Архив метки: поэтический конкурс

Стихи о Пскове. Ольга Флярковская

Первое место

в поэтическом конкурсе «Там, где к Великой мчится Пскова…»,
посвященном 70-летию со дня рождения Станислава Золотцева

Ольга Флярковская

г. Москва

Псков-Москва

Эх, Россия… сёла, огоньки,
В сизом небе жёлтые дымки
Изогнулись, что хвосты кошачьи…
Тянутся болота и леса…
Убранное поле… Голоса
Стай последних кличут или плачут.
Зов могу я только угадать
Из окна вагона… Снова гать…
Семафор над лентою дорожной…
Станция с окошками в резьбе…
Малая зарубка на судьбе,
Тихий вздрог предчувствия под кожей.
Память крови — это ли не чушь?!.
Но когда едины все пять чувств
В странном узнавании и боли,
Понимаю, потому жива,
Что ломаю сердце на слова,
Словно хлеб октябрьской юдоли…
Псковщина! Родимая тоска,
Ломота у правого виска,
Туч стада и низкое давленье.
И внезапным всплеском — белый храм,
Белый конь и снега первый шрам,
И комком в груди — стихотворенье…

Стихи о Пскове. Ольга Кочнова

Второе место

в поэтическом конкурсе «Там, где к Великой мчится Пскова…»,
посвященном 70-летию со дня рождения Станислава Золотцева

Ольга Кочнова

г. Тверь

Из цикла «Цикорий цвёл»

Была Пскова черней, чем смоль,
со вкусом прибалтийской соли*.
И мне казалось – лучшей доли,
вернее славы нет. Но боль

была разлита по камням,
но голубым небесным блеском
цикорий цвёл по древним фрескам
и луч скользил по куполам.

И затухал едва Восток,
как Запад наливался кровью.
И здесь, у Пскова в изголовье,
был сон тревожен, неглубок.

И мнилось – по чудскому льду
опять бегут, а лёд искрится,
и князь, с мечом воздев десницу,
отводит новую беду…

Идёт ливонская война,
и крепости встают на стражу…
Но пряха не ссучила пряжу
для свадебного полотна.

Спи, Ольга, спи! – ты так мала,
не перевёрнута страница,
воркует нежно голубица,
кипит варяжская волна…

И век, откатываясь вспять,
так горек, как полынный запах.
Но кто-то манит вновь на запад
и рвётся руки целовать.

 


*Пскова – река, от pihkava, рihk (финск., эст.) – смола

Стихи о Пскове. Виктория Бурцева

Третье место

в поэтическом конкурсе «Там, где к Великой мчится Пскова…»,
посвященном 70-летию со дня рождения Станислава Золотцева

Виктория Бурцева

г. Москва

Равноапостольная

О* Ф*

Путаясь в повилике, где семена легки,
Вышла Пскова к Великой — встретились две реки.
Полную чашу с краем сосен, болот, озёр
Жадно в себя вбирает княжича пылкий взор.

Дышат сырым привольем сумрачные леса,
В утлой лодчонке — Ольги северная краса
В душу гусиным криком плещется: на-ре-ки!
Крыльями над Великой встретились две руки.

После в девичьих песнях будет искать покой,
Но ни в единой веси не обретёт такой
Девы, изрядной станом, мудростью, правотой —
Той, что княгиней станет, а через век — святой.

Не попрекайте казнью, пеплу судьёй не стать,
Смерть причинили князю — смерть воротилась вспять.
Смысл бытия утерян, льнёт к пустоте рука,
Древним тотемным зверем душу грызёт тоска.

Глуше ивана-чая только плакун да сныть…
Таинство очищает всё, что молве не смыть.
Высится колокольня псковского кирпича
Там, где княгине Ольге явлены три луча,

Где при речном слиянье лбы валунов грубы,
Где в зоревом сиянье встретились две судьбы.
Выросла до обета женская вдовья грусть,
Ясным христовым светом всю облекая Русь.

Стихи лауреатов. Олег Сешко

Первое место
в номинации «Профи»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2017»

Олег Сешко

г. Витебск,
Белоруссия

Настя

Газета «Красная звезда», страница восемь:
На двадцать танков – пистолет и десять ружей.
Сегодня Настя снова чёрта ждёт на ужин,
Бюстгальтер с летнего плеча сползает в осень.
Знобит, коробится внутри, дождит слезливо,
Нашла от прошлого ключи, взглянув под коврик.
Жених — безусый лейтенант, не подполковник.
Сменить коньяк с Алиготе на спирт и пиво,
Гулять от взгляда до любви, и душу – в клочья,
Сегодня тело – шоколад, кипеть в экстазе.
Пускай заблудший старый лес поёт Настасье,
И чёрный город, приобняв, целует сочно.
Пускай державные кресты гудят молитвой,
Горячей кровью над свечой густеет пламя.
Судьба поджала куцый хвост, объевшись днями.
Так что наивно распыляться, друг мой ситный.
В беде всесильны, как всегда, одни лишь черти,
В беде глухие небеса помочь не смогут.
Всё, что просила, расцвело полночным смогом,
Не достучаться до небес мне бабьим сердцем.
Там наверху жируют, пьют, гуляют, спят ли?
Для них одиннадцать ребят – пустая строчка…
Нет больше в тексте запятых, поставим точку.
Всё, что зовётся пустотой, живёт навряд ли.
Почто, скажи ты мне, живых людей — под танки?
Любых богов мой подполковник стоил дюжин!

Сегодня Настя снова чёрта ждёт на ужин,
А к ней опять, в который раз, приходит ангел.

 

***

Пыльные стены комнат вокруг щелей,
Люди сошли под землю, с ума и в мат.
Крутит баранку жизни военкомат,
Хлеб возложи на рюмку – возьмёшь целей.
Спиртом сердечным ангелов не криви,
В нём твой земной могильник, источник бед.
Брат на горе (полковник и крововед)
Чертит тебе отличия на крови.
Слово стекает правдами, слово-желчь.
Пахнет былой семейностью из-под щей.
Пуля – набор косметики от прыщей,
К свадьбе поможет выдавить и прижечь.
Пуля — ярлык на царство и виза в ад,
Вырвет из веры верность за полчаса.
Брат разделяет землю на свет и за,
Он в поцелуях создан, в любви зачат.
Верен горе и небу, в молитвах — чёрт,
Может быть ветром, снегом, началом дней,
Нет никого под солнцем тебе родней,
Ты это знаешь точно, как то, что мёртв…

***

Стоптанные башмаки Антонио Амеди
На скамейке под вишней в белом огне надежды
На дальний путь. Остывшие улицы, улицы позади,
За городом горизонт, всё такой же, как прежде —
Обломок былой мечты, разложенный вдоль пути
Ковриком у кровати. Бедный коморник чувства,
Мой старый друг, выживший из ума, Антонио Амеди,
Кончается твой полёт старческим балагурством.

Цыганка была права, читая твою ладонь
В рюмочной на вокзале. «Ровно двенадцать судеб
Длиною в жизнь. Забытое прошлое выплеснут на огонь
Четыре весенних дня. Смерти тебе не будет».
Впервые с тобой семья. Смеёшься ты, Арлекин,
Жертвенно угасая. Богу нужна причина,
Земле зерно. Облетает вишня на чистые башмаки,
Идущего на войну, последнего моего сына…

Стихи лауреатов. Сергей Еромирцев

Первое место
в «Открытой номинации»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2017»

Сергей Еромирцев

г. Санкт Петербург

Дом

Дом слышал всё. Вечернюю молитву.
И голос хриплый пьяного отца,
Дрожащего, с притупленною бритвой,
Не видящего в зеркале лица.

Он слышал шёпот ветра в тополях,
И на реке предутренние плески.
Надсадный зуд пузатого шмеля
В тяжёлой паутине занавески.

Дом жизнь хранил. Потрёпанный годами.
Глаза больные ставнями прикрыв,
Он мир непрочный подпирал стенами,
Фундамент в землю русскую зарыв.

Смелела мышь,точила половицы,
И галки поселились на трубе.
Давненько не варили чечевицы
В покинутой потомками избе.

Дом позабыл весёлый голос мамин,
В её кровати дремлет тишина.
Он незаметно стал воспоминаньем,
Обрывком недосмотренного сна.

Но он всё ждал, подслеповато щурясь,
Щетиной зарастая сорняков.
А новостройки, нагловато хмурясь,
Совсем не замечали стариков.

И я, как он заброшенный,бесхозный,
Не раз судьбою битый наповал,
Его по тайным знакам узнавал,
И радовался, что пришёл не поздно.

И вот уже подстрижен, и подлатан,
Расправив стены, вновь хорош собой,
Дом , прикурив от головни заката,
Дымит нещадно новенькой трубой.

Не стыдно перед дедом и отцом!
Ухожен двор и перекрыта крыша.
Приблудный кот царапает крыльцо.
Живёт мой дом! И всё, как прежде — слышит!

 

«Не приходи»

Звонила Осень. Признаюсь, не ждал.
Был за мгновенье мир переиначен.
Я потерял надежду на удачу
И потому забвения искал
И ёжился. И, согревая руки,
Дышал на них. Дышал и не согрел.
И всё зевал от холода и скуки,
А вечер постепенно догорел,
Потух и задушил в объятьях солнце,
Убил огонь и угли затоптал…
Я пялился на переплёт оконца,
Дрожал и думал: Как же я устал!
А в коридоре хлопали дверями,
И звали всё по имени меня.
Я головой приник к оконной раме
И любовался угасаньем дня.
А Осень распиналась о погоде,
Рыдала в трубку: Только не молчи!
Я промолчал — молчанье нынче в моде —
Я так себя безмолвию учил.
А Осень забывалась, забывала
Попутно пересчитывать цыплят,
Несла про лёгкий свет, про дым вокзала,
А я не мог взять в толк: На кой мне ляд?..
Я оттого грустил ещё сильнее,
Но Осень заливалась соловьём
О том, что будет глубже и синее
За окнами прозрачный окоём.
И в холоде предутренников белых,
В пустой стерне, в заброшеных стогах,
Была она — и жаждущее тело,
И шёлк паучий в ласковых руках.
О нежности своей мне пела Осень.
( Я так когда-то голос твой любил.
И пил взахлёб из глаз любимых просинь,
И на руках оранжевых носил.)
Она всё лепетала о подарках,
Которые с собою принесёт…
Эх, был бы я хоть чуточку Петрарка,
А не упрямый, хмурый рифмоплёт!

Стихи лауреатов. Олег Алексеев

Второе место
в «Открытой номинации»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2017»

Олег Алексеев

г. Псков

Словенские ключи

Сияло небо бледно-розово.
Помады вкус слегка горчил.
И наперегонки, до озера,
Неслись Словенские ключи.

А мы с тобой, одевшись простенько,
Вдали от суетных людей,
Стояли на скрипучем мостике
И с рук кормили лебедей.

Сливались в общее свечение
Блеск озера, ручья и глаз.
Сжималось время до мгновения,
И небеса втекали в нас.

Душицей пахло, пахло таволгой.
До белоснежных облаков
Шагали в горку мы усталые,
Но это было так легко!

Псковские озёра

Карту области открыл. Нет милей узора!
Как же сердце радуют здешние места!
Драгоценной россыпью псковские озёра,
А вокруг дремучие, хвойные леса.

Сколько гнали ворогов, через них, на запад,
Сколько крови пролито ради этих мест!
Потому, распаренной хвои свежий запах
Никогда, наверное, мне не надоест.

Долгожданная пора отпускная скоро,
По морям разъедутся лучшие друзья,
Но с морями дальними псковские озёра
Красотой и святостью сравнивать нельзя.

Уезжать не тороплюсь, знаю повод веский,
Верю, каждый водоём силу сохранил.
Там вот князь когда-то жил, Александр Невский,
Тут вот Савва Крыпецкий с Богом говорил.

Жаль, на ваших берегах стало много сора,
Верю, мы исправимся, вы простите нас,
Слёзы божьей радости, псковские озера,
Свежие и светлые, цвета детских глаз…

Любимому городу

Остановите споры ни о чем,
Где лучше жить: в Москве, иль за границей…
Мне повезло родиться псковичом.
Я городом своим могу гордиться!

Когда я на чужбине, по делам,
Мне никуда от памяти не деться.
В душе звучат Его колокола,
И купола крестами колют сердце.

Сюда не залетал метеорит,
И не спешит элита мировая.
Зато сусальным золотом горит
Над речкой купол, небо подпирая.

И безупречны выправкой своей,
Намоленные многими веками,
Десятки белых воинов – церквей,
Оберегают каждый псковский камень

От всех стихий и вражьих башмаков,
Несущих нам куски заморской грязи.
Их положил немало гордый Псков,
Немногие вернулись восвояси.

Ведь город Псков – кулак Святой Руси,
Помощник славный Матушки России.
Ты нас за это, Господи, спаси,
Даруй духовной крепости и силы.

Стихи лауреатов. Александр Петров

Второе место
в номинации «Профи»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2017»

Александр Петров

г. Псков

*  *  *

Угол крашеный, угол красный,
Ветер бьется в холодные стекла.
Он сегодня, внезапно не ласковый,
Он сегодня, бессовестно мокрый.
И фонарь обреченно качается,
У него, маяковая выучка.
Капли с криком, о свет разбиваются,
Друг ко другу бросаясь на выручку.
Обреченно взрываются облаком,
И взмывают потерянно душами,
И опять опускаются около,
Перемолоты, сбиты, иссушены.

*  *  *

Мой город замолчал, с натугой,
Рванул железный нерв написанной строки
Мы верим каждому, но только не друг другу,
Растаптывая жизнью сапоги.
В сердцах находим дикую усталость,
Тоскующую, в самой глубине.
А что еще, для нас, для всех осталось?
В тех надписях, на взломанной стене.
Потерянно сипит осипший голос,
Среди толпы, спешащей в магазин.
И сбоит сердце, и седеет волос,
Когда стоишь на площади, один.
Трагедия моих пустынных улиц,
Смешалась с фарсом городских квартир.
Когда давно в округе все уснули,
Когда проснулся удивленный мир.

*  *  *

и рубит, под самый кадык,
живущая, где то свобода.
и я, просыпаюсь на миг,
а мимо проходит старик,
с остатками прошлого года.
и долго стоящая ночь,
внезапно, идет мне на встречу,
и рук кладет мне на плечи,
как вновь обретенная дочь.
и стук голубиных костей,
висящих, как флаг над порогом,
сзывает заблудших людей,
идущих по стылой воде,
с улыбкой озябшего Бога.
какая блажна́я зима
и ветер, все так же внезапен,
и там я с тобою всегда,
в костюме и фетровой шляпе.

Надежда «Словенского поля» — Василиса Кравченко

Номинация «Словенские ключи», учреждённая для молодых поэтов в возрасте до 27 лет, признана несостоявшейся – из-за низкого участия поэтов в данной номинации. В то же время практически всеми судьями конкурса была отмечена подборка стихов, присланная в данную номинацию молодым псковским поэтом Василисой Кравченко.

Решением жюри Василиса Кравченко награждена дипломом
«Надежда «Словенского поля»

 

Василиса Кравченко

г. Псков

*  *  *

Я был бы очень сварливым дедом.
Я бы, сутулясь, ходил с клюкой.
Я бы кричал всем: «Займитесь делом!
Я ведь, как все вы, был молодой,

Но не шатался – в карманы руки.
Не позволял лениться душе.
Вы все, – бубнил бы, – пойди, от скуки
Готовы на стены лазать уже!»

Я был бы очень сварливым дедом,
Сидел бы на лавке, глядел, брюзжал.
Плёлся в ларёк за несвежим хлебом,
Детям милицией бы угрожал.

По вечерам я всего скорее
Брови нахмурив, смотрел бы в окно.
И бормотал: «Вот в наше время!..
А вот сейчас уже вовсе не то!..»

Мною бы мамы детей пугали.
Слух бы прошёл, что жену убил…
Но никогда бы они не узнали,
Что я очень сильно их всех любил.

Мне просто стыдно бы очень было
И я бы стеснялся им всем сказать,
Что это жизнь меня научила
Все чувства свои умело скрывать.

Кому-то о чём-то

Приходи ко мне, посидим вдвоём
На обшарпанных стульях филфака.
А потом, если хочешь, в кафе пойдём,
И закажем себе там завтрак.

Правда, денег сейчас у меня не совсем
Столько, сколько тебе бы хотелось.
Да, стипендию я получаю как все,
Только быстро она разлетелась.

Нужно было сначала купить проездной,
А потом ещё книжек по списку.
Но прошу, посиди хоть минутку со мной,
Мы давно не сидели так близко.

У меня с собой термос, а в термосе чай.
Хочешь, сделаем вид, что в кафе мы?
И вальяжно рассевшись с тобой, невзначай
Будем хором ругать систему?

Знаешь, я даже смогу раздобыть
Пару долек яблок, возможно.
Можем вместе с тобою о вкусе забыть
И представить, что это пирожные.

Ладно, я всё поняла, ухожу.
Ты так знатен, богат однако.
С книжкой тогда я одна посижу
На обшарпанных стульях филфака.

Фильмы

Снимай глазами фильмы – дни свои,
Ресницами деля на кадры плёнку.
Не спрашивай, дозволена ли съёмка –
Везде снимай, везде смотри.

Снимай глазами то, как солнца свет
Касается с утра щеки измятой,
Снимай как снег как будто бы из ваты
Ткёт по ночам свой белоснежный плед.

Снимай, как в кружке вновь заварят чай
И пред тобой поставят осторожно.
Не спрашивай, нельзя снимать иль можно –
Вокруг снимай, везде снимай.

Снимай глазами фильмы о любви,
О приключеньях двух друзей с гитарой.
Про очень молодых и очень старых –
Везде снимай, везде смотри.

Снимай ты так, чтоб в твой прощальный год,
Когда не сможешь больше уж снимать,
Любители твоих киноработ
Пришли к надгробью и могли сказать:

«Он снял глазами чудные моменты.
Он жанр фильмов славный выбрал сам.
И лучшие на свете киноленты
Принадлежат его, его глазам!»

Стихи лауреатов. Ольга Флярковская

Третье место
в номинации «Профи»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2017»

Ольга Флярковская

г. Москва

В госпитале

Сочился мелкий февральский снег
На корпус, двор и чугун ограды,
На ток машин, на скамейки сада,
Не веря скорой уже весне.
Он шёл привычно. Так санитар
Идёт вразвалку к дверям палаты.
Вчера в ней тихо бранил катар
Старик, и сам был белее ваты…
Здесь всякий сам господин себе,
Но тащит боль, как солдатский ранец…
У входа пыжится воробей
Разбить на корке ледовый глянец.
Здесь выход тоже известен всем,
И за пальто номерок — не спросят.
Как вата белый февральский снег
Следы солдата, струясь, заносит.
Дежурство вышло почти без сна,
Звонок встревожил его домашних…
Наутро в город вошла весна.
Так подходили к Берлину наши…

 

У Словенских ключей

Всем участникам фестиваля «Словенское поле-2016» — с любовью…

Где ты, где ты, моя Россия,
Край черничный, край аистиный,
Где о скалы гремят ключи,
Естества исполняя чин?..
Там опята ломают шляпы,
Там застыли в тумане цапли,
Охраняя болот покой,
Хоть потрогай его рукой,
Хоть подол окропи росою
Приозёрных лугов — густою,
Хоть печерский заслышав звон,
Лоб крести —
Всё как сон, как морок —
Этот край… Не пойму, чем дорог,
Тот валун у семи дорог.
Только если забуду даже
Над Изборском пролёт лебяжий,
Переливы полей протяжных,
Сердце будет моё щемить,
И щемить…
И тянуть обратно,
К терпеливым глазам Надвратной
В непроглядной сырой дали,
Где кустарник рассыпал бусы,
Где укрыты от глаз убрусом
Все сединки родной земли.
Там крестами и лапки птичьи…
По зарубкам, следам, отличьям
Я найду тебя. Я найду,
Край черничный, край аистиный,
Нищетою своей низины
Мне написанный на роду…

1-2 августа 2016 г.,
Печоры Псковские

 

*  *  *

Обители, озёра, тишина…
Белёсая сентябрьская прохлада.
Наполнилась прибрежная волна
Медовой желтизною листопада.
В осоке дремлют сырость и покой,
Здесь речи умолкают отчего-то.
Осыпались древесною трухой
Бока на берег вынутого бота.
Короткая возможность просто жить,
День провести у озера и храма,
Безмолвие природы сторожить,
А на молитве первой вспомнить маму.
Горчинкой мха черничный пахнет лес,
У северных широт короче лето.
Старинной паутины лёгкий блеск,
И тихие вопросы… без ответа.

 

Стихи лауреатов. Любовь Старшинова

Третье место
в номинации «Профи»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2017»

Любовь Старшинова

г. Тверь

 Слепнёво*

«…Так случилось: заточенье
Стало родиной второю…»
Анна Ахматова, 1915 г., Слепнёво.

Скрипнет в полночь половица –
Настежь двери!.. Никого.
Только – дЕвица в темнице…
Стынет сердце…
Нет Его.

Спит в своей кроватке Лёва,
Локон светится у лба…
Ох, постылое Слепнёво,
С мезонинами изба.

Закричит ночная птица,
Знак оставит на снегу.
Снова скрипнет половица,
Но уже – не побегу…

Тает свет свечи венчальной,
Тени робки и тихи.
В синей комнате печальной
Вновь рождаются стихи.

*Слепнёво – деревня Бежецкого района. Принадлежала матери поэта серебряного века Н.С. Гумилёва. Его жена, поэтесса А.А. Ахматова, в 1911-1917 годах XX века жила в слепнёвском имение Гумилёвых и воспитывала сына Льва Гумилева, который стал впоследствии известным учёным, писателем, и считал бежецкий край своей малой родиной.

 

Весенняя песня

«Ничего, что я песню спою,
Одиночество ваше нарушу?..»
Виктор Верстаков

Одурманенный весенним туманом,
Тонкой талией и взмахом ресниц,
Пел полковник про рассветы Афгана
И про страшные закаты Чечни.

Слово пулей в наши души влетало.
Стали явью те забытые дни
Где-то там, вдали, в горах Кандагара…
Где-то здесь – Аргун, Моздок и Шали.

А гитара, как сестричка, рыдала.
Жизнью чьей-то оборвалась струна.
Крики «Браво!» раздавались из зала.
Ну а я застыла, словно стена.

Ну а я – жена солдата, девчонка,
Проживала эти дни вновь и вновь:
Там когда-то на границе подонки
У меня весну украли, любовь…

Песня кончилась, сорвав шквал оваций.
А полковник, лишь качнув головой,
Без улыбки прошептал: «Хватит, братцы.
Я вернулся, слава Богу, живой»

Мне слова той песни все – не запомнить.
Но я верю, что однажды лишь мне,
Мне споет тот полупьяный полковник
О моей, в горах погибшей, весне.

 

Картина из музея

Тихая вязь акварели,
Матовый лик полотна.
В жизнь из другой параллели
Утром сочится весна.

Спящие ивы, скамейки
Дождик помыл между дел.
Голуби ходят семейкой.
В храме светлеет придел.

Долгие тени причалов
Словно в воде облака.
Лодка отчалит устало:
Снова утихнет река.

Лучше не знаю прелюдий.
Схвачена истины нить.
Но просыпаются люди
И…
начинают жить.

Стихи лауреатов. Зинаида Варлыгина

Третье место
в «Открытой номинации»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2017»

Зинаида Варлыгина

г. Кострома

ИЗ ЦИКЛА «ВЕК СЕРЕБРЯНЫЙ»

1.

Век серебряный, век страшный.
Век обрывов и побед
Над собою, над вчерашним.
Время падающих в снег…

Время срывов и талантов,
Время срезанных полётов.
Век побегов, эмигрантов,
И доносов, и отчётов…

Судьбы сорванных умельцев,
Мастеров пера и кисти,
Не успевших разгореться,
Не сумевших не разбиться…

2. ЕСЕНИН

Головою светел,
Полон мыслей тёмных,
Шёл Москвой Есенин
Меж домишек сонных.

Друг его – завистник,
И не друг он вовсе…
Нет весёлых мыслей.
Дождик хлещет косо.

А в Кремле гадают,
Как его потратить –
Козырь светлоглавый –
В страшной этой партии.

Нет ему удачи,
Много ошибался.
Шёл Москвой Есенин.
Шёл и улыбался.

4. ПЛАЧ ЭМИГРАНТА

Я не желаю быть причастным
К позору Родины своей,
Где ежедневно, ежечасно
На казнь невинных шлют людей.

Я не желаю быть причастным
И к сатанинской этой мессе,
Когда в обед идут доносы,
А после ужина – аресты.

Я не желаю быть причастным
И к этим страхам, и гоненьям.
Когда друзей ведут на плаху,
Оплакивать стихотвореньем

Я не желаю! …быть причастным
К тому, что не могу принять.
И оставаться здесь – опасно.
…Я не желаю уезжать!

Поэты Псковщины вышли в финал международного музыкально-поэтического фестиваля «Мгинские мосты»

Сразу девять псковских поэтов стали финалистами конкурсов международного музыкально-поэтического фестиваля «Мгинские мосты»

Фестиваль «Мгинские мосты» проводится в посёлке Мга Ленинградской области. В  2017 году фестиваль посвящён Году истории и 90-летию Ленинградской области. В рамках фестиваля организованы заочные конкурсы «Мгинские мосты без границ» (для взрослых авторов) и «Ступени» (для детей), а также очный литературно-музыкальный конкурс. По результатам отборочного тура конкурсов в финал «Мгинских мостов» вышли сразу девять представителей Псковской области.

В заочном конкурсе «Мгинские мосты» финалистами стали:
— в номинации «Лирическая поэзия» — Геннадий Моисеенко (г.Великие Луки), Светлана Размыслович (г.Великие Луки), Игорь Саюнов (г.Великие Луки);
— в номинации «Историко-патриотическая поэзия» — Мария Романчук (Гдовский район, д.Трутнево), Геннадий Синицкий (г.Невель).

На очном конкурсе фестиваля, который состоится в пгт. Мга  25 марта, Псковскую область будут представлять псковские поэты Игорь Исаев, Николай Рассадин, Вита Пшеничная и Андрей Бениаминов.

Стихи лауреатов. Олег Мошников

С-ППервое место
в номинации «Профи»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2016»

Олег Мошников

Олег Мошников

г. Петрозаводск

СОСНА

Шли полки
в тридцать девятом,
шли на смерть:
ради этой мёрзлой тверди
умереть,
ради Родины,
продрогшей до границ,
до сосновых перепуганных ресниц,
до бетонного накатанного лба –
побросала в снег будёновки пальба…
Ох, не скоро в крепкий наст войдут штыки,
побратаются разбитые полки
и заплачет лейтенантик молодой
над поваленною траками сосной:
Не годится так, ребята – всё круша!
Отойдет заиндевелая душа…
Далеко еще до чаши мировой:
Есть ли кто на этой горочке живой?
Только сосенка – покорна и чиста.
Безымянною зовется
высота.

 

* * *

Бьются в окна капельки косые.
До конца – надорванный билет.
Не проедешь – стороной – Россию.
Жаль, привычных остановок – нет.

Под бульдозер – зал кинотеатра.
Заводская – рухнула труба…
Остановки – в призрачное завтра –
Нелюбовь, Неправда, Несудьба.

Бывших фабрик гордые названья –
Отошли в беспамятную тень…
И глядят машины по-бараньи
На фасадный профильный «плетень» –

Магазинов, банков, стройплощадок,
Что звенели скверами допрежь:
Все снесет бездумный, беспощадный
Город не свершившихся надежд!

Плачет дождик на руинах детства…
И сдержать горючую слезу
Можно только – с остановкой сердца,
Остановку эту не снесут.

 

В ДОРОГЕ

«Не впереди мы,
Не вторые
И третьим странам не чета!» –
Перстом на лбу
О «русском Риме»
Господь скрижали начертал.

И, сняв с походной каши пробу,
Тому и рады мужики:
Окно в Сибирь, окно – в Европу!
Ломают спины сквозняки.

Куда ни ткни –
Всё боль и правда,
На ложки дуют мал и стар:
«Каким прекрасным будет Завтра!» –
За ради Господа Христа…

Стихи лауреатов. Дарья Ильгова

С-ППервое место
в номинации «Словенские ключи»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2016»

Дарья Ильгова

Дарья Ильгова
(г. Москва)

* * *

Есть на земле особые места,
Где времени раздел особо тонок,
С невидимой духовною нагрузкой,
Куда ты приезжаешь, как домой.
И где бы дух твой ни произрастал,
Будь ты старик, и взрослый, и ребенок —
Ты станешь здесь невыносимо русским,
Невыразимо русским, милый мой.

Пройди продольным берегом реки,
Сквозь луга зеленеющую поросль,
Сквозь рощ цветущих яркое убранство
Под храма белоснежный монолит.
Здесь корни оживают, глубоки,
Услышав с детства столь знакомый голос —
То сквозь незримые столетья и пространства
Бессмертный Пушкин с нами говорит.

 

* * *

Уедешь от Москвы на сотню верст
И позабудешь шик и благородство.
Такое вопиющее сиротство
Сквозь сотни лет — лишь поле и погост.
И скудных сел прозрачны миражи.
И ворон над дорогою кружит.

Стоишь и смотришь вдаль, окружена
Печалью вековой, печалью древней.
Над тусклой вымирающей деревней
Рассветная нависла тишина.
Махнуть и позабыть бы разум рад!
Да только здесь твой дед, отец и брат…

Чему служили век, не заслужив
Ни почестей, ни звания, ни чина
Твоей семьи великие мужчины,
Отечества достойные мужи,
И женщины им равные под стать.
Всех не упомнить и не рассказать.

Измученный и жертвенный народ,
Овеянный прощением и тайной.
Он на костер прощальный, погребальный
В который раз не сетуя взойдет.
Стоишь и века крутится спираль
И всех так жаль, так бесконечно жаль.

Задумаешься снова ли, Бог весть,
В московской ошалелой круговерти
О святости служения и смерти.
Поэтому вдыхай, пока ты здесь
Стоишь — и как в былые времена —
Причастна, сожжена и прощена.

* * *

Расскажи мне, как можно остаться самой собой.
Я оставила гул Москвы и морской прибой
И вернулась к истокам пустой и осоловевшей.
Май махал мне вослед цветущей в садах черешней.
Папа встретил меня на вокзале совсем седой.

Расскажи мне, как можно не помнить весов и мер,
Как смириться и жить по веленью небесных сфер,
Как ни боли, ни зла, ни времени не бояться.
Моей младшей сестре, не заметишь, как стукнет двадцать.
Я во всем такой дурной для нее пример.

Расскажи ей о том, что можно не уезжать,
Что быть можно счастливой, если рядом отец и мать,
Что чужой порог далек, и высок, и крут,
Что нигде, кроме дома, не любят нас и не ждут.
Двум домам, как двум родинам, не бывать.

Расскажи ей, что год скитаний идет за три,
Что не стоит играть даже за ценный приз,
Что бывает неважно, прав ты или не прав ты.
Дай везенья и сил напрямую дойти до правды,
Что на самом деле сияет у нас внутри.

 

Стихи лауреатов. Юрий Ишков

С-ППервое место
в «Открытой номинации»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2016»

Юрий Ишков

Юрий Ишков

Псковская область
г. Великие Луки

Это Русь!

Славят в рощах птичьи трубадуры
Рай земли и яркий небосвод.
Здесь любая чёрствая натура
Может прослезиться от красот.

Это Русь! Великая бескрайность,
Глубь озёр и даль ржаных полей,
Тонких верб извечная печальность
И задор танцующих дождей.

Сказывают, бросила на счастье
В речку Богородица звезду,
Чтобы непременно возвращаться
К заводи по лунному мосту.

С той поры восходит на рассвете
Зорька в ниспадающих шелках,
Призрачен, божественен и светел
След её на белых облаках.

Вряд ли где-то так же зреют росы,
Льётся тишь и виснут над прудом
Чудные берёзовые косы,
Лиственным сияя серебром.

А в деревне важничают гуси,
Лают псы, враждуют петухи,
Чьих хозяев сроду не отпустят
От себя родные уголки.

Это Русь с грехом своим и верой,
Правдой дум и дверью на засов!
Только Русь помолится усердно
О врагах своих у образов!

И понять не смогут иноземцы,
Яблоневым запахом дыша,
Что такое божья искра в сердце,
Русский дух и русская душа.

 

Гей, родимые, ливни-кони!..

Гей, родимые, ливни-кони,
Пробегая по небу вскачь,
Сбросьте каждому по подкове
Знаком скорых больших удач!

Будет ярко блестеть на стёклах
Этот символ узором струй,
Чтоб душа от тоски не сохла
И не знала гнетущих сбруй.

По утрам я по звонким росам
На луга вывожу коня,
Ходит мирным и безголосым
Он под алым восходом дня.

Эти слуги умны и горды,
Что им дождь или серый смог!
Мчат они, запрокинув морды,
Нас по пыли больших дорог.

Отчего же с кипучей злостью,
Понуждая бежать быстрей,
Бьют кнутами земные гости
В дикой гонке своих коней?

Хлещут истово братьев меньших,
До слезы лошадиной, в кровь!
Завтра спешки не будет меньше,
И хрипеть бедолагам вновь.

Гей, родимые, ливни-кони,
И не ведаем, жизнь любя,
Что за нею в лихой погоне
Мы пришпориваем себя.

 

Звонарь

Дюж и мил звонарь! Голосиста медь!
Время веры не для безбожников!
Та свята страна, где умеют петь
Колокольни и небо с дождиком.

Породил трезвон беспокойство трав,
Рябь речную и рябь озёрную,
И восславил он посреди дубрав
Землю-матушку чудотворную.

Крепче бей, звонарь! Пробуди задор,
Силу жизни озвучь как надобно!
Не забудь о тех, кто душою хвор,
И того, чья дорога пагубна.

Да услышат все, кто с рожденья глух,
Эту песню другими нотами,
Донесёт её тополиный пух
Танцем музыки с разворотами.

Но сейчас, звонарь, погоди чуток,
Дай мгновение дня почувствовать,
Унесёт его наших лет поток,
Не догнать его, не сопутствовать!

А теперь хлещи, что есть силы, медь,
Пусть гласит она с переливами:
Та свята страна, где хранима твердь
С малой заводью и разливами!