Стихи лауреатов. Любовь Старшинова

Третье место
в номинации «Профи»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2017»

Любовь Старшинова

г. Тверь

 Слепнёво*

«…Так случилось: заточенье
Стало родиной второю…»
Анна Ахматова, 1915 г., Слепнёво.

Скрипнет в полночь половица –
Настежь двери!.. Никого.
Только – дЕвица в темнице…
Стынет сердце…
Нет Его.

Спит в своей кроватке Лёва,
Локон светится у лба…
Ох, постылое Слепнёво,
С мезонинами изба.

Закричит ночная птица,
Знак оставит на снегу.
Снова скрипнет половица,
Но уже – не побегу…

Тает свет свечи венчальной,
Тени робки и тихи.
В синей комнате печальной
Вновь рождаются стихи.

*Слепнёво – деревня Бежецкого района. Принадлежала матери поэта серебряного века Н.С. Гумилёва. Его жена, поэтесса А.А. Ахматова, в 1911-1917 годах XX века жила в слепнёвском имение Гумилёвых и воспитывала сына Льва Гумилева, который стал впоследствии известным учёным, писателем, и считал бежецкий край своей малой родиной.

 

Весенняя песня

«Ничего, что я песню спою,
Одиночество ваше нарушу?..»
Виктор Верстаков

Одурманенный весенним туманом,
Тонкой талией и взмахом ресниц,
Пел полковник про рассветы Афгана
И про страшные закаты Чечни.

Слово пулей в наши души влетало.
Стали явью те забытые дни
Где-то там, вдали, в горах Кандагара…
Где-то здесь – Аргун, Моздок и Шали.

А гитара, как сестричка, рыдала.
Жизнью чьей-то оборвалась струна.
Крики «Браво!» раздавались из зала.
Ну а я застыла, словно стена.

Ну а я – жена солдата, девчонка,
Проживала эти дни вновь и вновь:
Там когда-то на границе подонки
У меня весну украли, любовь…

Песня кончилась, сорвав шквал оваций.
А полковник, лишь качнув головой,
Без улыбки прошептал: «Хватит, братцы.
Я вернулся, слава Богу, живой»

Мне слова той песни все – не запомнить.
Но я верю, что однажды лишь мне,
Мне споет тот полупьяный полковник
О моей, в горах погибшей, весне.

 

Картина из музея

Тихая вязь акварели,
Матовый лик полотна.
В жизнь из другой параллели
Утром сочится весна.

Спящие ивы, скамейки
Дождик помыл между дел.
Голуби ходят семейкой.
В храме светлеет придел.

Долгие тени причалов
Словно в воде облака.
Лодка отчалит устало:
Снова утихнет река.

Лучше не знаю прелюдий.
Схвачена истины нить.
Но просыпаются люди
И…
начинают жить.