Татьяна Рыжова

РЫЖОВА
Татьяна Семёновна

Поэт, прозаик, переводчик. Член Союза писателей России.

Родилась в Казахстане в городе Кокчетав в 1948 году.

Окончила факультет иностранных языков, а в 1980 году аспирантуру при кафедре зарубежных литератур ЛГУ, кандидат филологических наук, доцент, почётный работник высшего профессионального образования РФ.

Член Международной ассоциации писателей и публицистов (МАПП). Лауреат международного Евразийского конкурса 2009 года на лучший поэтический перевод. Отмечена дипломом Союза переводчиков России.

Автор сборников стихов «Душою к Пушкину причастна», «Рядом с мамой на этой земле», «Религия сердца», «Чистота», а также художественно-познавательной книги для детей на русском и английском языках «Чудесные истории о Печорской земле». Перевела на английский язык книгу «Любуюсь Псковом»,  изданную администрацией  Пскова к 1100-летию  города,    путеводитель «На рубежах Отчизны. Псковская крепость», стихи псковских поэтов в серии литературно-художественных календарей «Псков 2013,,,-2017». На стихи Т.С. Рыжовой  композитором Н.М. Мишуковым написана известная в Пскове песня «Над Покровской кружат облака». Стихи и поэтические переводы опубликованы также в сборниках «Пскова негасимый свет», «На берегах Великой и Псковы», «Псковщина — песня моя», «Песни псковских авторов», «По лестнице веков», «Ничего душе не надо, кроме родины и неба» (Спб), «Нам свыше Родина дана», «Этот день мы приближали, как могли», в альманахe «Скобари»,  в международном литературно-публицистическом журнале «Земное время» и в других изданиях.

ИНТЕРНЕТ-
СТРАНИЦЫ

Псковская энциклопедия

Стихи.ру

Псковиана

Проза.ру

Пушкинский заповедник

19.11. 2015. Санкт-Петербург, ИРЛИ РАН
(видео)

Час поэзии
(видео)

Пусть не предаст пером поэт поэта

(В качестве полемики с  поэтом на Стихи.ру)

Как рьяно вы бичуете, «витии»,
К сравненьям пошлым рифмы подобрав,
Тех, кто давно признанье заслужили,
Кумирами для миллионов став.

Тогда давайте Байрона, Вийона,
Высоцкого и Пушкина хулить –
В их судьбах покопавшись беспардонно,
Найдём, за что и этих пригвоздить!

Бессмысленна, друзья, затея эта —
Судить творца: здесь – гений, там – злодей.
Пусть не предаст пером поэт поэта –
История рассудит: ей видней!

Глядя клину печальному вслед

Осени себя синью осенней,
Желтизною жнивья пожалей,
На припёке помедли мгновенье,
И — лети, услыхав журавлей.

Созерцая озябшие нивы,
Поредевшую крону лесов,
Обречённость стожков сиротливых
И унылость промокших дворов,

В самый раз погрузиться в мечтанья
О волшебности южных ночей,
Прочь отбросить сомненья, метанья,
Отрешиться от лживых речей.

Всё забыть, ни о чём не жалея,
Словно здесь ты не рос и не жил,
Не смеялся, не плакал, не сеял
И под свист соловья не любил.

Но над домом твоим пролетая,
Станут птицы кричать-тосковать…
Ты простись с перелётною стаей,
Чтобы с родиной зиму встречать.

Пусть даст Бог тебе сил и терпенья —
Тем, другим, до тебя дела нет.
Осени себя синью осенней,
Глядя клину печальному вслед.

Волшебная ночь воцарилась над Псковом

Волшебная ночь воцарилась над Псковом,
На бархате неба сияет луна.
Своим колдовским перламутровым взором,
Всё воле своей подчинила она.

И тихо вокруг, и светло под луною…
Спит город старинный, и спят с ним века,
Лишь плещет серебряной чуткой волною,
Великая в вечном движенье, река.

И Храм белоснежный в безмолвии сонном
Стоит, словно Града небесного дар,
В воде отражаясь венцом золочёным,
Сияет церковного купола шар.

Чарует и речку ночное светило –
Но только не сделать покорной волну:
В два трепетных факела та превратила
И купола шар, и колдунью луну.

Злое слово

Толпою окружённая людскою,
На мостовой собака умирала.
Не двигалась. Но всё ещё с тоскою
Людей погасшим взглядом провожала.

Прохожие, спешившие куда-то,
Старательно собаку обходили.
Одни вздыхали как-то виновато,
Другие взгляд неловко отводили.

Лишь старушонка в ветхом полушубке
Помочь бедняге, чем могла, решила
И полсосиски от своей покупки
К собачьей морде молча положила.

А следом шёл упитанный детина –
Собаку обругал и пнул по морде,
Пообещав беспомощной скотине
Местечко подыскать на живодёрне.

Неподалёку, у дороги к храму,
Сидел безногий, к милости взывая.
В страдальческих глазах читая драму,
Крестились люди, деньги подавая.

Но появился тот, что полон злобы.
К просящему с недоброй шёл он целью:
Стал парня гнать, настаивая, чтобы
Несчастный убирался в богадельню.
………………………………….
Бездомная собака умирала,
Безногий парень к жалости взывал…
Бездушный тип, как лезвием кинжала,
Их словом злым жестоко добивал.

Я посетила Новый Орлеан

Я посетила Новый Орлеан –
До урагана и до наводненья.
Квартал Французский, блюзы, океан –
Прекрасные и яркие мгновенья.

