работа способствовала всплеску национализма, русофобии, привела исходу русского населения, сокрушению благополучной киргизской экономики и успеху проамериканского государственного переворота.
В рубрике «Точка зрения » читателя должны заинтересовать публикации на актуальные политические темы трёх известных публицистов. Статья политолога Р.В Ищенко (Москва) «Они никогда не будут русскими» посвящена исследованию психологии украинской оппозиции и националистов всех мастей, организовавших государственный переворот и развязавших войну против собственного народа. Материал «Наследие и наследники Обамы» принадлежит перу известного российского журналиста М.В. Леонтьева (Москва). Автор, как всегда убедительно, ярко, доказательно рассказывает о сложных политических вопросах, вскрывает противоречия американского истэблишмента в борьбе за президентское кресло накануне предстоящих в США выборов главы государства. Статья политического и общественного деятеля, ученого-историка Н.В.Старикова (Санкт-Петербург) «Доктрина шока или Почём Запад купил Украину» посвящена трагическим для Украины итогам премьерства Арсения Яценюка.
Исследование доктора исторических наук, профессора Е.П. Титкова (Арзамас, Нижегородская обл.) «Религиозная ситуация на оккупированной Украине», размещенная под рубрикой «История и современность», отвечает на трудные вопросы, связанные с современным религиозным расколом на Украине, с нестроениями в среде сегодняшних украинских верующих.
Под рубрикой «Национальная безопасность» редакция журнала публикует аналитический материал доктора экономических наук, профессора, члена-корреспондента Академии экономических наук и предпринимательства В.Ю. Катасонова (Москва) «Рынки и капиталы». Автор рассказывает о дискриминации западной политической бюрократии и банковской сферы по отношению к российскому бизнесу в целом и к российским предпринимателям в частности.
Рубрика «Великая провинция» представляет новый труд постоянных авторов издания – краеведов Н.В. Шевцова и Е.Е. Наумовой (Москва) «Астапово — последние дни». Это рассказ о станции «Лев Толстой», где провёл последние дни своей жизни великий русский писатель. Оптимистичный народный дух передает материал народного депутата ГД РФ, прекрасного писателя А.Н. Грешневикова (г. Борисоглебск Ярославской обл.) “Играй, гармонь”.
Под рубрикой «Дебют» опубликованы заметки молодых авторов, начинающих журналистов А. Егоровой и Е. Лапко (Москва) под общим названием «Исправленное — красным». Это работы победителей конкурса, проведенного на факультете журналистики МГИМО в юбилейный год 250-летия со дня рождения Н.М. Карамзина.
В разделе «Проза» много новых произведений. Лирический рассказ
М.К.Зарубина (Санкт-Петербург) «Летят Журавли», патриотическая новелла Н.Ф.Иванова (Москва) «Комбатанты», окончание повести П.Г.Кренёва (Москва) «Огневой рубеж пулемётчика Батагова», посвященной неизвестным страницам Русско-финской войны, светлый романтичный рассказ О.В. Селедцова (Майкоп) “Родом из детства”. Е.С.Тулушева (Москва) – молодой, но достаточно известный прозаик представлена подборкой очерков «Звуки музыки» из цикла «Подъезд».
В поэтическом блоке представлена как всегда лучшая современная поэзия, имена известных авторов говорят сами за себя: В.А.Костров (Москва),
А.Ю. Аврутин (Минск), И.С. Стремяков (Санкт-Петербург), Б.В. Бурмистров (Кемерово), иеромонах Роман (Псковская обл.), В.П. Скиф (Иркутск), С.В. Смирнов (Кингисепп). Особо следует отметить подборку стихов народного артиста России Н.П. Бурляева (Москва). Публикация посвящена юбилею автора, известного режиссера, президента международного кинофорума «Золотой Витязь». В своих стихах наш выдающийся современник открывается как тонкий лирик, человек с религиозно-философским складом души.
Рубрика «Критика и литературоведение» из номера в номер дает представление о лучшей современной русской литературе, о ее нервущихся связях с русской литературной традицией, о чем говорит филолог Е.В. Семёнова (Санкт-Петербург) в программной статье «Родиться русским — слишком мало, им надо быть, им надо стать!» (по страницам великой русской литературы). Статья В.В. Ефимовской (Санкт-Петербург) «Не совсем пропащий» или Коэффициент правдоподобия. (Темы и смыслы прозы Игоря Изборцева / Смолькина /) приурочена к 55-летию со дня рождения выдающегося современного прозаика, достойного всероссийской известности и широкого признания. А.В. Медведев (Санкт-Петербург) предложил свою версию прочтения новой книги стихов «Лёгкий бред существования» санкт- петербургского поэта Б. Краснова и назвал свое эссе «Следы света на изнанке взгляда». Критик, прозаик, публицист С.Г. Замлелова (Сергиев Посад) обеспокоена проблемой осознания каждым писателем непременной ответственности за каждое свое произведение, о чем она говорит в статье «Каким быть искусству слова». Созвучен названному материал В.Ю. Даренского, присланный из осажденного Луганска «Время, рождающее слово», подтверждающий тождественность понятий “слово” и “жизнь”. И размещенный на обложке журнала портрет Н.М. Карамзина, великого русского литератора и историка заставляет задуматься и писателей, и читателей об ответственности за каждое сказанное слово, которое будет представлять наше время в вечности.

[pdfview width=»1200px» height=»1500px»]http://pskovpisatel.ru/wp-content/uploads/2016/08/Rodnaya-Ladoga-3-2016.pdf[/pdfview]

Посвящается Дню Победы. Вышел новый номер журнала «Родная Ладога»

