Архив автора: Администратор сайта

Об авторе Администратор сайта

Администратор сайта

Вечер памяти в Псковской литературной гостиной

17 января в Литературной гостиной псковских писателей (Псков, Рижский пр., 64), пройдёт первая в 2019 году встреча поэтов и прозаиков области. По многолетней традиции вечер будет посвящён памяти ушедших псковских литераторов. Именно их стихи и проза будут звучать в зале.

С 2009 по 2018 год ряды псковской писательской организации покинули 12 прозаиков и поэтов.
Прошедший год унёс жизни известной псковской поэтессы Татьяны Гореликовой и  прозаика, публициста бывшего настоятеля Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря архимандрита Тихона (Секретарёва). В 2016 году ушёл из жизни Иван Калинин, в 2014 году — Николай Гончаров, в 2013 году — Николай Новиков и Мария Сосновских, в 2012 — Владимир Курносенко, в 2011 – Виктор Русаков. Этот скорбный список можно продолжать и продолжать… И он будет продолжен на вечере памяти. Кроме произведений авторов, прозвучат рассказы о них, воспоминания коллег, учеников, единомышленников.
Вечер начнётся с молитвы, зажжётся свеча, которая будет гореть до окончания литературных чтений.

Начало вечера в 18 часов.

С Новым 2019 годом!

http://medico39.ru/wp-content/uploads/2018/12/5-1-1024x500.png

Вот и минул 2018 год, отгремел, отстучал колесами по шпалам дней. Промелькнули перед глазами все его платформы-остановки. И тем, кто остался уж не доведется в земной юдоли увидеть тех, кто вышел.
Сколько же их? Едва ли сочтешь… Пропускаю счет остановок: первая… вторая… седьмая… десятая… Там, на перроне десятой, навечно остались наши друзья и коллеги Татьяна Гореликова и Вадим Котов… и их попутчики Шарль Азнавур, Монсеррат Кабалье, Николай Караченцов… Запросто, рядом, без оглядки на звания и знаменитость. Нет на этой скорбной платформе ни великих, ни малых, ни богатых, ни бедных – все теперь равны перед лицом Вечного Судии.
А мы уж пассажиры 2019-го скорого…
Что успели забрать с собой? Что оставил нам 2018-й курьерский? Хотелось бы, чтобы по-прежнему пребывали с нами сии три: Вера, Надежда, Любовь; и Любовь из них все также была большей. И чтобы она научила нас, наконец, долготерпеть, милосердствовать, не завидовать, не превозноситься, не гордиться, не бесчинствовать, не искать своего, не раздражаться, не мыслить зла, не радоваться неправде, а сорадоваться истине…
Чего еще можно себе и всем пожелать? Здоровья? Благополучия? И их, конечно же, тоже! Пусть всех нас наделит этим щедродатель Господь. И пусть всегда будет нам помощником!

С Новым 2019 годом, дорогие друзья!

Председатель правления
Псковского регионального отделения
Союза писателей России,
Игорь Смолькин

https://scontent.fhel2-1.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/49199977_2070556363031251_1417095889192747008_o.jpg?_nc_cat=107&_nc_ht=scontent.fhel2-1.fna&oh=a4738dd51a1e8737ed9c4c7e1647138c&oe=5C95B36A

 

Восточные мотивы в творчестве А.С. Пушкина

Ульяна Горелова

Восточные мотивы в творчестве А.С. Пушкина

Ах, мусульмане, те же русские,
И русским может быть ислам.
Милы глаза, немного узкие
Как чуть открытый ставень рам…
В.Хлебников. Из поэмы «Хаджи-Тархан»