А Батон-Руж! Не просто эпизод
В истории Америки – страница!
Там «унесённых ветром» дух живёт…
И до сих пор мне этот город снится.

А в Англии я в Оксфорде была,
Не просто так – с учёными встречалась.
Пешком весь Йорк старинный обошла,
В музей подземный с трепетом спускалась.

Деянья Бриттов, рыцарство, Артур –
Всё в этих городах когда-то было.
На странном ощущенье де-жавю
Здесь то и дело я себя ловила.

И чудилось, что рядом древний Псков,
Что, будто, предки здесь мои бывали…
И замки, как из родственных веков,
Свою во мне, казалось, признавали.

С тех самых пор в краю, где милый Псков —
В Пушкиногорье,меж озёр и речек,
Вдруг вижу зелень йоркширских холмов,
Покрытых белой россыпью овечек.

Как хочется все распри позабыть!
Дать отдохнуть измученной планете —
Чтобы на ней могли все страны жить
Как добрые и мудрые соседи.

Но мысль воздвигнуть новый Вавилон,
Чтобы в своём возвыситься тщеславье
И навязать язык свой и канон
Всем остальным – увы — сегодня стала явью.

Прораб заокеанский, вдохновлён,
Как кукловод, весь мир привёл в движенье.
Но там, где воздвигает Башню он —
Лишь разрушенье и столпотворенье.

Я посетила Новый Орлеан –
Давным-давно, ещё до наводненья.
Да не накроет новый ураган
Тщеславных за глобальное забвенье.

Газонокосильщик

Газонокосильщик! Ты слышишь? — я сплю!
И видится мне, что тебя я ловлю.

Но только во сне ты — кузнечик смешной,
Стрекочешь и прыгаешь, как заводной!

Резвишься под окнами, песни поёшь,
И лишний часок мне поспать не даёшь.

Зевая, встаю и, конечно, сержусь:
Ведь спать я, как правило, поздно ложусь.

Зарядка для тонуса, кофе глоток –
И вот я уже выхожу за порог.

Увижу сейчас, кто там косит траву —
Уж я-то к порядку его призову!

Но где ж мой кузнечик? И это не сон –
Предстал наяву предо мной Аполлон!

Красив и силён, словно Бог молодой,
Газонокосильщик царил над травой.

И каждая женщина, выйдя во двор,
Дарила красавчику пламенный взор.

Но я-то сердилась… Была не права!
Как юность пленит, как дурманит трава!

Кенгурёнок в коляске

(басня)

Скакала мама-кенгуру —
В кармане – кенгурёнок.
Сияло солнце поутру,
И счастлив был ребёнок.

А им навстречу – вот дела! –
Другого кенгурёнка
В коляске мамочка везла –
Вопил ребёнок громко.

Та мама модницей слыла,
За внешностью следила,
Фигуру очень берегла —
И сумочку зашила.

Остановились поболтать,
Но очень жарко было.
Одно спасение – скакать,
Чтоб ветром остудило.

И с ветерком помчались вскачь
Мамаша с сыном дружно,
А им вдогонку нёсся плачь
Из недр коляски душной.

Тащилась из последних сил
По прерии кокетка,
И пот ручьём горячим лил
По ней и «детке в клетке».

Мораль сей басни всем ясна:
Живи с природой дружно,
Всё, что дала тебе она,
Для жизни этой нужно.

Цени всё то, чем наделён
Под этим мудрым небом:
Не зашивай – с чем был рождён,
Не пришивай – с чем не был.

Копите радости!

Коль радости в семье и счастья нет,
На смену им придёт тоска немая,
И будет зря гореть на кухне свет,
К беседе задушевной призывая.
В глазах детей поселится печаль —
Её не скрасит новая игрушка,
К вам перестанут приходить на чай
И лучший друг, и лучшая подружка.
Копите радости! Когда в семье их нет,
Счастливой жизнь для ваших чад не станет,
И навсегда в их душах горький след
Та детская безрадостность оставит…


Рождение надежды

Мой домик в ожиданье торжества –
Уже горят рождественские свечи,
И весело трещат в печи дрова,
И в окна смотрит чуть озябший вечер.

Застыли ёлки белые в тиши,
На снег отбросив голубые тени…
Я здесь ищу спасенья для души,
Вдали от суеты, тревог, сомнений.

Здесь всё предельно ясно для меня –
И жизни смысл, и веры откровенье.
И в нежных красках гаснущего дня
Рождается надежда на спасенье.

***

Порой обида порождает месть.
Обиженных людей вокруг не счесть.
И, если в Месть Обида превратится,
То от неё вам никуда не скрыться.

Месть больно бьёт и ядовито жалит.
Обидевший и помнит уж едва ли,
Кого, когда и чем обидел он —
Но Местью будет найден и сражён.

А Месть от мести только матереет —
Уж новый план возмездия лелеет.
И не умея никого прощать,
Вокруг себя всё станет разрушать.

Памяти Александра Гусева

Ушёл поэт — один из настоящих.
И замер лес. И ветерок затих
И в перекличке журавлей летящих
Звучит его осиротевший стих.

Всё так – увы! В одном лишь не права я:
Поэзия сиротству — не родня!
Ведь каждой строчкой вечность открывая,
Душа поэта смотрит на меня.

И потому поэт не умирает:
Не признавая траурных оков,
Себя в своих стихах он растворяет,
Пульсируя живою силой слов.