Стихи лауреатов. Игорь Кабанов

С-ПТретье место
в «Открытой номинации»
поэтического конкурса
«Словенское поле — 2016»

Игорь Кабанов

Игорь Кабанов

Ленинградская область
г. Кировск

Напутствие перед битвой воинам Древней Руси-Гипербореи

Грозы седлают коней-ветров,
Молний подпруги стянув скорее.
Сумрак кромешный переборов,
Строятся воины Гипербореи.

В мантии пламенно-голубой,
Взглядом сжигая болота, топи,
Солнце-Ярило, веди нас в бой,
Сделав лучи остриями копий!

Снова мы будем на смерть стоять,
Чтоб за ночами пришли рассветы,
Чтоб никогда не крутилось вспять
Коло Сварога в теченьях Леты.

Хоть твердый панцирь, да хоть валун,
Всё мы проколем, увидит смелый:
Птица рассветная, Гамаюн,
Перья свои превращает в стрелы.

Если поляжем в бою худом,
Двери небес открывая шире,
Будто в далекий и тихий дом,
Вечность, прими нас в цветущий ирий.

Память-ладья, прикоснись бортом
К братьям живым, к синим копнам хлеба,
Знаем, вернемся сюда потом,
Ну а пока вам поможем с неба.

Душ наших солнечная весна,
Выжги весь лед, как живая лава,
Чтобы плыла по годам страна,
Будто по облаку – Лебедь Слава.

Чтобы светила звездой во мгле,
Радость рассыпав в поля и реки,
Русь, что на небе и на земле,
В прошлом и в будущем, и навеки.

 

Белой армии

Ветры тихо плакали и души не грели…
Уплывали вечером, не было светло,
Лишь погоны звездами на плечах горели
Памятью о времени, что теперь ушло.

Памятью о Родине, днях под небом чистым,
Облаке-черемухе над страной лугов,
Только стало облако красным, кровянистым,
Словно смерть червонная, словно цвет врагов.

Но недолго высь грустит ветрами сырыми:
На заре и вечером красный небосвод,
А потом – меняется… вечное не примет
Тех, кто променял его… променял на год.

Уходили белые, вдаль смотрели часто,
Туча над равнинами почернела вдруг,
Словно в черном трауре по стране несчастной
Было всё, что видится, всё, что есть вокруг.

Ведь хлебнула Родина лютую отраву
И себя изрезала… болью по лугам
Кровь и слезы капали… но не вечен траур –
Знали уплывавшие к дальним берегам.

И неправда кончится, и утихнут стоны,
И виднелись издали, обнимая склон,
Облака со звездами – будто бы погоны
На шинели вечности, на плечах времен.

 

Монолог военного поэта

Посвящается моему прадеду, Василию Фролову, погибшему в Великой Отечественной войне, и моей прабабушке Федосии Фроловой, ждавшей его с войны…

Друг, ты помнишь, как ночь обнимала землю,
Черной кошкой свернувшись у нас на крыше.
Мы смотрели, как старые липы дремлют,
И как ветер гуляет, окно открывший.

И рождались стихи… звонких строчек гомон
Проносился над речкой, касаясь глади,
Звук кружиться хотел над страной, над домом, —
И держал его лишь переплет тетради.

А потом – всё, как будто в тумане белом:
Край родной, словно осы, кусали пули,
И болела земля, сотрясаясь телом
Деревенек знакомых и дальних улиц.

Много ближних ушло под ружейным градом,
Мне ж хотелось и здесь, и в краю нездешнем
Огневым ураганом лететь на гада
И вернуться к тебе теплым ветром вешним.

А потом – я не помню… жар дрожью крупной
Отступил, да и холод души не отнял.
Сколько лет пролетело? – не знаю, друг мой,
Только знаю о том, что весна сегодня.

Ты глядишь за окошко, пусть вечер кроток,
Но тебе лишь другое, как прежде, важно:
Вот тетрадь на столе, а вот в рамке фото –
Покатилась печаль по щеке чуть влажной…

Вдруг – открылось окно… слышен листьев шелест,
Золотою росой загорелись веси,
И от ветра как будто опять запели
Пожелтевшие крылья минувших песен.

Сыплют шорох в клубы голубого пара,
Словно скрип карандашный, чуть слышный, краткий…
Видишь – новая строчка в тетради старой:
Я вернулся домой, значит, всё в порядке.