Валентина Алексеева

АЛЕКСЕЕВА
Валентина Александровна

 

Валентина АлексееваРодилась в 1948 г. в г. Шадринске Курганской области в семье военнослужащего. Закончила Псковский Индустриальный техникум. Работала инженером-конструктором на заводе, методистом общества «Знание», оператором газовой котельной.
Прозаик, поэт.  Член Союза Писателей России с 1994 года. Публиковалась в журналах «Нева», «Север», «Молодая Гвардия», «Бежин Луг», «Наш Современник», газетах «Литературная Россия», «Гудок», в «Антологии Псковской литературы», в коллективных сборниках, в местных периодических изданиях.
Вышли две книги прозы «Утро Тихона Васильевича» и «Возвращение к себе», а также три поэтических сборника: «Цейтнот», «Линия судьбы», «И вновь на Руси…».

ИНТЕРНЕТ-
СТРАНИЦЫ

Русская поэзия на Ваших ладонях

Наследие Земли Псковской

Библиотека им. Каверина

Земляки

Публикации на Псковском литературном портале

* * *

Редеет строй. Как мало их осталось…
Цветы алеют, майский воздух чист,
Но целит в грудь жестокий снайпер — старость,
Последний недобитый их фашист.

Весенний гром, как той войны раскаты,
И облака, как поля битвы дым.
Уходят поседевшие солдаты
К своим однополчанам молодым.

* * *

Внучке Марине

День Рожденья. Солнце светит ярко.
Ив ладошке тает шоколадка.
Нас с тобой сегодня в Детском парке
Покатает добрая лошадка.

Нынче целый день у нас веселье.
Будем есть на палочке мороженое.
Только жаль — на детских каруселях
Бабушкам кататься не положено.

Как подружке самой закадычной
По секрету я тебе признаюсь:
Я ведь тоже маленькая девочка –
Бабушкой я только притворяюсь.

* * *

Люблю Октябрьский проспект,
Хоть может, лучше есть на свете,
Но мне согласно вторит ветер:
«Люблю Октябрьский проспект!»

Иду. Апрель по-детски светел.
Ликует птицами весна.
Я влюблена в деревья эти,
Я к этим стенам приросла.

Я только здесь бываю — дома,
Мой Псков, зеленый и седой,
Весь, до балкончика знакомый,
Весь, до кирпичика, родной.

Здесь мчалось детство в догонялки,
Рвалася молодость в полет.
И здесь же, опершись на палку,
За поворотом старость ждет.

Пусть упрекнут в идеализме,
Но в вашей мне легко толпе,
Мои попутчики по жизни,
Мои соседи по судьбе.

И в ночь, и в солнечный рассвет,
И дождь когда сечет из тучи,
Люблю Октябрьский проспект
И знаю:
Нет на свете лучше!

ДОМ

Три окна на Вокзальную площадь…
Утро. Город окутан снами.
Ветер флаг трехцветный полощет,
Как — давно ли?! — красное знамя.

А давно ли — всего-то сорок
С небольшим лет въезжали весело,
И был дом, как и я, тоже молод,
Одноклассником и ровесником.

А давно ли — лишь в веке прошлом,
В прошлом только тысячелетии,
За пятак в привокзальном окошке
Я счастливый брала билетик.

А судьба из-за пазухи — камнем! Т
Только в жизни ни было что бы,
Ты, как мама родная, верна мне,
Дорогая моя «хрущоба».

Про удачи мои и беды
Лучше ведает кто едва ли,
И лишь здесь для старушек-соседок
Я, как прежде, девочка Валя.

Дом мой, крепость, причал мой прочный,
Где соседи роднее братьев,
Вновь меня, свою блудную дочку
Принимаешь в свои объятья.

Распахнув подъездные двери,
Словно душу мне нараспашку.
Нам ведь есть что с тобой вспомнить,
Старичок мой пятиэтажный.

* * *

Тузику

Мне впору хоть на пьедестал,
Мне — бюст из камня,
Так смотрят лишь на идеал,
Как ты — в глаза мне.

С веселой радостью, легко,
Без рассужденья
Любить, любить меня — твое
Предназначенье.

3 прихожей тощенький матрац
Да миска с кашей.
За что вы любите так нас,
Собаки наши?

ДАНИЯ

То ли во сне я когда-то была там,
Иль это Андерсен наколдовал,
Только я помню, как с эльфом крылатым
Мы улетали на сказочный бал.

Все в жизни взрослой непросто, некстати,
Сколь ни старайся, как ни гадай.
Где же ты, где ж, оловянный солдатик?
Где же ты мой неприкаянный Кай?

Может быть, милые и смешные
Детские грезы в тупик завели?
Глянешь: вокруг брекекексы сплошные,
Ведьмы да голые короли.

Снова весна распушилася вербою.
То ли в мечтах, то ль в кошмарном бреду
Верной Русалочкой, стойкою Гердою
Я по российским ухабам бреду.

* * *

А.Н. Вульф
И красива ты некстати,
И умна ты невпопад.
А. С.Пушкин

Тригорских барышень букет.
Средь лип белеющие платья.
Что пригорюнилась, Аннет?
Увы, красивая некстати.

Некстати… Все в ее судьбе
Некстати, невпопад и косо.
Одна.., И мостик на реке
Немым горбатится вопросом.

Ни красоты сестры своей,
Ни свежести ее румяной.
Ромашка северных полей
Между страницами романа.

Одна… Так что же наконец
Судьбе не покориться пресной,
И как другие, под венец
Послушной не пойти невестой?

И было б счастье, может быть,
В саду играющие дети.
Но после Пушкина любить
Другого?!
Ни за что на свете.

Лишь ветер плечи обнимает,
О, как ее я понимаю!

* * *

Не пытайся меня переделывать.
Я — не глина. И лоб хоть разбей,
Даже если б сама захотела я,
Галатеей не стану твоей.

Уж давно с одиночеством венчана.
Поневоле верна лишь себе.
Может быть, это принц мои невстреченный
Обернулся царем в голове.

Купидонам с волшебными луками
Бесполезно в нас стрелы метать –
И судьбу переписывать глупо нам
Да и принципы поздно менять.

* * *

Ветра над Ладогой, над Доном…
Простор да высь, куда ни глянь.
Россия — это не Макдоналдс,
Россия — Тула да Рязань.
Вся перепаханная танками,
Какую пядь земли ни тронь,
Россия — это не Останкино,
Россия — Порхов да Гвездонь.
Хлеб-соль да ласка — иноверцам,
А для своих — лишь пуд проблем.
Москва — она, конечно, сердце,
Да ожиревшее совсем.
Но нам ли гнуться под ударом,
Коль ухать с кручи не впервой…
Россия — не Чубайс с Гайдаром,
Россия — это мы с тобой!

 

Мачеха

Сатанинская страна,
А земля — святая.
(Елена Родченкова)

Турки, чеченцы, евреи —
Все за своих — горой.
Только в России русский
В доме своем — изгой.
Нет тяжелей мытарства,
Чем среди стен родных.
Мачеха-государство,
Что же ты бьешь своих?!
Что ж так усердно хочешь
По чьей-то воле злой
Гнать на панели дочек,
И сынов — на убой.
Всякий запас терпенья
Кончился. Вышел срок.
Снова щеку подставить —
Уж не хватает щек.

* * *

Любить твои дворцы и Храмы,
И друга крепкое плечо.
И речку, что из детства прямо
Через всю жизнь мою течет.
Гордиться доблестью и славой
Под звон и блеск златых наград,
Любить всесильнейшей державы
Над Красной площадью парад.
Любить в увечьях и морщинах,
Любить с клюкою и сумой,
И безлошадной и в морщинах,
И со крестом, и под звездой.
Тебя, обобранную всеми
И все ж способную дарить,
Тебя, униженную всеми —
Любить, любить, любить, любить.

* * *

Дожить до зимы бы. Дождаться.
Расхлюпицу перетерпеть.
Морозом взахлеб надышаться
И снегом душу согреть.

Чтоб снова на стеклах морозных
Декабрьским ясным днем
Хрустальные пальмы и розы Холодным сияли огнем.

И тихим вечером чтобы
От стужи рдело лицо,
И солнце садилось в сугробы
Рубиновым леденцом.

Под запах детства еловый
Чтоб сказкою стало вдруг
Воочию видимым — слово,
Парком упорхнувшее с губ.

* * *

Вот и все, и отплакало лето,
Отрыдало последней грозой,
Августовским холодным рассветом
Упорхнуло мечтой-стрекозой.

В лужи смотрится юная осень –
Золотое дитя сентября.
И желтеет листва, словно проседь,
У березы в зеленых кудрях.