Архив метки: Пушкин

Программа 50-го Всероссийского Пушкинского праздника поэзии

ПРОГРАММА
L ВСЕРОССИЙСКОГО ПУШКИНСКОГО ПРАЗДНИКА ПОЭЗИИ


2 июня

п. Пушкинские Горы
14.00, Научно-культурный центр, Малый зал

Международный фестиваль молодежных театров «Михайловское»

«История из коляски» 
Документальный театр МИФ: Музей. История. Факты
(г. Елабуга, Татарстан)

3 июня

сельцо Михайловское
11.00, Дом-музей А.С.Пушкина

«Незабываемый гость» 
Выставка одного предмета из фондов Псковского государственного музея-заповедника
Рукопись Александра Николаевича Яхонтова (1820 — 1890) — поэта, переводчика, земского деятеля

п. Пушкинские Горы
12.00, Научно-культурный центр, Большой зал

«День сказки» на Международном фестивале молодежных театров «Михайловское»

«Сказка о царе Салтане» 
Санкт-Петербургский государственный «Кукольный театр сказки»
(г. Санкт-Петербург)

п. Пушкинские Горы
14.00, Научно-культурный центр, Малый зал

Открытие международного форума
«Наследие А.С.Пушкина в современном мире»

Пушкиногорский район, д.Бугрово
15.00 Музей «Пушкинская деревня», Гумно

«День сказки» на Международном фестивале молодежных театров «Михайловское»

«Колобок»
Кукольный театр Пушкинского Заповедника «Петрушкина баловня»
(сельцо Михайловское)

«Царевна лягушка»
Театр «Ника» Серпуховского историко-художественного музея
(г. Серпухов)

п. Пушкинские Горы
17.00, Научно-культурный центр, Выставочный зал 1 эт.

«Да здравствует солнце!»
Выставка из фондов Пушкинского Заповедника

п. Пушкинские Горы
18-00, Научно-культурный центр, Большой зал

Торжественное открытие L Всероссийского Пушкинского праздника поэзии
В программе: Литературная часть, выступление поэтов. История праздника. Концертное исполнение оперы «Алеко»

г.Псков

Литературные чтения на улицах, летних площадках, в организациях и библиотеках г. Пскова

4 июня

п. Пушкинские Горы
12.00, Святогорский Свято-Успенский монастырь

Лития
Церемония возложения цветов к могиле А. С. Пушкина
Акция памяти с участием гостей и жителей Псковской области

п. Пушкинские Горы
13.00, Научно-культурный центр

«Моцарт и Сальери или фигляр и Алигьери»
(Вызовы русской культуре) — круглый стол с участием поэтов России, ближнего зарубежья и Псковщины

сельцо Михайловское
Эстрада, 13.30

Презентация «Музея Пункинских праздников поэзии»

Открытие баннерной выставки из фондов Пушкинского заповедника
«История Всероссийского Пушкинского праздника поэзии в фотографиях»

Открытие аллеи Пушкинских праздников поэзии

сельцо Михайловское
с 11.30 до 19:00

Пушкин квест «Мне путешествие привычно»
Интерактивный пешеходный маршрут для гостей всех возрастов

сельцо Михайловское
с 11.30 до 19:00

«Путь Пушкина»
Пешие маршруты по местам где проходил Пушкин

сельцо Михайловское
с 11.30 до 19:00, праздничная поляна

Работают площадки:

Главная сцена
Церемония специального гашения знаков почтовой оплаты L Всероссийского пушкинского праздника поэзии
Презентация книги праздника. А.С.Пушкин «Повести Белкина» с иллюстрациями И.Д.Шаймарданова
Выступление Государственной академической хоровой капеллы России имени А.А.Юрлова
Молодежный театр «Класс» (г. Санкт-Петербург) «Поговорим о странностях любви…»
Симфонический оркестр Псковской областной филармонии
Студенты Российского Государственного Института Сценических искусств, курс заслуженного артиста России Сергея Дмитриевича Бызгу
Театр «Лицедеи»

Бульвар поэтов. Книжный форум
Выступления профессиональных поэтов, гостей праздника из городов России и зарубежья. Чтение стихов А.С Пушкина, книжная ярмарка.
Выступление ансамбля русской музыки»Псков«

Выселки «Деревенька»
Реконструкция деревни пушкинских времен. Выступление фольклорных коллективов, зоосад, знакомство с ремеслами.

Площадка детского литературного лагеря «Кот и дуб»
Игры времен Александра Сергеевича

Театральная площадка
Международный фестиваль молодежных театров «Михайловское»

«О, женщины!» 
(Из цикла Нескучный Пушкин)
Молодежный театр «Гротеск» (г. Псков)

«Барышня-крестьянка» 
Открытый Студенческий Театр ПсковГУ «АХтеатр» (г. Псков)

«Пушкин. Роман с Музой»
Спектакль Андрея Свяцкого (г. Санкт-Петербург)

«…Без предисловий, сей же час!..» 
Интерактивное представление Ижевского муниципального театра «Молодой человек» (г. Ижевск, Удмуртия)

Парад воздушных змеев
Конкурс на самый красивый и оригинальный воздушный змей. Принять участие и получить приз может любой желающий

Пленэр художников
Выставка и мастер-класс художников, создание портретов в реальном времени

А также: Ремесленная ярмарка, Угощения, Почтовый городок и Конная прогулка

с. Тригорское
17.00, Дом-музей Осиповых-Вульф, Зеленая гостиная

Международный фестиваль молодежных театров «Михайловское»

«Онегин. Глава ∞. Объяснение в любви» 
По роману А.С. Пушкина «Евгений Онегин»
Театр РТШ
(г. Таллин, Эстония)

5 июня

п. Пушкинские Горы
11.00, площадка «Борок»

Детский праздник

Конкурс детского рисунка на асфальте

п. Пушкинские Горы
12.00, Научно-культурный центр, Малый зал

Международный фестиваль молодежных театров «Михайловское»

«Это я, Батюшков!»
Моноспектакль Григория Печкысева
Театр «Пушкинская школа»
(г. Санкт-Петербург)

п. Пушкинские Горы
14.00 Научно-культурный центр, Большой зал

Международный фестиваль молодежных театров «Михайловское»

Спектакль-анекдот «Метель» 
Молодежный театр-студия «Ключ»
(г. Набережные Челны, Татарстан)

г. Псков
12:00, Детский парк

Тематическая концертно-интерактивная программа для всей семьи

г.Псков
15:00, БКЗ Филармонии

Литературно-музыкальный вечер с участием поэтов России, ближнего зарубежья. Выступление Государственной академической хоровой капеллы России имени А.А.Юрлова

г.Псков
18:00, Псковский академический театр драмы имени А.С. Пушкина

А.Н. Островский «Бедность не порок»
Спектакль учебного театра Театрального института им. Б.Щукина при Государственном академическом театре им. Евгения Вахтангова

6 июня

п. Пушкинские Горы
12.00, Святогорский Свято-Успенский монастырь

Лития 
Церемония возложения цветов к могиле А. С. Пушкина
Акция памяти с участием гостей и жителей Псковской области

п. Пушкинские Горы
16.00, Научно-культурный центр, Большой зал

Международный фестиваль молодежных театров «Михайловское»

«Навсегда-навсегда» 
Спектакль по одноименной пьесе Ксении Драгунской
Муниципальный театр «Молодой человек»
(г. Ижевск, Удмуртия)

г.Псков
15:00, Псковский академический театр драмы имени А.С. Пушкина

А.С. Пушкин «Цыганы»
Спектакль учебного театра Театрального института им. Б.Щукина при Государственном академическом театре им. Евгения Вахтангова

г.Псков
17:30, Памятник Пушкину, Октябрьский пр.

Церемония возложения цветов к памятнику А.С.Пушкину
Тематическая концертная программа с участием Заслуженного коллектива РФ Псковского русского хора

г.Псков
19:00, БКЗ Филармонии

Концерт группы «Пелагея»

Поэтический парад в Михайловском принимает Пушкин!

XLIX Пушкинский праздник поэзии

49-й Всероссийский Пушкинский праздник поэзии… Каким он предстанет перед нами? Чем будет отличаться от предыдущих, и чем останется с ними схож? Прежде чем ответить, напомню, что на самом деле первый праздник поэзии состоялся не в 1967, а 9-10 июня 1945 года, «Когда, — как писал псковский поэт Иван Виноградов, — дымились пепелища, / И был багряным небосвод…»

Очевидцы рассказывали, что люди шли в Михайловское непрерывным потоком, облака пыли вздымались над дорогами от сотен подвод и полуторок, также «набитых» спешащими успеть на Пушкинский праздник любителями поэзии. А война еще не покинула здешние места, отпечатки ее тяжелой поступи можно было углядеть повсюду. «… То там, то здесь, — вспоминал Иван Виноградов, — встречаются глубокие траншеи, воронки от снарядов, остовы сожженных немецких танков. Это — следы войны…» Он написал и о разоренной Михайловской усадьбе, в которой фашисты сожгли дом-музей А.С. Пушкина, разобрали домик няни.

Вспоминает первый послевоенный пушкинский праздник в своей книге «Пушкиногорье» и С.С. Гейченко. В ней, в частности, подмечено, что участников праздника «встречал» самодельный портрет А.С. Пушкина с надписью на кумаче: «Здравствуй, Пушкин!» Он висел на арке, сколоченной из жердей. Его написал художник-самоучка, один из саперов, разминировавших пушкинские места. Семён Степанович рассказывал о том, что в центре поля стояли войсковые походные кухни. Военные предлагали гостям чай. «Подумать только — с сахаром!» — восхищенно восклицал Гейченко.

Сегодня чаем с сахаром никого не удивишь, его, конечно же, как и всегда, будет вдоволь на нынешней поляне. Там будет смех, удивление, восторг, там будут радостные лица, приветливые слова, добрые напутствия и пожелания – как это бывало и раньше. Но, в тоже время, 49-й праздник, конечно же, будет отличаться от всех предыдущих, как отличаются друг от друга все дни нашей жизни: вроде бы все одинаково – работа, дом, двор, прогулка, магазин, библиотека, кафе, но разные лица навстречу, разные мысли в голове, разные настроения, желания, чувства, солнце светит по-иному, и небо то облачное, то чистое и голубое… Так и праздники — с похожими, но, все-таки, разными лицами, словами, красками, звуками…

Однако, есть конечно в них и нечто неизменное, свойственное каждому празднику от первого до последнего. И одним из важнейших главных является… Что? Поэты и поэзия. Все должно строиться, двигаться, жить вокруг их присутствия, их поэтического слова, оттенять, усиливать их выступления, привлекать к ним зрителя. Это касается и артистов и музыкантов, и затейников, и самородков от народного творчества. Происходит ли так на самом деле? Едва ли… Но, на мой взгляд, так должно быть… Как бы там ни было, поэтическая часть нынешнего праздника достаточно серьезна, значительна. В этом году в празднике принимают участие 17 литераторов, представляющих разные регионы России и ближнего Зарубежья, среди которых Константин Скворцов, Сергей Соколкин, Александр Ананичев, Вячеслав Куприянов, Марина Ахмедова и другие. Им будет предоставлена возможность выступить на различных поэтических площадках…

Итак, присутствие поэтов – это важнейшее, а что же главное? Главное — это сам Пушкин. Это он объемлет собой каждые день праздника, каждый его час, каждую минуту. Он полководец этого великого действа. Он производит смотр поэтических сил России – принимает парад поэзии. Представьте, по Пушкинской поляне, как по Красной площади, проходят отряды поэтов под знаменами гражданской лирики, лирики патриотической, любовной, пейзажной и т.д., идут танки и орудия эпической поэзии, скользят остроносые ракеты лирики драматургической. Идут полки поэтов и от того, как они сильны, — поскольку не хлебом единым жив человек, — зависит мощь, благосостояние, независимость нашей страны. И Пушкин — смотритель и участник всех наших побед, их символ, их объемлющий смысл.

Думаете это не так? А ведь с именем великого поэта советские воины шли в атаку и совершали невиданные по своему геройству поступки. Они писали на снарядах и танках: «За Пушкина!»

Страшись, о рать иноплеменных! России двинулись сыны…

Эти стихи были написаны в 1814 году пятнадцатилетним поэтом. А в 1941-м они зазвучали с новой силой…

Среди реликвий, хранящихся в Центральном музее Вооруженных сил страны, почётное место занимают и книги А.С. Пушкина, побывавшие на полях сражений. Один томик поэта забрызган кровью. На его страницах партизаном Николаем Кокоревым накануне смерти сделаны записи. В предсмертные часы герой читал пушкинские стихи, и они помогли юноше сохранить мужество и веру в победу русского народа.

В январе 1945 года в боях за венгерский город Жамбек чудом спасся от смерти гвардии старший лейтенант Пётр Мишин. Сохранил ему жизнь томик Пушкина, лежавший в полевой сумке. Осколок снаряда пробил 200 страниц и застрял перед стихотворением «Талисман»! Так сама поэзия А.С. Пушкина стала своеобразным талисманом.

Однажды в укрытие, где была редакция газеты «За Родину», попал снаряд. Погибли люди, пробило книгу Пушкина, которую передали в редакцию воевавшие на подступах к Царскому Селу бойцы. Секретарь редакционной газеты лейтенант Онегин, решив сохранить заветный томик, переслал его в Москву дочерям с письмом (оно хранится в московском музее А.С. Пушкина), в котором были такие строки: «…посылаю вам томик Пушкина… Он шествовал со мною всюду. Пусть этот томик, пробитый осколком снаряда, напоминает вам о чудовищных зверствах фашистов, о великой борьбе, которую вели советские люди… Знайте, если папа ваш погибнет, он отдал свою жизнь за Пушкина, за русскую землю, за счастье Родины и ваше. Это счастье вернётся. Декабрь 1943 года».

Поэт Г. Ладонщиков в своём стихотворении передаёт рассказ о том, как солдату его подруга при расставании подарила на счастье книгу поэта. Боец хранил её все годы войны…

Я с ним замерзал, У костров обжигался. В дыму задыхался. От грохота глох. Но смерти тогда я не очень боялся. Казалось, что Пушкин спасти меня мог.

О том, какое значение имело творчество А.С. Пушкина в годы войны, писал в 1949 году и поэт Александр Твардовский: «Я долго самонадеянно полагал, что знаю Пушкина… Но только в дни Отечественной войны, в дни острой незабываемой боли за родную землю и того сурового возмужания, которое пришло к нам перед лицом страшной угрозы всему самому дорогому, – я, как, должно быть, и многие другие люди моего поколения, увидел, что до сих пор не знал Пушкина. Я вдруг почувствовал в полную меру своей души ни с чем не сравнимую силу пушкинского слова. И для меня, как будто впервые, как будто вовсе не известные мне до того, прозвучали строфы его исполненной горделивого достоинства патриотической лирики».

С пушкинскими стихами выступали на фронте артисты военных агитбригад. Пушкинское слово звучало на передовой, в госпиталях, в окопах перед наступлением. Генерал В.И. Чуйков в дни обороны Сталинграда: приказывал «Пушкина читать до победного!»

И я бы посоветовал это своим современникам: «Читать Пушкина до победного!» Читать Пушкина!

Игорь Смолькин
писатель, председатель правления Псковского регионального отделения
Союза писателей России

Пушкинская речь Валентина Распутина

И не будет ему забвения не только доколе будет жив хоть один
пиит, но и доколе жив будет хоть один русский человек».

                                                                        Валентин Распутин

Эта речь произнесена Валентином Григорьевичем Распутиным 4 июня 1999 года, на торжественном собрании в честь 200-летия со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина, со сцены Псковского академического театра драмы, носящего имя великого поэта.  «Мы там были…» — вспоминает одна из участниц собрания: «казалось, что мы вечны и Распутин вечен…».  Увы. Валентин Распутин покинул этот мир 14 марта 2015 года, оставив свои труды, которые нам ещё предстоит изучить и осмыслить, также, как предстоит заново понять его «Пушкинскую речь», бережно записанную на диктофон, расшифрованную и сохранённую для потомков Валерием Фёдоровичем Павловым, в 1999 г. — директором Псковского академического театра драмы.

Валентин Григорьевич Распутин«Дорогое уважаемое собрание!
Я рад здесь выступить перед вами, но слово моё, разумеется, будет скромным: нет теперь тех фигур, вернее, их осталось очень немного, которые в достаточной мере смогли бы сказать то полновесное слово, которое соответствует этому великому событию – юбилею вашего земляка.
Я не решился импровизировать, поэтому прочту своё слово. Пушкин жил недавно. Соотнесем прожитое нами, старшим поколением, с возрастом Пушкина. Да ведь это всего три жизни. Чем старше становится человек, тем все очевиднее века для него принимают не фантастические, а реально близкие очертания, как некое жилое помещение, в котором меняются жильцы. Пушкину всего два века. В 1799 году Россия понесла удивительным плодом, ставшим затем «солнцем русской поэзии», «нашим всем». И горит-греет с той поры солнце бессрочно и стоит наше все непоколебимо от горизонта до горизонта, обогащаясь и расширяясь.
И не будет ему забвения не только доколе будет жив хоть один пиит, но и доколе жив будет хоть один русский человек. Он пронизал своим волшебством каждого из нас, одних больше, других меньше, в зависимости от душевной и сердечной проводимости. Даже люди огрубевшие или совсем окаменевшие как раскаянье повторяют его стихи. Он всем что-нибудь да дал. Многие живут с его поэзией в сердце, как с вечно прекрасным и неувядающим букетом цветов. Многие, не найдя в мире чувств ничего более нежного, повторяют его признания в любви. Многие его же словами затем утешаются. Едва ли это преувеличение: у нас не только говорить о любви, но и любить учились у Пушкина, от его нежных слов возжигали свои сердца, от волшебной проникновенности его строк в заповедной глуби напитывали дыхание.
Вот бьёт родник с чистой живой водой, без малого два века неспособный иссякнуть. Кто-то подойдёт и, зачерпнув полной чашей, утолив жажду, мгновенно оживёт, а кто-то, как эликсир, принимает по глотку и наращивает, напитывает в себе сладкое чудо быть человеком. Не дано нам по случаю юбилея, как водится, доложить, скольких Александр Сергеевич обратил к душе и в ту пору, когда душа признавалась, но пути к ней поросли мхом древности, и в пору «закрытия» души; скольких привёл он к нравственности, скольких к Богу. Он, кто, как известно, ангелом не был. Скольких привёл он к Отечеству, опалил его сладким дымом, указал на святость вековых камней, натомил милыми пределами! Совершенство может все. Сосуд мог иметь и случайные черты, но напиток в нем, отбродив, производил божественное, то есть превосходящее земное действие, способное на чудеса. Читатель испытывает радость, преображение, возвышение, а автор продолжает парить, царить в своём вдохновенном совершенстве. Нравственное превосходство его музы заключается в самом движении и звучании, превосходстве, в тончайшем и легчайшем узоре чувств, чего-то даже более тонкого, чем чувства, в прекрасной несказанности говоримого, в «звуках сладких и молитвах». И какое же у чуткого читателя томительное блаженство возникает после них, какое же торжество души!
Читатель по неопытности может с душой своей сообщаться тайно – Пушкин сумел сделать эти свидания открытыми и радостными, распахнуть в темнице окна, превратить её в светлицу. Отвечая митрополиту Филарету на его стихотворное послание, которое, в свою очередь, явилось ответом митрополита на известное пушкинское «Дар напрасный, дар случайный, жизнь, зачем ты мне дана?» — поэт через высокое духовное лицо обращается ещё выше, и многое, о чем нередко продолжают спорить, объясняет в себе:

В часы забав иль праздной скуки,
Бывало лире я моей
Вверял изнеженные звуки
Безумства, лени и страстей.
Но и тогда струны лукавой
Невольно звон я прерывал,
Когда твой голос величавый
Меня внезапно поражал.
Я лил потоки слез нежданных,
Ираном совести моей
Твоих речей благоуханных
Отраден чистый был елей.
И ныне с высоты духовной
Мне руку простираешь ты
И силой кроткой и любовной
Смиряешь буйные мечты.
Твоим огнём душа палима,
Отвергла мрак дневных сует
И внемлет арфе серафима
В священном ужасе поэт…

За 100 лет до Пушкина Россия буйной волею Петра была сдёрнута с лежанки, пусть и насквозь национальной, и направлена искать более широкой деятельности.
Пётр сообщил ей недостающую энергию, Пушкин так и понимал Петра. Но вялостью зарастают не только мускулы, Россия была недостаточно подвижна и внутренне, душевно, наша душа как бы нагревалась и остывала, не пульсируя постоянно. Своим талантом, своим удивительно тонким, небесно настроенным инструментом, Пушкин дал нам капиллярную чувствительность, способность улавливать только ещё подготавливающиеся движения.
За этой способностью должны были открыться новые, заповедные миры, и лицо наше должно было преобразиться вниманием к ним, глаза замучиться от невиданных картин. Посмотрите на старые фотографии, старые картины, портреты – так оно, должно быть, и происходило: лица глубокие, несущие полуразгаданность каких-то давних и мудрых загадок. Было ли это? Было. Надо ли оговариваться, что не одного Пушкина тут заслуга, и что далеко не на всех пала печать преображения, теперь, впрочем, уже и утерянная. Почему – это особый разговор. Не пушкинская тема. Перед Пушкиным лежало огромное, уже и обустроенное, но ещё не отделанное до конца общественное пространство. Но все основы и изломы общественного сложения и государственного служения были заложены, архитектоника сложилась. Косность бывает разной. Бюрократической аппаратной косностью Россия прославлена до конца мироздания. Но не странно ли, всматриваясь в эпоху Пушкина, в самой подвижной, образованной, постоянно революционизирующейся части общества, которое носило тогда название света и переродилось потом в интеллигенцию, видеть худшую из косностей — косность одних и тех же заблуждений, чесотку нетерпения, возбуждённый зуд отлепиться от национального тела.
Даже заблуждение Пушкина носили какой-то необходимый, полезный для ума, общеукрепляющий характер. Он не миновал парижской лихорадки, занесённой после походов 1813 года, и ока-зался среди декабристов, но не поддержал их, разглядев изнутри, что цели декабристов пользы Отечеству принести не могут. Был блестяще образованным человеком, с восторгом купался в европейской культуре, без которой нельзя представить его творчество, возвысился ею. Но оттуда, с высоты всемерности, оглянувшись «на волшебных демонов, лживых, но прекрасных», ещё больше и страстнее полюбил и оценил своё, родное. И не однажды сказал об этом в стихах и прозе. Очень любил Чаадаева, восхищался его умом, считал его и братом и учителем, но не мог согласиться с его взглядами на Россию как на растительную жизнь и заблудившуюся историю. И это в письме к Чаадаеву сказаны были знаменитые слова, которые с тех пор Россия впечатала в себя, как клятву для верноподданных: «Клянусь честью, что ни за что на свете не хотел бы я переменить Отечество или иметь другую историю, чем та, которую дал нам Бог». Если поэзию Пушкина, особенно раннюю, можно назвать опьяняющим напитком, то его размышления об истории, о национальной судьбе и необходимости культурно-благой работы для Отечества – это как раз чаша отрезвляющая, из природного источника.