ПОСВЯЩАЕТСЯ ДНЮ ПОБЕДЫ

вышел новый номер журнала “Родная Ладога”
№2, 2016

Сегодня, когда, кажется, окончательно произошел разрыв современности с литературной традицией предшествующих поколений, и истинный образ бытия приобретает сугубо субъективное выражение, тонет в многообразии точек зрения, каждого из нас волнует, какой образ нашего времени останется в вечности. По законам философии не неразличимость, а именно многоразличие является условием целостности, которую многообразно отражают современные писатели. Журнал “Родная Ладога”, издающийся в традициях русских толстых литературных журналов, исследует и отражает в художественном творчестве процесс сохранения и развития традиций во всех сферах российской жизни, допускает, что традиция может обладать множественностью и противоречивостью. Одним из главных критериев отбора материалов является мастерство и высокий художественный уровень публикуемых работ. Журнал имеет основные, соответствующие его идеологии рубрики, но набор всех предполагаемых рубрик в каждом номере не обязателен. Содержание текущего издания определяется поступающими работами, значимыми современными событиями или юбилейными историческими датами. Такой подход к комплектации материалов делает каждый номер “живым”, актуальным.
Родная Ладога №2 _16В апреле вышел из печати новый, 2-й за 2016 год и 36-й по счету, номер “Родной Ладоги”. По многолетней традиции весенний номер посвящен Дню Победы. Это всегда мощный, боевой номер, в котором все материалы, даже впрямую не относящиеся к победной тематике, пронизаны смыслами Русской победы. Концептуальная философско-богословская статья постоянного автора издания митрополита Петрозаводского и Карельского Константина (Горянова) “Обращение к вечности и современность: религиозно-философская антропология Виктора Несмелова”, рассказывающая о выдающемся русском философе, создавшем систему православной антропологии, имеет современные проекции. Митрополит Константин не только рассматривает работы ученого, но проецирует выводы на нашу современность, показывает общие истоки войн и революций, берущих начало из древности, проистекающих от дьявольской иллюзии соперничества падших сил с Богом.
Непосредственно теме Победы в Великой Отечественной войне посвящена статья современного агиографа Валерия Филимонова “Сила Божия в немощи совершается”. В ней рассказывается о молитвенном подвиге преподобного Серафима Вырицкого в годы войны, молящегося и об общей Победе Отечества, и о спасении родного Ленинграда- Петербурга от фашистской блокады. О страшной цене, которую заплатил выстоявший город напоминает статья специального корреспондента Дины Никифоровой “Здесь лежат ленинградцы”. “Здесь” – это по известным строкам Ольги Берггольц – на Пискаревском кладбище. Но смысл статьи направлен в современность, ныне живущие и будущие поколения должны помнить о подвиге земляков. Для этого нужны памятники. Дина Никифорова сообщает о намерении петербургского благотворителя, военного строителя Грачиь Погосяна, который проработал с известными архитекторами проект часовни-корильона для Пискаревского мемориала и надеется общими с петербуржцами усилиями возвести это памятное сооружение, должное связать историю и современность.
Трагическим страницам истории, которую нельзя забывать во имя мирного будущего, посвящена статья доктора исторических наук, профессора Андрея Вассоевича “Логический итог нацистской русофобии”, работа написана к 70-летию завершения Нюрнбергского процесса. Это научное исследование, предъявляющее подлинные идеологические, человеконенавистнические разработки фашистских палачей, современно в своем посыле, что “история учит”, поэтому ее надо знать не в фальсификатах, не в адаптированных вариантах, а в реальной, подчас ужасающей правде.
Исторические, публицистические, политические статьи выдающихся наших современников, таких как Александр Проханов “Идея русского возрождения”, Леонид Ивашов “Исторические процессы и судьбы мира и России”, Михаил Леонтьев “Миф, имитация и реальность”, Ростислав Ищенко “Пожар и закат Европы”, Дмитирий Володихин “Русский остров”, складываются в мощный в своем мировоззренческом единстве информационный поток, сплачивающий национальное самосознание и расширяющий исторические горизонты.
Многие произведения одной из основных рубрик журнала – рубрики “Проза”, тоже посвящены истории Великой Отечественной войны. Повесть Павла Кренева “Ответный рубеж пулеметчика Батагова” имеет не только автобиографические проекции, но художественные связи с образцами великой русской литературы, которой всегда были интересны идеи и пути человеческого подвига. Щемящая в своей лирической красоте эта повесть обладает огромным воспитательным значением, особенно для молодежи, так как рассказывает о героизме их сверстника. Нравственными смыслами пронизана повесть Михаила Зарубина “Кровные братья”, она о мирных временах, но в них тоже есть место, и подвигу, и любви, и спасительной жертве. Актуальным звучанием обладают рассказы иркутского прозаика, руководителя известного фольклорного ансамбля Михаила Корнева “Живый в помощи”, посвященные кровоточащей донбасской трагедии. Это ее художественное осмысление выводит к вечным библейским смыслам и Божественному промыслу, дает надежду на победу сил добра.
Созвучны названному ряду публикаций статьи о древней истории Руси, которая немыслима без летописи Русской Правосланой Церкви и жизнеописаний ее подвижников. Материал церковного историка, известного прозаика Николая Коняева “Монастырь на берегу Важского озера” посвящен малоизвестным страницам бытия русских святынь, а именно, Важеозерскому Спасо-Преображенскому монастырю и 500-летию ее основателя Геннадия Важеозерского. Важеозерская обитель упоминается также в материале, повествующем о более близких нам временах, в жизнеописании блаженного инока Владимира, Важеозерского чудотворца.
Значимы и историчны подвиги наших современников, не только воинов и священников, но и деятелей культуры, подвижников Русского мира, о чем говорится в воспоминаниях известного кинорежиссера Николая Бурляева, посвященных великому скульптору Вячеславу Клыкову. Концептуальные основы современной русской культуры, которую нельзя понять и полюбить в отрыве от тысячелетней христианской истории России, рассматривает выдающийся наш современник Владимир Крупин в статье “Действенная любовь к России, к русской культуре”. В сопоставлении традиции и современности коммуникативно-гуманистическое значение слова раскрывается в статье философа Юрия Бундина “Слово, звучащее в пространстве советского праздника”.
Русский мир является категорией сложно исторической и сложно национальной, и истинную картину современного бытия России невозможно представить без востоковедения, без братского традиционного ислама, что доказывается в блистательной статье капитана I ранга Ахата Мухамедова “Пророк Мухаммед и Андреевский флаг”. Прямо или косвенно созвучны названной теме статьи Анатолия Хазанова “50 лет в храме востоковедной науки”, Игоря Мелихова “Эволюция ваххабитского фактора в Саудовской Аравии”, доктора политических наук Урала Шарипова “О переводах Корана – Священной Книги ислама на русский язык”.
Красоту, просветление, гармоничное звучание придают журналу поэтические публикации. Имена талантливых современных поэтов Геннадия Иванова (Москва), Валерия Хатюшина (Москва), Игоря Тюленева (Пермь), Светланы Макаровой (Краснодар), Евгения Лукина (Санкт-Петербург), Рената Хариса (Казань), Валерия Михайлова (Алма-Ата), Наталии Советной (Санкт-Петербург), Андрея Фролова (Орел), Валентины Беляевой (Воронеж) должны быть известны всему народу России.
Перечисленные материалы, опубликованные в журнале “Родная Ладога” №2, 2016,
подтверждают основную задачу издания – быть полезным России, служить ее благу, ее единению, ее народу. Это стремление раскрывает и этимология символичных слов в названии журнала, обладающих метафизическим смыслом в двух ипостасях. Устремленный в Космос бесконечный вектор русского рода, от корня “род”, олицетворяет жизнь вечную, а корень «лад», — символизирует согласие, дружбу, искренность, красоту, Божию ладонь, раскрытую навстречу человеку.

Валентина Ефимовская.

Вышел в свет 1-й номер журнала «Родная Ладога» за 2016 год

ВЛАДИМИР МАРУХИН

«Время, вперед!»

Вышел в свет 1-й номер журнала «Родная Ладога» за 2016 год

Как для православного человека год начинается с Рождества Христова, так и «Родная Ладога» — православный русский журнал открывается темой Рождества. Под рубрикой «Рождественский рассказ» опубликовываны посвященные этой теме рассказы известных современных авторов: Сергея Котькало (г. Москва) – «Свет и во тьме светит» и Татьяны Грибановой (г. Орёл) – «Три девицы под окном».
Под рубрикой «На рубеже цивилизации» публикуется рассказ Галины Кучиной (г. Мельбурн) «Рождество в Австралии»
Тема Православия в нынешнем номере журнала под рубрикой «История и современность» широко представлена материалами, посвященными 25-летию возрождения Петрозаводской Карельской епархии. Центральная публикация, автор которой митрополит Петрозаводский и Карельский Константин (Горянов), «История Православия на Карельской земле» является основой доклада Владыки Константина на IV Научной конференции «Православие в Карелии», проходивший в Петрозаводске 25 ноября 2015 года.
По своему содержания доклад является научно-исследовательским трудом, восстанавливающим историческую картину православной жизни в Карелии на протяжении более чем тысячелетнего периода. «Официальной датой массового крещения карелов в Приладожье, — пишет автор, — считается 1227 год, однако, началом распространения христианства в Карелии можно считать Х век. В конце Х века территория современного юга Карелии находилась под влиянием и в каноническом подчинении епископу (впоследствии архиепископу) Великого Новгорода. Напомним, что в 988 г. В Херсоне, или по-славянски Корсуне (сейчас это пригород Севастополя), крестился Киевский князь Владимир. В 990 г. Новгород принимает крещение… Власть епископа, затем архиепископа Новгородской республики распространяется не только на церковную сторону жизни, но и на государственную… В то время христианство уже не было новым явлением на северорусских землях.»
Параллельный материал – отчет главного редактора «Русской народной линии Анатолия Степанова «Русский пограничный край» — впечатления о поездке петербургской делегации на Конференцию, фотоматериалы.
Религиозно-нравственная проблематика в новом номере «Родной Ладоги» гармонично взаимодействует с научно-популярными аспектами в общей мировоззренческой стилистике журнала как культурно-просветительского и литературно-художественного издания. Так, под рубрикой «Родная речь» журнал продолжает публикацию работ доктора филологических наук, профессора, заведующего кафедрой русского языка Литературного института имени А.М. Горького Александра Михайловича Камчатного. В статье «О лингвистическом статусе славянского языка» ученый утверждает: «Можно сказать, что в Русской Православной Церкви славянский язык – это как бы естественная среда богообщения, что славянский язык есть словесная икона, «иконописцем», который является Дух Святой, что можно догматически обосновать так же, как и иконопочитание: как там мы поклоняемся не доскам и краске, а в видимом образе почитаем Невидимый Первообраз, так и тут мы поклоняемся не звукам и грамматическим формам, а в священном образе поклоняемся неслышимому Первообразу».
Под рубрикой «Пути познания» журнал знакомит читателя со статьей санкт-петербургского художника-реставратора древнерусской живописи, члена Союза художников России, сотрудника Государственного Русского музея Рудольфа Александровича Кесарева. Несколько слов об иконе Андрея Рублева «Святая Троица». Со свойственной русскому православному человеку тревогой, вызванной искажениями смысла православной веры, автор пишет: «Если проследить развитие иконографии «Святой Троицы» во времени, то невольно заметишь, как век от века теряется её богословский смысл. Проникновение западных идей в Православие в XVII веке и раскол Русской Православной Церкви не могли не повлиять на иконописание». На примере работы Симона Ушакова «Святая Троица» Р.А. Кесарев делает горький вывод: «С утратой символики утрачены внутреннее единство и высокий смысл Божественной любви и Света, союз Бога и Человека. Вольная интерпретация сюжета неминуемо ведет к дальнейшему искажению образа Святой Троицы, удалению его от Святого Писания и Его Великой Тайны».
Под этой же рубрикой публикуется статья доктора филологический наук, профессора Высшей школы перевод (факультета) МГУ имени М. В. Ломоносова Наталии Ивановны Голубевой-Манаткиной «Из Франции с нелюбовью» — заметки об идеологических нюансах в современных французских словарях. Проведя краткий экскурс в современную французскую лингвистику, автор статьи пишет: «Как представляется, рассмотрение этого списка позволяет соглашение с К. де Лонер, которая в 2013 году написала в своей книге: «Образ России по-прежнему формируется из штампов: мужики, водка, таинственная славянская душа, круглощекая белокурая красавица и печально-страстный темперамент, выраженный в неизменных цыганских песнях».
Под рубрикой «Лествица» публикуется материал уже знакомого читателю нижегородского писателя Валерия Викторовича Сдобнякова «Нравоучительные и полемические сочинения преподобного Максима Грека». Публикация связана с выходом в русском переводе Свято-Троицкой Сергиевой Лавры трехтомника «Творений» преподобного Максима Грека.
В рамках рубрики «Лествица» читатель так же найдет «Жизнеописание блаженного инока Владимира, Важеозерского чудотворца», составленого по воспоминаниям современников и их потомков А.Е. Селезневым по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.
Рубрикой «Искусство» закрывается номер, на обложке которого «Портрет Георгия Свиридова» кисти московского художника Филиппа Москвитина.
В 2015 году Россия отмечала 100-летие со дня рождения Георгия Свиридова, гениального русского композитора. Это событие всполохнуло умы и сердца русской творческой интеллигенции, патриотическую журналистику, которые напомнили нам о вкладе в русскую культуру, который внес своим искусством Георгий Свиридов. Собственно говоря, рубрика «Искусство» в первом номере «как золотая рама», созданная санкт-петербургской поэтессой, литературным критиком и искусствоведом Валентиной Ефимовой, венчает важную тему духовности очерком «Живописная симфония Филиппа Москвитина». Вот несколько строк из этой профессиональной, глубокой работы: «Свиридову выпало жить в эпоху коренных сломов, оказаться в водовороте вечных возвращений, увидеть «минуты роковые», поэтому его творчество так многообразно, разнопланово. Филипп Москвитин задался трудной задачей — отразить в портрете эту особенность судьбы великого композитора, и тем выразить вневременную истинность его музыки, стремительной, объединяющей, духовно-проникновенной, восходящей к свету… в картине, как и в творчестве Свиридова, в этих границах бытия исследуется не просто тема рока, обобщенной человеческой судьбы, а проблема судьбы Отечества, его возлюбленной России, без чего невозможно осмыслить долю никакого русского человека».
«Русские судьбы» — следующая рубрика естественно следующая за выразительной цитатой из очерка В.В. Ефимовской. Под этой рубрикой публикуется рассказ «Страна довоенного детства», — страницы из дневника народной артистки СССР Татьяны Васильевны Дорокиной, художественного руководителя МХАТ им. М.Горького. Судьба замечательной русской актрисы, художника с большой буквы Т.В. Дорониной – часть судьбы всего народа великой страны СССР так же прошла через разломы и сломы времени – До и после… Судьба её героическая, — искусство высокое и правдивое, поэтому – народное.
Под рубрикой «Доспехи» «Родная Ладога» продолжает серию публикаций одного из постоянных авторов – Леонида Григорьевича Ивашова. Сегодня в номере 1 за 2016 год доктор исторических наук, профессор, генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем Л.Г. Ивашов публикует аналитический материал «О вечном противостоянии «моря и суши». В центре исследования ученого – система послевоенной международной безопасности, «Холодная война», деформация системы международной безопасности в результате развала Советского Союза.
Под этой же рубрикой читатель находит очерк «Мужество высшей пробы» Г.К. Жуков: маршал Победы, маршал долга и спасения» — о становлении личности Георгия Жукова. Авторы очерка уже знакомые читателю: Василий Семенович Новиков – вице-президент Российской Академии естественных наук, доктор медицинских наук, профессор и Эдуард Михайлович Филиппов – военный историк, вице-президент Академии военно-исторических наук. Оба – из Санкт-Петербурга.
Традиционно «Родная Ладога» публикует статьи известных российских ученых, политиков и экспертов, исследующих нынешнее состояние российско-европейских отношений и фокусирующих своё внимание на особенностях современной общественно-политической мысли, состоянии духовности европейского общества. Так под рубрикой «Точка зрения» Читатель найдет интересную статью Александра Гельевича Дугина (г. Москва) «Бегство Апполона или Бездна под названием «современная Европа». Автор – доктор политических наук, кандидат филосовских наук, лидер Международного Евразийского движения.
Проблемы современной Европы- под рубрикой «Мировоззрение» далее раскрывает соратник А.Г. Дугина – руководитель администрации Международного Евразийского Движения, Леонид Владимирович Савин (г. Москва) в статье «Десять Кризисов Европейского союза». В своих статьях оба автора дают достаточно адекватные оценки состояния европейского общества, суть которых обозначена в заголовках их статей.
Рубрика «Национальная безопасность» представлена двумя авторами, которые уже хорошо знакомы нашему читателю. Первый из них – Чеслав Станиславович Кирвель, доктор филосовских наук, профессор, зав. кафедры философии Гродненского гос. Университета им. Я. Купалы (Белорусь). Сегодня ученый из союзного государства публикует статью «Современный рынок и экологический императив: драма противостояния».
Проблемы экологии в современных рыночных условиях, тему их противоречий развивает в своей статье «Регионам не под силу сохранить леса» второй автор рубрики Анатолий Николаевич Гришневиков (г. Москва) – депутат Государственной Думы, заместитель председателя комитета ГД по природным ресурсам, природопользованию и экологии, писатель, журналист, член Союза писателей России.
В предыдущем номере журнала «Родная Ладога» (№4 за 2015г.) под рубрикой «Доспехи» опубликован авторский материал «Последних добрых дел не бывает», предоставленный Грачьей Мисаковичем Погосяном, советником заместителя генерального секретаря Совета Межпарламентской ассамблеи глав – участников СНГ. Поборник российско-армянской дружбы (живущий в Санкт-Петербурге), кадровый российский офицер, политический деятель и меценат Г.М. Пагосян рассказал о своей благотворительной деятельности – за последние годы он инициировал проекты и установил свыше 45 духовных памятников на территории России, Армении, Белоруссии, Грузии и Монголии.
В №1 за 2016 год редакция журнала продолжает знакомить своих читателей с деятельностью Г.М. Пагосяна, члена Международной ассоциации СНГ- на этот раз – в жанре интервью, которое взяла у Грачьи Мисаковича заместитель главного редактора «Родной Ладоги» В.В. Ефимовская. Новый материал, опубликованный под рубрикой «Беседа», значительно расширил рамки читательского интереса к личности и деятельности Г.М. Пагосяна, глубже раскрыл духовные связи русского и армянского народов, что в современных условиях является залогом их всестороннего укрепления.
Под рубрикой «Славянское Братство» опубликовываны очерки писательницы Светланы Васильевной Савицкой (г. Москва) «Сербия – 10 тайн и открытий» произведения о горестной судьбе сербского народа, растоптанной сапогами натовских солдат, о Югославии, разбомбленной и разорванной натовскими ракетами.
Под рубрикой «Великая провинция» публикуются два материала. Первый это очерк прозаика Игоря Александровича Изборцева (Смолькина) «Моя Сибирь, моя Россия!» — история одного путешествия, впечатления писателя из славной псковской провинции о жизни современной сибирской провинции.
Второй материал «Поездка в Карамзинку» — от знакомых уже нашему читателю московских авторов: Никиты Всеволодовича Шевцова, зав. кафедрой Международной журналистики МГИМО – Университета МИД РФ и Елены Евгеньевны Наумовой, преподавателя МГИМО, посвящен исследованию биографии историка Российского Государства Николая Михайловича Карамзина.
«Родная Ладога» постоянно публикует материалы, посвященные жизни и творчеству современных, но ушедших писателей. Вот и в этом номере читатель найдет продолжение замечательной традиции, — сегодня это очерк из Санкт-Петербурга: Николая Михайловича Коняева – «Ich bin russiche птица» — под рубрикой «Вехи» о судьбе и творчестве писателя Николая Васильевича Шадрунова (СПб) (1933-2007) и воспоминания поэта Алексея Александровича Любегина (СПб) о безвременно ушедшей поэтессе Ирине Николаевне Важинской (г.СПб) ( — 2015г.) – «Жить без суеты» — под рубрикой «Критика, литературоведение».
Под рубрикой «Связь времен» опубликованы воспоминания доктора исторических наук, профессора академии РАЕН Анатолия Михайловича Хазанова (г. Москва) под общим названием «Вхождение в большую жизнь» — в рассказе о трудном военном детстве без матери, о раннем взрослении и становлении личности в послевоенный период.
Так, в общих чертах, выглядит культурно-просветительская часть первого номера за 2016 год журнала «Родная Ладога».
Литературно-художественная часть номера так же значительна по объему. Рубрика «Поэзия» (10 авторов) и «Проза» (7 авторов) вполне уравновешены по количеству и географии авторских подборок.
«Поэзия». Рубрика открывается стихами Светланы Васильевны Кековой из города Саратова, — «И опять пробивается свет Вифлеемской звезды…» — так называется её подборка.
Из города Сыктывкар прислал свои стихи поэт Андрей Гельевич Попов, под общим названием «Нельзя забыть, что мы сыны империи».
«Верю в землю родную» — так озаглавлена публикация поэта из города Кемерово, Сергея Лаврентьевича Донбая, а из Иркутской области (г. Байкальск) прислал свои стихи известный уже читателю поэт Василий Константинович Забелло. Его подборка названа «Иду под звездами Сибири».
«Свет немеркнущий былого» — название подборки стихов поэта из г. Брянска Владимира Евгеньевича Сорочкина.
Из Нижнего Новгорода подборка стихов «Тепло еще должно вернуться…» принадлежит перу поэтессы Галины Георгиевны Талановой (Бочковой), а из г. Краснодара известный читателю поэт Николай Александрович Зиновьев публикует подборку стихов «Ход истории».
Редакция журнала «родная Ладога» традиционно печатает стихи своих земляков – сегодня под рубрикой «Поэзия» стихи поэтов из Санкт-Петербурга и Ленинградской области: поэтесса Бурдина Вера Ивановна выступает с подборкой «Неугасаемой надежды свеча…», а поэт Сергей Николаевич Корытин со стихами «Мир спасен!… И в пламени рождения проступает силуэт креста».
Стихи молодого поэта из Ленинградской области (г. Мга) Дениса Балина публикуются под заголовком «Русское поле».
«Проза». Москва представлена в этой рубрике тремя авторами. Владимир Николаевич Крупин представил свой рассказ «У отца и матери», а Дмитрий Михайлович Володихин – рассказ «Самойло Звон». Рассказ «Дядя Вася» прислал в этот номер постоянный автор журнала Павел Григорьевич Кренёв.
Из Санкт-Петербурга в рубрике «Проза» всего один автор – писатель Михаил Константинович Зарубин – с продолжением (начало в №4-2015) публикации повести «Кровные братья».
Из Якутска – народный писатель Николай Александрович Лугинов, выступающий с заключительной публикацией (окончанием, — начало в №3 и №4-2015) повести-притчи «Восхождение».
Из города Луганска сегодня «Родная Ладога» публикует рассказ члена СП России, председателя Луганской писательской организации Владимира Афанасьевича Козмина (Прокопенко) «Бантик».
Рубрика «Проза» завершается публикацией коротких рассказов под общим названием «Магазин игрушек», автор которых Наталия Владимировна Филимошкина, живет и работает на Украине (г. Днепропетровск).
В заключении обзора №1-2016г. Журнала «Родная Ладога» следует отметить, что структуру и идейное наполнение каждого очередного номера редакции диктует сложное, противоречивое, а сейчас и кризисное во многих отношениях время. Благодаря тому, что авторы журнала – каждый в своем жанре – остро чувствуют пульс времени, у редакции есть право выбора: чьи и какие произведения будут опубликованы в текущем номере, о каких проблемах, событиях и фактах пойдет сегодня разговор.
Следуя лучшим традициям, сложившимся между читателями и авторами произведений, традициям обратной связи, девизом сегодняшнего номера, можно сказать и так, редакция выбрала название произведения великого нашего современника, гениального русского композитора Георгия Свиридова: «Время, вперед!».

На защите исторических и духовных границ России

ВЛАДИМИР МАРУХИН

НА ЗАЩИТЕ ИСТОРИЧЕСКИХ И ДУХОВНЫХ
ГРАНИЦ РОССИИ

(вышел в свет очередной, третий номер журнала «Родная Ладога» за 2015 год)

RL3Отгремели майские салюты в честь 70-й годовщины Победы СССР в Великой Отечественной войне, но ещё долго в сердцах россиян будут жить воспоминания о том огромном духовном подъёме, который был вызван Парадом Победы и шествием “Бессмертного полка”, происходившими и в столице, и по всей России. Спустя месяцы после торжеств, ещё вспыхивают праздничные огоньки георгиевских ленточек, появляются букеты цветов у мемориальных памятников и на братских могилах.
Многие страницы нового номера журнала “Родная Ладога” №3 2015, начиная с первых, посвящены осмыслению великого подвига народов, и немаловажно, что негасимый свет Победы в наших сердцах, душах и умах окрашен сегодня чёрным дымом опалённого войной Донбасса, где продолжается схватка с украинскими обновлёнными бандеровцами, новым поколением недобитков – пособников немецких фашистов.
С точки зрения момента, редакция журнала обоснованно акцентировала остроту текущих событий, нашла точное художественное обобщение в оформлении номера и в решении композиции содержательной части. На обложке журнала – плакат с танкистом, смотрящим в бинокль из башни танка, за плечами воина — огромный силуэт былинного русского богатыря, подобной танкисту фигурой зорко вглядывающегося в бескрайние просторы Родины: ни тогда, ни теперь врагу не бывать на Русской земле! «Славна богатырями земля наша», — гласит надпись под этой репродукцией, где символично слились воедино героические времена.
Номер открывается объединённой общим названием «Пусть не скоро до Победы» подборкой стихотворений поэтов Луганской Народной Республики. Восемь авторов: Елена Настоящая, Людмила Гонтарева, Елена Заславская, Марк Некрасовский, Светлана Сеничкина, Александр Сигида, Александр Сигида — младший, Виталий Доренский. Их стихи читать тяжело, строка за строкой — и вы уже погружаетесь в реальность современной братоубийственной войны.
Следующий материал номера посвящен 70-летию Победы. «Марш победителей» — так называется опубликованный в разделе «Мировоззрение» очерк московского писателя и публициста, почетного автора «Родной Ладоги» Александра Проханова. Стихи поэтов ЛНР «Пусть не скоро до Победы…» и «Марш победителей» стоят рядом на первых страницах номера и перекликаются между собой тем, что в основу их содержания положено повествование о непобедимом русском духе.
Тема Великой Отечественной войны и Победы полно раскрывается и в других статьях. Так, в разделе «История и современность» публикуется исследование санкт — петербургского учёного философа и историка Андрея Вассоевича «Генерал Власов и новорусская власовщина». Рассматривая в исторической ретроспективе истоки предательства и несостоятельности личности одного советского генерала, автор вскрывает причины возникновения неоколлаборационизма, «под которым уместно понимать новое духовное соработничество историческим врагам нашей Родины — гитлеровцам» По глубокому убеждению автора «братоубийственная гражданская война на Украине наглядно показала миллионам людей на нашей планете опасность такого мировоззрения, как обновлённая бандеровщина, являющегося лишь частным проявлением такого идейного течения как неоколлаборационизм. Российским аналогом украинской необандеровщины стало прославление А.А.Власова и власовцев. В этом суть постмодернистского идейного течения, оправдывающего не только предательство генерал-лейтенанта А.А.Власова, но и измену Родине как таковую».
Под рубрикой «Дороги войны» опубликованы автобиографические воспоминания полковника В.И.Семёнова, офицера — связиста, ушедшего на фронт из Ленинграда в 1941 году и прошедшего всю войну. Странички из военных лет названы «Счастье дожить до Победы».
Темы войны и Победы поистине неисчерпаемы. О том, как в послевоенные годы наша страна решала новые задачи по развитию военной авиации, рассказывает в рубрике «Доспехи» Герберт Ефремов, авторитетный российский учёный авиаконструктор в своих воспоминаниях «Советские авиационные Генеральные конструкторы».
Темы основных разделов и вспомогательных рубрик в структуре данного номера распределяются по трем основным направлениям: 1. 70 -я годовщина Победы СССР в Великой Отечественной войне. 2. Духовность. Русская Православная Церковь и Российская государственность. 3. Современная российская литература (в жанрах). Рассмотрение под различными углами зрения всемирно-исторического значения 70-летия Победы позволяет читателям заглянуть в освященные светом человеческого духа глубины истории, увидеть исторические корни, от которых произросли плоды Победы. Примером тому является статья ведущего автора журнала Митрополита Петрозаводского и Карельского Константина (Горянова) в рубрике «История и современность» под названием «Начало дальнейшего». Она посвящена 500-летию со дня кончины св. преп. Иосифа Волоцкого. Автор соединяет начало с дальнейшим, древность и сегодняшний день с помощью исторических вех. «70-летие Великой Победы нашего Отечества , спасшего мир от смертоносного фашистского порабощения, промыслительно совпало по времени с ещё двумя памятными датами России, которые также имеют спасительное содержание. Это 1000-летие со дня кончины святого князя Киевского Владимира — Крестителя Руси и 500-летие памяти великого русского святого — монаха Иосифа Волоцкого. Победа св. князя Владимира над языческой тьмой стала залогом всех последующих побед Руси-России. Борьба Иосифа Волоцкого — тоже победоносное сражение, духовное и физическое, битва за чистоту Православия, которым была сильна Русь… Имя преп. Иосифа имеет государственное значение, на «иосифлянстве» основывается идеология Русской Православной Церкви ХVI — ХVII веков. Преп. Иосиф Волоцкий одним из первых понял, что еретичество направлено на подрыв государственных устоев Руси и борьба с ним была борьбой за сохранение суверенитета страны».
В этом же разделе публикуется статья учёного-философа, доктора наук, лидера Международного Евразийского Движения (МЕД) Александра Дугина «Размышление об исторических путях земной Церкви в её отношении с Церковью Небесной». Автор размышляет о судьбах Православия — от ветхозаветной Церкви и до наших дней. Обобщая свои взгляды на разные периоды жизни Православной Церкви, ученый пишет: «На Западе христианство мертво. У нас почти мертво. Но оно никогда не может быть полностью мертво, пока есть хотя бы два или три верующих, собравшихся во имя Христово. И значит, возрождение, пробуждение и прорыв к Небесной Церкви возможны всегда — вплоть до самых последних дней. Потому у нас не просто есть шанс, у нас есть долг. И мы его выполним».
Ответным эхом надежды и веры на слова А. Дугина звучит рассказ другого учёного — филолога, московского писателя Владимира Воропаева, опубликованный под рубрикой «Памятослов». Статья «Хранитель Ангел мой невидимо со мной…» посвящена памяти (+05.03.2015 г.) монаха Лазаря (Виктора Васильевича Афанасьева), старейшего русского писателя, поэта, прозаика, литературоведа, автора более пятидесяти книг. В одном из своих последних стихотворений ( 2013 г.) он писал:
«Хранитель Ангел мой невидимо со мной, —
Я за молитву — он со мною рядом, —
И два раба — небесный и земной —
Устремлены душевным к Богу взглядом».
Созвучны рассказу о жизни и литературном творчестве монаха Лазаря «Воспоминания о протоиерее Борисе Николаевском его духовных чад», опубликованные под рубрикой «Наследие». В предыдущих номерах журнала рассказывалось об этом незабываемом пастыре, публиковались многие страницы его духовного наследия.
Под рубрикой «Лествица» читатель найдёт очерк постоянного автора «Родной Ладоги» писателя из Нижнего Новгорода Валерия Сдобнякова «Жизнь и служение Митрополита Вениамина (Федченкова) — к 135-летию замечательного русского духовного писателя.
Линия журнала на популяризацию литературного творчества русского духовенства становится всё заметнее неслучайно. Это направление, по мнению редакции, является важной составляющей культурно — просветительской деятельности издания, т.к. вызывает интерес у значительной части читательской аудитории «Родной Ладоги», и в большей мере — среди профессиональных писателей. Приведём еще пример. В разделе «Проза» среди других материалов публикуется отрывок из повести «Страсти по Иоанну» писателя из Адыгеи Олега Селедцова «Добрый пастырь из Кронштадта», — к 25-летию всероссийского прославления в лике святых о.Иоанна Кронштадтского. «Страсти по Иоанну» — автобиографическая история, рассказ о воцерковлении автора произведения, написанного от первого лица…
Вот ещё один интересный пример. Под рубрикой «Точка зрения» редакция предоставила несколько страниц молодому священнику Евгению Морозову (г. Москва), набирающему литературный опыт в «Родной Ладоге». Чем не школа для будущего духовного писателя, находящегося в литературной среде, где публикуются многоопытные пастыри — члены Союза писателей России..Например, в этом же номере под рубрикой «Лествица» находим главы из романа «Становящийся смысл» члена Союза писателей России, прозаика и поэта из г. Липецка – протоиерея Геннадия Рязанцева (Седогина).
Насыщенна литературно-художественная часть номера: проза, публицистика, поэзия. Существенным вкладом в новую книгу журнала стало продолжение публикации московского литератора, заведующего отделом критики и поэзии журнала «Наш современник» Сергея Куняева «Погорельщина» и «Каин». В литературно-историческом очерке на примере творчества и трагической судьбы русского поэта Николая Клюева автор рассказывает о том, как в послеоктябрьской России большевики выжигали калёным железом русскую душу из русской литературы и культуры, насаждая всюду ненависть ко всему русскому: к Православной вере, к русскому образу жизни и физически уничтожали непокорных.
В раздел «Проза» публикуется материал известного якутского писателя Николая Лугинова, — философская повесть «Восхождение». Время и место действия — древний Китай. Санкт-Петербургская проза представлена рассказами Ирэны Сергеевой «Наследная икона», а из города Орла прозаик и поэт Татьяна Грибанова прислала поэтичный рассказ «Мальва».
В данном ряду необходимо отметить публикацию постоянного автора из Москвы Павла Кренёва «Рыцарь — шпион». Очерк об истории спецслужб в начале ХХ века опубликован в рубрике «Национальная безопасность». Специальный материал Наталии Нарочницкой (г. Москва) «Звезда Евгения Примакова» посвящен памяти выдающегося государственного деятеля и учёного, постоянного автора журнала “Родная Ладога”. В этом очерке раскрывается образ человека — истинного патриота, отдавшего свою жизнь служению Отечеству.
В рубрике «Памятослов» публикуется материал московского писателя Ивана Сабило «Про что эта сказка?», посвящённый 90-летию со дня рождения (1925 -1993) большого русского писателя Радия Погодина.
В разделе «Искусство» читатель найдёт интересный материал московских авторов — Никиты Шевцова и Елены Наумовой о двух русских скульпторах, живших в разное время и украшавших своими скульптурными шедеврами две столицы – А.М.Опекушине и М.К.Аникушине.
В разделе «Северная столица» публикуется очерк известного российского писателя и публициста, постоянного автора «Родной Ладоги, профессионального строителя Михаила Зарубина » С чего начинается стройка…» ( Из истории Нарвской заставы). На примере функционирования большой строительной организации, занятой реконструкцией оборонного «Кировского завода», читатель узнает, как происходил демонтаж социалистического строя и драматический переворот в сознании людей, как рушилась прежняя административно-командная система, какие испытания выпали на долю героев, спасающих от развала трудовые коллективы и их лучшие традиции.
Под рубрикой «Родная речь» опубликованы работы учёных — филологов. «Небесные корни русского слова» — научно-просветительская работа Ольги Сокуровой (Санкт-Петербург), кандидата искусствоведения, доцента Института истории СПбГУ. Автор раскрывает богатый мир живого русского языка, причинно-следственные связи развития языковой культуры, мистические смыслы русского слова. Название другой работы говорит само за себя: «Русская культурно-языковая традиция и новый перевод Библии, или радостная весть о том, как свезло кротким». Автор — Александр Камчатнов (г. Москва) — доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского языка и стилистики Литературного института им. А.М.Горького..
В разделе «Поэзия» опубликованы произведения москвичей — Константина Скворцова, Валентина Сорокина, Виктора Кирюшина. Санкт-Петербург представили поэты Олег Чупров и Валентин Голубев. Из Белгорода и Белгородской области соответственно — Валерий Черкесов и Жанна Бондаренко (г. Грайворон), из г.Орла — Андрей Шендаков, из Рыбинска — Сергей Хомутов. Такова поэтическая география З-го номера «Родной Ладоги» за 2015 год.
RL3+Новое время рождает новые песни, новых героев. Сегодня над нашей Родиной, слава Богу, чистое небо, но в сердце уже не иссякает тревога за будущее Отечества. Страна сосредоточенно и напряжённо, взвешенно и решительно действует на всех направлениях, отстаивая мир и свои национальные интересы. Государство и Церковь, политики и учёные, строители и учителя, писатели и рабочие, солдаты и матросы, офицеры и генералы вносят свой вклад в укрепление единства нашего общества. Сегодня задача многонациональной России — отвести от наших географических и духовных границ новые угрозы. Коллектив редакции и авторы журнала «Родная Ладога» с Божьей помощью вносят свой вклад в это святое дело.

Духовной жаждою томим…

Игорь Изборцев

M4034S-4208Здравствуй, племя младое, незнакомое!1

Читаешь эти строки и ощущаешь невольное желание ответно воскликнуть: «Здравствуй, Александр Сергеевич, дорогой и любимый поэт!». Увы, и самый горячий наш порыв не сумеет преодолеть бездну лет, разделяющую нас с его эпохой. Можно лишь, перефразируя слова поэта, с грустью констатировать: «Уж сколько лет ушло с тех пор — и много/ Переменилось в жизни…»2. Много… Эпохи наши смотрят друг на друга и узнают едва… Со свойственной ему неумолимостью время нанизывает века на историческую ось, теряют ясные очертания многие события, тают, исчезают в дымке столетий человеческие лица, судьбы, свершения и победы, драмы и трагедии… Пушкин… Ужели и он скрывается от нас пеленой времени и образ его изглаживается на доске мироздания? Да нет же, нет! Лик его по-прежнему ясен и чист, изумителен и прекрасен — солнечный лик его поэзии, его художественного гения!

Безусловно, не только мнение своего поколения выражал Федор Тютчев, обещая: «Тебя ж, как первую любовь, России сердце не забудет»3. Забыть Пушкина, не есть ли это — забыть самое себя? Ибо смыслы существования Руси-России настолько переплетены, связаны с Пушкиным, что пытаться разделять их — значит рубить по живому.

Воистину прав Александр Шмеман, сказавший, что Пушкин «в известном смысле создал Россию…», ибо убедительно и полно «воплотил ее в своем творчестве и тем самым как бы оформил и нам явил…»4.

Да, Пушкин сумел увидеть, объять разумом и выразить гениальным художественным словом красоту и благозвучие исторического и метафизического бытия России. Мысль его проникала во все ее клокочущие, кипящие бездны, пронзало водные глубины и, оттолкнувшись от дна Светлояра с дремлющим до времени Китеж-градом, воспаряла в исполненные ангельским пением небесные сферы; с гениальной очевидностью она доносила до нас эту удивительную гармонию сосуществования буйства энергий, неукротимости стихий с небесной святостью, высотою человеческого и государственного служения, свойственную, наверное, только Русскому миру, Русской цивилизации, Русской культуре…

Почти уж два столетия отделяют нас от Пушкина. Мир меняется и, увы, не к лучшему. Современный человек постепенно отказывается от высших смыслов бытия, теряет представление о действительно высоком, нравственном, прекрасном; ищет благоденствия лишь в мире вещей, денег, чувственных удовольствий и грубых наслаждений.

А ведь совсем еще недавно все было иначе. Вспомним, как в 20-х–30-х годах прошлого, XX столетия, зачастую вопреки идеологическим препонам и барьерам, совершал прорыв к великому русскому классическому наследию наш народ. Миллионы провинциальных юношей и девушек стали читать Пушкина, Гоголя, Достоевского и в высочайших образцах национальной классики черпать для себя примеры к подражанию. Их идеалами стали: Татьяна Ларина, Онегин, Печорин, Андрей Болконский, Наташа Ростова… Можно говорить, что Пушкин и его творческие последователи посвятили всю нацию в дворянское достоинство, с его возвышенными представлениями о чести, долге, любви к Родине и защите своего Отечества5. Не здесь ли кроется одна из важнейших причин наших достижений и великих побед?

Да, государство всеми силами поддерживало это доброе народное влечение к чтению, к постижению высоконравственных начал человеческого бытия. Вспомним колоссальные тиражи классических произведений, массовые библиотеки, заполненные читателями, да и саму систему образования, заостренную на то, чтобы воспитать вкус читателя, прививать любовь к чтению…

В настоящее время всем этим, увы, никто не занимается, формирование читательского вкуса отдано на откуп деструктивной стихии массовой культуры. Деньги, извлечение мгновенной прибыли, сегодня, сейчас! — вот что теперь является определяющим фактором культурного процесса… А что же будущее? Каков будет новый человек, вышедший в «завтра» из этого вавилонского котла? Будет ли он способен на подвиг, на жертву во имя своей страны, на любовь к своим ближним, согражданам, да на простое уважение, наконец? Чтобы ответить, достаточно посмотреть на современных всеобщих кумиров — героев телесериалов, шоу-программ и газетных хроник. На них и будут похожи обитатели нашего «завтра». И что тогда вести разговоры о борьбе с коррупцией, организованной преступностью, наркоманией? Лишь нравственно здоровый человек сможет противостоять этому вселенскому злу…

На что же надеяться? И есть ли основания к таковой надежде? Думается, что есть… Бесспорно, что современный человек пребывает в состоянии глубочайшего духовного кризиса. Но пока еще, слава Богу, читает Пушкина… И это «пока еще» позволяет ему оставаться человеком в подлинном смысле этого слова, ибо внимая национальному Гению, Пророку он остается причастным и к его, Гения, пророческому служению. Смысл же пророческой миссии Пушкина Иван Ильин выразил в следующих словах: «принять русскую душу во всех ее исторических и национально сложившихся трудностях, узлах и страстях; найти… выстрадать… и показать всей России достойный ее творческий путь, преодолевающий эти трудности… и развязывающий эти узлы…»6.

Поэт и поныне показывает России этот путь — «от разочарованного безверия — к вере и молитве; от революционного бунтарства — к… мудрой государственности; от мечтательного поклонения свободе — к органическому консерватизму; от юношеского многолюбия к культу семейного очага»7.

И обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей!8

Так он сам себе определил и назначил, во исполнение Божией воли и Божиего благословения. Услышим ли сей вещий глагол, ощутим ли эту исцеляющую сердечную боль? Услышим, если порадеем, чтобы хоть отчасти определяющими смыслами нашего бытия стали не жажда обогащения и наживы, мести и реванша и даже не жажда экономического и военного возрождения, но жажда духовная. Лишь «духовной жаждою томим», человек способен к исполнению своего истинного предназначения — духовно-нравственному строительству, созидающему и преображающему мир. Только духовная жажда увлекает человека ввысь, к небу, и лишь в этом устремлении раскрывается подобие человека своему Творцу, Богу…

«Сколько бы ни проходило лет, и не лет только, а столетий, удивительные слова пушкинского «Пророка» остаются как бы эпиграфом к судьбе человека на земле: “Духовной жаждою томим”…»9. Господи, даруй же нам эту духовную жажду и отверзи нам источники, ее утоляющие!

1 Пушкин А. С. «Вновь я посетил тот уголок земли…», 1835
2 Там же.
3 Тютчев Ф. И. «29-е января 1837», май-июль 1837.
4
Александр Шмеман, протопресвитер «Пушкин — это наше все» // «Вестник РХД» (Париж), 1987, № 149.
5
Панарин А. «Народ без элиты». М., 2006. С. 142–143.
6
Ильин И. А. «Пророческое призвание Пушкина», т. 6, кн. II, с. 47.
7
Там же. С. 50.
8
Пушкин А. С.  «Пророк», 1826–1828.
9 
Александр Шмеман, протопресвитер Воскресные беседы. Париж. 1989. С. 8.
Адрес публикации в журнале «Родная Ладога»: