Архив метки: Валентин Курбатов

Бессмертный полк русской поэзии

Бессмертный полк русской поэзии

33 года в одном строю в Борках

Праздник фронтовой поэзии в Борках, как всегда, начался 4 мая с возложения цветов к плитам братского захоронения, где покоится прах 320 советских воинов и памятнику «Скорбящей». Всё, как всегда, вот уже 33 года подряд. Поскольку все эти майские дни могут быть сейчас посвящены лишь одному – Великой Победе.
Ей мы продолжаем поверять свои мысли и мечты, с ней связаны все наши планы, на неё мы равняемся и по ней сверяем свои часы.
Церемонию возложения цветов предваряет лития, которую отслужил настоятель храма Казанской иконы Божией Матери протоиерей Александр (Яковлев). Затем, после минуты молчания, официальные лица и гости праздника, проходя мимо колонны кадет лицея № 10, совершают поклоны павшим, клянясь им в верности.
Чтобы идти к площадке праздника, расположенной у здания литературно-художественного музея имени И. А. Васильева, уже не просто самим по себе, а опираясь на корневую память своей земли, своего народа.

В новом формате
Да, в этом году праздник фронтовой поэзии претерпел существенные изменения. Вполне закономерные, впрочем.
Уход из жизни фронтовиков не мог не наложить свой отпечаток на изначальную сценаристику действа. Просто механически менять фронтовиков на «поэтов вообще» — вряд ли правильная позиция.
Неравноценная и достаточно фальшивая получается замена. Гудзенко и Симонов, Твардовский и Друнина, Сурков и Асадов, Старшинов и Дудин… КровЬ, порох, смерть, невыносимо пронзительная нота, от которой закладывает уши, словно от сирены воздушной тревоги в блокадном Ленинграде Ольги Берггольц.
Кто вправе выйти со стихами вместо них и не зазвучать пародией и самопародией?! Даже Высоцкий, не видевший войны, в этот ряд не вписывается без некоторого интеллектуального насилия.
Словом, праздник требовал перемен. И тогда литературный критик Валентин Курбатов, ведущий 28 праздников фронтовой поэзии из 33-х, предложил идею «Бессмертного полка русской поэзии», когда бы ныне ушедшие из жизни поэты встали рядом с живыми. Не гарниром, не экзотическим дополнением, а главными действующими лицами.
Но вначале, приглашая к разговору, праздник открылся песней Ирины Шведовой на стихи Николая Бандурина «Победа наша», которую исполнила сама московская гостья, заслуженный деятель искусств РФ, известная актриса театра и кино Ирина Шведова. Мощная, сильная песня, не менее сильно исполненная:
Победа наша на века
В скупой слезе фронтовика,
В огнях салюта и в детском смехе!
И память наша, как броня,
Как пламя вечного огня –
Войны священной помним вехи!

Ради добрых дел

Сергей Петров

С поздравлением к участникам и гостям праздника обратился глава Великолукского района С. А. Петров. Сергей Александрович подчеркнул:
— 2017 год для жителей Великолукского района – год особенный. Это год 90-летия со дня образования нашего района. За эти годы на нашей земле выросло множество замечательных людей.
14 Героев Советского Союза взрастила Великолукская земля. 11 тысяч уроженцев района погибли на фронтах Великой Отечественной войны. Прах более 20 тыс. солдат покоится на 42 захоронениях, расположенных на территории района. И количество имён погибших с каждым годом увеличивается в результате работы поисковых отрядов.
Прозвучали слова благодарности в адрес ветеранов и писателя-публициста И. А. Васильева, который 33 года назад решил в Борках придать нашей памяти материальное выражение.

Владимир Куприн

От Администрации Псковской области и руководителя областного комитета по культуре Ж.Н. Малышевой приветствия передал заместитель председателя Государственного комитета Псковской области по культуре В. Д. Куприн:
— Как уже сказал Сергей Александрович, мы находимся в замечательном месте, основанном Иваном Афанасьевичем Васильевым. Писателем, фронтовиком, человеком, который остро чувствовал судьбы людей, судьбу своей Родины.
И сегодня становится понятно, почему он назвал этот праздник праздником фронтовой поэзии, — сказал Владимир Даниилович. — Может быть, он и сам так глубоко не задумывался об этом, но мы спустя годы понимаем. Что этот фронт никуда не ушёл.
Только он теперь пролегает через наши умы и сердца, и этому фронту также нужны воины. Которые бы защищали эту линию от врага. Хорошо прозвучало это во вступительной песне.
И эти воины – это наши писатели, наши поэты, которые несут живое слово, которое доходит и будит спящие сердца и умы. Как сказала псковская поэтесса Ларина Федотова, «на Россию охотников много». И это, действительно, так.
И пусть не смущает кого-то, что мы, может быть, делаем так немногое, вроде как собрались, спели песни, почитали стихи. Как сказал о. Иоанн (Крестьянкин) нет в духовном мире понятия большое и малое, есть понятие «добрые дела» и есть понятие «дела недобрые».
Давайте делать добрые дела, особенно в преддверии этих великих дней. Дней, посвящённых нашей Великой Победе. С праздником вас!
В.Д. Куприн передал организаторам праздника приветственный адрес от первого заместителя губернатора В.В. Емельяновой и пожелал всегда соответствовать своей высокой миссии хранителей памяти:
— Здоровья, светлого настроения и заботы о своей Великой Родине!

Полк расквартирован в Борках

Валентин Курбатов

Затем бразды правления взял в свои руки член Президентского совета по культуре, лауреат Патриаршей премии в области литературы писатель В. Я. Курбатов:
— Здравствуйте, родные! Иначе не скажу, родные, мы 33 года вместе. Целая жизнь. Сегодня май, слава Богу, солнышко долгожданное, сколько его не было. Солнышко, весна, тепло.
Хочется обнять всех сразу, всю матушку-Россию и обнять каждого из вас. И если уж всю Россию обнять нельзя, то хотя бы родную Псковщину, на которой, на самом деле, и есть сердце русской земли.
В подтверждение этой самой причастности к великой исторической памяти, которая удерживает всех нас от распада и одичания, Валентин Яковлевич напомнил имена Римского-Корсакова, Мусоргского, Пушкина, которые и удерживают русское сердце в совершенном единстве.
— А военная нотка, самая, может быть, дорогая, самая сущностная на сегодняшний час, — говорил В. Я. Курбатов. — Бессмертный полк русской поэзии расквартирован сегодня здесь, в Борках.
Ещё у Твардовского в «Василии Тёркине» прозвучало мистическим эхом:
Этот бой в болоте диком
На втором году войны
Не за город шёл великий,
Что один у всей страны;
Не за гордую твердыню,
Что у матушки-реки,
А за некий, скажем ныне,
Населённый пункт Борки. (…)
Пусть тот бой не упомянут
В списке славы золотой,
День придёт — еще повстанут
Люди в памяти живой.
— Думаю, что когда Иван Афанасьевич в середине своей жизни, переменяя вектор, оставлял тверскую землю и переезжал сюда, в Великие Луки и в Борки, он выбирал это селение с памятью об этом стихотворении, с памятью о том, что рано или поздно придёт час, что должны встать эти люди, которые положили жизни не только за Борки, а за матушку-Россию.
И в 1985 году, когда Отечество наше пошатнулось, когда Советский Союз вдруг оказался не Советским Союзом, а Собранием Независимых государств, независимых от истины, от России, Иван Афанасьевич поднялся сюда, к «Скорбящей» не один, а с поэтами, со своими боевыми товарищами.
Они принимали на себя снова полноту ответственности за чистоту и стояние, за мужество удерживания этой земли. Они стояли вот на этой лестнице, где стоят они сейчас уже портретами только. Каждый год они или вместе или порознь поднимались на эту лестницу, ведущую в небо.

Общая Победа, общая интонация
В. Я. Курбатов кратко знакомил с поэтами-фронтовиками, глядящими с портретов «Бессмертного полка». Причём, что очень важно: цитируя стихи, он не называл их авторов. С одной стороны, они и так общеизвестны, а с другой – важны не их имена, а вот эта общая интонация, одна на всех, как одной на всех была в 1945-м Победа.
Прощайте! Уходим с порога
Над старой судьбой не вольны.
Кончается наша дорога –
Дорога пришедших с войны. (Михаил Дудин)
— Она кончалась для каждого постепенно из них и вот остались только портреты. Но мы сегодня соберёмся снова вместе. Смерти же, на самом деле, нет, — констатировал Валентин Яковлевич.
Встанет Виктор Федотов, ушедший на фронт с первого курса Литинститута. Встанут Овидий Любовиков, Фёдор Сухов…
Александр Шевчук некогда читал на лестнице в Борках:
Нас осталось… Сосчитай-ка, грамотный!
Единицы нас. Мы нынче — мамонты.
Новые пришли планетожители.
Просим, панихиды не служите!
Но для воспитанья пополнения…
Вы в беседе так о нас скажите:
«Правильное было поколение!».
Ключевое слово для понимания всей той эпохи и всего поколения – «правильное». Пятая колонна сейчас так и норовит выставить предвоенные годы Советской империи расцветом лагерей, расказачивания, раскулачивания, но оно сложилось именно тогда, это поколение победителей, оно вышло готовым в свой подвиг.
Николай Старшинóв, очевидно, ставивший так ударение, чтобы не путали с Вячеславом Старшѝновым, знаменитым хоккеистом, не зря утверждал, что останавливаться никогда нельзя:
Ну как же мне сдаваться неохота!
И всё-таки подходит мой черёд…
Но я твержу: «Не унывай, пехота,
Перемотай обмотки и — вперёд!».
— Он, кажется, всегда стоял с Юлией Друниной, своей женой, хотя её здесь не было, — говорил В. Я. Курбатов. — Было ощущение, что они всегда стоят вместе Она – сердце русской женской военной поэзии.
Вносили свой заметный вклад и поэты, которых вырастила псковская земля – Игорь Григорьев, Лев Маляков… А Иван Виноградов стал даже автором подлинного гимна того времени противостояния смерти и жизни, фашизма и созидания:
Скорей умрём, чем станем на колени,
Но победим скорее, чем умрём.

Александр Павлов

О своём старшем товарище Марке Лисянском рассказал поэт из подмосковного Подольска Александр Павлов:
— Почти четверть века тому назад, 4 мая 1993 года, здесь в Борках на этой площадке, под этими соснами, под этим куполом небесного храма выступал замечательный поэт-фронтовик, мой дорогой трижды земляк по Одессе, Николаеву и Москве Марк Самойлович Лисянский.
В этом же году, в августе, его не стало, но он тоже присутствует сейчас в Бессмертном полку, один из этих бессмертных поэтов.
Прозвучали стихи Лисянского «Волоколамское шоссе», «Под Ржевом, где Волга течёт…» и «Счёт»:
Свой счёт я веду почти от ноля
До нынешних этих дней.
Четыре года война отняла
У молодости моей.

Самое главное в жизни

От стихов фронтовиков Великой Отечественной закономерным стал переход к современным военным конфликтам. Ирина Шведова исполнила свой знаменитый «Белый вальс» (музыка Игоря Демарина, стихи Юрия Рогозы). Когда наши войска возвращались из Афганистана, эта песня Шведовой стала поистине народной:
Белый танец, белый танец…
Как же это? Так нечестно!
Где ты, русский мой афганец?
Ждёт тебя твоя невеста…
Возвращайся, возвращайся
От обугленной границы!
Не могу я в белом вальсе
Со своей бедой кружиться!
— Я в 1990 году исполнила эту песню, — рассказала Ирина Игоревна. — Она стала «Песней года». После этого меня стали называть своей сестрёнкой не только «афганцы», воины-интернационалисты, но и все военнослужащие и даже приняли меня в своё «Боевое братство».

Ирина Шведова

В Афгане у меня не получилось побывать, а вот была дважды в Чечне во время боевых действий и 23 февраля с группой артистов пела в Сирии. Вы знаете, мне кажется, что, может, эта линия – самое главное, что сделала в своей жизни.
Также Шведова исполнила песни «Путь-дорожка», «Враги сожгли родную хату», «Ах эти тучи в голубом», «Давай закурим»… Завершила концерт под открытым небом Борков «Кружечка», слова к которой написал фронтовик Александр Лесин, а музыку Ирина Грибулина.
— В нашей семье воевали все мужчины. Все ушли на фронт, но не все вернулись. А те, кто пришёл домой, у них были и ранения, и награды.
А как ждали дома писем! В Харькове в домике, который построил своими руками мой прадед, собирались на кожаном диванчике у круглого стола под абажуром, и, когда письмо приходило, кто-то один брал его в руки и читал вслух. Письмо короткое, может быть, несколько строк, но снова письмо переходило в другие руки, и снова кто-то из членов семьи читал его с начала и до конца. Я однажды спросила: «Мама, как складывалось это письмо-треугольник». Она показала…

С нами вместе
Трагическую ноту войну, которая всегда идёт рядом с торжественностью момента, подчеркнул В. Я. Курбатов. Он процитировал, опять-таки мудро не называя фамилии, известные стихи Ильи Эренбурга «В мае 1945-го»:
Она пришла и постучалась в дом.
Открыла мать. Был стол накрыт к обеду.
«Твой сын служил со мной в полку одном,
И я пришла. Меня зовут Победа».
Был чёрный хлеб белее белых дней,
И слёзы были соли солоней.
Все сто столиц кричали вдалеке,
В ладоши хлопали и танцевали.
И только в тихом русском городке
Две женщины как мёртвые молчали.
— Нам бросают вызов и мужество не должно покинуть нас, — говорил Валентин Яковлевич. — Почему мы и встаём с Бессмертным полком поэзии, чтобы плечом к плечу, локтем к локтю подпоясаться, перемотать обмотки и вперёд! Чтобы держать русское сердце в военном положении.
Двадцать первый век на дворе. Астафьев писал, что, возможно литература XXI века будет литературой отпевания человека и его банкротства. То, что сегодня происходит с русской литературой, с молодой в особенности русской литературой похоже на банкротство и отпевание. В это надо вслушаться.
Распутин, ушедший недавно, и тот говорил, что мы так устали от борьбы со злом, что оно, кажется, победило нас навсегда, что мы с усталостью своей смирились и сложили руки. Вот чтобы этого всего не было, мы и собираем русскую поэзию с тем, чтобы с мужественным покоем стоять перед врагом.
И с нами Семён Гудзенко, который в 1941 году добровольцем ушёл на фронт. Юрий Белаш, который начал войну рядовым, а закончил лейтенантом, был тяжело ранен и только через 22 года после войны, в 1967-м написал первое своё стихотворение, чтобы с той поры всё, что он писал, было только о войне. Ведь всё остальное было меньше и ниже того, что держало его музу.
С нами Эдуард Асадов, который ушёл на фронт со школьной скамьи в 1941-м. Был ранен в лицо, ослеп. Он носил всю жизнь чёрную маску. Над ним наше глумливое поколение чуть посмеивалось. Он был слишком лиричен и нежен. Он – довоенного времени, он не видел мир потом, он видел сквозь эту чёрную маску только то довоенное счастливое светлое ликующее время со своей любовью, своим счастьем, своими восторгами.
Поэты-фронтовики не искали славы, не искали личных выгод. Константин Симонов, завещавший развеять свой прах на поле под Могилёвом, где в 1941 году наши солдаты подожгли 39 немецких танков, писал «Жди меня» конкретному адресату. «Землянка» Суркова, вообще, одно время запрещалась, как слишком домашняя.

Наталья Тонких

Плечом к плечу
Но в конечном итоге эта поэзия состоялась. И стала явлением. И состоялась, прежде всего, потому, что за ней было своё время, глубокая выстраданная боль, а не просто литература, не просто некие слова, модные или умные.
Стихи «Бессмертного полка русской поэзии» 33-го праздника читали актёры Великолукского драмтеатра Михаил Морозов, Екатерина Кудаева, Иван Недорезов, Николай Трушляков, Елена и Василий Владимировы. Представленная Ириной Шведовой пела москвичка Наталья Тонких. Квартет студии «Терминал» Александра Ярового исполнил песню «Мир придёт».
В. Я. Курбатов, выйдя к микрофону с заключительным словом, сказал, что даже и расставаться не хочется:
— С Победой! Спасибо Бессмертному полку. Спасибо вам,

Владимир Львов

помнящим и войну, и человеческое сердце. С Богом, с надеждой, вперёд!
Впрочем, никто и не собирался расставаться. Во время неофициального продолжения праздника, который перерос в живое общение, мнениями обменялись поэты Александр Казаков (Псков), Иван Демидов, Владимир Львов, Владимир Юринов (Тверская область), Александр Рябихин, Юрий Ишков, Татьяна Лапко, Андрей Канавщиков, Татьяна Дроздова, председатель Псковского регионального отделения Российского союза писателей Светлана Размыслович (Великие Луки), Алексей Бордаков (Борки).
И чем больше шло общение, тем яснее становилось, что потенциал праздника фронтовой поэзии далеко не исчерпан. Да, нет уже многих ветеранов-фронтовиков, а те, кто живы, уже не могут выбираться в дорогу.
Но, по счастью, остаются книги, остаются стихи, остаётся сама наша память, а это уже – немало.

А. КАНАВЩИКОВ
Фото автора

Валентин Курбатов. Об Изборском Празднике поэзии

Валентин Курбатов

Об Изборском Празднике поэзии

«Пока не требует поэта
К священной жертве Аполлон»,
поэт и правда может быть беспечен и «не дорожить любовию народной». Но приходит неизбежный исторический час, когда, если поэт живое и любящее дитя времени, он, открыв дверь, находит на пороге «шестикрылого Серафима» и понимает, что его надо встретить «отверзтой грудью», чтобы Серафиму было куда «вложить угль, пылающий огнём»
Курбатов2Когда наш Изборский поэтический праздник только замышлялся, за нашей спиной еще не стоял Крест на Сшибке, как Икона Русской Земли, принявшей в свои братские объятия земли святого благоверного князя Александра Невского и детдомовского воина Александра Матросова, земли турецкого Галлиполи, где умирала армия Врангеля, и китайские земли Харбина, куда уходили оставшиеся в живых воины адмирала Колчака, земли ленинградского блокадного Пискаревского кладбища и земли парижского кладбища Сент-Женевьев де Буа, где лежат славные белые дроздовцы и деникинцы, земли Куликова поля и Поля под Прохоровкой земли Ганиной Ямы, где сожжены известью кости несчастной царской семьи, виноватой только в том, что она – царская, и горсть земли от Кремлевской стены, где покоится прах Сталина. Изборская земля приняла приняла и упокоила их под Крестом, чтобы история больше не теряла рассудка и не рвала материнское сердце Родины…
И не было еще Изборского клуба, собравшего лучшие умы Армии и Церкви, политической мысли и духовного напряжения.
Но, значит, мысль наша тогда, при рождении Поэтического праздника, была верна, и мы надеялись, что поэзия под взглядом этих высоких небес, дальних полей и чистых Словенских (Славянских – смотрите, как они рядом Словене от Слова и Славяне от Славы, которая, оказывается, ходит рядом со Словом) ключей, видевших Рюрика и Трувора, под взглядом здешних птиц и трав, ветров и облаков начнёт собирать здесь русское сердце для настоящего Господня служения, к которому и призвано русское Слово.
И не зря мы думали поставить поэтов на урезе Поля над Городищенским озером, чтобы они слышали дыхание земли и неба и чтобы и сами земля и небо слышали своё имя и бережнее обнимали нас.
Здесь и лирика должна была быть исповедна, и сатира грозна, и гражданская поэзия мужественна и ободряюща.
Здесь должны были сойтись как в земле под Крестом на Сшибке музы Пушкина и Тютчева, Некрасова и Маяковского, Ахматовой и Есенина, Блока и Твардовского, Гумилева и Рубцова, Георгия Иванова и Юрия Кузнецова – разных, несводимых, но небесно единых в любви к свободе и Слову, — внучки тех сложивших наше сердце муз, которые уже нынче диктуют свои глаголы и ждут той же власти и силы от новых поэтов России.
Пока мы только выходим в этот обязывающий путь, но дай нам Бог помнить об этом каждую минуту пребывания здесь и уезжать в свои земли детьми единой силы и памяти, Братством которое держало бы нас и не пускало мысль к ожесточению, слово к обмелению, а совесть к согласию с неправдой.
А там уж «угль пылающий огнём» подскажет Слово и Россия обнимет нас, а Бог благословит.

Валентин Курбатов награждён Орденом Дружбы

За большие заслуги в развитии отечественной культуры и искусства, многолетнюю плодотворную деятельность член правления псковского регионального отделения общероссийской общественной организации «Союз писателей России» Валентин Курбатов награждён Орденом Дружбы.
Указ президента Российской Федерации от 17.05.2016 № 233 «О награждении государственными наградами Российской Федерации» 18 мая опубликован на сайте президента России.

 


Курбатов2

Валентин Яковлевич Курбатов родился в Ульяновской области, в Салаван-городке в 1939 году. В сорок первом отца призвали в трудовую армию — строить металлургический завод в Чусовом. Мать в войну работала на железной дороге путевым обходчиком. А сын встречал с нею поезда, идущие на фронт, и солдаты бросали ему из вагонов гильзы, звездочки, а то и кусочек сахару, потому что в этот час он был их общим сыном. Выучился читать по Псалтыри у раскулаченного дедушки, с которым жил в землянке до поры, когда в сорок седьмом семья переехала к отцу на Урал. Там и окончил школу. Служил на Северном флоте.
После службы приехал в Псков и, как многие в поколении, работал грузчиком, затем — корректором районной газеты, журналистом. Окончил ВГИК. С1978 года — член Союза писателей СССР. Года с 1972-го пел в церковном хоре, а с 1989 по 1995 год был создателем и сопредседателем Псковского религиозно-философского общества имени святых Кирилла и Мефодия, членом двадцатки и создателем прихода собора Рождества Иоанна Предтечи в Пскове. В эту пору часто бывал в Псково-Печерском монастыре и много писал о нем.
Член Академии российской словесности, Международного объединения кинематографистов славянских и православных народов, действительный член Академии философии хозяйства. Член правления Союза писателей России. Член Президентского совета по культуре.
Лауреат премии имени Льва Толстого (1998). Лауреат Горьковской (2009), Новой Пушкинской (2010) и Патриаршей (2014) премий.

Пока жива муза, и люди бессмертны

«…Неужели нам пора настала, чтобы выжить — журавлями стать?»
Иван Демидов

ПобедаЕдинственный в России праздник фронтовой поэзии, традиционно проводимый в литературном музее им. И. А. Васильева п. Борки, в этом году, 31-й по счёту, состоялся 6 мая — в день Святого великомученика Георгия Победоносца. В празднике приняли участие губернатор Псковской области А.А. Турчак,  глава Великолукского района С.А. Петров., председатель комитета культуры Псковской области Ж.Н. Малышева, поэты городов России.

????????????????????????????????????Торжественное мероприятие началось с возложения цветов к братскому захоронению. Литию служил настоятель Казанской церкви в Великих Луках протоиерей Александр Яковлев. Встречу открывал известный писатель, литературный критик, член Президентского Совета по культуре и Союза писателей России, академик Академии российской современной словесности, лауреат Патриаршей премии в области литературы и премий им. А. Пушкина, Л. Толстого, М. Горького — В. Я. Курбатов:

— В этом году отмечается Год Литературы. И, по счастью, надо вспомнить, что у нас была великая военная литература. Она не просто писалась, как сегодня часто дежурно отмечают по праздникам лихие и ловкие ребята… Вспомните великую песню «Священная война». Текст её был написан 23 июня. За 24-е Александров уже написал музыку. А 25-го, уже на Белорусском вокзале, провожая солдат на войну, пели «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой…».

Валентин Курбатов вспомнил участников предыдущих встреч, когда ещё был жив писатель Иван Васильев:

— Пусть они сегодня снова сойдутся на этой лестнице, как стояли и по одному уходили, и — затем — каждый год незримо, но вместе с нами присутствовали… Иван Афанасьевич Васильев — создатель этого самого музея и праздника фронтовой поэзии. Его товарищи: Иван Васильевич Виноградов, Евгений Павлович Нечаев — дошедший до Берлина, Фёдор Сухов, Овидий Любовиков, Николай Старшинов… На празднике фронтовой поэзии выросли дети, уже внуки начинают расти. С изумлением подумал, какое же счастье, что мы живы, что все здесь… За фронтовыми плакатами, за высокой героической нотой — как-то забываешь, что эти мальчики и девочки, сидящие среди нас здесь — они живы, потому, что ТЕ пали, отстаивая Великую Победу.

????????????????????????????????????Первыми, кому после того, как участников праздника приветствовал глава Великолукского района С. А. Петров, слово у микрофона Валентин Курбатов предоставил поэтам Тверской области. Член Союза писателей России Иван Демидов сказал:
— На Руси не было ничего более святого, чем узы товарищества. Это единство, прежде всего, не позволило фашистам захватить нас…

Конечно, наших врагов, в первую очередь, интересует не богатство наших душ, а богатство нашей земли. Дело только в том, что нельзя удержать землю, если наши души не наполнены поэзией нашей удивительной жизни.

Распрощалось солнце с тёплым летом,
Загрустила неба синева,
И висят мелодии неспетой
О любви к Отечеству слова.
Журавли за дальним перевалом
Покидают Родину опять,
Неужели нам пора настала,
Чтобы выжить — журавлями стать?
Улететь от зимушки холодной
В тёплый край, за дальнею горой
Из страны, где честным быть немодно,
А вернуться вешнею порой…

DSC_4555Один из руководителей «Тверского содружества писателей», член Союза писателей России Владимир Львов, написавший когда-то «О, Русь — моя большая птица, взмахни крылами, наконец!..», и в эту встречу читал сокровенное. В стихотворении «22 июня» высказал свою боль об отце, тоску, что никогда не покидает:

В день скорби прихожу на кладбище к отцу,
Букетик возложу, и — слёзы по лицу.
Отец! А мог бы жить, ещё не год, не два…
Кто мог предположить, что в пятьдесят едва…

И в заключении стихотворения поэт говорит пронзительное:

…Тяжёлый, как свинец, кладбищенский гранит.
Мне с карточки отец о чём-то говорит.
Досталось что ему, осталось то и мне,
Как вспомню про войну — «мурашки» по спине.

Владимир Ильич прочитал и стихотворение, которое создал от имени солдатской вдовы:

Бегут года, а ты всё не идёшь,
А я всё жду, вот-вот ко мне примчишься,
Стучит в окошко крупный летний дождь,
Стучат часы, а ты всё не стучишься…
Наш домик на яру ещё стоит,
Хоть с каждым днём стареет и стареет,
Здесь каждый гвоздь в себе ещё таит
Твоё тепло, оно меня и греет.
Любимый мой, у нас теперь светло,
Но без тебя мне мало, всё же, света,
Я часто вечерами под ветлой
Сижу и жду хозяйского совета.
Никто не назовёт меня женой,
Гляжу на обручальное колечко,
Ох, родненький, не сладко мне одной,
Пиявка-грусть сосёт, сосёт сердечко.
Желанный, приходил бы — поласкал,
Я, что такое ласка, уж забыла,
Дровец, водички б в баньку натаскал,
А я б тебя попарила б, помыла!
А я б блинов тебе бы напекла!
Я — щец тебе б наваристых сварила,
Смеялась бы… Слеза текла бы и текла,
Вся вытекла теперь уже, мой милый.
Лишь горький ком катается в груди,
Сижу одна, ни слова — ни пол слова,
О, Господи! Спаси и огради,
Других от испытания такого.

Как не проникнуться стихами и словами Владимира Львова? Об очевидных вещах, он говорит просто и велико, как чувствует Отечество русский человек:

— Мои предки стояли на этой земле! Мы стоим на этой земле, и будем стоять! И наши внуки будут стоять здесь. И никому мы не сдадимся! И никто никогда нас не победит!

DSC_4572Первый раз у микрофона праздника поэзии выступала поэт и прозаик, член Союза писателей России Валентина Карпицкая.

— Я много лет живу в Твери. Даже считаю себя уже русской, хотя родилась в Белоруссии. Белоруссия первой приняла на себя огненный удар. Одну четвёртую часть населения Белоруссия потеряла в войне, и 80 % её земель было превращено в пепел. Все знают Брестскую крепость, все знают Хатынь, ставшей символом всех сожжённых деревень, а их — вдумайтесь в цифру — 4 885. Из них 630 были сожжены вместе с жителями.

И ещё — Могилёв. О нём знают меньше. Когда немцы шли широким фронтом, удар по городу был неожиданным. Могилёв держал оборону 23 дня. Мужество горожан так тронуло Симонова, что он написал завещание, чтобы после смерти его пепел развеяли над полем, где шло сражение за Могилёв. Так и было сделано…

Валентина Карпицкая прочитала стихи, которые она посвятила тем, кто ценой своей жизни отстоял право жить:

Громко музыка играла,
Чуть слабел июньский зной,
А в стенах большого зала
Бал кружился выпускной.
Так легко порхали пары,
Платья — радужный костёр,
А в углу учитель старый
Всё глаза украдкой тёр.
Может всё же сдали нервы,
Всё же годы за спиной…
Год он вспомнил — сорок первый
И такой же выпускной…

????????????????????????????????????Не осталось незамеченным выступление гостя из Вышнего Волочка. Александр Калиткин поздравил всех с Днём Великой Победы и исполнил свою песню «Проклятая война», припев которой говорит сам за себя.

Проснись, солдат, проснись!
Прошу тебя, родной!
Вернись, прошу, вернись!
Живым вернись домой!
Но только тишина
Мне эхо шлёт в ответ…
Проклятая война,
Тебе прощенья нет!..

????????????????????????????????????Псковская поэтесса, член Союза писателей России Вера Сергеева прочитала стихи Юлии Друниной, затем свои — «Незабудки», которые никого не оставили равнодушными:

Незабудки ведь цветы — голубые крупиночки,
При канавах лесных и в прибрежном лугу,
А, быть может, они — голубые слезиночки
Тех, ушедших от нас, перед кем мы в долгу.
Над обрывом грустят голубиночки влажные,
Хоть заласкан обрыв шелковистой волной,
В сорок третьем здесь взвод переправу налаживал,
Да остался в холодной глуби ледяной.
Незабудки грустят в полумрачной расщелине,
Где упавшим кострищем рванул самолёт,
И грустят они там, где солдатик прострелянный
Смог заставить молчать злобно лающий дзот.
Время лечит холмы, что изрыты окопами,
Время лечит поля, что стонали в боях,
Но тоскуют леса неторёнными тропами
О смоленских, рязанских, псковских парнях.
Ходят парни геройски тропами млечными,
Там, где звёзды прозрачнее яблок перси,
А чтоб мы не забыли, и помнили вечно их,
Незабудки рассыпаны в травах Руси.

В. Я. Курбатов, восхищаясь 70-летию Величайшей Победы, бессмертной Победы героев-отцов, признал, что молодые люди сегодня пишут о войне также пронзительно. Война, действительно, на генетическом уровне вошла в состав нашей крови, отчего и рождаются строки, задевающие за живое.

Потому интересно было услышать выступление поэта из Москвы, в своё время воевавшего в Афганистане. Кавалер ордена Мужества Влад Исмагилов в канун праздника фронтовой поэзии встретился с детьми Пореченской школы, считая разговор со школьниками важной частью своего визита в Борки. Перед прочтением своих стихов поэт Исмагилов сделал небольшую ремарку:

— Когда начались украинские события, многие наши ребята, проживающие на Украине, начали удивляться: «Как же так произошло, как случилось так, что выросшее поколение теперь говорит возмутительные слова и делает ужасные вещи?». Просто к детям в школы приходили люди, которые прививали ненависть к русскому народу. Учили тому, что и происходит сейчас. Влад Исмагилов призвал ветеранов приходить в школы, чтобы нести ребятам правду о войне, воспитывать в них патриотизм:

— Действительно, через боль в своих сердцах к детям надо приходить постоянно, чтобы не упустить благодатное время воспитания.

Снова даты сменяются датами,
Новый год опостылел дó смерти,
Мы хорошими были солдатами,
А, Твоими — не очень, Господи!

Виноваты мы все — виноваты… — длились это стихотворение, а на смену ему, Влад прочёл ещё одно, посвящённое коллегам одного из батальонов спецназа и своему товарищу — легендарному человеку, о котором люди знают мало. Прозвучали стихи о православном казахе, Герое Советского Союза Николае Майданове. Герой был в Чечне, отслужил два срока в Афганистане, сам продолжал водить боевые машины. На одном из заданий, когда в его задачу входила высадка группы, ребята попали в засаду, после чего им грозила гибель, Николай Майданов принял для себя решение эвакуировать группу. Забрал всех ребят, и на взлёте получил пулю. Посадку осуществлял уже правый лётчик.
Великолукский поэт, член Союза писателей России

????????????????????????????????????Александр Рябихин прочитал стихотворение в память о своей маме — Ирине Фёдоровне:

Мать с войны хранила похоронки,
Четыре пожелтевшие листа,
Все они лежали за иконкой
Под охраной самого Христа…

Поэт читал свои строки, и слушатели праздника сразу же представили картину, в которой мать в День Победы читает сыну похоронки и говорит ему: «Вот как надо Родину любить!»:

Мать всегда добру меня учила.
Довелось Отечеству служить
И, когда мне очень трудно было,
Я не мог слова её забыть!

Последовало новое признание поэта в стихотворении «Русь»: «Как счастлив, что в России я родился, на этой доброй сказочной земле…».

Продолжая рассказывать о поэтах и поэзии, Валентин Курбатов высказал своё пожелание о том, чтобы не было больше военной поэзии в России. Ведь страна по-прежнему мужественна, сильна:

— Лучше бы была высокая лирика и нежность. Для чего погибают эти люди? Небесные войска там, за нами, которые сейчас вот на этой лестнице — все восходящие, скорбящие, и они — не с нами. Все, до единого, чтобы мы слышали и понимали.

????????????????????????????????????…А сейчас выступит псковский поэт, прозаик, член Союза писателей России — Александр Казаков.

Александр Петрович сказал:

— У меня есть одна фотография, которую я очень берегу. На этой маленькой, чёрно-белой фотографии мои мама и отец 2 мая 1945 года у Бранденбургских ворот. И вот, однажды мне, тогда к совсем ещё молодому, пришла вдруг такая мысль «А почему я там не был?».

С этой мыслью я живу всю жизнь.
Висит в шкафу армейский китель мой,
И только раз его я надеваю,
В тот день, когда над всей землёй
Минута скорби тихо проплывает.
И в нём иду я к Вечному огню,
И голову пред ним свою клоню,
И вспоминаю тех, кто в той войне
И знать не мог, конечно, обо мне,
В атаку поднимая батальон
В то проклятое Богом воскресенье,
И в кулаке последний свой патрон,
Сжимая без надежды на спасенье,
Я замираю, ощутив вину,
За то, что не попал на ту войну.
И не был с ними под родным мне клином,
И не дошёл до Праги и Берлина.
Прошли года… И мы теперь живём
С их памятью, как будто под огнём.
Она в наследство нам передана,
Как все медали их и ордена.
Так пусть всегда у Вечного огня
Лежат цветы от вас и от меня,
Чтоб памяти святой не рвались нити,
Я в День Победы надеваю китель.

DSC_4641Великолукский поэт, член Союза писателей России Андрей Канавщиков читал на празднике посвящённое Новороссии. О стихотворении «Танк «Иосиф Сталин — 3», пояснил:

— Как вы знаете, ИС — это тяжёлый советский танк, и немцы за его подбитие давали или крупную денежную премию, или отпуск на родину в течение 10 дней. Этот танк может и сейчас успешно воевать. И 1 июля 2014 года танк ИС-3 был снят с постамента и принял участие в бою под Константиновкой.

Помнят взрослые и дети,
Как годами до зари
Мирно спал на постаменте
Танк «Иосиф Сталин 3″….

Чётко выверенные строки поэта били в цель, и мы все вынуждены согласиться с заключительными словами этого произведения, где поэт утверждает:

Отзвучат однажды взрывы,
Всё равно нам жить в ладу,
Мир и память неразрывны,
Если танки на ходу.

Вот так после поэтических истин Андрея Канавщикова все снова почувствовали, что каждый выступающий перед гостями поэт читал свои стихи, утверждая живущую в народе правду. Об этом далее и сказал В. Я. Курбатов:

— Иногда строки стихотворений поневоле жёстки. Хотелось бы вам говорить, благословенные слова, высокие и торжественные слова «на бис» и славить без конца Победу, Победу, Победу! Но как видите, не всегда доходят руки до этого. Всегда жёстче и больнее ранит сердце происходящее. И поэтому мы говорим так жёстко. Когда-то и Твардовский советовал, что не прожить без правды, из самого сердца бьющей, была б она погуще, как бы не была горька. Эту горькую правду мы написали — не немцы, не враги. Самые жёсткие книги о войне написаны нами. «Прокляты и убиты», «Дожить до рассвета», «Годы и люди»… Каждая из них, она мучительно страшна. Потому наши произведения и страшны, чтобы все прямее держали спины.

Обнявшись, вместе мы всё одолеем. И пусть никто из тех господ, которые когда-то рассчитывали Россию стереть с карты мира, не думают это сделать. 24 декабря мы были с Андреем Анатольевичем Турчаком в Москве в Георгиевском зале, и Владимир Владимирович Путин об этом же с горечью говорил. Мир, кажется, только тем и озабочен, чтобы нас не было на карте мира.

Но пусть они не рассчитывают на Победу. Победа у нас одна — это наша с вами Победа. К сожалению, сегодня очень трудно и губернаторам. Вы же видите, что Отечество только начинает приходить в себя. Только-только… Думаю, что мы присутствует перед чем-то сейчас значительным и сущностным, видя эту громадную ношу, которую принимают на себя сейчас довольно часто молодые губернаторы. Принимают эту ношу с полным чувством ответственности, ясности, строгости от своего чистого служения. И дай, Бог, сил.

К микрофону вышел губернатор Псковской области А.А. Турчак. Приветствуя участников праздника фронтовой поэзии, Андрей Анатольевич рассказал, что он только что вернулся из Риги, где проходила встреча одиннадцати ветеранских организаций республики. Всем присутствующим наш губернатор передал привет от ветеранов Латвии, рассказал, как трудно им там приходится, ведь они на самом переднем крае, давление, которое на них оказывается нынешней латвийской властью, беспрецедентно:
— Однако, с этим давлением возможно бороться силой слов. Сила слова — это то, что объединяет нашу встречу вчерашнюю и наш сегодняшний праздник фронтовой поэзии. Потому, что вы лучше меня знаете, насколько может быть сильным слово, и слово может быть сильнее самого современного оружия.

Хочется низко поклониться организаторам праздника фронтовой поэзии, Традиция хранится и сегодня — на 31-м празднике. Чтобы в сумасшедших головах не возникало даже желание ставить Великую Победу под сомнение и тот огромный вклад, который внёс весь советский народ в победу над коричневой чумой.

Ещё раз хочу нашим ветеранам низко поклониться, пожелать здоровья, крепости сил. И душевных, и физических. Чтобы вы, как можно дольше нас радовали. Впереди парад 9 мая, парад Победы в Москве, парад Победы в Пскове, в Великих Луках. Уверен, что мы с вами достойно встретим эту дату. Мы достойно к ней подошли. И ещё раз хочу пожелать, как можно дольше быть рядом с нами, как можно дольше нас радовать, а мы для этого будем делать всё, что от нас зависит.

Сказанному губернатором прониклись все. В. Я. Курбатов заметил:

— При всех упомянутых передрягах истории, которые у нас часто зовутся реформами, а иногда и революцией, при всех этих передрягах, Слава Богу, жива в России муза! Муза Николая Алексеевича Некрасова — крестьянская, земная, коренная, есенинская муза, муза Рубцова, никогда не отрывавшаяся от земли. И пока эта муза жива, Слава Богу, и мы бессмертны. С днём нашей Победы, дорогие товарищи!DSC_4677После традиционного концерта поэты общались в неформальной обстановке, свои стихи читали Андрей Бениаминов (Псков), великолучане: Татьяна Дроздова, Татьяна Лапко, Владимир Павлов, Валентина Спиридонова и, снова те, кто участвовал в официальной части праздника. И это было хорошо.

Татьяна ЛАПКО
Фото автора

Видео на канале «Псковский писатель»:

6 мая в Великолукском районе пройдёт праздник фронтовой поэзии

6 мая в  д. Борки Великолукского района Псковской области пройдёт праздник фронтовой поэзииПобеда

6 мая, в преддверии Великого дня Победы, у Борковского литературно-художественного музея опять зазвучат фронтовые стихи и песни. В этом году это уже 31-й праздник поэзии, инициатором которого был писатель, фронтовик, лауреат Ленинской и Государственной премий Иван Васильев.

Ведущим выступит известный литературный критик, прозаик, член Академии российской словесности, член Международного объединения кинематографистов славянских и православных народов, секретарь Союза писателей России, член правления Союза Писателей России, член Общественной палаты России, член Президентского Совета по культуре, лауреат премии им. Л. Н. Толстого, Горьковской и Новой Пушкинской премий Валентин Курбатов.

На праздник приедут поэты и писатели из Москвы, Твери, Андреаполя, Торопца, Пскова, Великих Лук, Себежа, руководители областной, городской и районной Администраций, школьники, общественность, делегации из соседних районов.

Начнется мероприятие в 11.00 с литии и возложения цветов на братском захоронении «Скорбящая» в деревне Борки.

В программе также праздничный концерт с участием лауреатов межрегиональных и всероссийских конкурсов.

 

По материалам сайта Луки.ру http://luki.ru/news/353897.html

Умер Валентин Распутин

В Москве на 78-м году жизни
скончался писатель Валентин Григорьевич Распутин,
один из основоположников советской «деревенской прозы».
Валентин Распутин
Несколько дней назад Валентин Распутин был госпитализирован.
Четыре дня он находился коме и умер в больнице вечером
в субботу 14 марта 2015 года, накануне своего дня рождения.

 

Валентин Курбатов

ОДИН НАД ПРОПАСТЬЮ

(эссе)

Когда писателя знаешь полжизни, пишешь о нем книги, постепенно он и сам становится для тебя «текстом». И ты читаешь его книги и судьбу, как «собрание сочинений». Но однажды тебе делается недостаточно текста, и ты внезапно видишь, как он сам становится твоим сердцем, твоей любовью, твоей жизнью. Литература теряет свои литеры и опять делается болью и светом, тьмой и победой живой повседневности. Или даже и не так, а наоборот: понимаешь, что литература это и есть единственно подлинная жизнь, свидетельство того, чем мы были, от чего страдали, во что верили и что будет нашим ответом перед Богом.

Так я перечитывал недавно последнюю мучительную повесть Валентина Григорьевича «Дочь Ивана, мать Ивана», после которой писатель уже не брал пера для больших книг. И думал, думал, куда же после этого страшного опыта будет выходить писатель, и куда следом за ним будем править мы. Да и как я сам, если еще придется писать о нем, буду поворачивать к возрождению, куда мы обычно поворачиваем из всех наших драматических контекстов, потому что выучились этому всем ходом нашей литературы. А вот подошел край и тут уже ясно, что одними словами не спасешься.

Ведь как-то по всему ходу повести видно, что она была не очередной, а подлинно последней в неукоснительном ряду, будто год за годом все к ней шло. Сыпалось, сыпалось и вот чем кончилось. Все под горку, под горку, до самого дна. Помните, как это Дарья-то в «Прощании с Матёрой» говорила о деревне, о жизни, — «пое–ехала». И вот «доехала». А мы и возмутиться и спросить с кого-то не имеем права. Потому что не вдруг все случилось, а вон сколько «ехало».

И художник не молчал. Он все годы стоял, как любимый нами в шестидесятые годы мальчик Холден Колфилд из повести Д. Сэлинджера «Над пропастью во ржи» (всегда мы чужих детей слышали лучше, чем своих) над этой самой пропастью, и удерживал нас над нею, ловил, остерегал, кричал. Все перепробовал, но мы летели на беспамятство, как на огонь. Он, кажется, один был так неукоснительно последователен среди товарищей, которые могли и на другие сюжеты отвлечься, и в «историю сходить». А он держал святую плоть уходящей деревенской жизни, потому что знал, что в ней весь наш дух, наша память, наша вера и наше спасение.

Ему давали Государственные премии, делали Героем Труда, а он будто не видел ни чести, ни славы, потому что пропасть не отодвигалась и, значит, как порой в отчаянии казалось, голос его не был слышен. И высокие комитеты, депутатство, Президентский Совет нужны были только все для того же крестьянства-христианства, для удержания памяти, для спасения перед исторической бездной, чтобы приходилось русским старухам со своей землей и любовью оставаться на дне рукотворных морей, а русским женщинам брать в руки обрез и принимать на себя функции государства, раз оно само не хочет выполнять то, что обязано.

Те, кто читал его год за годом (а все хочется, чтобы это были мы все), видели, что он всегда, с самого начала, с «Василия и Василисы», с «Денег для Марии» слушал больное русское сердце, ища ему исцеления. Он всегда был неудобен и всегда (как церковь в ее высоком и правильном понимании) «мешал нам жить» в наших слабостях и меньше всего обманывал себя и других «возрождением», потому что всегда имел слишком острое зрение.

Он умирал вместе с Анной («Последний срок»), погибал с Настёной («Живи и помни»), уходил под воду с Дарьей («Прощание с Матёрой»), брал обрез с Тамарой Ивановной («Дочь Ивана, мать Ивана»). Он знал мужество скорби и одиночество смерти и всегда был тем, что есть, с нерушимой кристаллической решеткой.

Теперь уже навсегда ясно, что это он с горькой твердостью и правом поставил памятник русской деревне, утонувшей на наших глазах невозвратно, как Атлантида или Китеж. И мы-то еще, может, и не поняли, что невозвратно, и еще обманывали себя заплатками, а он уже знал и строил ковчег, чтобы, если не «всякой твари по паре» (не оставалось уже никаких пар), то хоть последние народные духовные ценности уберечь. И последний раз напомнить, как мы были близки к тому, чтобы мир услышал тайну и силу русской правды, о которой он — этот самый мир — догадывался по книгам Толстого и Достоевского, Шмелева и Бунина, диалога с которой искал, но которую руками своих политиков с нашими подпевалами сам и топил, не понимая, что топит и свой дух, и свое спасение.

Оглядываясь сейчас напоследок, в творчестве Распутина, в его святых героинях я вижу, что, стоя в сердце жизни, он простился не с веком даже, а с тысячелетием, до ниточки высмотрев то святое, высшее, крепительное, чем жила родная Россия, которая никогда не была для него отвлеченностью, а была в разное время Анной, Дарьей, Настёной, Тамарой Ивановной — всегда именем, жизнью, долей и правдой. Всегда любовью и верой.

Теперь история пойдет другой, может быть, более умной, цивилизованной дорогой (нас не зря не просто звали, а тащили на нее силой, лестью, подкупом), и она, коли привьется к своей мысли, культуре, вере и слову, останется русской дорогой. Но это будет другая история и другая Россия.

Валентин Курбатов омечает 75-летие

29 сентября 2014 года  известный русский писатель, литературный критик, общественный деятель Валентин Курбатов — отмечает своё 75-летие.

Курбатов2Валентин Яковлевич Курбатов – писатель, публицист, литературный критик, лауреат литературных премий, в том числе Патриаршей имени святых Кирилла и Мефодия, дважды лауреат премии Администрации Псковской области, член Общественной палаты России, член Общественного Совета по культуре Совета Федерации РФ, действительный член Академии современной русской словесности, организатор и ведущий писательских «круглых столов» в Ясной Поляне, постоянный участник кинофестиваля «Золотой витязь», член жюри фестиваля документальных фильмов «Послание к человеку».

Псковское региональное отделение Союза писателей России от всей души поздравляет Валентина Яковлевича с Юбилеем. Желаем крепкого здоровья, долголетия, творческих сил и гражданского мужества в деле служения русской словесности.

Чествование юбиляра пройдёт 29 сентяря в актовом  зале Псковской областной универсальной научной библиотеки (г. Псков, ул. Профсоюзная, д. 2, первый этаж), начало в 17 часов.

Валентин Курбатов стал лауреатом Патриаршей премии 2014 года

22 мая 2014 года в Зале церковных соборов кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил торжественную церемонию избрания и награждения лауреатов Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.
На соискание Патриаршей премии были выдвинуты 34 кандидата. В марте этого года Совет экспертов Патриаршей премии провел работу по изучению всех выдвинутых кандидатов. Результаты работы Совета экспертов были рассмотрены 28 марта на заседании Палаты попечителей под председательством Святейшего Патриарха Кирилла. Тогда был сформирован «короткий список» номинантов из девяти писателей:
протоиерей Николай Агафонов — Самара;
Балакшин Роберт Александрович — Вологда;
Богатырев Александр Владимирович — Санкт-Петербург;
Ганичев Валерий Николаевич — Москва;
Кублановский Юрий Михайлович — Москва;
Курбатов Валентин Яковлевич — Псков;
Проханов Александр Андреевич — Москва;
протоиерей Андрей Ткачев — Киев;
Чванов Михаил Андреевич — Уфа.
Членам Палаты попечителей Патриаршей литературной премии были розданы бюллетени с именами номинантов. Подсчет голосов провела счетная комиссия, в состав который вошли: протоиерей Всеволод Чаплин, писатели А.Н. Варламов и Д.М. Володихин.
Во время тайного голосования и подсчета голосов был продемонстрирован фильм о номинантах премии.
Святейший Патриарх Кирилл огласил протокол счетной комиссии по результатам тайного голосования членов Палаты попечителей Патриаршей литературной премии.

Патриарх Кирилл поздравляет Валентина Курбатова. Фото — patriarhia.ru

Патриарх Кирилл поздравляет Валентина Курбатова. Фото — patriarhia.ru

В 2014 году лауреатами премии стали протоиерей Николай Агафонов, В.Н. Ганичев и В.Я. Курбатов.
Предстоятель Русской Православной Церкви вручил каждому лауреату диплом и знаки Патриаршей литературной премии.
Лауреаты премии 2014 года протоиерей Николай Агафонов, В.Н. Ганичев и В.Я. Курбатов обратились со словами благодарности к Его Святейшеству и всем участникам торжественной церемонии.
Затем на сцену были приглашены номинанты премии, которым Святейший Патриарх Кирилл вручил дипломы и памятные подарки.
По материалам официального сайта Московского патриархата Русской Православной Церкви