Беда стране, где раб и льстец.
Одни приближены к престолу,
А небом избранный певец
Молчит, потупя очи долу…

Свою избранность Пушкин понимал как дар, который должен быть отдан только служению красоте и отеческой крепости. Известны слова императора Николая, записанные им после беседы с поэтом в 1826 году: «Вчера я разговаривал с одним из самых умнейших людей России». Разговор у них, надо полагать, шёл не только о стихах. Пушкин был государственный человек. Вслед за Пушкиным все крупные таланты всегда держались того же положения, верноотеческого, без лукавства и корысти. В пору Пушкина уже принято было в пресытившемся свете, который блистал талантом злоречия, не любить своё, насмешничать, издеваться. Вероятно, тогда это делалось элегантнее, чем в наше время, но яд есть яд, и когда отдаются ему с жаром сердец и талантов, действует он и затягивающе, и разрушительно. Общественное направление, которое лет через 30-40 после Пушкина своей талантливой безрассудностью превратилось в откровенное инквизиторство, иссекающее русскую жизнь литературными розгами, тогда только ещё высматривало кривизну. Пушкин не мог не замечать этой опасности.
Вслед Радищеву совершил он путешествие по той же дороге, но уже из Москвы в Петербург и с другого конца. Не вступая в спор с опальным автором, ставя его лишь на место гражданина, наложил на радищевскую правду о «чудище», то еесть на правду социальную, правду свою, нравственную, и, так сказать, стратегическую, глядящую не под ноги, а далеко. Пушкин с головой окунается в историю и знает её до этнографических мелочей. Не однажды в письмах и замечаниях он указывает на ошибки: то Рылеев вручит языческому русскому князю герб со святым Георгием, то Загоскин не в те одежды оденет бояр. Мало того: как рыцарь, стоящий на страже чести истории, морали, Пушкин возмущается Вольтером, который в поэме «Орлеанская девственница» допускает кощунственные искажения образа Жанны д’Арк, национальной героини французского народа.
Трудно не согласиться с теми, кто полагает, что, продлись пушкинская земная жизнь, не покривела бы наша литература на правый глаз, на тот, который обращён к родному. Он бы своим обширным умом и огромным авторитетом предупредил, отвёл. «Власть и свободу сочетать должно во взаимную пользу», — это его слова из «Путешествия из Москвы в Петербург».

Недорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том, что отказали боги
Мне в сладкой участи оспоривать налоги
Или мешать царям друг с другом воевать;
И мало горя мне, свободно ли печать
Морочит олухов, иль чуткая цензура
Журнальных замыслов стесняет балагура…
                                                           (Из Пиндемонти)

Вот уж слова, как почти все у Пушкина, не имеющие срока давности. Как далеко глядел он, сколь многое провидел! И на сегодняшний день, торжественный и тревожный, он оставил нам завещание, относящееся не только к себе («Нет, весь я не умру»), но и к событиям, нависшим сейчас над всем миром бешеным и мстительным Злом. Пушкин сейчас – первый защитник сербов. В «Песнях западных славян», точно перевоплотившись в многовековое страдание сербского народа, он пропел ему неясную и торжественную славу, в 1836 году он так и отзывается о порядке, составленном отборным мировым сбродом в Северной Америке; о порядке, который бомбит сегодня сербов. Цитирую: «С изумлением увидели демократию в её отвратительном цинизме, в её жестоких предрассудках, её нестерпимом тиранстве. Все благородное, бескорыстное, все возвышающее душу человеческую подавлено неумолимым эгоизмом и страстью к довольству». Как чудный дар, как дар бесценный, посланный России во исполнение замысла о ней, понимаем мы сегодня Пушкина. Как художника-виртуоза в стихе, сделавшего поэзию прелестной и одновременно мудрой, давший ей художественную и государственную ёмкость. Как столп выше Александрийского, с которого началась слава русской литературы, не меркнущая во весь 19-й и во весь 20-й века, сияющий сонм великих на этой стезе шёл от Пушкина и оглядывался на него.
Это он, Пушкин, надолго задал тон и вкус, высоту и отечественность нашей словесности, да и всей культуре. Он окончательно освободил русский язык от косноязычия. Слово при нем стало радостным, сияющим, крылатым, способным воспроизводить мельчайшее движение чувств, услышать несказанное и поднять до небесного вострубия торжественные минуты. Это он, Пушкин, соединил в один два языка, простонародный и литературный, и подготовил к чтению всю Россию. Пушкин – мера русского таланта и русской души. Удастся ли когда-нибудь эту меру уложить без остатка в нового гения – трудно сказать. Но уже одно то, что у нас гений такого масштаба и такой красоты был, уже одно имя Пушкина внушает надежду. Оно, это имя, говорит нам о тех великих закладах, которые в нас есть и требуют пробуждения, говорит о том месте, которое должны занимать русский человек и Россия в мире, напоминает о силах, с которыми выстаивал народ во все лихие годины, говорит о том, что нам делать, как сохранить честь и вечность. Красивое слово – Пушкин, вечно молодое, светлое, звонкое, песенное, искромётное, звёздное, но и честное, надёжное, доброе, работящее, правильное слово. Но и мудрое, ёмкое, всеохватное, сытное. Сытное – рядом с хлебом и водой. Любимое на всех российских языках и наречиях слово – Пушкин».

Смерть – поэту не ко двору…

Станислав Золотцев
(21.04.1947-04.02.2008)

*  *  *

«Тяжело дышать, давит…»
Последние слова А.С. Пушкина.

«Даль, скажи мне правду, скоро ль я умру?»
Из воспоминаний Казака Луганского (Владимира Даля)
о смерти А.С.Пушкина

Тяжело дышать, давит…
Открываю словарь Даля,
где любая строка дарит
больше, чем любая страна,
кроме той, где дышать столь тяжко,
что и в зиму – грудь нараспашку,
и душа обнажена.

Кроме той страны, где двужильным
надо быть, живя, как в давильне, –
только нет её изобильней
ни на кровь, ни на слова…
Тяжело дышать, давит!
А слова жалят и славят.
А словарь подобен державе,
где последний раб – голова.

Тяжело дышать, давит…
Открываю словарь Даля:
«Даль, скажи мне, скоро ль умру?»
…Как луганский казак, отчаян,
молвит православный датчанин:
«Смерть – поэту не ко двору!»

2003 г.

*  *  *

Нас всех уравняет в гражданских правах
Сырая земля,
За гордость, за дерзость, за удаль, за страх
Платить нам веля.
По самой высокой, последней цене
Заплатит любой.
Никто не похвастает, что уцелел,
Застигнут судьбой,
Судьбою, в которой венчальный итог –
Сырая земля.
Заплатит любой – и глупец , и пророк –
Казною звеня,
Казной, обращаемой в нежиль и прах –
В сады и поля.
Нас всех уравняет в гражданских правах
Сырая земля.
Не зря ее матерью кличет народ
Веков испокон:
Мать сына зовет, как настанет черед –
Пора на покой…

Так что ж нам друг друга сейчас не жалеть,
Пока мы живем.
Так что же нам общей судьбой не болеть
На шаре земном,
На русской земле, что горит от потерь –
Хотя бы на ней.
И это гражданское право теперь
Всех прочих сильней.

Пушкин каждый день и навсегда

Пушкин каждый день и навсегда

Размышления после фестиваля исторической поэзии в Изборске

Есть стихи, которые пишутся на одном дыхании. Они возникают в поэтическом сознании, как вспышка молнии, и сразу же превращаются в монолитные, практически не поддающиеся дальнейшей правке, строчки. Кажется, такой поэтический текст и удалось мне написать, когда я где-то в мае получил приглашение на очередной поэтический конкурс «Словенское поле», посвященный памяти одесского поэта Вадима Негатурова, погибшего весной в огне национал-фашистского путча.

Не он горел, душа его горела
И разум обезумевший пылал,
Когда в дыму, под снайперским прицелом
Последние он строчки написал.
Они ворвались в мир как завещанье,
Как миг прозренья той святой борьбы,
Как крик души, рождённой на закланье
Его истерзанной и праведной судьбы…

Может быть, это, одно из трёх стихотворений, отправленных на конкурс, и помогло мне стать победителем в открытой номинации? На что, откровенно говоря, я даже не надеялся. Просто, взволнованные, трепетные строчки родились где-то в глубине души, опаленной болью, гневом и состраданием за свою Украину, малую родину Донбасс, где сегодня полыхает очередная локальная война, развязанная возрожденным национал-фашизмом и мировой олигархической закулисой. Казалось, в очередном жесточайшем финансово-экономическом ступоре агонизирующий империалистический миропорядок изголяетсяперед человечеством в последнем зверином оскале. Было непонятно: зачем разрушаются современные города, поднятые трудом и потом нескольких поколений из руин последней мировой войны в течение семи десятилетий? Зачем умерщвляются в разрывах фосфорных бомб и баллистических ракет старики и дети, ни в чем неповинное мирное население? Почему в расцвете научно-технического и информационного прогресса на планете Земля превращаются в бессильную юридическую демагогию элементарные нормы международного права и извечные морально-нравственные постулаты?

Казалось, что этими кричащими вопросами, требующими неукоснительного ответа, была без всякого преувеличения накалена атмосфера фестиваля. И аномальная июльская жара как бы являлась символическим отражением происходящего действа на древней Изборской земле. К тому же, аудитория форума была как всегда удивительно обширна и разнообразна. Сюда прибыли более полусотни поэтов из различных регионов России и ближнего зарубежья: Пскова и Москвы, С-Петербурга и Эстонии, Нижегородской и Смоленской областей.

Но вот что интересно. Особую значимость нынешний поэтический фестиваль приобретал ещё и от знаменательных совпадений – 70-летия освобождения Псковщины от немецко-фашистских захватчиков и полувекового юбилея Изборского музея-заповедника, который вместе с региональным отделением Союза писателей является постоянным организатором фестиваля.

Вся эта праздничная бытовая событийность отошла как бы на второй план, когда у стен Изборской крепости, в саду музейного комплекса «Крестьянская усадьба» начались традиционные конкурсные чтения, и поэтическое слово ёмкое, мудрое и волнующее стало единственным и неповторимым способом мироощущения…

А самому поэтическому действу предшествовали, конечно же, обязательные и торжественные вступительные слова. Как без них обойтись в Изборске, у древних крепостных стен, где, кажется, в камне застыла сама история, а Словенское поле перед крепостью наполнено отзвуками ратных подвигов русских воинов и славных дел наших предков? Именно здесь ставший ежегодным фестиваль гражданской исторической поэзии приобретает особую философски-эстетическую окраску. Об этом как раз и говорил председатель Псковской писательской организации Игорь Смолькин, как бы задавая тон фестивалю:
— Словенское поле смешало историческую пыль ратных побед России, начиная с битвы Куликовой и кончая поверженным рейхстагом… А сегодня здесь стоит чистое мирное небо, и как будто слышатся голоса навечно ушедших воинов-героев…Это подлинные голоса нашей истории. Слушайте и запоминайте их, отражайте своим точным и выразительнымпоэтическим словом…

А потом выступали почетный гость фестиваля, секретарь правления Союза писателей России и редактор газеты «Российский писатель» Николай Дорошенко, директор Изборского музея-заповедника Наталья Дубровская, заместитель губернатора Псковской области Виктор Остренко, постоянный член жюри конкурса башкирский поэт и прозаик Марсель Салимов. И, честное слово, их простые, ненадуманные слова искренне волновали, наполняли сердца присутствующих уверенностью в значимости и неординарности проводимого мероприятия.

Правда, Наталья Дубровская попыталась провести некоторую аналогию между ежегодными Пушкинскими праздниками поэзии, проходящими в июне в Михайловском, и фестивалем «Словенское поле» в Изборске. Она напомнила, что и географический масштаб праздника поэзии в Пушкиногорье вроде бы не тот, да и уровни поэтического мастерства авторов несколько разнятся. Ведь Михайловская поляна собирает, как правило, разношерстный поэтический бомонд России, ближнего и дальнего зарубежья. А вот Изборск, стоящий как бы на второстепенных ролях, с каждым годом приобретает всё большее значение как место живого общения с русской поэзией, отечественной историей и неподражаемой красотой псковской природы. Но в любом случае, Псковщина сегодня стала, благодаря неиссякаемому гению Пушкина, своеобразной колыбелью отечественной поэзии, непреходящим олицетворением русского духа, а Михайловское и Изборск объединяет одна связующая нить –неизбывное тяготение человеческой души к поэтическому слову.

Атмосфера поэтического праздника достигла апогея, когда начались конкурсные чтения. Поэты читали стихи.о России, древнем Изборске и Пскове, о проблемах русской государственности и национального самосознании, становлении и развитии личности, об уважении к своему прошлому и любви к малой родине. И главным критерием, по которому оценивались стихи участников, было умение поэта отражать жизнь во всём её многообразии, своевременно и правдиво отвечать на вызовы Времени, когда образное поэтическое слово будоражит сознание и заставляет по-настоящему биться сердце. И скажу честно: многие поэты, без оглядки на возраст, успешно справлялись с этой задачей. Разве могут не «зацепить», например, вот такие строки псковской поэтессы Веры Сергеевой (кстати, занявшей 2-е место в номинации «Профи»):

Только с крылечка – навстречу мне звёзды,
Только на тропку – полыннаячадь…
От суеты и до Вечности – вёрсты,
Разумом их не объять, не понять…
Месяц в речной колыхается сини.
Стынет за лесом сгоревший закат.
А за закатом – уже не Россия,
Там чужеродный селений парад.
Светят им эти же чистые звёзды
И отражаются в чьём-то пруду.
Так же качает полынная роздымь
Чью-нибудь радость и чью-то беду…
Нас разделяют приметы, границы
И пограничный серьёзный дозор,
Им не подвластны лишь вольные птицы
Да золотистых созвездий узор.
Вот бы и нам, как созвездьям, как птицам,
Не утопать бы в губительном зле,
Не враждовать бы, а всем научиться
Светом душевным светить на Земле…

Таких лирически заостренных, ритмически организованных текстов было немало. Однако, вслушиваясь в мелодичный, «классический» стих выступающих, невольно и с какой-то долей тревоги и неудовлетворенности, задумываешься. Почему в конкурсных работах авторы отдают предпочтение накатанной «силлаботонике», с её неизменной ямбо-хорической стопой?И безусловно талантливая псковская поэтесса здесь не является исключениемЧто это, целенаправленный уход от модернистских новаций или всего лишь профессиональный снобизм, граничащий иногда с графоманствоми эпигонством? А ведь если верить специалистам-литературоведам, поэтическая палитра современной российской поэзии обширна и многогранна. Она отражает как наличие традиционных европейских техник стихосложения, так и многочисленных вариантов свободного стиха, вплоть до верлибра. Хотя, бесспорно, тяготение современных авторов к «классике», скорее всего, можно назвать положительной тенденцией на фоне общелитературного пространства России. Но не нужно забывать, что литература и искусство – этопрежде всего неустанный поиск новых смыслов и форм их отражающих. А, может быть, сам формат фестиваля, его гражданско-патриотическая тематика в какой-то мере сковывают авторов в выборе поэтических средств?

Этот непростой вопрос мне удалось задать на правах неофициального пресс-секретаря, когда с псковским поэтом Андреем Бениаминовым (он же бессменный руководитель и организатор фестиваля) в перерыве выступлений мы уединились в беседке сада, и я включил диктофон.

— Значит, над фестивалем сегодня всё-таки довлеет некая политическая идея?

— А как же без неё? Наш поэтический форум позиционируется как фестиваль исторической поэзии. Но практически каждое значимое историческое событие – это в той или иной степени последствие политических решений своего времени. Современный же человек едва не каждый день становится если не участникам, то, как минимум, свидетелем политических событий, влияющих не только на историю России, но и в целом на мировую историю. К тому же фестиваль 2014 года посвящён памяти поэта одесского Вадима Негатурова, погибшего, как помните, не в ДТП, а в кровавой мясорубке украинской смуты.Думаю, на нашем фестивале прозвучит немало стихов посвящённых современной истории России и, конечно же, событиям на Украине.

— Тематика фестиваля имеет довольно жёсткие тематические рамки. Но ведь поэзия не ограничивается только историей или гражданской лирикой, возможно, кто-то пишет о любви или о смысле бытия гораздо лучше, чем на патетические темы?

— Безусловно. На предыдущих фестивалях я неоднократно сталкивался с ситуацией, когда стихи на отвлечённые темы, звучавшие в неформальной обстановке, у некоторых авторов были много интереснее и качественнее, тех, что они представляли на фестивальной программе. Для того, чтобы участника фестиваля не сковывали тематические рамки конкурса, мы устраиваем вечер «Вне формата», в арт-кафе «Винил». Уютное кафе, раскрепощённая, дружеская обстановка и формат свободного микрофона, когда любой автор может прочитать свои сокровенные стихи на любую тему, послушать песни псковских бардов или, набравшись смелости, попросить гитару и спеть самому.

— Как известно, на конкурсе отсутствуют поощрительные денежные премии для призеров и победителей. Удается ли при таком скудном финансировании привлечь достойные поэтические имена?

— Идея денежных премий победителям как-то обсуждалась в неформальной обстановке. Я был удивлён, когда один из участников фестиваля сказал: «Не надо премий, не надо денежных призов. Деньги могут изменить атмосферу фестиваля и те, кто сегодня смотрит на своих соседей, как на собратьев по перу, друзей, вдохновлённых общей идеей, поэтическим словом и красотой Псковской земли, завтра будут видеть лишь конкурентов и считать свои шансы на победу и получение главного приза». Не скажу, что полностью согласен с такой постановкой вопроса, но определённая доля истины в этом есть. Очень, хочется видеть на фестивале именитых российских поэтов, но их приглашение связано с определёнными расходами, пусть даже не с гонорарами, но с оплатой проезда, проживания, питания в период фестиваля. Увы, этого мы пока себе позволить не можем, Что же до имён – мы находим их сами.Настоящим открытием нынешнего фестиваля стала поэтесса из Риги Елена Копытова. Замечательную поэзию представили москвички Александра Ирбе и Елена Черных,смоленская поэтесса Мария Парамонова, поэтесса из Таллина — Елена Ларина, как и прошлые годы, держат высокую профессиональную планку псковичи, поэты-барды Андрей Васильев, Артур Гайдук, Игорь Плохов.И не только они. Роман Кклют и Сергей Зайцев из Нижегородской области, псковички Вера Сергеева, Надежда Камянчук, великолучанка Алёна Жеглова, москвичи Темур Варки, Фёдор Назаров и Вячеслав Михайлин, каждое имя — это открытие, это поэзия…
Заключительный этап фестиваля состоялся в псковской библиотеке имени Вениамина Каверина. Было всё: счастливые лица призеров и победителей, памятные сувениры и подарки, добрые рукопожатия и теплые, напутственные слова. Ну, и конечно же, стихи. Уже не конкурсные, и совсем не обязательные. И казалось, что в них перенесся неповторимый дух каверинской прозы с её остротой, динамичностью, героическим пафосом и самоиронией.

А победителем в номинации «Профи» стала все-таки Елена Копытова. По единодушному решению жюри ей присуждено первое место… заочно, так как сама автор не смогла приехать на фестиваль из-за стечения трагических семейных обстоятельств. Её стихи, заметно волнуясь, читала псковская поэтесса, член жюри Наталья Лаврецова:

…А за окном – берёзово. Шпалы – чересполосицей.
Небо играет красками щедро и нараспев.
Сумерки гонят с пастбища рыжее стадо осени.
Даль убегает в прошлое, выдохнуть не успев.
Только прикосновение, только намек – не более…
Тянется-канителится времени волокно,
Зыбится послесловием чеховской меланхолии…
Желтый зрачок прожектора высветил полотно.
Беглый этюд – плацкартное: рыжий трехлетка с яблоком.
Ложка по подстаканнику бряцает бубенцом.
На незнакомой станции суетно, как на ярмарке.
Пахнет капустой квашеной, бочечным огурцом.
Можно дышать, как дышится… или парить, как движется.
Можно сказать, как выдохнуть – шелестом-ветерком.
Только вот слово «Родина», в общем-то, слишком книжное…
Лучше бы – полушепотом, тающим сквозняком.
Бродят слова ненужные (вроде письма с оказией) –
То ли уже на подступе, то ли еще в пути …
– Вяленым рыбным Севером, спелой арбузной Азией,
Мокрым хохлатым Питером
Встреть меня, приюти…
И посмотри доверчиво… и обними по-дружески…
Пусть себе паутинится медленной речи вязь.
Будь ты слегка подвыпившей, луковой и простуженной…
Знаешь, и пуповинная недолговечна связь.
Вижу – на шею времени кольца легли годичные.
Вижу как из дорожного старого рюкзака
Волком глядит предательство паспорта заграничного
С ужасом обреченности вечного чужака.

Я слушал эти завораживающие стихи, и почему-то опять думал о непреходящей поэтической связи между Михайловским и Изборском. Да, опустела на год поэтическая площадка международного фестиваля «Словенское поле», но ведь с нами остается Пушкин. Каждый день и…навсегда. И, не утихая, падают и звенят за древней Изборской крепостью Словенские ключи, наполняя всё вокруг жизнеутверждающей энергией. А, значит, поэтическая жизнь России продолжается.

Эдуард Петренко
(г. Печоры Псковская область)

По материалам сайта Союза писателей России — «Российский писатель»

Стихи лауреатов. Надежда Камянчук

С-П

3 место в номинации «Профи»
фестиваля «Словенское поле — 2014»

Надежда Камянчук (г. Псков)

ВЫСОЦКОМУ, ПУШКИНУ…
и многим другим поэтам

Несутся
бешеные кони,
как наважденье
и расплата:
и не спастись
ни от погони,
ни от последнего
заката.

Под звон,
под цокот
и смятенье
и ныне,
присно,
и вовеки
спешат
и годы,
и мгновенья,
уходят
люди-человеки,
срываясь,
будто бы с обрыва,
в урочный час
без опозданья,
и нет конца,
и нет разрыва
в законе вечном
мирозданья…

Мелькают кони,
жизнь несётся,
врываясь в звёзды
как комета,
и только СЛОВО
остаётся
в устах
ВЕЛИКОГО
ПОЭТА!

В МИХАЙЛОВСКОМ

Свеча горела,
он писал
и на полях
рукой небрежной
чертил
знакомый профиль
нежный
и чью-то ножку
рисовал.
О, вдохновенье!
О, полёт!
Душа парИт,
и вдруг случайно
соприкоснётся
с звёздной тайной,
и лира дивно
воспоёт!

— Я помню
чудное мгновенье… —
самозабвенно
пишет он,
охвачен
радостным волненьем,
в воспоминанья
погружен,
и рифмой
чтобы пересилить
изгнанья черную черту,
вместить любовь
и красоту,
и шелест трав,
и воздух синий,
и две берёзки на горе,
и предсказание
кукушки,
и чёрный локон
на подушке,
и поцелуи на заре!

Свеча горит,
горит звезда
и одинока,
и туманна…
Взлёт лебединого пера
и он напишет имя –
Анна!

 

СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК

Белый дым сигаретных речей
Над овальным столом расстилался,
И над чем-то гортанно смеялся,
Женский лик среди ярких свечей.

Фраки, кольца, роскошный плюмаж
В суете гостевых пересудов:
«Ах, да что вы, дружище Нехлюдов?!
Я спешу. Меня ждет экипаж…»

Над Россией серебряный век,
Разливался туманами Блока,
В эти дни умирала эпоха,
И рождался иной человек.

Неожиданный пушечный залп
Оборвал все наивные грезы,
«Ах, мадам, эти алые розы
Я не смог подарить…
Опоздал…»

Пора, мой друг, пора!

ПОРА, МОЙ ДРУГ, ПОРА!

К дню рождения Поэта

ПушкинВ последние годы в беседах с молодыми поэтами не раз слышал такие высказывания: да надоели вы со своим Пушкиным, носитесь с ним, как с писанной торбой, ведь поэзия не стоит на месте и ваш Пушкин, дескать, остался там, в прошлом, дайте нам теперь самим решать за кем и куда идти.
Они, нынешние юные дарования, отстаивают свое право творить без Пушкина, без оглядки на его художественный гений, его поэтическое наследие, да и на все классическое наследие великой русской литературы. Что ж, наверное, каждый имеет право выбирать свой путь в мир творчества, искать свои бумагу и перо, свой письменный стол у окна, открывающего горизонты бытия, исполненные смыслов и слов. Смотри и виждь, художник! Заполняй письменами свой бумажный лист!
Только думается мне, что из всякого творческого оконца, если оно окончательно не забито пылью и не засижено мухами, обязательно увидишь стройного человека с бакенбардами во фраке и цилиндре с непременной тростью в руке, которого едва ли возможно не узнать. Ба! Так это же Александр Сергеевич Пушкин! Собственной персоной! Да и кому же здесь, на Елисеевских полях литературы, еще гулять, как не гению этой самой литературы? И как же возможно его не увидеть? Однако возможно. Пялится таковое юное дарование в свое оконце и видит в комбинации мутных подтеков и серых пятен то анфас Бродского, то профиль Алексея Цветкова. Плохого в этом, быть может, ничего и нет — ну что ж с того, что за деревьями так не увидели леса? Не они, как говорится, первые, но обидно за молодую поросль. Ведь возьми они в руки тряпку, да протри окно… То увидели бы, да и услышали, что-нибудь юное и гениальное:

Пора, мой друг, пора! покоя сердце просит —
Летят за днями дни, и каждый час уносит
Частичку бытия, а мы с тобой вдвоем
Предполагаем жить, и глядь — как раз умрем.
На свете счастья нет, но есть покой и воля.
Давно завидная мечтается мне доля —
Давно, усталый раб, замыслил я побег
В обитель дальную трудов и чистых нег.

Как мало слов, но как много мыслей! Да и каких! «И каждый час уносит/ Частичку бытия», «Предполагаем жить, и глядь — как раз умрем»! Нет, не к милой супруге это письмо, а к тем самым, сидящим у пыльных окон, грядущим поколеньям. Это к ним обращено: «Предполагаем жить, и глядь — как раз умрем». Не тратьте время на созерцания неясных профилей и анфасов! Бегите «в обитель дальную трудов и чистых нег»!
А насчет рабства… Да кто из нас не раб? Своих пристрастий, ложных мнений, страхов, привычек? Да мало ли чего еще? Даже «мутных потеков и серых пятен». Увы! Все ищем счастья? А его нет! «Но есть покой и воля»! Кабы знать еще: где они есть?
Милый Александр Сергеевич замыслил свой побег в 1835. Осуществил его через два года у Черной речки. И на веки вечные обрел свой покой!
А вот юных дарований, сидящих у пыльных окон, жалко!

Игорь Изборцев

Проект программы XLVIII Всероссийского Пушкинского праздника поэзии

На официальном сайте Государственного комитета по культуре Псковской области опубликован проект программы XLVIII Всероссийского Пушкинского праздника поэзии и мероприятий, приуроченных к празднованию Пушкинского Дня России 6-8 июня 2014 года, в музее-заповеднике, на территории Пушкиногорского района и в Пскове.

logo_2

ПРОЕКТ

П Р О Г Р А М М А
XLVIII Всероссийского Пушкинского праздника поэзии
и мероприятий, приуроченных к празднованию
Пушкинского Дня России
(6-8 июня 2014 года)

6 июня (пятница)
Пушкинский День России

п. ПУШКИНСКИЕ ГОРЫ

12.00 Лития. Церемония возложения цветов на могилу А.С. Пушкина
Святогорский Свято-Успенский монастырь

14.00 «Крым в жизни и творчестве А.С. Пушкина» — всероссийский форум
Малый зал Научно-культурного центра

15.00 «Мир Пушкина в живописи, графике, скульптуре, декоративно-прикладном искусстве и книжной иллюстрации» — открытие выставки из фондов Пушкинского Заповедника, посвященной 215-летию со дня рождения А.С. Пушкина и 190-летию приезда поэта в Михайловскую ссылку
Музей-усадьба «Петровское», Дом-музей А.П. Ганнибала

17.00 «Пушкин в творчестве художников Т.А. Мавриной и Н.В. Кузьмина» — открытие художественной выставки
Выставочный зал Научно-культурного центра

18.00 Открытие XLVIII Всероссийского Пушкинского праздника поэзии.

Литературно-музыкальный вечер с участием поэтов России, ближнего зарубежья и Псковщины.
«Вновь я посетил…» — музыкально-поэтическая программа с участием ансамбля русской музыки «Псков». Исполнители — заслуженные артисты РФ Наталья Александрова, Александр Либ, Сергей Попков
Большой зал Научно-культурного центра

*************************
6 июня (пятница)
Пушкинский День России
г. ПСКОВ

11.00 Поэтические встречи с поэтами и писателями в библиотеках г.Пскова
Библиотеки г.Пскова

11.00 Тематические программы для детей из школьных лагерей
МБУК «Дом офицеров», МБУК «Городской культурный центр»

12.00 Церемония возложения цветов к памятнику А.С. Пушкина. Интерактивно-познавательная программа для детей в Летнем саду г.Пскова
Октябрьский проспект

**********************
7 июня (суббота)

с. МИХАЙЛОВСКОЕ. ПРАЗДНИЧНАЯ ПОЛЯНА
«Да здравствует Пушкин!»

к 215-летию со дня рождения А.С. Пушкина
и к 190-летию приезда в Михайловскую ссылку

Центральная площадка

11.00 «Здравствуйте, Александр Сергеевич!»
— презентация праздничной программы

12.00 «И пробуждается поэзия…»
— приветствие официальных гостей
— литературный праздник с участием писателей и поэтов России
— театрализованная программа молодежного театра «Бенефис» (г.Псков) к 190 летию приезда А.С. Пушкина в ссылку с. Михайловское

14.00 «Душа в заветной лире…»
— поэтическое слово А.С. Пушкина в исполнении актеров Псковского академического театра драмы имени А.С. Пушкина, лауреатов областного конкурса чтецов

15.00 «Венок Пушкину»
— вокально-хореографическое поздравление заслуженного коллектива народного творчества России Псковского русского народного хора
— музыкально-танцевальная программа с участием детского духового оркестра «Геликон» (г.Псков) и молодежного клуба «София» Дома молодежи «Царскосельский» (г.Пушкин)

16.30 «А я взойду, невидимый, и сяду между вами…»
— парад рукотворных скульптур пушкинских героев с участием творческих коллективов культурно-досуговых учреждений Псковской области

17.30 «Песни нашего века»
— концерт бардовской песни с участием известных исполнителей Галины Хомчик, Вадима и Валерия Мищуков, Дмитрия Богданова (г.Москва)

19.00 «Под сенью пушкинских аллей»
— областной фестиваль бардовской песни у костра

На Михайловской поляне для вас:

«Позитивная механика» — выставка рукотворной техники и интерактивная программа клуба «Позитивная механика» (г.Псков)
«Мой Пушкин» — всенародное чтение пушкинских произведений
Выставка рукотворных скульптур пушкинских героев
Ярмарка ремесел и кулинарии
Работа фотоателье в костюмах пушкинских персонажей
Книжная лавка произведений А.С. Пушкина
Живые картины усадебной жизни (Молодежный клуб «София», г.Пушкин)
Театральная площадка (Театр «Молодой человек», г. Ижевск и Архангельский молодежный театр)
Музейный городок
Почтовый городок

*************************
8 июня (воскресенье)

п. ПУШКИНСКИЕ ГОРЫ

11.00-15.00 Детский праздник «В гостях у сказки»
Зона отдыха «Борок»

****************************
г. ПСКОВ

16.00 Литературно-музыкальный вечер с участием поэтов России, ближнего зарубежья и Псковщины. «Солнечный Гений. Пушкин и Россини»

— концерт-шутка симфонического оркестра Псковской областной филармонии и артистов Санкт-Петербургских театров: Александры Максимовой (сопрано), Александра Кулинковича (баритон), Александра Шахова (тенор), Кирилла Кобзарева (чтец). Режиссер Софья Сираканян, дирижер Эдуард Банько
БКЗ филармонии

Духовной жаждою томим…

Игорь Изборцев

M4034S-4208Здравствуй, племя младое, незнакомое!1

Читаешь эти строки и ощущаешь невольное желание ответно воскликнуть: «Здравствуй, Александр Сергеевич, дорогой и любимый поэт!». Увы, и самый горячий наш порыв не сумеет преодолеть бездну лет, разделяющую нас с его эпохой. Можно лишь, перефразируя слова поэта, с грустью констатировать: «Уж сколько лет ушло с тех пор — и много/ Переменилось в жизни…»2. Много… Эпохи наши смотрят друг на друга и узнают едва… Со свойственной ему неумолимостью время нанизывает века на историческую ось, теряют ясные очертания многие события, тают, исчезают в дымке столетий человеческие лица, судьбы, свершения и победы, драмы и трагедии… Пушкин… Ужели и он скрывается от нас пеленой времени и образ его изглаживается на доске мироздания? Да нет же, нет! Лик его по-прежнему ясен и чист, изумителен и прекрасен — солнечный лик его поэзии, его художественного гения!

Безусловно, не только мнение своего поколения выражал Федор Тютчев, обещая: «Тебя ж, как первую любовь, России сердце не забудет»3. Забыть Пушкина, не есть ли это — забыть самое себя? Ибо смыслы существования Руси-России настолько переплетены, связаны с Пушкиным, что пытаться разделять их — значит рубить по живому.

Воистину прав Александр Шмеман, сказавший, что Пушкин «в известном смысле создал Россию…», ибо убедительно и полно «воплотил ее в своем творчестве и тем самым как бы оформил и нам явил…»4.

Да, Пушкин сумел увидеть, объять разумом и выразить гениальным художественным словом красоту и благозвучие исторического и метафизического бытия России. Мысль его проникала во все ее клокочущие, кипящие бездны, пронзало водные глубины и, оттолкнувшись от дна Светлояра с дремлющим до времени Китеж-градом, воспаряла в исполненные ангельским пением небесные сферы; с гениальной очевидностью она доносила до нас эту удивительную гармонию сосуществования буйства энергий, неукротимости стихий с небесной святостью, высотою человеческого и государственного служения, свойственную, наверное, только Русскому миру, Русской цивилизации, Русской культуре…

Почти уж два столетия отделяют нас от Пушкина. Мир меняется и, увы, не к лучшему. Современный человек постепенно отказывается от высших смыслов бытия, теряет представление о действительно высоком, нравственном, прекрасном; ищет благоденствия лишь в мире вещей, денег, чувственных удовольствий и грубых наслаждений.

А ведь совсем еще недавно все было иначе. Вспомним, как в 20-х–30-х годах прошлого, XX столетия, зачастую вопреки идеологическим препонам и барьерам, совершал прорыв к великому русскому классическому наследию наш народ. Миллионы провинциальных юношей и девушек стали читать Пушкина, Гоголя, Достоевского и в высочайших образцах национальной классики черпать для себя примеры к подражанию. Их идеалами стали: Татьяна Ларина, Онегин, Печорин, Андрей Болконский, Наташа Ростова… Можно говорить, что Пушкин и его творческие последователи посвятили всю нацию в дворянское достоинство, с его возвышенными представлениями о чести, долге, любви к Родине и защите своего Отечества5. Не здесь ли кроется одна из важнейших причин наших достижений и великих побед?

Да, государство всеми силами поддерживало это доброе народное влечение к чтению, к постижению высоконравственных начал человеческого бытия. Вспомним колоссальные тиражи классических произведений, массовые библиотеки, заполненные читателями, да и саму систему образования, заостренную на то, чтобы воспитать вкус читателя, прививать любовь к чтению…

В настоящее время всем этим, увы, никто не занимается, формирование читательского вкуса отдано на откуп деструктивной стихии массовой культуры. Деньги, извлечение мгновенной прибыли, сегодня, сейчас! — вот что теперь является определяющим фактором культурного процесса… А что же будущее? Каков будет новый человек, вышедший в «завтра» из этого вавилонского котла? Будет ли он способен на подвиг, на жертву во имя своей страны, на любовь к своим ближним, согражданам, да на простое уважение, наконец? Чтобы ответить, достаточно посмотреть на современных всеобщих кумиров — героев телесериалов, шоу-программ и газетных хроник. На них и будут похожи обитатели нашего «завтра». И что тогда вести разговоры о борьбе с коррупцией, организованной преступностью, наркоманией? Лишь нравственно здоровый человек сможет противостоять этому вселенскому злу…

На что же надеяться? И есть ли основания к таковой надежде? Думается, что есть… Бесспорно, что современный человек пребывает в состоянии глубочайшего духовного кризиса. Но пока еще, слава Богу, читает Пушкина… И это «пока еще» позволяет ему оставаться человеком в подлинном смысле этого слова, ибо внимая национальному Гению, Пророку он остается причастным и к его, Гения, пророческому служению. Смысл же пророческой миссии Пушкина Иван Ильин выразил в следующих словах: «принять русскую душу во всех ее исторических и национально сложившихся трудностях, узлах и страстях; найти… выстрадать… и показать всей России достойный ее творческий путь, преодолевающий эти трудности… и развязывающий эти узлы…»6.

Поэт и поныне показывает России этот путь — «от разочарованного безверия — к вере и молитве; от революционного бунтарства — к… мудрой государственности; от мечтательного поклонения свободе — к органическому консерватизму; от юношеского многолюбия к культу семейного очага»7.

И обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей!8

Так он сам себе определил и назначил, во исполнение Божией воли и Божиего благословения. Услышим ли сей вещий глагол, ощутим ли эту исцеляющую сердечную боль? Услышим, если порадеем, чтобы хоть отчасти определяющими смыслами нашего бытия стали не жажда обогащения и наживы, мести и реванша и даже не жажда экономического и военного возрождения, но жажда духовная. Лишь «духовной жаждою томим», человек способен к исполнению своего истинного предназначения — духовно-нравственному строительству, созидающему и преображающему мир. Только духовная жажда увлекает человека ввысь, к небу, и лишь в этом устремлении раскрывается подобие человека своему Творцу, Богу…

«Сколько бы ни проходило лет, и не лет только, а столетий, удивительные слова пушкинского «Пророка» остаются как бы эпиграфом к судьбе человека на земле: “Духовной жаждою томим”…»9. Господи, даруй же нам эту духовную жажду и отверзи нам источники, ее утоляющие!

1 Пушкин А. С. «Вновь я посетил тот уголок земли…», 1835
2 Там же.
3 Тютчев Ф. И. «29-е января 1837», май-июль 1837.
4
Александр Шмеман, протопресвитер «Пушкин — это наше все» // «Вестник РХД» (Париж), 1987, № 149.
5
Панарин А. «Народ без элиты». М., 2006. С. 142–143.
6
Ильин И. А. «Пророческое призвание Пушкина», т. 6, кн. II, с. 47.
7
Там же. С. 50.
8
Пушкин А. С.  «Пророк», 1826–1828.
9 
Александр Шмеман, протопресвитер Воскресные беседы. Париж. 1989. С. 8.
Адрес публикации в журнале «Родная Ладога»: