Архив рубрики: Стихи и проза

Авторские произведения и их обсуждения. (Просьба к авторам размещать каждое произведение отдельной публикацией, для удобства их обсуждения).

Стихи лауреатов. Александр Петров

С-ПТретье место
в «Открытой номинации»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2015»

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Александр Петров
г. Псков

 

* * *

не спрашивай меня, как я живу
не говори о жизни и погоде,
я сам об этом многим говорю,
и даже попадаю в душу вроде.
не предлагай мне огненной воды,
я слишком очарован крепким чаем,
и слушая как ссорятся коты,
я обязательно о ком нибудь скучаю.
и ночь считаю лучшим из времен,
в моем сформировавшемся сознании.
мы как то очень правильно живем,
раскапывая крохи мироздания,
мне хочется так много рассказать,
раскатывая буквы на бумаге.
но если честно, хочется поспать
и погулять во сне по старой Праге

не спрашивай меня, как я живу….

*  *  *

Мы никогда не увидимся,
Никогда.
Ты помнишь,
Я грезил Витебском,
В те года.
Я бредил твоей Белой Русью,
Счастливый бред.
И знаю, что не вернусь я,
В тепло тех лет.
Охапки осенних листьев,
На берегу.
Их запах, их добрый шепот,
Я берегу.
На имя память скупая,
Как лунный свет.
Но никогда не растает,
Твой силуэт.
*  *  *

Утешайся, какими-нибудь непонятными текстами,
Проводя по седой голове ладошкой.
До боли знакомо мне это место,
В котором встретились мы, мой хороший.

Я в лица прохожих рассеяно всматриваюсь,
Осень, пасмурно, листья желтые.
Какая могла быть хорошая партия,
Мелькнуло среди осеннего золота.

Какие могли быть красивые дети,
Ну что ты хватит, все это в романах.
А солнце светит и листья светят
Звуча естественной фонограммой.

Какая могла быть.., ты снова бредишь.
Наверно осень такая пьяная
А помнишь театр, а помнишь свечи,
И звуки расстроенного фортепиано.

А помнишь мы…. Да конечно помню,
Но это в прошлом, да это было.
Все, друг мой помню, все, впрочем, кроме.
Скажи мне, я разве тебя любила?

Ты слишком много себе придумал,
Хотя, это свойственно для поэта.
Ты был восторженно счастлив, юн
И это было в начале лета.

Тогда все было небесно чисто
Меня пленяла твоя наивность
Но лето кончилось, очень быстро,
А небо грустно дождями лилось.

И каждый стал одинок по – своему
Усталость имеет свойство копиться.
Наверное, надо было бежать на море
Или хотя бы пойти напиться.

Все в нашей жизни не равномерно
Кому везет, а кому не очень.
И как же часто бывает скверно
Когда съезжаешь ты на обочину.

Ну вот сказали друг другу глупости,
Пора прощаться, опять на долго
Все наши чувства, как льдинки хрупкие,
А души плачут побитым волком.

Все это было глубокой осенью
И листья падали парашютами
В ногах остались печаль и колкости.
Размен тоскою и злыми шутками

 

Стихи лауреатов. Ларина Федотова

С-ПТретье место в номинации «Профи» поэтического конкурса «Словенское поле — 2015»

Ларина Федотова

Ларина Федотова
г. Псков

 

ОТГОЛОСКИ

За свой родимый край молюсь,
Тихи молитвы и не броски.
Была, была Святая Русь,
Её остались отголоски.
Святая славилась вода
И прозорливы старцы были.
И в пустонь Оптину тогда
Все оптом грешники валили.
Нигде приметы не видны
Той жизни, что лишь былью стала
И на себя со стороны
Взглянуть бы нынче не мешало.
Иcкать где истину от бед
Лихого зла, что торжествует?
Для вразумленья старца нет,
Впустую честность негодует.
Как сердится, ворчит народ —
Доколе злу беситься с жиру?
И всё ж в сознании живет
Тоска по будущему миру.
Мы не забудем слова «Русь»,
Потомка нынешнего дерзость:
Назло врагам не распадусь,
А сохранюсь друзьям на верность

РУССКИЙ МИР

Чтоб лихой беде не повториться,
В чём блюсти свой жизненный устав?
Русский мир уехал за границу,
Зарубежною Россией став.
В ней способностей хватало и талантов!
До сих пор глядится, как живой,
Русский мир военных эмигрантов
Со страниц журнала «Часовой».
Все галлиполийцами вдруг стали,
Здесь и Туроверов — их поэт.
Он — казак, его хоругви пали,
О грядущем предсказаний нет.
Пишет — «Уходили мы из Крыма»,
Но не отразит щемящий стих
Цели победившего режима.
Что же будет с Родиною их?
Там остались близкие, родные,
Брошенные русские края.
Здесь они одни, кругом — чужие,
Только Армий, как быль, своя.
Нет, они пощады не просили,
И для них, для нас всегда одна
Кем-то разделенная Россия,
Наша бело-красная страна.

ЕСЛИ Б НЕ ВОЙНА…

Поутру взорвалась тишина,
Всполохами небо поджигая.
Если б не проклятая война,
Жизнь моя была б совсем другая.
Детству надо с радостью лишь жить,
Детские прощая выкрутасы.
Тяжко оккупированной быть,
И съестные кончились припасы.
Аппетиту незачем расти,
Он в землянке жадный в самом деле.
Сможет мама что-то принести.
Если фрицы всех курей поели?
Корочку бы хлебную достать,
Да с водичкой, корки очень сухи.
Вот и крысы вылезли опять.
Хоть меня не съели б с голодухи.
Что же делать, чья это вина
И беда от края и до края?
Если б не проклятая война,
И в стране бы жизнь была другая.

 

Стихи лауреатов. Вера Суханова

С-ПВторое место в номинации «Профи» поэтического конкурса «Словенское поле — 2015»

ВСуханова

Вера Суханова
г. Смоленск

 

РУКОТВОРНЫЙ ВЕЗУВИЙ

«В чудную августовскую ночь Смоленск представлял французам зрелище, подобное тому, которое представлялось глазам жителей Неаполя во время извержения Везувия».
Из дневника Наполеона, август 1812 г.

Август-зарничник в тот год накануне беды
Мёд золотой разливал в крутобокие тёплые крынки,
И в три погибели гнулись под тяжестью яблок сады,
А на припёке блестели уже паутинки.

Только повадились чёрные птицы в сады залетать,
Хлопали крылья, от гомона, клёкота, грая не стало покою,
Слышно, выходит на берег днепровский опять
Белый, как смерть, огнедышащий конь к водопою.

Яблочный Спас по садам не успеет отведать плодов,
Градом железным побьёт и деревья, и Божии храмы.
О, терпеливая вечная родина вдов,
Не возводи городов под чужие казармы!

По-над пожарищем стелется приторный дух
Яблок обугленных, спёкшихся на искорёженных ветках.
Сморщилась кожица, будто на личиках дряхлых старух,
Древние стены — в кровавых потёках, ожогах и метках.

Долго ль платить нам столь горькой и страшной ценой
За неуёмную спесь иноземных безумий,
Чтоб честолюбец заезжий опять любовался собой,
Гордый за маленький, свой, рукотворный Везувий!..

 

МЕРКУРИЙ СМОЛЕНСКИЙ

По низинам дымы смолокурен,
Храм столетний, глухие места.
Здесь и вырос преславный Меркурий,
Светлый воин Петровского ста*.

Вот полки злочестивого хана
Надвигаются, словно гроза,
И слаба городская охрана,
И у страха большие глаза.

Но выходит с врагами сразиться
Воин, как и пристало ему:
Раскалённого солнца зеница
Разрывает татарскую тьму.

Пресвятая, великая Мати,
На исходе нелёгкого дня
Не разнимут вовеки объятий
Вперемежку враги и друзья!

Тех, кто в мире на подвиг родился,
От забвенья и тленья спаси.
Долг исполнен, твой жребий свершился,
О, Меркурий, заступник Руси!

Солнце клонит на запад устало,
От росы поседела трава,
И в траву спелым колосом пала
Удалая его голова.

Но с тех пор, — из далёких просторов
Подобрав его шлем золотой, —
Светлый месяц обходит дозором
Град Смоленск, как дружинник простой.

— — — — — — — — — —
*Смоленск в древности делился на «концы» и «сотни».

 

ЧУДО ГЕОРГИЯ

Георгий вырос прям и строен.
Но мир ему был не под стать.
От века мир неладно скроен
И надо многое менять.

Пылал огонь на косогоре.
Кумир кровавой требы ждал,
А лютый страх деревни зорил
И род на род войной вставал.

Георгий шел по гарям смрадным,
Где только — остовы домов.
Глазело пламя кровожадно
Из мирных отчих очагов.

И должен был сыскаться кто-то,
Чтоб исчерпать себя до дна,
Кому нажива – не забота,
Кому живот свой – не цена.

Притихли океан и суша
И мрак окутал небосклон,
Когда за человечью душу
Сразились Всадник и Дракон.

Воды и пламени объятья,
Где свет неотделим от тьмы,
А полымя от водосвятья
Неопалимой купины.

Не завершился бой вселенский.
С тех пор в любом краю земли, —
И на Балканах, и в Смоленске, —
Идут незримые бои.

И да пребудет веры сила
Неколебима и крепка,
Чтоб зло без устали разила
Победоносная рука!

Стихи лауреатов. Ольга Королева

С-ПВторое место
в «Открытой номинации»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2015»

ОКоролева

Ольга Королева
г. Санкт-Петербург

 

СРЕДНЕВЕКОВЬЕ. РУСЬ. ПЕРЕД ВЕСНОЙ

На западе видны сквозь сучья
Воспламененья зимних зарев.
Как вол на пашне – вязнет в тучах
Соборный колокол, ударив.

Под крепостью, как под пятою,
Высокий мыс лежит покорно.
За городищенской стеною
Парит в речной долине ворон.

Соединяющая земли,
Река заснула под снегами.
Во льду ладьи и лодки дремлют,
Канаты брошены за камни.

Вселяют скрытую тревогу
Недолговечные победы.
За лесом, около истока,
Отстраивают крепость шведы.

 

ЮРЬЕВ МОНАСТЫРЬ В НОВГОРОДЕ

Пахотное поле приозерья.
Поймы заболоченный пустырь.
Древние угодья земледелья
Главами венчает монастырь.

Сквозь побелку стен сырого храма
Швы видны и кладка кирпича –
Будто от войны со шведом рана
Кровоточит, так же горяча.

Поздно возвращается с рыбалки,
Скрывшись за воротами, монах.
Жжет свечу в келейном полумраке –
И светлей прохожему впотьмах.

Средь полей, болот и редких елок,
Где века рекою утекли –
Времени минувшего осколок
Парусом белеет на мели.

МОНАСТЫРЬ НА ЗАПАДЕ РОССИИ

В утреннем тумане крики чаек,
Северной реки неспешный ход.
Храм неподалеку от причала.
Слышен скрип открывшихся ворот.

В пойму, к месту древнего дозора,
Иноки идут ловить угря.
Там была прикрыта с Ильмень-моря
Белая стена монастыря.

Как хотелось шведу и поляку
Силой взять речной торговый путь!
Скромному отшельнику – монаху
Было от набегов не вздохнуть.

Правнукам о тяжких днях осады
Скупо летописная строка
Только и вещает: ради правды
Ноша непосильная легка.

 

Стихи лауреатов. Наталья Иванова

С-ППервое место
в «Открытой номинации»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2015»

НИванова

Наталья Иванова
г. Москва

*   *   *

Тучное небо над старым железным вокзалом.
Локомотивы – как будто двуглавые птицы.
Дизельным маслом натёрты полозья и спицы –
Легче скользится из кузни в литейную залу.
Птицы в ремонте. Их перья – в почистке, в починке.
Ставят колёса, меняют цилиндры, каретки.
Есть, говорят, к океанам железные ветки.
Значит, пора снаряжаться по южным тропинкам.
Значит, не время сидеть у окна над котельной:
Семь стеллажей и сливовое дерево в кадке.
Стулья без спинок – они не боятся усадки.
Есть, говорят, к океанам фургон карусельный.
Есть, говорят, к океанам канатные рельсы.
Кран мостовой не под крышей скользит, а под тучей.
Есть, говорят, магистрали – железней и круче,
Там, где беззвучно стучат перелётные рейсы.

*  *  *

Для будущих ёлок в Немеции вам – Жар-Птица!
Мгновенье, и санки привязаны к колеснице.
И поезд заснеженный – узкой, широкой колейкой…
«Я буду писать».
……………………….. «Я не буду».
Поди одолей-ка
Ту силу холодную – дунет на окна узорно,
И вот вам ледовый дворец, и – прощайте, покорно!
И двери в морозных наклейках: снежинки, снежинки.
О, табель о рангах! О, вечность! Не хватит слезинки,
Чтоб вымыть осколок и сердце смягчить и оттаять.
Поэтому – жаркая птица. И жгучая стая
За санками мчится и перья роняет по следу…
«Я буду писать».
……………………….. «Я не буду».
Я тоже уеду.

 

* * *

Мне кажется, если к тебе прикоснуться словами –
Господь поразит язык.
Метель, а в корзине – младенец;
Барашки, солома.
Я только в гостях, но когда-нибудь буду как дома.
На ёлках звенят колокольца… Когда-нибудь встану впритык
К воротам, к просящим – в заснеженных шалях-тулупах.
Монетки-ладошки… За каждую: «Дай-то вам Бог…»
Канатом в иголку паломники разных эпох
До самой Канавки проходят и щедро, и скупо.
Сосед мой безногий на ящике стелет ковры:
В них – ладан, и масло, и мёд, и товары младенцам.
Идёшь на Голгофу – протянут тебе полотенце,
Идёшь в Вифлеем – обозначат звезду и дары.
И будем как дети, как сёстры, сухарики печь.
Пшеничные, квасные – ставить в чугунные ниши.
Морозная пряжа… Волшебные палочки свеч…
И бисер снежинок – под ноги… под крылья… под крыши…

 

Стихи лауреатов. Наталья Советная

С-ППервое место в номинации «Профи» поэтического конкурса «Словенское поле — 2015»

НСоветная

Наталья  Советная
Санкт-Петербург — Беларусь

ПОДРАНДА

Памяти сожжённой фашистами вместе с людьми деревни Подранда в ноябре 1942 года.

Во широком поле ветер травы гладит –
Чудится: то ль плачет, то ли христорадит?

Тридцать пять подворий здесь земля кормила,
Сотни губ шептали: «Любая!» – «Мой милый!»

Сотни рук качали в избах колыбели –
Жили-были люди! – В небо улетели…

Жалостливый ветер гладит, гладит травы,
Догорают снеги на кострах отавы,

Сквозь огонь холодный рвётся зелень-сила,
Да забыло поле, как коса косила.

Помрачилось горем: в пламени качели! –
Порошили пепел чёрные метели.

Во широком поле ветер травы гладит.
То ли кто-то плачет, то ли христорадит…

ПРИБЛИЖЕНИЕ

Недозимье:
бесснежная слякоть.
Недожизнь:
страхов нервная дрожь…
Не смотреть бы!
Не слышать!
Заплакать…
Да слезами беду не уймёшь.

Сердце-сердынько болью распято.
Жжёт глаза нестерпимая ложь.
Недоверье.
Безверье.
Расплата…
Никуда от нее не уйдешь!

Не исчезнут ночные кошмары,
Не воскреснет невольница-рать.
Не для славы –
для Божия кары! –
Колыбельку качала ты, мать…

И не песни,
ты ненависть пела!
С ядовитых кормила сосцов,
Чёрной свастики крученным телом
Обвивала своих огольцов.

Мать ли ты?
Может, ведьма лихая?
Рідна мама – в темнице, в цепях?
Украина, сестрица родная,
Свят-голубка – у зверя в когтях!

Осмелело змеиное племя:
С кожи – вон!
Да всё та же – змея.
«Одесную…» –
приблизилось Время!
«В чем застану…», – глаголет Судья.

С ДУМОЙ ОБ УКРАИНЕ

На севере – ни снега, ни дождя.
Земля мертвеет, холодом томима.
Платком пушинка реет у гнезда,
Метель – снежинкой пролетает мимо.

Нагая грудь у вспаханных полей.
За что, декабрь, моим краям – немилость?
Иль растерял снега среди степей?
Сам растерялся? Вьюга заблудилась?

Иль спутал кто привычные пути,
Деля наш белый свет по-человечьи?
Лукавство!
Хоть стократно будь ретив,
Туманно всё людское и не вечно…

Ах, грозный месяц матушки-зимы,
Прости упрёк мой легковесно-вольный,
Студи, морозь горючие громы
И молнии, что жалят сердце больно!

Завей же пушки саваном снегов,
Пускай ослепнут и заглохнут танки,
Пусть стынет кровь у натовских шутов
От сиверка и голоса тальянки!

Стихи лауреатов. Надежда Камянчук

С-П

Первое место
в номинации «Профи»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2015»

НКамянчук

Надежда Камянчук
г. Псков

СЕРГЕЮ ЕСЕНИНУ

Брёл из петроградского трактира,
Молод, полупьян, полуодет
На свою последнюю квартиру
Хулиган, бродяга и поэт.

В этот вечер кончились чернила,
Ссохлись и пространство, и душа…
Ничего не дорого, не мило,
Да и жизнь не больно хороша.

Кровью стих написан — не иначе,
Свисли кудри цвета ковыля…
-Для того ли был ты предназначен,
Чтобы так — верёвка и петля?

Поутру в гостинице тревога,
Суета и бестолковый ор:
Но уже летел, летел Серёга
В звёздный упоительный простор.

«До свиданья, друг мой, до свиданья
Не печалься и не хмурь бровей…»
Проводили агнца на закланье,
Одного из русских сыновей.

 

НЕ ПРОСИ

Никогда ни о чём не проси,
Разве только прощенья у Бога,
Если выпало жить на Руси,
То нелёгкою будет дорога:

Не видать, что же там, впереди,
За ближайшим во тьме поворотом,
То ль друзья, то ли это враги,
Что завидуют нашим широтам,

Нашим звонким лесам и полям,
И зарею пылающим далям,
Бесконечным седым ковылям
И отцовским геройским медалям…

Жизнь не сахар, не мёд на Руси –
Кровью, пОтом полита дорога. ..

Никого ни о чём не проси,
Разве только прощенья у Бога!

 

 

НИ ДОРОГИ, НИ ТРОПЫ

Ни дороги, ни тропы,
Чернота и пепелища…
И чего, скажите, ищем
До последней до черты?
Никого и никогда
Не удержим, не обманем,
Понапрасну сердце раним
По дороге в никуда.

По дороге в небеса
Неказистые жилища
Да российские кладбища,
Да земные чудеса:
Поднимается трава
На обугленном кострище
И грибы — лесная пища,
И на кустиках листва.

Вот такой простой закон
Жизни, смерти и рожденья,
Отпусти свои сомненья —
Подари земной поклон
Небу, солнцу, людям близким,
Тем что живы и ушли,
От души и низко-низко
До России, до земли!

 

Памяти поэтов Вадима Негатурова и Алексея Мозгового, павших от рук фашистов

Для кого стихи – макулатура,
Для поэта – весть с передовой.
И горит строфою Негатуров,
Пламенеет рифмой Мозговой.

Тот поэт, кто не проходит мимо,
Он из первых – против палачей.
Куликово поле – у Вадима,
На Луганском фронте – Алексей.

У шакалов гнусная натура:
Бить из подворотни не впервой.
Пал, но возродился Негатуров,
Грудь от пуль не спрятал Мозговой.

Дзот, Матросов Саша, амбразура,
Кровь распятья – подвиг вековой.
На пути Христовом – Негатуров,
На пути Христовом – Мозговой.

Строк судьбы внезапна редактура,
Станут песней в памяти людской
Факелом сгоревший Негатуров
И комбриг геройский Мозговой.

2 мая 2014 — 23 мая 2015

с уважением,
Савинов Владимир.

Стихи о войне. Энвер Жемлиханов

Победа Энвер Мухамедович Жемлиханов
(1936-1995)

Поэт.Член Союза писателей СССР. Родился в г. Магнитогорске. В 1949 году семья переехала в г. Великие Луки. В 1972 году окончил Литературный институт им. А. М. Горького. . Автор поэтических сборников: «Оазисы», «Двойная радуга», «Звучанье тишины» и др. Посмертно — «Я возвращаюсь не случайно».

ПЕСНЯ

Все то, что в нас впиталось с колыбели, —
Неужто память выветрит из нас?
Вчера я слышал, ветераны пели:
— Артиллеристы, Сталин дал приказ…

И у пришедших пить и веселиться
За дружеским — за праздничным столом
Увидел я доверчивые лица
Солдат, когда-то шедших напролом.

А детвора притихшая сидела,
С поющих дедов не спуская глаз.
И песня незабытая звенела:
— Артиллеристы, Сталин дал приказ…

Затихла песня, певуны устали.
А тамада по фронтовой налил.
— Скажи, дедуля, кто такой он, Сталин? —
Мальчишка вдруг у дедушки спросил.

И замолчало шумное застолье,
Когда старик ответил малышу:
— Кто Сталин, говоришь? Да он — история…
А песню я тебе перепишу.

УЧАСТНИК ВОЙНЫ

Я помню, как участвовал в войне —
Писал бойцу, неведомому мне.

Молчал работой занятый барак,
В бараке печка освещала мрак.

И мне диктует дедушка Прутьян,
Нас двое, мужиков-то хуторян.

Потом к Прутьяну возвратился сын
И так кричал: «Видали мы Берлин!..»

А бабы — помню все их имена —
Печалились: «Проклятая война…»

Тогда встречали сорок третий год,
Барак посылку отправлял на фронт, —

Подшлемники, перчатки, свитера
И втиснуто меж этого добра

Письмо бойцу, неведомому мне.
Светло мое участие в войне!..

ПОЮЩИЕ КАМНИ

В скорбной Хатыни
Слышен ясней
Росною стынью
Голос камней.

Вслушайтесь, вслушайтесь —
Камни вздыхают, —
Камни Майданека,
Глыбы Дахау!..

«Вспомните клятвы,
Молитвы, обеты,
Люди! Войну прогоните
С планеты!»

Голос Хатыни —
Стон над полями —
Льётся святыми
Колоколами.

И заклинает
В горьком набате:
«Не забывайте!
Не забывайте!..»

МАЙСКОЕ УТРО

Тихо в жактовской нашей квартире.
За окном всё поёт о весне.
Ты чему-то хорошему в мире
улыбнулась по-детски во сне.
Но слезинка-роса на ресницах!..
Что вломилось в твою тишину?
Скрип телеги — лихой колесницы, —
что отца увезла на войну?
Или послевоенные беды
в изголовье угрюмо стоят?..
Твой отец не дошёл до Победы.
До неё не дошёл и мой брат.
Но знамёна на улицах реют
и оркестры победно поют.
Ветеранов ряды не редеют:
в строй их дети и внуки встают.
Нам с тобой не глядеть бы в сторонке,
а, как память на все времена,
на подушках нести похоронки,
как на тризнах несут ордена.
Пронести перед всеми открыто,
пусть наш строй говорит и кричит:
«Это правда — ничто не забыто!
Трижды правда — никто не забыт!»

* * *

Над блиндажом, над старым блиндажом,
Бросая тени
На ближайший дом,
Застыли сосны.
Бор дышал светлей:
Цвет облетал с уснувших тополей.

Молчал блиндаж,
Присыпанный листвой,
И весь в росинках,
как в слезинках-блёстках.
А перед ним, на просеке лесной,
Виднелась арка с надписью: «Берёзка».

Как в дом, вбегали в гильзу муравьи,
Качались в чистой голубени флаги…
Здесь грохотали смертные бои,
Здесь пионерам выстроили лагерь.
А на опушке золотился пляж.
День поднимал торжественные дали.
…Как две эпохи —
Арка и блиндаж
Друг перед другом
У просёлка встали.

Стихи о войне. Олег Тиммерман

Победа Олег Владимирович Тиммерман
(1928-1984)

Родился в г. Пскове. Во время Великой Отечественной войны был в эвакуации, в Горьковской области. Служил в авиации Военно-Морского флота. Окончил исторический факультет Псковского педагоги ческого института. Печатался в журналах «Наш современник», «Нева», «Аврора» и др. Издал книги стихов «Удивление» и «На земле обелисков». Посмертно — «Уголек любви».

* * *

«Дом разминирован, Корнеев», —
Гласила надпись вдоль стены,
И стало нам ещё страшнее
От этой азбуки войны.

Ещё вчера осколки пели,
Тянулись скрытно провода,
Чтоб повстречалась с жертвой первой
Неотвратимая беда.

А там, в свинцовой крутоверти, —
Вторая… Третья… Кровь и стон…
Наверно, в чёрный список смерти
И я заочно был внесён.

Но люди думали о мире —
И смерть прогнали со двора.
И мы в простуженной квартире
Кричим вполголоса: «Ура!»

Ведём о прошлом разговоры
И о грядущем невзначай.
И поднимаем в честь сапёров
В консервных банках рыжий чай.

 

ХЛЕБ

Время балетов и строек…
Только порою приснится
Мне ленинградский дистрофик,
Словно бескрылая птица.

Вот он ступает нелепо;
Сделано тело из ваты.
Ломтик железного хлеба
Меньше осколка гранаты…

В память о днях беспощадных —
Думайте, хлеб покупая:
Ровно сто граммов блокадных
Весит буханка любая.

 

Стихи о войне. Владимир Савинов

Победа Владимир Борисович Савинов

Родился в 1952 году в Парголовском районе города Ленинграда в семье офицера и учительницы. Детство и юность прошли в разных военных городках Ленинградской, Псковской, Мурманской областей, Эстонии и Карелии.  С 1975 г. живёт в Пскове. Поэт, автор шести сборников стихотворений.

 

Неизвестности нет, если память хранит

Ты не слышишь меня, неизвестный солдат,
В глубине-тишине безымянного леса.
Между мной и тобой поколенья стоят
И беспамятных лет дымовая завеса.

Здесь могила твоя меж сосновых корней,
Где засыпан ты был после взрыва снаряда.
Полегла, может, рота таких же парней,
Никому не дошли ни письмо, ни награда.

Так сложилась судьба, небосвод потемнел,
Это чёрная гарь белый свет заслонила.
Или мины осколок смертельно задел,
Или пуля нашла и пронзила… убила.

Ничего не известно. И лес не узнать.
И не лес был тогда — обгоревшее поле.
Похоронка… Убиты — кто должен писать.
Чья-то, может, вина. И солдатская доля.

Так зачем я пришёл? Просто вспомнил отца.
Повезло лейтенанту под Ржевом когда-то:
Откопали друзья, смерть отёрли с лица.
Слава Богу, не стал неизвестным солдатом.

Там, где Вечный огонь греет камень-гранит,
Нашим внукам понять очень важное надо:
Неизвестности нет, если память хранит
Неизвестных солдат синь последнего взгляда.

Псковская черёмуха

Смотри, отец, черёмуха вскипела
И пенным цветом заливает Псков;
У нас всегда так, испокон веков,
И буйству этому как будто нет предела.

Смотри, отец, Победы день священный
Салютами сегодня прогремел;
Скорблю о том: дожить ты не сумел,
Но знаю я: отдал ты долг военный.

Смотри, отец, твой правнук подрастает,
И правнучке восьмой минует год…
На Псковщине черёмуха цветёт
И землю лепестками осыпает.

Прозрачен воздух этих майских дней;
Тебе всё сверху, верится, видней.

Стихи о войне. Валентина Алексеева

Победа  Валентина Александровна Алексеева

Прозаик, поэт. Член Союза писателей России. Родилась в 1948 г. в г. Шадринске Курганской области Публиковалась в журналах «Нева», «Север», «Молодая гвардия», «Наш современник» и др. Вышли две книги прозы — «Утро Тихона Васильевича» и «Возвращение к себе», а также три поэтических сборника.

 

* * *

Редеет строй. Как мало их осталось…
Цветы алеют, майский воздух чист.
Но целит в грудь жестокий снайпер — старость,
Последний недобитый их фашист.
Весенний гром — как той войны раскаты,
И облака — как поля битвы дым…
Уходят поседевшие солдаты
К своим однополчанам молодым.

Музы России

Когда пушки стреляют,
музы молчат.

Таков исторический опыт:
Коль пушки усердно палят,
Пугливые музы Европы
Стихают под гул канонад.
Но странно: лишь стоит насилью
Жестоко взвести курок,
Слетаются музы в Россию,
Как бабочки на огонёк.
Какая такая приманка
На русской земле? В чём секрет,
Что даже конструкторы танков
Рождают поэтов на свет?*
Гремит «бэтээр» на ухабах,
Снарядами пушки плюют.
И музы, как русские бабы,
На крыльях Россию несут.


*Известная российская поэтесса Лариса Васильева — дочь  конструктора, создателя танка Т-34.

* * *

Увы, нет мира под луною.
Террор введя на пьедестал,
Давно ль Чеченскою войною
Двадцатый век отгрохотал…
Но снова свастика на касках
И слезы матерей седых,
И снова пушечное мясо
Из тел мальчишек молодых.
И бой кипит на поле бранном,
Ликует смерть, Донбасс горит.
И кукловод за океаном
Диктует правила свои.

 

Стихи о войне. Владимир Павлов

Победа Владимир Николаевич Павлов

Родился 18 сентября 1961 года, в городе Западная Двина Тверской области. Учился в Калининском государственном медицинском институте. Более 30 лет проработал в системе здравоохранения Псковской области.
Член литературно-художественной творческой группы «Рубеж» (Великие Луки…).. Публиковался в Москве — журнал «ПОэтов», еженедельник «Россия», Великих Луках, Даугавпилсе, Перми, Пскове, Твери,…

У деревни Серёжки

защитникам России посвящается

У деревни Серёжки
В Волге тянется брод…
У деревни Серёжки
Шли солдаты вперёд…
Шли ребята в атаку
Штурмовать высоту,
На кровавую драку
За родную страну.
Не молили у Бога
Разрешения мстить,
И у чёрта подмогу
Не пытались просить.
Если в сердце досада,
На врага – наплевать,
И в стремительном беге,
Вспоминали лишь мать.
Как они погибали –
Помнит купол небес,
Помнят волжские дали,
Да берёзовый лес…
У деревни Серёжки
Шли солдаты вперёд…
У деревни Серёжки
Русской славы восход…

 

Солдаты, русские солдаты…

Солдаты, русские солдаты –
Двадцатый век – любовь и смерть.
Свист пули-дуры, взрыв гранаты,
Солдаты, русские солдаты,
Фронты, окопы, медсанбаты
И в День Победы – круговерть.
Солдаты, русские солдаты –
Двадцатый век – любовь и смерть.

Стихи о войне. Людмила Тишаева

Победа Людмила Георгиевна Тишаева

Поэт. Член Союза писателей России Родилась в 1954 году в г. Чугуеве Харьковской области на Украине. С 1990 г. живет в Пскове, работает учителем изобразительного искусства. Публиковалась в коллективных сборниках: «Пскова негасимый свет», «На берегах Великой и Псковы», «Весенние ростки», «Опаленные войной».
В 2006 году вышел персональный сборник стихов «В росинке — мира отраженье».

 

ЗНАМЕНОСЕЦ ПОБЕДЫ

Памяти Михаила Петровича Минина,
Почетного гражданина г. Пскова,
первым водрузившего Знамя Победы
над рейхстагом.

Жил на псковской земле ветеран,
Повезло: без контузий и ран
Он прошёл до конца всю войну,
Приближая Победы весну.

В сердце добрые чувства храня,
Бил врагов, не жалея огня.
В сорок пятом, ворвавшись в рейхстаг,
Первым он водрузил красный флаг.

Как и все, в годы мирные жил,
Беззаветно Отчизне служил,
Лишь обида осколочком льда
Холодила его иногда.

Разобраться пытался не раз:
Почему прячут правду от нас?
Для чего её нужно скрывать?
Взялся правду солдат отыскать.

Он искал её, где только мог,
Исходил много разных дорог,
Но на каждой дороге — стена:
За стеной разве правда видна?

…У могилы Героя — салют,
Ветерану гвоздики несут,
Чтоб к подножью цветы возложить
И уже только правдою жить!

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Снова дочь умчалась на свиданье,
Сын с отцом сражаются в «бою»,
Том, что на компьютерном экране:
«Мышкой» вверх — и все опять в строю.

Как же просто и ничуть не страшно —
«Жизнь» в игре воротится не раз.
В «бой» они бросаются отважно,
Чтоб набрать тех «жизней» про запас.

В нашу жизнь ворвались игры-войны,
Где не страшно даже умирать.
В них не ранит горе ближних больно,
Здесь привычно «жизнями» играть.

А вчера — на этом же экране —
Шли солдаты в свой последний бой.
Был там сын смертельно чей-то ранен,
Стала там жена бойца вдовой…

И, не удержавшись на ресницах,
По мужской щеке сползла слеза.
…На минуту смолкли в мае птицы,
И салютом грянула гроза.

ЗАБЫТЫЙ ПОДВИГ

Такой войны Земля ещё не знала:
Не реки — море крови на фронтах.
Поля боёв усеяны металлом,
Баллоны с едким газом ждут атак.

С блицкригом граф фон Шлиффен просчитался,
Идея «двух фронтов» трещит по швам.
В окопах пехотинец оказался,
Чтоб «кровным братом» стать тифозным вшам.

На западе наметилось затишье,
Немецкий штык направлен на восток, —
Не удалось «позавтракать в Париже»,
В России пообедать ганс готов.

Но преградила крепость путь германцам,
Что на реке Бобры возведена.
Уверен враг — у россиян нет шансов
И через пару дней падёт она.

Ошибся немец — больше полугода
Держался осаждённый Осовец!
Не одолели русского народа
Ни хлорный газ, ни пушки, ни свинец.

На штурм бросают тысячи ландверов —
Победа долгожданная близка,
Но встали за Отечество и Веру
Пехотные Землянского полка.

Шли на врага из пекла шесть десятков
Кровоточащих язвами бойцов —
Бежал германец, лишь сверкали пятки…
Страшна была «атака мертвецов»!

УХОДЯТ МАЛЬЧИКИ

Вот поезд московский, последний вагон;
Мальчишки уходят в солдаты.
И пусть гимнастёрки пока без погон,
И так непривычны бушлаты,

Ещё в сапогах не портянки — носки,
Ещё без кокард ваши шапки,
Но всё ж за плечами у всех — вещмешки,
И рукопожатия жарки.

Пока улыбаются матери вслед,
Стараясь удерживать слёзы,
Но детства на лицах у вас уже нет,
И такт отбивают колёса…

Служите, мальчишки, России сыны,
А мы будем вами гордиться!
Дай Бог никогда не узнать вам войны!
Дай Бог всем домой возвратиться!

 

Стихи о войне. Анатолий Москалинский

Победа Анатолий Александрович
Москалинский

Поэт. Член Союза писателей России. Родился в 1976 г. В г. Пскове. Автор книг «Чудотворцы», «Междометья счастья», «Девочка и Христос». Живет и работает в Пскове.

 

* * *

Тогда он не спрятал от смерти лица, —
В ответ же — стенанья и ропот.
Как петли, у всех заскрипели сердца, —
Он вышел за двери окопа.

Потом еще двое, еще и еще —
И встали ряды за рядами.
И ярость катала на скулах их щек
Свои желваки: мы их давим!..

И много прошло с той поры самой лет…
Оркестр сияющей меди
В день самых великих на свете побед
Нам песнь заиграл о победе.

Роптали девицы в ажурных чулках,
Пижончик при пиве и с дамой.
И сам я, признаться, вставать был не ах,
Когда вдруг поднялся тот самый.

Он встал не спеша, покачнувшись едва,
Старик-ветеран с сединою.
Моя закружилась тогда голова,
Когда встал и я… и со мною.

И слезы мои покатились со щек
От радости за соучастье:
Вставали за ним, и еще, и еще…
И в этом, вы знаете, счастье!

* * *

Съемкам в фильме «Свои» (реж. Дмитрий Месхиев)
и девочке Анфисе посвящается…

Девочка Анфиса из кино,
Из массовки про войну картины.
Мы с тобою были все равно
Лучше всех — что нам другие «кины»?!

За руку тогда быстрей к реке
Я бежал с тобой, такой смышленой,
От фашистских танков вдалеке
Цвета медной окиси зеленой.

Я играл, как будто я боюсь,
Ты смеялась — солнышко в платочке.
Нет, не в дочки-матери, а пусть
Лучше так — играли в папы-дочки.

Грохотало все, и гарь и дым,
По команде «Начали!» с тобою
Я бежал папашей молодым.
Только въявь я дал бы всем им бою!

Дал бы я, ты веришь, и, шутя,
Те, кто звал тебя звездой экрана,
Дали б бой, о милое дитя,
За тебя Д′Арк — Анфиса-Жанна.

* * *

Партизану Леониду, похороненному
у деревни Гостены

Где ты брал сегодня землянику,
Ею вымазав у рта свое лицо,
Спит один из сотни раз великих,
Пережитых юностью бойцов.

Пахло в день тот горьким и соленым,
Был таков на запах целый год.
Привезли к нам ленинградца Леню
Безнадежно раненным в живот.

Он страдал на голос громко, тяжко,
На лице и пот, и лета зной…
Хоронили в голубой рубашке,
С золоченой пуговкой одной.

Уж березки подняли друг дружку,
Те, что были до колен едва.
Лишь плакучи, и любой макушка
Чуть склонилась, точно голова.

Листопад тут праздничный и легкий,
Скромная, как девушка, весна;
И совсем-совсем неподалеку
Прижилась старушка-тишина.

Только скрипнет ствол дремучей ели,
Брякнет шишкою о шишку наверху.
Да, еще поют здесь свиристели,
И сороки мелют чепуху.

Земляника спеет красной грудкой,
И такое диво — погляди:
Голубые всюду незабудки
С пуговкою желтой посреди