Ф.М.Достоевский в своей речи по случаю открытия в Москве памятника Пушкину сказал: «Пушкин лишь один из мировых поэтов обладает свойством перевоплощаться вполне в чужую национальность».
А.С.Пушкин внес решающий вклад в то, чтобы при сопоставлении христианства и ислама выйти в антиномии «свое-чужое», надолго опередил отношение русской литературы к исламу. И это отношение является образно-поэтическим выражением идеи взаимопонимания, взаимной любви и дружбы народов мира.
Пушкин А.С бесспорно является величайшим поэтом русской литературы, и пусть я повторяюсь и говорю то, что всем давно известно, но гений этого писателя восхищает и поражает до глубины души. Не зря критик Аполлон-Григорьев говорил про него: «Пушкин наше все». Ведь он действительно был этим всем, он переживал всей своей невероятной душою проблемы и беды своего народа. Но будет несправедливо сказать, что для Пушкина важен был лишь русский народ, ибо наравне с такими исконно русскими произведениями, как «Капитанская дочка», «Борис Годунов», «Евгений Онегин», «Барышня-Крестьянка» и многими другими, мы изучаем и «Бахчисарайский фонтан», и «Цыганы», и «Кавказский пленник», с детства нам знакома его «Сказка о золотом петушке». Хотя все эти знаменитые его работы и описывают жизнь людей, совсем не схожих с нами по образу жизни, мыслей и быта, но этим они нам и интересны, благодаря этой их особенности они и носят имя шедевров! Ведь откуда еще можем мы узнать о пылкой и преданной натуре восточных женщин или о воинственной и бесстрашной, но такой ранимой душе кавказских мужчин?! Мы читаем, и непревзойденный талант А.С.Пушкина заставляет нас вместе с героями, вместе с ним самим переживать те эмоции, которые дотоле оставались неведомыми нашим северным, непривыкшим к такой горячности душам!
Именно такие чувства пробуждают во мне восточные мотивы в творчестве Пушкина. А так же меня поражает, та гуманность, с которой ведет повествование великий поэт. У его героев не вызывают страх и отвращение жестокие забавы горцев, а сам Пушкин с глубоким уважением относится к той религии, что процветает на восточных землях нашей страны. Очевидно, что так он пытался помочь двум совершенно непохожим нациям найти общий язык и научиться жить, наконец, в мире. Это самая главная причина, по которой меня так заинтересовала данная тема, ведь в своих познаниях и духовном развитии А.С.Пушкин превзошел не только свое поколение, но и до сих пор остается недосягаемым даже для нас людей, живущих через 200 лет после него. Поэтому я считаю, что наследие Пушкина необходимо не только изучать, но понимать его и руководствоваться теми истинами, что изложены в нем, особенно такими актуальными, как взаимоотношения между мусульманами и славянами.
Но все же была и другая причина, пробудившая во мне интерес к этой теме: для меня Восток- это что-то таинственное и мудрое, что-то, что совсем рядом, но в то же время и очень далеко от меня. Может быть такое впечатление осталось у меня после прочтения романа одного не менее талантливого писателя, чем сам Пушкин, а именно «Графа Монте-Кристо» А. Дюма. В моей памяти четко отложились те моменты в книге, когда граф восхищается природой Востока и призывает черпать мудрость из истин, проповедуемых там.
Мне кажется, Александр Пушкин подобно книжному герою считал, что сможет найти просветление и успокоение в мировоззрении мусульман. Ведь поэту тоже пришлось в жизни нелегко, да его не запирали в камере замка на 14 лет, но ведь и он познал горечь ссылки. Поэтому мне кажется, что в заповедях Корана А.Пушкин искал поддержки во время самых тяжелых моментов в его жизни. Не зря ведь его самые известные восточные произведения были написаны : «Кавказские пленник», «Бахчисарайский фонтан»- южная ссылка, «Подражания Корану»- ссылка в Михайловском. Но прежде чем перейти к обсуждению этих творений, поговорим сначала об их создании.
Всем известно, что прадедом великого поэта был знаменитый арап Петра I — Ибрагим Петрович Ганнибал. А ведь он тоже был мусульманином. Его родиной была прекрасная и жаркая Эфиопия. И вообще биография этого удивительного человека полна тайн и вопросов, оставшихся без ответа. Неудивительно, что прадед очень интересовал талантливого внука. Из уст сыновей Ганнибала Ивана и Петра маленький Пушкин впервые узнал о волшебном Востоке. Невозможно даже представить те картины, что рисовало перед внутренним взором богатое воображение Пушкина, когда его деды рассказывали ему вместо сказок истории из жизни Ибрагима Петровича! Мне думается, что он представлял себе Африку страной богатых дворцов, удивительных женщин и райской природы. По крайней мере таким предстает мир его «Сказки о золотом петушке».
Это самое позднее его произведение о Востоке, но именно в нем отразились его мечты о дальней призрачной стране. Здесь и воинственный царь Дадон «смолоду грозный к своим соседям», и седовласый мудрец- волшебник, и чудесный петушок-«верный сторож», и самая прекрасная и чарующая Шамаханская царица «сияющая, как заря», перед чьей красотой не может устоять никто. Все в этой сказке пропитано колоритом восточных богатств и красот. Но это творение можно рассмотреть и с другой стороны: за основу Пушкин взял произведение В.Ирвинга «Легенду об арабском звездочете». Сказкам этого автора свойственен насмешливый, иронический тон, который наверняка заинтересовал и поэта. Ведь в сюжете данной сказки очень легко усмотреть насмешку над царем : миролюбивый царь, мечтающий о покое, чьими действиями управляет волшебный флюгер (намек на изменчивое настроение царя), разоряет страну ради прихоти женщины или своей, из-за чего вспыхивает революция, и, конечно мотив неисполнения клятвы царя, что интересовало Пушкина более всего в тот непростой момент жизни, когда он писал это произведение. Ведь оно написано как раз во время его жизни при дворе, где ему ежедневно приходилось терпеть издевательства и шутки жестокой знати, которая не могла простить ему его талант. Так эта на первый взгляд волшебная сказка о Востоке на самом деле оказывается политическим памфлетом и теряет свое значение для нас.
Давайте обратимся к другому произведению А.Пушкина, которое стало первым в его цикле восточных поэм — «Кавказский пленник». Этот шедевр писатель создал под впечатлением от увиденного на Кавказе во время его южной ссылки. Именно тогда поэт увлекался творчеством Д.Байрона, поэтому эта поэма была создана благодаря слиянию нового романтического, чувственного языка и яркой природы Кавказа с ее романтичностью и пылкостью нравов. Сам Пушкин писал, что в его герое «есть стихи моего сердца», тогда страдающего от неразделенной любви и тоски по родине. Но в Пленнике так же отразилось и то «равнодушие к жизни и ее наслаждениям», присущее современникам поэта. В противопоставление этой старости сердца цивилизованного человека автор приводит страстность и жгучесть сердца дикой черкешенки. На этой непохожести и строится все сопоставление. Пленник, пресытившийся чувствами, охладел к жизни и считал многообразный мир пустым, он потерял духовную свободу в лицемерии светского общества, испытал неразделенную любовь, поэтому и бежал на Кавказ, но там ему суждено было потерять и физическую свободу. Но именно в плену, глядя на яркость жизни горцев Пленник понимает, что чувства его совсем померкли- он не способен больше любить, что говорит о слабости его души: вместо того, чтобы бороться за счастье и чувства, он жалуется на свою разочарованность:
Умер я для счастья,
Надежды призрак улетел;
Твой друг отвык от сладострастья,
Для нежных чувств окаменел…
Совсем другая черкешенка, которая в данной теме представляет для нас больший интерес — она тоже несвободна, ведь отец и брат хотят отдать замуж за нелюбимого, и в любви тоже несчастна: Пленник предпочел ей другую. Но она не только смогла побороть в себе чувство ревности, но даже ради своей несчастной любви пошла против воли своей семьи, законов веры, освободив его, желая ему счастья. Такой героизм не может не вызвать восхищения, а все потому, что для черкешенки счастьем является любовь, какой бы она ни была, а пылкость ее натуры помогла ей пройти эти испытания с гордо поднятой головой. По своей силе молодая девушка превосходит других пушкинских героев, которые в похожей ситуации испытывают жгучую ревность,- Алеко и Зарему, ведь она не только воздерживается от убийства, но и находит в себе силы умереть, уйдя с дороги того, кто даже не смог ответить на ее чувство взаимностью.
В «Кавказском пленнике» восточная героиня рассматривается с сугубо романтической точки зрения, и все достоинства ее необычной для нас культуры выражены с помощью противопоставления русскому Пленнику. Это первое произведение в русской литературе, посвященное Кавказу и мусульманской культуре, и уже здесь Пушкин представляет нам такие свойственные только ей качества, которыми невозможно не восхититься, и которыми хочется обладать.
Но мое самое любимое восточное произведение А.С. Пушкина – это поэма «Бахчисарайский фонтан». Возможно она так тронула меня потому, что мне посчастливилось вживую полюбоваться фонтаном слез и не только представить, но и увидеть жизнь Бахчисарайского дворца.
«Бахчисарайский фонтан» первое произведение Пушкина, где так ярко проявился интерес поэта к мусульманскому востоку. Ислам в поэме представлен, как религия, утверждаемая мечом, и которая проявляется в каждой строчке, поэтому нетрудно будет найти точки соприкосновения пушкинского текста и кораническими заповедями.
Самый типичный для мусульман пример в поэме- это гарем. Ведь согласно Корану у мужчины может быть много жен, а вот женщина своих прав почти лишена вся ее жизнь – это рукоделие и семейная жизнь. В гареме у хана такой образ жизни выражается наиболее ярко, так как он богат и может позволить себе столько жен, сколько пожелает, но с одним условием: эта девушка должна исповедовать ислам. Именно так и поступает Зарема «Между невольницами хана,//Забыла веру прежних дней», тем самым исполняя одну из самых главных заповедей Корана. Зарема прожила многие годы в гареме у хана и полюбила Гирея, она была счастлива в своей любви, пока сердце ее возлюбленного не отвернулось от нее в пользу польской княжны. И вот тогда Зарема пошла против правил: она не захотела смириться и отпустить, как гласит закон веры, а наоборот со всей пылкостью своей натуры умоляла Марию вернуть ей ее любовь. Зарему убивала неверность Гирея, а это значит, что она все же не смогла стать скромной мусульманкой такой, которая не требует ничего от возлюбленного, а лишь дарит ему свою нежную ласку. Это ее и погубило, то, что она ослушалась не только воли хана, но и заповеди Корана.
Другое упоминание соприкосновение с сюжетом священной книги можно заметить в «Татарской песне» «Бахчисарайского фонтана»:
Блажен, кто славный брег Дуная
Своею смертью освятит:
К нему навстречу дева рая
С улыбкой страстной полетит.
Дело в том, что по законам Корана войны, умершие в бою за волю Аллаха, попадают в рай, населенный гуриями, которые их только и ждут. Такой не самый известный мотив в поэме говорит о том, что при написании «Бахчисарайского фонтана» Пушкин уже изучал Коран.
В «Татарской песне» есть еще один коранический фрагмент:
Дарует небо человеку
Замену слез и частых бед:
Блажен факир, узревший Мекку
На старости печальных лет.
Этот мотив повествует о традиции мусульман, обязывающих их раз в жизни совершить путешествие в священный город Мекку, где они обязаны провести специальный обряд. Тот, кому удалось исполнить свой долг, называется «хаджи» и пользуется уважением, а слово «факир», употребленное Пушкиным , означает «бедняк», что тоже символично, ведь именно беднякам тяжелее всего добраться до Мекки, так как это требует материальных затрат.
И хоть в поэме и присутствуют такие явные отражения заповедей Корана, но все же поэт не цитирует их, ведь он утверждал, что «слог восточный» стал для него «образцом». И в этой поэме легко прослеживается поэтический язык, связывающий ее с кораническим текстом. Эта связь позволяет полнее раскрыть авторский замысел. Например, Зарема, пытаясь вернуть любовь Гирея, вспоминает ему, что он «клятвы страшные» ей давал, что весьма свойственно всем влюбленным и очень романтично. Но в Коране есть предписания, позволяющие искупить свои клятвы- нужно лишь накормить и одеть десять бедняков или поститься три дня, а для хана выполнить это не составило бы труда.
Удивительно, но даже сама ситуация, описываемая в поэме, очень похожа на биографию Мухаммеда, которую Пушкин вероятно знал. Иначе откуда такое единство сюжетов : любовь к одной девушке Марии, ревность жены, клятва пророка, упреки жен, гнев Мухаммеда- и разная концовка, которая вполне понятна, ведь поэт не ставил перед собой задачи полностью переложить Коран или призвать читателей соблюдать его законы. Но он хотел сопоставить два отличных друг от друга мировоззрения: мусульманского Востока и христианского Запада. И при этом сопоставлении А.Пушкин с высоты своей культуры сохраняет полное уважение и не судит хана, и как правителя, и как мужа, ведь он понимает, что Гирей представляет собой совершенно другую цивилизацию, где важны другие ценности.
Говоря о двух нациях, встретившихся в этой поэме, необходимо заметить такую художественную деталь, как:
Над ним крестом осенена
Магометанская луна
Именно эта деталь в самом начале поэмы указывает нам на контраст двух культур с их разной историей, религиозными верованиями и психологией.
Мне кажется, что этот символ можно объяснить так : Мария- представительница христианства, значит крест- ее символ ,а Зарема- мусульманка ,поэтому луна символизирует ее. И раз бедную грузинку опустили в «пучину вод», то полумесяц на фонтане становится местом и ее памяти. Если приглядеться, то можно заметить, что луна на памятнике словно обволакивает и вбирает в себя крест. Из этого можно сделать вывод, что Пушкин намекал этой деталью на возможность гармоничного слияния непохожих культур, подобно тому, как фонтан слез напоминает нам о двух милых девушках из разных стран и разной веры, но погибших ради чувства общего всем народам и нациям, ради любви…
Самые глубокие познания Корана проявились у Пушкина в цикле стихотворений «Подражания Корану». Этот шедевр был написан поэтом во время Михайловской ссылки, самого одинокого момента в его жизни, когда друзья боялись за его рассудок и желание жить. Очень интересно заметить, что эта ссылка стала последствием оскорблений Пушкина в адрес церкви, как он сам говорил: «Покойный император, сослав меня, мог только упрекнуть меня в безверии». Но именно, находясь в этой ссылке и изучая Коран, поэт религиозно возродился:
В пещере тайной, в день гоненья,
Читал я сладостный Коран,
Внезапно ангел утешенья,
Влетев, принес мне талисман.
В процессе изучения священной книги мусульман поэт скорее всего наткнулся на суры, в которых верующим бросается вызов написать десять сур, подобных ему. И поэт принимает этот вызов, так рождаются его «Подражания Корану». То, что в данном цикле опубликованы всего девять стихотворений вместо необходимых десяти, можно объяснить тем, что поэт мог просто не включить последнее подражание. Но, исполняя призыв Корана, А.Пушкин не просто перевел, а поэтично и вольно переложил тридцать три суры в девяти стихотворениях. Сравним некоторые из них
В IV «Подражании» можно узнать строки Корана, где неверующий ставит под сомнение власть Аллаха и сравнивает себя с ним, но пророк укрощает его гордыню и сбивает с него спесь:
С тобою древле, о всесильный,
Могучий состязаться мнил,
Безумной гордостью обильный;
Но ты, господь, его смирил.
Ты рек: я миру жизнь дарую,
Я смертью землю наказую,
На всё подъята длань моя.
Я также, рек он, жизнь дарую,
И также смертью наказую:
С тобою, боже, равен я.
Но смолкла похвальба порока
От слова гнева твоего:
Подъемлю солнце я с востока;
С заката подыми его!
Интересно заметить, что в отличии от коранического текста у Пушкина царь наделен оценочными эпитетами: и хоть он «безумно гордый», но все же «могучий» и смелый раз решил спорить с Богом. И вот опять мы наблюдаем тему борьбы, которая так волновала поэта, и которая присутствует так же и в библейском тексте. Там пророк Иов тоже мечтал о состязании с Богом, но тот в доказательство своего могущества и превосходства сказал смертному: «Давал ли ты когда в жизни своей приказания утру и указывал ли заре место ее?». Так главным посылом Библии, Корана и IV Подражания становится всемогущество господа. Это означает, что А.Пушкин опять находит общие черты между нациями, даже в двух религиях, которые кажутся совершенно непохожими друг на друга великий поэт считает национальное общечеловеческим и этим дает нам понять главное- возможность мирного сосуществования мусульман и христиан, основанную на взаимоуважении, сострадании и человеколюбии.
Как я уже говорила, Александр Пушкин считал своим долгом учить людей, помогать им и таким образом делать их жизнь лучше. В этом мы можем убедиться на примере его замечательных восточных произведений, в которых поэт не просто рассказывает нам о волшебстве Кавказа или уникальности мусульманских народов, но и призывает нас присмотреться друг к другу и увидеть, сколько общего есть в наших жизнях, религиях, любви. И как красивы и необычны наши различия, которые сольются в прекрасный и полный уважения союз: стоит лишь сделать первый шаг. Я действительно в это верю! Мне кажется, что сейчас во времена терроризма и острых политических проблем мы действительно нуждаемся в мире между мусульманами и христианами. Безусловно, есть люди жестокие, способные на ужасное злодейство, но они не относятся к конкретной культуре или народу, они стали такими из-за своей личной жизни, а вовсе не по национальному признаку. Поэтому я считаю, что нам славянам необходимо перестать видеть в каждом мусульманине угрозу, а мусульманам следует немного отойти от своих правил и пойти на уступки. Только так: уважая, и любя друг друга, мы создадим тот союз, о котором так мечтал, и к которому призывал великий русский поэт А.С.Пушкин.


Об авторе:

Горелова Ульяна Олеговна, родилась 14 октября 2001 года в г. Санкт-Петербурге, в семье соединившей две морские династии. Ее отец служил на большой атомной ПЛ «Псков», а затем несколько лет работал в Пскове. В 2008 году поступила в ГБОУ СОШ 606 с углубленным изучением английского языка Пушкинского района Санкт-Петербурга. На год раньше, в 2007, начала заниматься большим теннисом.  С 6 класса принимает участие в олимпиадах различного уровня. В 2014 — дипломант 1 степени районного этапа Всероссийской Олимпиады по английскому языку. В 2016 — призер районного этапа олимпиады по искусству. В 2017 — победитель всероссийского конкурса научно-исследовательских работ «Тебя ж, как первую любовь, России сердце не забудет…», посвященном творчеству А.С.Пушкина. В 2017- участник заключительного этапа олимпиады «Покори Воробьевы горы» от МГУ имени М.В.Ломоносова по литературе и журналистике. В 2018 — призер межрегиональной олимпиады по немецкому языку среди учащихся школ и колледжей города Санкт-Петербург. В 2018- участник заключительного этапа олимпиады «Ломоносов» от МГУ имени М.В.Ломоносова по литературе. В 2018 — участник заключительного этапа XVIII Международного конкурса творческих работ старшеклассников «Идеи Д.С.Лихачева и современность». В декабре этого года выбрана педагогическим советом школы для участия в отборе кандидатов на обучение в школе «СИРИУС» Всероссийского образовательного фонда «талант и Успех», г. Сочи.

 

Новогодняя литературная гостиная переносится

ВНИМАНИЕ!


Новогоднее заседание литературно-художественной гостиной переносится на январь 2019 года

Следите за нашими объявлениями.


 

Счастливого нового года!

Общее собрание Псковских писателей

PLP21 декабря 2018 года

в Псковском региональном отделении Союза писателей России
(г. Псков ул. Ленина д.3)

состоится общее собрание членов Псковской областной писательской организации.

В повестке дня:
— прием авторов в Союз писателей России;
текущие вопросы работы организации;
— разное.

Начало собрания в 17:00

Писатели Псковской области на «Параде литератур»

В серии книг просветительского проекта народного единства «Белые журавли России» вышел в свет литературнохудожественный альманах современной поэзии и прозы России и постсоветского пространства – «Парад литератур».

В издании опубликованы произведения 408 авторов из 63 российских регионов и стран СНГ, а также литературные переводы с национальных языков народов России.

Выпуск альманаха возобновляет традиции и поднимает на новый уровень литературу народов нашей страны. Парад литературы, который можно сравнить с Парадом боевых войск на Красной Площади, ещё раз демонстрирует, что литература жива, писатели есть и объединяются во имя любви к своей Родине, к великой русской литературе и нашему могучему русскому языку.

Псковская область в альманахе представлена стихами поэтов Андрея Бениаминова, Юрия Ишкова, Надежды Камянчук, Андрея Канавщикова и Веры Сергеевой.

Как пишет предисловии к новому изданию руководитель проекта «Белые журавли России» поэт Сергей Соколкин: «Российская литература жива, писатели есть. Убедитесь в этом сами. Их нужно только почаще издавать. Причём на бумажных носителях. И ещё желательно вернуть из полузабвения отечественного читателя».

В дальнейшем альманах «Парад литератур» планируется выпускать ежегодно.

Поздравляем Игоря Исаева с 45-летием

Сегодня День рождения у нашего коллеги и товарища по перу Игоря Исаева!

Мы привыкли называть его молодым поэтом, так обычно и представляли на литературных мероприятиях. Привыкли. И не заметили, как Игорь Олегович вошел в пору зрелости. Хотя и прежде поэзия Игоря Исаева отличалась глубиной и индивидуальностью. Его художественный дар раскрылся рано и продолжает расцветать. Присущие его поэтическому слову тонкий лиризм, легкость, гармония, красота дополняются теперь философским осмыслением бытия.

Червонной осенью томим,
От кратких лет до долгих зим
На перекрестке,
Я знаю, утро не спасет.
Мне в этом мире сложно все
И все так просто…

Но поэту Игорю Исаеву не грозит увязнуть в мире предельно-обобщающих понятий, его талант раздвинул горизонты его творчества от колыбели до последнего «прощай». Поэтому сакраментальное «быть или не быть» легко совмещается в нем с неумолкающими рапсодиями детства, где:

Молоком и полем пахло лето.
Вечер шел над крышами домов…

Пожелаем же нашему товарищу легкого пера, новых постижений и открытий!

Игорь Олегович!
Пусть каждое твое стихотворение станет праздником, а каждая новая книга – юбилеем! Что же касается возраста… Пусть тебе и сорок пять, но ты еще восхитительно молод и столько еще можешь успеть. Дерзай! И пусть Господь будет тебе помощником и в творчестве и в жизни! Здоровья тебе и благополучия на многая и благая лета!

От имени писателей Псковщины,
председатель правления
Псковского регионального отделения
Союза писателей России,
Игорь Смолькин


Игорь Олегович Исаев родился в г. Пскове в 1973 году. Имеет высшее образование: окончил факультет русского языка и литературы ПГПИ им. Кирова. Более 7 лет работал учителем в сельской школе. Поэт и прозаик, выпустил 5 книг стихотворений. Редактор альманаха «Скобари», член оргкомитета фестиваля «Словенское поле».
Произведения публиковались в центральных изданиях и коллективных сборниках: «Литературная газета»; в журналах «День и Ночь» (Красноярск), «Сибирские Афины» (Томск), «Пролог» (Москва), «Русский переплет» (Москва), в альманахе «Скобари» (Псков) и др.  Живет и работает в Пскове.


Читайте также: «Исаев Игорь Олегович. «Поэт-романтик, человек-кремень»: к юбилею поэта и писателя Игоря Исаева«.

Вышел новый номер журнала “Родная Ладога” №4 2018

                                                                            ВАЛЕНТИНА  ЕФИМОВСКАЯ

К 60-летию Союза писателей России

Традиция как необходимая составляющая новаторства

вышел новый номер журнала “Родная Ладога” №4 2018

Журнал «Родная Ладога» (главный редактор Андрей Ребров), 12 лет издающийся в Санкт-Петербурге при участии Союза писателей Росси и Ассоциации российских дипломатов,  имеет  всероссийское  значение, известен во многих странах мира. С благословения Владыки Константина (Горянова) он носит имя, содержащее в своей этимологии метафизический смысл,  две опорные ипостаси бытия: устремленный в Космос бесконечный вектор русского рода, олицетворяющий жизнь вечную, и корень «лад», — символизирующий согласие, дружбу, искренность, красоту, Божию ладонь, раскрытую навстречу человеку. Название для журнала имеет такое же значение, как имя для человека. По мнению выдающегося русского философа А. Ф. Лосева — имя есть «тончайшая плоть, посредством которой объявляется духовная сущность». Имя нашего журнала может только объявить, но не объять духовную сущность, истинные размеры которой, конечно же, гораздо больше территории Северо-Западного края и глубины Ладожского озера. Эти размеры верно определил повидавший мир выдающийся русский писатель Иван Гончаров, однажды воскликнувший: «Свет мал, а Россия велика!». Воистину, — велика Россия, но отступать некуда!

Со страниц издания на протяжении всей его тиражной жизни – о величии России, о том, как надо защищать наше Отечество в его богоданном пространстве и в духе, говорили многие выдающиеся люди нашего времени: Валентин Распутин и Валентин Фалин, Владимир Белов и  Евгений Примаков, Михаил Дунаев и Илья Глазунов, Николай Коняев и Владимир Заир-Бек. Литература и история, политика и филология, философия и богословие – в материалах авторов “Родной Ладоги” предстают единым просветительским фронтом. Наши читатели письменно и устно благодарят редакцию за возможность  почерпнуть со страниц журнала современную мудрость, прикоснуться к настоящей литературе, услышать мнение компетентных профессионалов своего дела, как, например,  министров Сергея Лаврова и Владимира Мединского,  кинорежиссера Никиты Михалкова и кинодокументалиста Елены Чавчавадзе, историка Наталии Нарочницкой и генерала Леонида Ивашова, мыслителя Валерия Ганичева и государственного деятеля Дмитрия Рогозина, Владыки Тихона Шевкунова и актрисы Татьяны Дорониной, руководителя Кубанского казачьего хора Виктора Захарченко и философа Александра Дугина, поэта Юрия Кублановского и директора института истории Искусств философа Александра Казина, профессоров МГИМО Никиты Шевцова и Ярослав Скворцов,  председателя Союза писателей России прозаика Николая Иванова и первого секретаря Союза писателей России поэта Геннадия Иванова, выдающихся современных авторов – Николая Дорошенко, Павла Кренева, Сергея Котькало, Василия Дворцова  и мн., мн. других, ныне здравствующих и недавно ушедших наших соотечественников, которые всей своей жизнью, служением Отечеству подтверждают и обеспечивают величие и независимость России.

Известные деятели современной культуры, поздравляя наш журнал с его 5-ти и 10-летним юбилеями, писали о нашем издании.

 «Дорогие друзья, создатели журнала «Родная Ладога», прочел юбилейный номер журнала от корки до корки с удивлением и радостью: ничего подобного, если говорить об авторах и их работах, у нас еще не было. И по именам, и по текстам, и по статьям, и по поэтическим работам. Да, это то наше Бородино, после которого, быть может, и оставим Москву ненадолго, но надо будет возвращать и Россию отстоять. Именно так: Бородино! Не напрасно ему в этом номере посвящена не одна статья, и не напрасно весь этот номер дышит им и на него равняется. И поэтому же вам удалось собрать воедино самых лучших и талантливых авторов-патриотов. Не помню (да и не было этого), чтобы они прежде выходили столь единым фронтом и говорили столь отчаянно и мудро. Тысячный тираж такого издания — это, конечно, очень и очень мало, что называется — «слезы». И сразу выпустить что-нибудь подобное этому номеру, наверное, не удастся, притом, что вы всегда держите журнал на высоком уровне. Но тут Сам Господь помогал вам. Низко кланяюсь вам, дорогие!»

С признательностью,
Валентин Распутин

«Слово “Ладога” для меня значит очень многое, как в моей личной жизни, так и в нашей бескрайней многовековой истории. С Ладогой связано имя великого славянского князя Рюрика, внука новгородского князя Гостомысла. Как правило, сегодня об истории русского народа пишут враги, а в вашем журнале мы можем читать объективные, научные, исторически правильные заключения разных авторов, которых объединяют любовь и желание познать историю нашей великой Родины. Спасибо вам!»

Народный художник России
Илья Глазунов

«Желаю творческих успехов замечательному современному журналу “Родная Ладога”, который собирает лучшие творческие силы и публикует произведения писателей, продолжающих традиции великой русской литературы».

Василий Белов

«Уважаемые члены редакции, поздравляю вас с юбилейной датой вашего славного литературного издания, способствующего национальному возрождению, восстановлению исторических связей, возвращению страны на путь закономерного самобытного развития.  Ваш известный стране журнал является необходимым звеном культурной жизни современной России, связанным с вековой классической традицией Северной столицы».

Н.П.Бурляев
Народный артист России,
президент Международного Форума “Золотой Витязь”

«Ваш издательский проект весьма актуален. На страницах журнала “Родная Ладога” получают освещение не только жизнь и деятельность нашего современного общества, но и события прошлых лет, яркие факты отечественной истории. Убежден, что пристальный интерес к вашему журналу у читателей никогда не будет ослабевать».

С.В. Девятов
Советник службы охраны Российской Федерации.

«Радуемся вашим успехам и рассматриваем вас как наших верных партнеров в нелегком труде, направленном на возрождение России».

Н.А.Нарочницкая
Президент Фонда исторической перспективы

Положительно оценивали наше издание и многие другие известные представители современного российского общества, укрепляя наши силы, заряжая нас боеспособностью.
Очередной номер журнала так же помогает поднятию воинского духа, на примерах истории и современности поясняет суть подвига и святого права служения Родине, рассказывает, что значит “отступать некуда” в духовном и культурологическом смыслах. Много тому способствуют глубокие исторические работы известного богослова, постоянного автора издания митрополита Петрозаводского и Карельского Константина (Горянова). Новое исследование ученого «Не прикасайтесь к помазанным Моим» (Пс.105: 15) посвящено трагедии убийства последнего русского Царя Николая II и его Святой Семьи. Автор рассматривает это историческое событие на основе библейских архетипов. Митрополит Константин поясняет: «Книга Книг – Библия дает архетипы (прообразы) человеческого поведения. Разумеется, в Библии архетипы присутствуют постольку, поскольку они существуют в жизни. Поэтому притчи Христовы, сказанные две тысячи лет назад в совершенно другой культурной, политической и бытовой ситуации, актуальны всегда и везде, они универсальны, например, притча о блудном сыне. Понимание особенностей характерных персонажей полезно потому, что оно придает материалу более узнаваемые нами очертания». С этих позиций дается оценка и подвигу Помазанника Божия – Царя Николая II, и преступлению предателей, нарушивших клятву Императору и поплатившихся за это жизнями своими и своих детей.

Сакральность помазанничества Владыка Константин поясняет на библейском примере. «Помазание является священным Господним законом. Всем следовало подчиняться помазаннику в плане дисциплины, установленных ритуалов, в исполнении государственных постановлений светского характера даже в том случае, если он был недостойным человеком. Видя его ужасные грехи, но зная главное, что Ахав – законный Царь, пророк Илия  почитал его, как должно почитать помазанника  Божия. «Между тем небо сделалось мрачно от туч и от ветра, и пошёл большой дождь. Ахав же сел в колесницу, [заплакал] и поехал в Изреель. И была на Илии рука Господня. Он опоясал чресла свои и бежал пред Ахавом до самого Изрееля» (3 книга Царств 18:45-46)». Эти архетипы мы наблюдаем и в другие, вплоть до нынешних, времена человеческой истории.

Причины и результаты цареубийства исследует в одноименной статье известный автор нашего издания, председатель «Объединения кадетов Российских кадетских корпусов в Аргентине» Игорь Андрушкевич (Буэнос-Айрес, Аргентина). Его отец был полковником русской армии, он, сын, ныне строго и бережно хранит традиции царской России,  находит и исследует новые исторические факты, руководствуясь  “критерием правды”. Материал Елены Чавчавадзе (Москва) «Поезд истории идет, садитесь в любой вагон, и он вынесет вас к России» тоже посвящен теме ушедшей России и русской эмиграции. Вице-президент Российского фонда культуры Елена Николаевна в небольшом материале ставит много вопросов, главный из которых – «о причине беспрецедентного исхода русских людей из России» в начале века. И отвечает: «ответ на него нужно искать в категориях, которые доступны только религиозному сознанию…   Русскому народу и  вообще России очень многое было дано, вот и попущено было это испытание. За отступление от норм жизни, за разболтанность элиты».

Что такое “нормы жизни” поясняет известный литературовед, доктор наук Алла Новикова-Строганова (Орел), обращаясь ко временам прошлым, осененным именем и гением великого русского писателя Ивана Тургенева в материале «Русский крест Ивана Тургенева. К 200-летию писателя». В статье она показывает Тургенева как писателя христианского миропонимания,  осовременивая свое исследование эпиграфом – заветом Тургенева, обращенным в будущее, а значит, и к нам сегодняшним: «необходимо всем писателям сплотиться вместе и встать на защиту святой веры от врагов ея» (И.С.Тургенев). О возможности и необходимости  общенационального единения говорит поэт, публицист Николай Переяслов (Москва) в статье «В нас одна кровь». Статья посвящена личности писателя, ученого, общественного деятеля Олега Адыль-Гиреевича Этлухова из Карачаево-Черкессии и его роману «Следы на песке». Одним – поэтическим духом – кровно объединены героини очерка Вячеслава Улыбина (Санкт-Петербург) «Ольга Берггольц и Анна Ахматова». Две великие русские поэтессы представлены автором в реальных, невыдуманных, не приукрашенных взаимоотношениях. Их жизни  выпали на тяжелейшие времена революций и войн, тогда многие литераторы искали спасения за рубежом, но они свое Отечество не предали. Эта статья заставляет задуматься об особенностях русского характера.

Выдающийся историк и публицист Михаил Смолин (Москва) в статье «Русские: монархисты или республиканцы?» помогает отчасти понять эти особенности, рассматривая  взаимосвязь политических пристрастий и духовных устремлений нашего народа на примере событий  XX века. Автор показывает, что русскому человеку, духовно связанному с небом, присуще представление об особом предназначении власти. Как говорит историк, «народные взгляды первичны в вопросе выбора политического идеала властвования»,  нелепо навязывать всем народам одну и ту же государственную форму. Этот тезис подтверждает и материал чешского публициста, посвященный веку демократического выбора большого европейского государства  Иржи Опршала (Прага, Чехия) «Чехословакия: 100 лет от создания демократического государства в центре Европы». Вопросам демократии, не являющейся для России заимствованной, привнесенной извне, исследованию исторических корней нашего народовластия посвящена статья доктора исторических наук Сергея Перевезенцева «Традиции народовластия в России в XXVI веках», написанная в соавторстве с бакалавром политологии Александром Страховым.

Митрополит Христофор /Пулец/, бывший в Праге епископом Православной церкви Чешских земель и Словакии  в статье «100-летие образования Чехословацкой Республики и Православная Церковь» рассказывает о борьбе за чистоту веры, о Православии в Чехословацкой республике. Галина Кучина (Мельбурн, Австралия), потомок русских эмигрантов в Австралии, постоянный автор журнала, свою новую статью посвятила тоже вопросам Церкви, связав их с русской историей столетней давности. О содержании говорит название материала «Мои воспоминания о иерархах Православной Церкви. К десятилетию объединения Русских Церквей». Многим названным авторам, обращающимся к вопросам истории, осмысливающим их в пространстве современности, удается соединить времена и судьбы, оставить истинный образ того времени, о котором они пишут или в котором живут.

Очень бережно, убедительно воссоздают образ минувших времен в очерке-путешествии «Вслед за Меншиковым в Березово» известные публицисты Никита Шевцов и Елена Наумова (Москва), побывавшие в месте ссылки легендарного сподвижника Петра I. Обширный фоторяд не только иллюстрирует материал, но углубляет его смыслы. Очерк «Последний бой разведчика. 110-летию Героя Советского Союза Виктора Лягина» публициста Зои Десятовой (Санкт-Петербург) посвящен  истории Великой Отечественной войны и ее герою – разведчику, возглавлявшему во время фашистской оккупации подполье в Николаеве, нанесшему лично огромный урон нацистской военной базе. Виктор Лягин был замучен в гестапо. История его подвига с каждым годом все более укрепляется в почве памяти, образ минувшего времени укореняется в настоящем.

Каждого из нас волнует, какой образ нашего, во всех его противоречиях, времени, нашей сложной эпохи останется в вечности? И останется ли вообще, когда, кажется, сегодня нет таких литературных титанов, какими были Пушкин, Гоголь, Достоевский, когда зримо произошел категорический разрыв с литературной традицией предшествующих поколений, и истинный образ бытия приобретает сугубо субъективное выражение, тонет в многообразии точек зрения. Однако, по законам философии не неразличимость, а именно многоразличие является условием целостности, которую многообразно отражают современные русские писатели, философы, культурологи, ученые. Что такое единство многоразличия, как оно через традицию связано с современностью, можно представить по опубликованным в рубриках «Проза» и «Поэзия» произведениям современных писателей из разных городов России. В новом номере “Родной Ладоги” можно прочесть прозу Виктора Лихоносова (Краснодар), Сергея Шаргунова (Москва), Олега Селедцова (Краснодар), Михаила Зарубина (Санкт-Петербург), Валерия Хайрюзова (Иркутск), Анатолия Белинского (Санкт-Петербург), Василия Забелло (Байкальск), Владимира Пронского (Москва).

Много расширяют духовное и географическое пространство Отечества стихотворные произведения. На страницах нового номера  опубликованы большие подборки выдающихся современных поэтов: Бориса Орлова (Санкт-Петербург), Вадима Терехина (Калуга), Владимира Скифа (Иркутск), Валентина Голубева (Санкт-Петербург), Игоря Тюленева (Пермь), Аллы Линевой (Липецк), Владимира Подлузского (Сыктывкар), Андрея Бениаминова (Псков), Зои Бобковой (Гатчина Лен. обл.), Якова Марковича (Москва), Татьяны Шороховой (Тосно Лен. обл).

Всем названным авторам присущи традиционные исконно-русские исторические и общероссийские ценности, сущность которых испокон веков определялась такими вечностными категориями, как вера, душа, честь, совесть, свобода, любовь. Это не отвлеченные, не сами по себе существующие понятия. Они всегда имели и имеют поныне своих носителей и защитников. Этими понятиями определяется жизнедеятельность всех социальных систем, всех областей общественной жизни — политики и экономики, армии, внутренних и внешних систем государственной безопасности, права и педагогики, философии и науки. Наш журнал был задуман как исследующий и отражающий через художественное творчество процесс сохранения и развития традиции во всех сферах российской жизни с учетом того, что художественная традиция не есть застывшая форма, что она может обладать множественностью и противоречивостью. Жизнеспособность традиции коренится в ее дальнейшем развитии последующими поколениями в новых исторических условиях, а пример сбережения устоев и наследия подает Русская Православная Церковь.

В нашем понимании современное художественное новаторство, являющееся обязательным элементом любого творческого процесса, состоит не в разрыве с традицией, к чему  нас сегодня призывают люди без стыда и совести,  а в усвоении, осмыслении и укоренении духовного, творческого и художественного богатства предшествующих эпох. Не вседозволенность и унижение человеческого достоинства и ненормативная лексика, а многообразие точек зрения, многослойность, антиномичность должны лежать в основе диалектики современной литературы, стремящейся к всепроникающей полноте смысла и всеединству от природы ей присущему. Этими задачами определяется одно из главных направлений литературной традиции — преемственность мастерства. Только мастерство, высокий художественный уровень литературных — поэзии и прозы, публицистических и научно-популярных материалов, всегда отличавший русскую литературу и культуру, позволит в полной мере решать задачи, изначально поставленные журналом, который является ярким и необходимым звеном современного литературного процесса.

Городу Достоевского — книга в подарок

Псковские писатели присоединяются к акции
«Городу Достоевского — книга в подарок»

С призывом поддержать акцию по сбору книг для библиотеки имени Достоевского города Старая Русса Новгородской области к писателям северо-запада России обратилась «Российская газета».

«Уважаемые писатели и поэты! У ваших книг будут самые благодарные и внимательные читатели. Мы готовы передать вашу книгу с дарственной надписью и автографом в городскую библиотеку», говорится в обращении, «по завершении акции в библиотеке будет организован вечер, посвященный дарителям, и выставка, где будут представлены все подаренные экземпляры книг, а о каждом дарителе напишет «Российская газета».


Вниманию писателей Пскова и области. Книги необходимо принести (либо выслать почтой) в офис Псковского регионального отделения Союза писателей России (180000, г. Псков ул. Ленина д.3) не позднее 30 ноября 2018 года.

 

 

Православие и самодержавие как феномен русской культуры

Валерий Павлов

Православие и самодержавие
как феномен русской культуры

(В статье исследуются причины исторического выбора Русью религии, устанавливается внутренняя взаимозависимость православия и самодержавия).

Сегодня общеизвестным является факт, что Русь языческая проявляла большой интерес к различным культурам и религиозным системам в соседних странах: к исламу, иудаизму и христианству. Об истинных причинах того исторического выбора, который в свое время был сделан князем Владимиром, сегодня судить точно не представляется возможным. Это объясняется тем, что факты, представленные в летописях, неоднократно переписанных и интерпретированных позднейшим православием, зачастую носят недостоверный характер. В летописной же легенде, вошедшей в «Повесть временных лет», отмечается, что ислам был отвергнут Владимиром из-за пищевых запретов на употреблению вина и свиного мяса (хотя Владимира привлекало многоженство).
На самом деле ислам, по-видимому, был чужд Руси из-за подавления личности и достоинства, присущих данной религии и ее богослужениям. В частности, для вольнолюбивых и стихийных в своих проявлениях славян казалось унизительным стояние в мечети «распоясавшись», т. е. без пояса, что считалось нарушением этикета, само моление воспринималось мрачным, нагнетающим беспокойство, фанатичным.
Иудаизм не вызвал у князя доверия, так как иудеи рассеяны по всему свету, хотя земля их — в Иерусалиме. Для Древнерусского государства, еще только складывающегося, объединение Русской земли вокруг центра было, возможно, самой актуальной задачей в готовящейся религиозной реформе. Кроме того, русскому менталитету свойственна такая особенность, которую
Н. Бердяев в «Русской идее» назвал «мистикой земли» в противовес западной мистике «расы и крови».
Византийская же империя была для русских политическим, культурным и религиозным центром, фактором исторического развития, каноном, образцом государственности, предметом корыстного интереса — от торговли до грабежа и войны, сопровождающейся «прибиванием щита на ворота Царьграда». И задачей Руси было приобщение к культуре великой империи через крещение и христианизацию.
Русскому государству была необходима религия, которая рассматривала бы сильную деспотическую власть (по образцу восточных деспотий) как данную Богом, а саму «персону» монарха — как знак сакральной божественной власти. Именно в Византии восточное христианство и самодержавная власть императора цезаря — были обусловлены друг другом, более того, самодержавие, сначала только в византийском, а затем и в русском вариантах, выступает как социокультурная форма существования православия.
Эта специфика русской государственности воплотилась в идее монаха Филофея «Москва — третий Рим», в «триединстве» министра просвещения николаевского времени графа С.С. Уварова «самодержавие — православие — народность» и даже в близком к религиозному «культу личности» Сталина. Подобная сакрализация и канонизация светской власти была необходима русскому государству как залог единства народа, государства и культуры.
Российское государственное устройство было изначально ориентировано на власть как высшую социальную ценность, определяющую характер взаимоотношений между князем, царем и подданными, на власть, ничем не ограниченную, самостоятельно определяющую цели и средства своего развития. Западная же модель государственного устройства в качестве всеобщего социокультурного регулятора имела не власть, а закон, право,
гарантирующее равные возможности для развития всех его граждан вне зависимости от воли наделенного властью лица.
Первоначально самодержавие на Руси было не символом неограниченной деспотической власти государя, а воплощением независимости от внешнего господства (как отмечал В. Ключевский, царями в Древней Руси звались независимые властители, никому не платящие дани). Впоследствии же идея государственной независимости была замещена имперской идеей и желанием распространить свой тип культуры на прежних независимых соседей.
Православие определило многие черты русского культурного архетипа, в частности:
— пренебрежение к земным благам,
— мессианизм – восприятие собственной культуры как некоего идеального образования,
— изоляционизм – стремление оградить себя от иноземных влияний,
— соборность – коллективность, в том числе на пути поиска спасения, вечный поиск идеала,
— терпимость (в том числе к иноверцам) и терпеливость.
В данном контексте отметим, что русскому человеку иоанновского типа, по В. Шубарту, противостоит, с одной стороны, героический, прометеевский человек Запада с его жаждой власти, активным отношением к миру, атеистическим мировоззрением, а с другой — человек восточной культуры, стремящийся вписаться в окружающую социальную и природную атмосферу, приспособиться к ней и найти точную середину.
Соборность как особое качество русской православной культуры, проявляющаяся в господстве всеобщего и растворении личности в социуме, как нельзя лучше соответствовала установке самодержавия на стабильность, устойчивость, воспроизводство определенных социокультурных образцов и была залогом цельности государства. Отсюда и активная борьба с ересями, расшатывающими устои и церкви и государства. Вместе с тем, выступая в качестве гарантии сохранения государственности и высшей духовной ценности, нерасчлененное состояние сознания, неразвитость рационального мышления предопределило отставание русской культуры в области научного и технического знания.
Православие и самодержавие в различные периоды развития Руси по-разному соотносились друг с другом. Как правило, периоды укрепления тиранической царской власти сопровождались упадком религиозности и ослаблением церкви: это, к примеру, мученическая смерть задушенного Малютой Скуратовым митрополита московского Филиппа Колычева, которой было отмечено время правления Ивана Грозного — период подлинного кризиса православия и упадка нравственности и духовности. Интересно отметить, что эта гипертрофия государственности в советское время – в эпоху «культа личности» Сталина, которую Н. Бердяев в книге «Истоки и смысл русского коммунизма» назвал эпохой «трансформации идеи Иоанна Грозного» – опять сопровождалась кризисом духовности и культуры.
Напротив, торжество русской церкви и одухотворенной коллективности, противостоящее политическому прагматизму и выразившееся в нравственном подвиге преподобного Сергия Радонежского, привело к духовному единению русского народа, победе Дмитрия Донского на Куликовом поле и началу возрождения Руси после монголо-татарского ига.
Таким образом, внутренняя взаимозависимость православия и самодержавия, характерная для раннего периода развития Руси, по мере укрепления самодержавия сходила на нет. Конфликт между церковью и государством стал неизбежным и самым непосредственным образом проявился в борьбе между «иосифлянами» и «нестяжателями», которую Г. Федоров назвал «трагедией древнерусской святости». Преподобный Нил Сорский и преподобный Иосиф Волоцкий представляли два разных типа святости. Если первый исходил из раннего христианства и традиций исихазма и носил самоуглубленный и исключительно духовный характер, то второй был направлен на связь с государственной властью.
«Нестяжатели» (последователи Нила Сорского) призывали к духовному подвижничеству, монашеству, уединению от суетной жизни, «иосифляне» же (последователи Иосифа Волоцкого) стремились к активному взаимодействию с властью – к ее всяческой поддержке, с одной стороны, и желанию получить привилегии (в частности, в виде вкладов государства в монастыри). Победа «иосифлян» была предопределена в первую очередь не торжеством религиозных устремлений, а исторической перспективой и необходимостью развития русской государственности, которой соответствовала идеология Иосифа Волоцкого. Этот кризис православия привел в XVII в. к религиозному расколу и предопределил секуляризацию культуры и Петровские реформы в XVIII в.
Если попытаться представить периоды развития российской цивилизации, то здесь выделяются два основных подхода: одни исследователи полагают, что российская цивилизация существует с IX в. по настоящее время. Данная типология представляется весьма логичной, так как позволяет выделить в истории России основные этапы ее развития, обладающие общими типологическими признаками, которые позволяют рассматривать их в качестве отдельных историко-культурных общностей:
— Древняя Русь (IX-XIII вв.);
— Московское царство (XIV-XVII вв.);
— имперская Россия (с XVIII в. по 1917 г.)
Принятие христианства имело большое значение для Руси.
Во-первых, оно укрепляло государственную власть и территориальное единство государства. Во-вторых, уравнивало Киевскую Русь с другими христианскими странами. И в-третьих, играло огромную роль в развитии русской культуры, где произведения архитектуры, живописи, музыки создавались по образцам византийских, и даже главный собор Киевской Руси — Собор Св. Софии в Киеве — воспроизводил в своих основных принципах константинопольский Софийский собор.
Однако долгое время христианство и язычество сосуществовали (к примеру, курган XII в. – безусловно языческое явление, но покойник, захороненный в нем, – в крестике, значит, христианин). Таким образом, внешняя обрядовость преобладала над внутренним постижением сущности религии. Такое положение сохранялось до XIII в. в высокой среде, а в низкой, крестьянской – до XVI в. Однако церковь использовала языческие праздники, приспосабливая к ним христианские.
Так, языческие Святки (24 декабря – 6 января) были заменены христианским Рождеством (24 декабря) и Крещением (7 января).
День Ярилы с украшением березки был приравнен к Троицыну дню (сопровождаемому аналогичными обрядами).
День Рода (Перуна), который был кульминацией года с его жаркими, грозовыми днями, стал Ильиным днем.
Масленица осталась в календаре праздников, но была отодвинута за рамки Великого поста перед Пасхой.
Центром жизни средневекового крестьянина становится община, которая является гарантом взаимопомощи. Вне общины на Руси выжить было практически невозможно. Это объясняется неблагоприятными климатическими условиями, когда каждые восемь лет случался неурожай (к примеру, в Западной Европе урожайность была в два раза выше), а значит – голод, болезни, огромная детская смертность, где из восьми детей в семье шесть умирало, поэтому продать или отдать детей проезжему купцу считалось благом. Условия жизни были необыкновенно тяжелыми – понятия «детство» не существовало, с пятнадцати лет начиналась взрослая жизнь, средняя продолжительность которой равнялась приблизительно тридцати годам. Отсюда необходимость поддержки, безвозмездной помощи типа дожинок, помочей, строительства жилищ сообща. Поэтому самым страшным наказанием была не смерть, а изгойство, лишение помощи общины.
Эти особенности существования наложили отпечаток на психологический тип личности, менталитет и определили такие его черты, как стремление к стабильности существования, воспроизводству образа жизни и психологии в рамках общественной группы, узкий кругозор (за границей двух-трех верст – отсутствие представлений о мире, приводящее к вере в «псеглавцев», людей с железными головами и т. п.), одномерность и консерватизм, являющиеся тормозом предприимчивости, трудолюбие, усердие, а также экологичность мировосприятия, приводящая к хозяйскому, бережливому отношению к природе.
С середины XIV в. устанавливается гегемония Москвы. Именно Московское княжество, преодолев феодальную раздробленность Руси, возглавило борьбу против Золотой Орды и к концу XV в. стало основой единого и независимого государства.
Становлению русского национального самосознания во многом способствовала доктрина православия «Москва – третий Рим», выдвинутая в XVI в. монахом Филофеем. Инок считал, что падение первого Рима было связано с переходом вселенской власти от языческих императоров к католическому первосвященнику. Вторым Римом стал Константинополь, столица Восточной Римской империи, центр православия. Гибель Византии Филофей связывал с греховным союзом греков с католиками. В этих условиях последним оплотом православия осталось Московское царство, где вскоре религиозные идеи избранничества стали отождествляться с имперской властью русского царя, а сама церковь попала в подчинение государству.


Литература
Аверинцев С.С. Византия и Русь: Два типа духовности // Новый мир, 1988. №9.
Будовниц И.У. Общественно-политическая мысль древней Руси (XI- XIV века). М., 1960.
Введение христианства на Руси. М., 1987 Византия и Русь. М., 1989
Громов М.Н., Козлов Н.С. Русская философская мысль X -XVIII вв. М., 1990.
Дмитриева И.А. Краткая история искусства. T.I. М., 1987 Древнерусское искусство. М., 1988 Древности славян и Руси. М., 1988
Иконников А.В. Тысяча лет русской архитектуры. М., 1990 Ипатов А.Н. Православие и русская культура. М., 1985 История русского искусства. Т. I. М., 1953
Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. I. Т. I-IV. М., 1988
Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М., 1997 Лихачев Д.С. Крещение Руси и государство Русь// Новый мир. 1988. № 6
Лихачев Д.С. Литература Древней Руси // Повести древней Руси. М., 1986
Муравьев А.В., Сахаров A.M. Очерки истории русской культуры IX- XVII веков. М., 1984
Раппорт П.А. Зодчество Древней Руси. Л., 1986
Русское православие: вехи истории. М., 1989
Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., 1981
Рыбаков Б.А. «Слово о полку Игореве» и его современники. М., 1982
Сергеев В.Н. Рублев. М., 1986
Успенский Б.А. Раскол и культурный конфликт XVII века // Семиотика истории. Семиотика культуры. Т. I. М., 1996
Философия русского религиозного искусства. XVI-XX вв. Антология. М., 1993

Презентация поэтического сборника «Словенское поле 2018»

23 ноября 2018 года, в 17:00,
в библиотеке «Родник» имени С.А. Золотцева
(г. Псков, ул. Труда, 20)
состоится презентация поэтического сборника «Словенское поле 2018»

В сборник вошли избранные произведения авторов – участников поэтического фестиваля «Словенское поле — 2018», который проводился 27-29 июля 2018 года в Изборске и Пскове.

Сборник, издан тиражом 350 экземпляров и объединил избранные произведения 78 поэтов — участников фестиваля.

Отдельной главой в сборник вошли стихи участников конкурса «Мы воли и огня поводыри…» посвященном 95-летию со дня рождения поэта-воина Игоря Григорьева. В своих произведениях участники конкурса должны были выразить своё отношение к миссии поэта, поэтическому творчеству, русской литературе.

В рамках презентации пройдет встреча с участниками фестиваля, прозвучат их стихи, опубликованные в сборнике, песни псковских бардов.

Как и в предыдущие годы, сборник «Словенское поле 2018» не поступит в широкую продажу. Издание является некоммерческим: его участники получат авторские экземпляры, часть тиража будет распределена по библиотекам области.

Между тем, организаторами фестиваля предусмотрена возможность ознакомления со сборником «Словенское поле 2018» – в электронном виде. После презентации, его PDF-версия будет размещена в электронной библиотеке «Псковского литературного портала».

Афиша мероприятия

Об общем собрании Псковского регионального отделения Союза писателей России

PLP9 ноября 2018 года

в Псковском региональном отделении Союза писателей России
(г. Псков ул. Ленина д.3)

состоится общее собрание членов Псковской областной писательской организации.

В повестке дня:
— прием авторов в Союз писателей России;
— обсуждение проекта устава Псковского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Союз писателей России»;
— текущие вопросы работы организации.

Начало собрания в 17:00

Поздравляем Ирену Панченко с юбилеем!

Поздравляем с Юбилеем!

Сегодня празднует восьмидесятилетие наш дорогой друг,
коллега, Писатель с большой буквы Ирена Язеповна Панченко!

Немного среди нас тех, самых достойных, у которых можно и нужно учиться, с которых должно брать пример. К этой небольшой, но весьма значимой творческой когорте можно, без всяких сомнений, отнести нашу Ирену Язеповну! Мы и сейчас видим юные дарования, молодые таланты, которые научились у нее премудростям творческого делания, и уже положили начало служению на благо родной литературы. А сколько их еще явится? Сколько откроется миру? Ведь благородный труд Ирены Язеповны на ниве русского слова продолжается и будет, верим, продолжаться! Ее поэзия, проза, драматургия еще не однажды восхитят нас, поведут за собой, умудрят и напитают радостью сердце!
Дорогая Ирена Язеповна! Творите с радостью, не боясь усталости и разочарований! Пусть Бог будет Вашим верным помощником, а коллеги-писатели и читатели – верными друзьями. Пусть каждый день, каждая ночь будут для Вас благодатны и святы, как в праздник Рождества Христова! Живите щедро, делитесь теплом своей души! Как Вы сами это однажды для себя определили:

Свеча оплывает и скоро истает,
И пламя трепещет и рвётся взлететь,
А ночь надо мной и над миром — Святая,
И хочется жить и кого-то согреть.

С Днем Рождения Вас, с Юбилеем!
Здоровья Вам, мира, добра, благополучия на многая и благая лета!

От имени писателей Псковщины,
председатель правления
Псковского регионального отделения
Союза писателей России,
Игорь Смолькин


Панченко Ирена Язеповна  — драматург, поэт, художник, Заслуженный работник культуры Российской Федерации, Почетный работник общего образования.
Родилась 6 ноября 1938 года в Латвии в городе Краслава. Окончила Омское педагогическое училище. Работала в школах учителем рисования, русского языка и литературы и др. Заочно окончила Великолукский педагогический институт. Публиковалась в местных и республиканских газетах. В 1968 году переехала в город Псков.

Работала литсотрудником областной газеты, редактором издательства, директором городского Дома культуры и др. Закончила Высшие театральные курсы при ГИТИСе им. Луначарского в Москве. Была избрана председателем Регионального отделения Союза писателей России «Объединение псковских писателей».  Персональные выставки проходят в Пскове, в музее-заповеднике А.С. Пушкина «Михайловское», в Латвии. Член Союза писателей России с 1992 года, автор десяти пьес, девяти поэтических сборников, книг для детей и юношества. Живёт в Пскове.

Вышли в свет новые книги Ирены Панченко

Вышли в свет четыре книги
известного псковского писателя
Ирены Панченко

Четырьмя новыми книгами встречает свой юбилей известный псковский писатель — драматург, поэт, прозаик Ирена Панченко. Четырехтомное издание отражает все литературные направления в которых работает писатель.

Напомним, юбилейный авторский вечер Ирены Панченко состоится в Городском культурном центре (г. Псков пл.Победы, 1) в 16 часов 6 ноября 2018 года.

Псковские писатели вошли в число победителей конкурса «Степные всполохи»

Писатели псковской области стали победителями литературного конкурса «Степные всполохи», посвящённого 95-летию Ростовской областной  писательской организации

Информация об этом размещена на сайте Ростовского регионального отделения Союза писателей России.
В номинации «Публицистика» первое место заняла псковская поэтесса, публицист, литературный критик Вита Пшеничная за очерк «Безумно страшно за Россию».
Очерк великолукского писателя Андрея Канавщикова «Чтоб в душу не шла гангрена» занял второе место в этой же номинации.

Как сообщают организаторы за период с апреля по ноябрь 2018 на конкурс поступило и было рассмотрено Жюри 1082 литературных произведения. По своему качественному составу конкурс самостоятельно превратился из областного в международный, работы поступили не только из многих регионов России, но также из США, Австралии, Италии, Болгарии, Черногории, Украины, Белоруссии.
Конкурс проводился по двум категориям: молодёжной (возраст до 40 лет) и старшей (возраст свыше 40 лет).
Каждая категория имела по три номинации: Проза, Публицистика и Поэзия.
В течение семи месяцев по мере поступления работ члены Жюри внимательно изучали представленные работы и оценивали их по десятибалльной системе. Фамилии авторов оцениваемых работ членам Жюри не доводились, оценка производилась только на основании уровня произведений.